Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся»



Скачать 219.12 Kb.
Дата18.09.2014
Размер219.12 Kb.
ТипРеферат
Министерство образования и науки Российской Федерации

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 22»

Реферат по литературе

«Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского

«Свои люди – сочтемся».

Выполнила:

Морозова Анастасия

Викторовна

ученица 10 класса

Научный руководитель:

Беляева Елена

Владимировна

учитель русского языка и

литературы

г. Тверь
Оглавление стр.

Введение. 3

Глава I. Изображение купеческого быта в пьесе 6

А. Н. Островского «Свои люди – cочтемся!».

Глава II. Бытовая речь как объект 13

художественного изображения.

Заключение. 19

Литература. 21

Введение.

А. Н. Островский – великий русский драматург, автор 48 пьес. Его по праву считают создателем русского национального театра.

Наиболее удачно суть труда Островского определил писатель И. А. Гончаров: «Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали свой особый мир…» Только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать: “У нас есть свой русский, национальный театр”. Он по справедливости должен называться “Театр Островского”»1.

Произведения Островского представляют правдивую картину характеров и нравов России ХIХ в. По ним можно судить о жизни целой эпохи с ее сложностями, социальными изменениями. Местом действия многих пьес стало особое пространство – купеческое Замоскворечье. Оно представляет собой одну из провинций того «темного царства», которое составляло главный предмет исследований драматурга, показавшего самодурство этого мира, его темноту и невежество. Островский сосредоточил внимание на «человеке простого сознания», поставил его в центр своего художественного мира. Драматург ввел в русскую литературу новый пласт жизни: быт и нравы «третьего сословия».

Существует множество работ, исследующих произведения Островского. Среди них статья А. И. Журавлевой «Мир драматургии Островского»2. В ней рассматриваются этапы развития драматургии Островского, выделяются основные идеи, особенности, характерные для конкретного периода.

В статье Л. В. Черных «Самобытность и многообразие форм в драматургии Островского»1 объясняется, каким образом в ряде пьес Островского достигается «сценическая иллюзия действительной жизни»2.

Ю. А. Дмитриева в статье «Островский – теоретик и практик сценического искусства»3 выделяет основные художественные средства, которыми пользовался Островский при создании образа, главным из которых считает «точный, всегда характерный, свойственный именно этому образу язык»4.

В работе С. З. Аграновича «Из наблюдений над единством образной системы А. Н.

Островского»5 рассматриваются пьесы «Воспитанница», «В чужом пиру похмелье», «Бедность не порок», «Тяжелые дни», «Доходное место» и делается вывод о том, что «Островскому в равной степени присущ и переход героев из одной пьесы в другую, и создание параллельных образов-вариантов. И образы-варианты и “сквозные” герои у Островского свидетельствуют о единстве образной системы всех его пьес»6.

Кроме этого, существует ряд работ, анализирующих отдельные пьесы А. Н. Островского, например, «Деньги, бизнес, любовь: комедия А. Н. Островского “Бешеные деньги”» И. Овчининой7, «Человек без нравственных ограничений (А. Н. Островский “На всякого мудреца довольно простоты”)» Я. С. Белинкиса8, «”Бесприданница” А. Н. Островского» М. В. Отрадина9 и много других. Изучение купеческого быта в пьесах А. Н. Островского – эта тема актуальна для современных исследователей. Драматург Александр Островский ввел в русскую литературу новый пласт жизни: быт и нравы «третьего сословия» – русского купечества середины XIX в. Местом действия многих его пьес стало особое пространство – купеческое Замоскворечье, с общим укладом жизни, присущим этой социальной группе.

В научных работах, посвященных произведениям А. Н. Островского, подчеркивается актуальность изучения культуры и быта купеческой среды в его пьесах. В нашей работе мы изучаем эту тему на примере комедии «Свои люди – сочтемся!». Мы рассматриваем основные особенности купеческого быта и обусловленных им характеров персонажей, их представления о культуре – культуре быта, поведения, общения в семье, культуре речи.

В Главе I «Изображение купеческого быта в пьесе А. Н. Островского “Свои люди – сочтемся”» показаны характерные особенности мира купечества, купеческого быта, определяющие характерные черты купца-самодура, типичного представителя «темного царства», и других персонажей.

В Главе II «Бытовая речь как объект художественного изображения» мы анализируем речь героев как основной показатель уровня их культуры и социального положения.

В Заключении представлены итоги и выводы работы.



Глава I. Изображение купеческого быта в пьесе А. Н. Островского «Свои люди – сочтемся».
Все пьесы А. Н. Островского в большей или меньшей степени связаны с бытом мещанско-купеческих, дворянских и чиновно-бюрократических кругов. Быт, согласно определению, данному в «Толковом словаре» В. И. Даля, - это «бытье, житье, род жизни, обычай и обыкновения, обиход, хозяйство»1.

Для Островского быт – «не определяющая и самодовлеющая цель, а средство постановки и решения значительных актуально-злободневных для его времени нравственных, общественных и даже социально-политических проблем»2. Более всего драматург заботился о верности изображения купеческого быта.

Первое произведение, принесшее Островскому литературную известность, «Банкрут», или «Свои люди – сочтемся!» (1849) – социально-бытовая комедия. Семейно-бытовые, имущественные отношения служат ее сюжетом.

Главные действующие лица комедии – Большов и Подхалюзин – «глубоко обобщенные типы хищников первоначального накопления»3.

Самсон Силыч Большов принадлежит к старой породе московского купечества: он груб, простодушен, дик, прямолинеен. И именно эти качества влияют на отношения в доме: при его появлении дрожат все – от мальчика Тишки до жены Аграфены Кондратьевны:

Фоминишна: Самсон Силыч приехал, да никак хмельной!

Тишка: Фю! Попались!

Фоминишна: Беги, Тишка, за Лазарем, голубчик, беги скорей!

Аграфена Кондратьевна (показывается на лестнице): Что, Фоминишна, матушка, куда он идет-то?

Фоминишна: Да никак, матушка, сюда! Ох, запру я двери-то, ей богу запру; пускай его кверху идет, а уж ты, голубушка, здесь посиди.
Самсон Силыч уверен, что родня и челядь слепо покорны ему, поэтому он уверен и в Подхалюзине, которому доверяет. Большову важно, чтобы ему ни в чем не перечили, а Подхалюзин использует эти слабости хозяина. Он нагло и цинично обманывает своего благодетеля. В последнем акте пьесы Большов является из «ямы» опозоренным и несчастным человеком. Таким образом, Островский «в Большове дал жизненную глубь человека, в разных обстоятельствах поворачивающегося по-разному: то притеснитель, то угнетаемый, то палач, то жертва»1. В этом купце старого закала Островскому еще могли импонировать какие-то черты народности, обычаев и национального характера, который способен к великодушным порывам. А Подхалюзин и Липочка «представляют собой едва ли не более отвратительную разновидность новейшего самодурства замоскворецких парвеню»2, в их быте и культуре уже присутствуют новые начала «европеизма».

В начале пьесы Липочка выглядит плохо воспитанной, смешной, но безвредной дурочкой. Она увлекается танцами и «порченым» французским языком, презрительно относится к «необразованным» родителям, хочет покорить «благородного» жениха: «Военный – уж это сейчас видно: и ловкость, и всё… Не пойду я за купца, ни за что не пойду. Где хочешь возьми, а достань благородного… Ничего и потолще, был бы собою не мал. Конечно, лучше уж рослого, чем какого-нибудь мухортика… чтобы не курносого, беспременно, чтобы был брюнет; ну понятное дело, чтоб и одет был по журнальному». Но у нее такой же, как у отца, характер самодура. Липочка – практичная барышня, поэтому она понимает свою выгоду, хотя Подхалюзин и не умеет танцевать, и не может связать по-французски двух слов.

Подхалюзину близки идеалы Олимпиады Самсоновны, поэтому он обещает ей: «Вы и дома-то будете в шелковых платьях ходить-с, а в гости, али в театр-с – окромя бархатных и надевать не станем. В рассуждении шляпок или салопов – не будем смотреть на разные дворянские приличия, а наденем какую чудней! Лошадей заведем орловских… Нешто мы в эдаком доме будем жить? – В Каретном ряду купим-с, распишем как: на потолках это райских птиц нарисуем, сиренов, капидонов разных…». А вот отцу, попавшему в беду, не ждать от них снисхождения. Таким образом, Липочка, самая близкая из «своих людей», оказывается самой чужой отцу. Этому можно найти объяснение, ведь особенно сильно самодурство проявилось в семейно-бытовых отношениях, поэтому на деспотизм главы семьи домочадцы отвечали не только покорностью, молчанием и страхом, но и желанием перейти из положения угнетаемых в разряд угнетателей. Купеческие семьи непрерывно растили самодуров и в них существовала своеобразная «иерархия деспотизма», в эту систему входят даже слуги. Так, добрая Фоминишна не может преодолеть искушение и порой ни за что награждает подзатыльниками подвластного Тишку. В свою очередь, Тишка – тоже потенциальный самодур и его «карьера» обозначена Островским в словах, произносимых слугой в сцене, где он, оставшись один, считает свои деньги: «Полтина серебром – это Лазарь дал (за то, что за водкой сходил тихонько); да намедни, как с колокольни упал, Аграфена Кондратьевна гривенник дала; да четвертак в орлянку выиграл; да третьевось хозяин забыл на прилавке целковый».

Когда-то Самсон Силыч торговал голицами и то, что его звали Самсошкою и “подзатыльниками кормили”, он никогда не забудет. Теперь он измывается над домашними, как бы мстя за прежние унижения. Когда власть переходит к Подхалюзину, этот тишайший приказчик, полностью подчинявшийся и твердивший «как вам угодно», становится холодным, наглым и самовластным. Возможно, что и Тишка в будущем станет расчетливым самодуром, такое предположение можно сделать, основываясь на последних эпизодах пьесы, в которых Тишка уже больше напоминает прежнего Подхалюзина, чем обычного слугу. Теперь он может грубить Рисположенскому: «Ишь ты, с пьяных-то глаз куда лезет!», а своим хозяином и, следовательно, человеком, к которому надо подлизываться, считает Подхалюзина.

«Своеобразие типичности образов Островского состоит в их социально-исторической конкретности»1, то есть драматург создавал выразительные типы определенного времени, общественного положения и места. Так, Большов – купец самодержавно-крепостнической поры. Чтобы подчеркнуть типичность лиц, подобных Самсону Силычу в купеческой среде, Островский вводит сцены чтения хроники газеты «Московские ведомости» о несостоятельных должниках. Прочитав список банкротов, Большов говорит: «Да тут их не перечитаешь до завтрашнего числа».

Нередко персонажи Островского обладают признаками нарицательности, типичности. В какой-то мере этому содействуют их говорящие фамилии: «Фамилия Подхалюзина составлена драматургом так, что из каждого слога ее будто сочится подлость. Трижды презренная фамилия: ПОД и ХАЛ и еще вдобавок ЮЗИН. “Подхалюзить, – объясняет словарь Даля, – подольщаться, подлипать, подъезжать”»2. Но у Островского «знаменательная» фамилия никогда не определяет всю сущность образа, она служит лишь одним из средств характеристики, указывая на какое-то одно свойство образа. Кроме того, в отличие от представителей классицизма, Островский не выдумывал фамилии, а брал их из наблюдаемой жизни: «В 40-е годы среди московского купечества были фамилии: Большовых, Кабановых…»3.

Почти любой персонаж Островского своеобразен. Но эта индивидуализация героев в пьесах является проявлением социально-типического. «Индивидуализируя своих персонажей, драматург обнаруживает дар глубочайшего проникновения в их психологический мир»1. Во многих эпизодах пьес Островского человеческая психология изображается очень реалистично. Например, эпизод, когда Олимпиада Самсоновна, глядя в окно, равнодушно произносит: «Никак тятеньку из ямы выпустили – посмотрите, Лазарь Елизарыч!». Эта фраза звучит очень хладнокровно и безразлично.

«В процессе развития пьес Островский вводит самые разнообразные ремарки, но в большинстве случаев содействующие ясности психологических свойств и состояний персонажей»2.

Ремарка – это «авторское пояснение в драматическом произведении, с помощью которого уточняются место действия, внешний или духовный облик персонажей, различные психологические состояния, переживаемые ими»3, например, в 4 явлении IV действия, когда выпущенный из «ямы» Большов разговаривает с Подхалюзиным:

Большов: … Двадцать пять копеек надо, Лазарь.

Подхалюзин: Нет, это, тятенька, много-с, ей-богу, много!

Большов: Змеи вы подколодные! (Опускается головой на стол).

Эта ремарка придает еще большую драматичность эпизоду, показывает читателю состояние героя.

Для большей индивидуализации персонажей, помимо изображения их психологических переживаний, Островский вводит в пьесу сведения об их происхождении, общественном положении и культуре. Нередко сопровождает их характеристики биографическими справками, например, так дается образ Большова.

В своих пьесах Островский изменил привычную конструкцию сюжета: «Сообщая внутренним движениям и внешним поступкам действующих лиц жизненную, психологическую оправданность, придавая изображаемым событиям строгую обусловленность и ясность, он применяет распространенную экспозицию, дополняемую на протяжении действия отдельными сообщениями»1.

Экспозиция – это «изображение положения действующих лиц, обстоятельств и обстановки, в которых они находятся до начала действия»2.

Зачастую в пьесах Островского экспозиции занимают целые акты, в которых главные персонажи характеризуются репликами и рассказами других действующих лиц, например, еще до появления Подхалюзина читатель узнает, что он – «малый с понятием, да и капиталец есть». Островский часто пользуется примером предварения в экспозициях своих пьес. Это содействует ясности, мотивированности развития действия его пьес.

«Рисуя общественно-бытовые характеры и нравы в определяющих их социальных условиях, Островский густо вводит в действие жанровые и нравоописательные сцены, эпизоды, картины»3. В пьесе «Свои люди – сочтемся» такими эпизодами являются монологи Тишки, беседа свахи и няни о женихах, приезд Большова домой, разговор Липочки и свахи о нарядах. Эти эпизоды – «внесюжетные», и, следовательно, замедляют развитие действия, но они необходимы для обрисовки основных характеров и общественно-бытовых нравов: если убрать Тишку или встречу Большова с перепуганными домочадцами, то бытовая атмосфера лишится своих ярких признаков: всесильного значения денег и власти произвола. Если опустить разговор свахи с Олимпиадой Самсоновной о нарядах, то облик последней потеряет одну из черт, придающих ей реально бытовую верность, и будет неполным.

Итак, можно сделать следующие выводы: представленные Островским быт и культура замкнутого купеческого мира очень верны и реальны. В этом «темном царстве» переплетаются наружная покорность и рабская хитрость, наигранное горе и гнусный обман. Тут никто не может ни на кого положиться и не сохранилось ничего святого, ничего чистого. В этом мире господствует дикое, бесчестное самодурство. Противоречие богатых и бедных, «старших» и «младших» продемонстрировано в сфере борьбы корыстных интересов.

В пьесе «Свои люди – сочтемся» напряженная интрига объединена с характерными для Островского пространными экспозициями. Это объясняется тем, что драматическое действие не исчерпывается одной интригой, что дает автору возможность показать разные характеры в разных культурно-бытовых ситуациях изображаемой социально-культурной среды.

Почти все характеры в пьесах Островского типичны. В «Своих людях…» дается своеобразная система формирования самодурства, присутствуют одновременно три этапа типичной купеческой биографии, воплощенные в трех разных персонажах: Тишке, Подхалюзине и Большове.



Глава II.

Бытовая речь как объект художественного изображения.
«Главное художественное средство, которым пользовался Островский при создании образа, это точный, всегда характерный, свойственный именно этому образу язык»1.

Речевые особенности действующих лиц – это высшее проявление мастерства Островского. Это мастерство пришло в результате длительного изучения родного языка, собирания народной лексики и фразеологии. Лексические и фразеологические средства Островский черпал как из современной ему живой устной речи, так и из существовавших тогда словарей, из старинной литературы и из других источников. Кроме того, драматург думал о создании собственного толкового словаря живого русского языка. Его труд – «Опыт Волжского словаря. Собрание слов, употребляемых на Волге и притоках ее, судоходства, судостроения, рыболовства и других речных и береговых промыслов» – не был закончен. Но результатом этой работы стали многочисленные записи слов, выражений с комментариями к ним, к которым драматург постоянно обращался при создании пьес.

«В “Своих людях…” Островский впервые погрузил зрителей в стихию языка, каким говорило Замоскворечье. Это был язык, еще не потерявший черт народной меткости, живой образности, противостоявший своим обаянием стертому, обезличенному языку служилого, чиновного люда»2.

Купец Большов – выходец из непривилегированных слоев, и это сказывается в его ярком образном языке, который наполнен пословицами и поговорками. Он спрашивает Рисположенского: «Так какую же ты механику подсмолишь?». Выдавая свою дочь за Подхалюзина, он произносит: «Владей, Фаддей, нашей Маланьей». Большов не получил образования, раньше он торговал голицами на Балчуге, отсюда обилие в его речи простонародных слов. Большов – невежествен и деспотичен, что подтверждается наличием в его речи грубых выражений: «Старая карга, пошла вон, убирайся к свиньям», – бросает он Фоминишне. В обращении с окружающими обычными выражениями для него являются «собачий сын», «свинья». «Богатея, Большов вступал в самые различные связи и отношения, приобщавшие его к цивилизации»1. Поэтому в его языке появились литературные слова: жеманиться, аккуратно, бельведер; естественно, что среди них особенно много слов, относящихся к торговой профессии: проценты, вексель, бакалея, дисконт.

Но, богатея, Большов оставался невежественным, с этим связано искажение им иностранных слов: «баланц», «в акурате».

Также Островский использует синтаксис для того, чтобы воплотить в языке персонажей разнообразные состояния и настроения, присущие им по ходу действия. Синтаксическое строение языка Большова представляет группу более или менее изолированных предложений, которые являются выражением мысли, развиваемой с большим трудом: «Вот ты и знай, Лазарь, какова торговля-то! Ты думаешь что! Так вот даром и бери деньги. Как не деньги, скажет, – видал, как лягушки прыгают. На-ко, говорит, вексель. А по векселю-то с иных что возьмешь!». Но когда Большов отдает замуж дочь, то есть совершает важный жизненный акт, его язык становится торжественным и в нем появляются церковнославянские слова. Речь купца приобретает сложную, но вследствие малограмотности бессвязную и загроможденную синтаксическую структуру: «О том, что лета наши подвигаются, преклонные, здоровье тоже ежеминутно прерывается, и один создатель только ведает, что будет вперед: то и положили мы, еще при жизни своей, отдать в замужество единственную дочь нашу, и в рассуждении приданого тоже можем надеяться, что она не острамит нашего капитала и происхождения, а равномерно и перед другими прочими».

К сознанию ошибочности и греховности своего поведения Большов приходит, находясь в долговой яме. Он смягчается внутренне и, следовательно, его речь становится сердечной и мягкой. Он впервые называет Липочку уменьшительно: «дочка»; в его обращении к дочери и зятю появляются ласкательные слова: «детушки». Во время разговора с Липочкой и Подхалюзиным он употребляет и грубые эпитеты: «подлец ты бесчувственный», «змеи вы подколодные»; но эти эпитеты – возмущение душевной черствостью своих детей, а не выражение его внутренней грубости. Подхалюзин во многом напоминает Большова: его речь характеризуется простонародной лексикой и не отличается правильной структурой фраз. Но, в отличие от Большова, привыкшего к почету и независимости, Подхалюзин занимает подначальное положение, этим обусловлена постоянная почтительность, которая выражается в языке частицей «-с»: «слава богу-с», «бываю-с», «как следует-с», «должен-с» и так далее. Почтительную угодливость Подхалюзин использует в качестве средства пробиться в люди, поэтому она особо подчеркнута в отношениях с нужными людьми и проявляется уже не только в повторяющейся частице «-с», но и в частом употреблении ласкательных, уменьшительных слов, например, в разговоре с Большовым Подхалюзин употребляет слова: «водочка», «самоварчик», «домишко», «домик», «заведеньице» и т. д. Он стремиться обмануть Самсона Силыча заискивающими фразами: «не угодно ли-с! Сделайте одолжение!».

Женившись на Липочке, Подхалюзин вышел из подначального состояния. Его речь становиться надменной, грубой, оскорбительной: «Еще рылом не вышли-с в собольих-то салопах ходить!» – издевается он над обманутой свахой.

Занимая место главного приказчика, Подхалюзин общается с культурными людьми, поэтому, так же как у Большова, в его языке присутствуют литературные слова. Он принадлежит к молодому поколению и, следовательно, любит щегольнуть иностранным словом: «И напрасно вы такой сюжет обо мне имеете. Я теперича готов всю душу отдать за вас, а не то, чтобы какой фальш сделать». Прослушав извещение о несостоятельности купцов, он говорит: «На все купечество мораль этакая». Слово мораль он понимает в смысле марать, то есть пачкать, грязнить.

Огромное значение имеет речевая характеристика для образа Олимпиады Самсоновны, представляющей культуру русского купечества.

Липочка примитивна, ограниченна, вульгарна, и это нашло отражение в ее языке. Пьесу открывает монолог Олимпиады Самсоновны: «Какое приятное занятие эти танцы! Ведь уж как хорошо! Что может быть восхитительнее? Приедешь в собранье, али к кому на свадьбу, сидишь натурально, вся в цветах, разодета, как игрушка али картинка журнальная, – вдруг подлетает кавалер: “Удостойте счастия, сударыня!” Ну, видишь: если человек с понятием, али армейский какой – возьмешь да и прищуришься, отвечаешь: “Извольте, с удовольствием!” Ах! (С жаром.) Оча - ро - ва - тель - но! Это, просто, уму непостижимо! (Вздыхает). Больше всего не люблю я танцевать с студентами да с приказными. То ли дело отличаться с военными! Ах, прелесть! Восхищение. И усы, и эполеты, и мундир, а у иных даже шпоры с колокольчиками. Одно убийственно, что сабли нет!». В этом монологе отчетливо уровень культурного развития героини – представительницы купеческого сословия, с ее жизненными ценностями и устремлениями, с ее уровнем культурного развития.

На всем протяжении комедии речи Липочки свойственна яркая живописность. Упрекая родителей в отказе «модному» жениху, Липочка кричит: «А мне есть от вас житье? Зачем вы отказали жениху? Чем не бесподобная партия? Чем не капидон? Что вы нашли в нем легковерного?». Она произносит, жалуясь на свое «хиренье»: «…Все как словно тебя подманивает, али плывешь по морю, так вот и рябит меланхолия в глазах». Недовольная поведением жениха, она говорит: «Что же он там спустя рукава-то сантиментальничает?». Она неправильно выговаривает иностранные слова: «Вот другой манер», «А мне новую мантелью принесли».

Таким образом, для речи Липочки характерно обилие искаженных иностранных слов, употребление иностранных слов совместно с простонародными, частое использование неправильных этимологических и синтаксических сочетаний. Всё это делает речь Липочки комической и карикатурной: «Речь Липочки Большовой ярко живописна своей манерностью, подчеркнуто комична претензиями невежественности и пошлости на образованность и благородство…»1.

Кроме того, Островский, создавая пьесы, опирается на все богатство современного ему разговорного языка. Так, собственные имена произносятся действующими лицами в сокращенной форме: Самсон Силыч, Сысой Псоич.

Для придания языку действующих лиц непосредственности и образности Островский использует идиомы, например: «у меня приданое-то в нос бросится», «и пошел дым коромыслом». Также употребляются слова «батюшка», «матушка», «братец» в качестве обращения к посторонним лицам, например, Рисположенский обращается к Подхалюзину: «К вам, батюшка Лазарь Елизарыч!».

Поскольку бытовой речи присущи преувеличения и преуменьшения, Островский вводит гиперболы и уменьшительные определения для воспроизведения этих речевых оттенков: «Да от эдакого удовольствия с Ивана Великого спрыгнуть можно!». Эта гипербола своеобразна своей общеупотребительностью и конкретностью, что характерно для речи непривилегированных слоев. Преуменьшения отражают все эмоциональные оттенки речи: «Семейство большое, делишки маленькие», – говорит Рисположенский о своем положении.

«Широко Островский вводит в речь действующих лиц фольклорные мотивы, например песню. В изображаемое Островским время песня была привычным для простого народа, купечества, мещанства и чиновничества средством выражения мыслей и настроений»2, например, сваха Устинья Наумовна поет шуточную песенку «Уж и где же это видано», которая была очень распространена в то время.

Островский резко осмеивал искажения народной основы языка в речи русского купечества. Для этого драматург применял разнообразные средства: частое использование искаженных слов, неверное произношение иностранных: «А есть у меня теперь жених вот точно такой, как ты, бралиантовая, расписываешь: и благородный, и рослый, и брюле»; употребление выражений в несвойственном им значении: «Пожалуй, уж коли тебе такой апекит, найдем тебе и благородного. Какого тебе: посолидней или поподжаристей?»; сочетание простонародности с литературностью: «Владыко милосердный, не могу с духом собраться… Ах ты, собачий огрызок!» и др.

Часто Островский использует комические сравнения, например, Аграфена Кондратьевна, приветствуя сваху, говорит: «Садись, садись, Устинья Наумовна, что как пушка на колесах стоишь!». А Устинья Наумовна так расхваливает жениха: «А умен как, – просто тебе истукан золотой». Также для яркости и комичности речи действующих лиц употребляются метафоры, например: «Вот я, чем хуже ее, а за ее же хвостом наблюдай».

Таким образом, у Островского речь героев – почти самостоятельный объект художественного изображения, верно изображающий целый пласт культуры замоскворецкого купечества. Для пьес Островского характерна верность и меткость народного языка. Любому персонажу присуща речевая индивидуализация, определяемая различием социального положения героев, а значит, их культурного развития. Речевая характеристика героев пьесы «Свои люди – сочтемся!» позволяет четко и достаточно полно представить уровень культуры русского купечества и купеческий быт того времени.

Заключение.
Представленные Островским быт и культура замкнутого купеческого мира очень верны и реальны. В этом «темном царстве» переплетаются наружная покорность и рабская хитрость, наигранное горе и гнусный обман. Тут никто не может ни на кого положиться и не сохранилось ничего святого, ничего чистого. В этом мире господствует дикое, беспечное самодурство. Противоречие богатых и бедных, «старших» и «младших», стремление разбогатеть и жить по-своему продемонстрировано в сфере борьбы их корыстных интересов.

Почти все характеры в пьесах Островского типичны. В «Своих людях…» дается своеобразная система формирования самодурства, присутствуют одновременно три ступени типичной купеческой биографии, воплощенные в трех разных персонажах: Тишке, Подхалюзине и Большове.

В пьесе «Свои люди – сочтемся» напряженная интрига объединена с характерными для Островского пространными экспозициями, в которых он часто пользуется приемом предварения в изображении характеров. Также драматург вводит в пьесу сведения о происхождении, общественном положении и культурном уровне развития героев. Островский использует разнообразные ремарки, чаще всего – поясняющие психологические свойства и состояние персонажей.

У Островского речь героев – почти самостоятельный объект художественного изображения. Для его пьес характерна верность и меткость народного языка. Любому персонажу присуща речевая индивидуализация, определяемая различием социального положения и уровня культуры.

Островский резко осмеивал искажения народной основы языка русского купечества и для этого применял разнообразные средства: нагнетание искаженных слов, неверное произношение иностранных, употребление выражений в несвойственном им значении, сочетание различных стилей.

Используя яркую и комичную речь действующих лиц, метафоры, комические сравнения, идиомы, гиперболы, уменьшительные определения, простонародные выражения, Островский сумел показать уровень культуры русского купечества и купеческий быт того времени.



Литература.


  1. Гончаров И. А. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 8. М., 1955.

  2. Даль В. И. Толковый словарь. М., 1955.

  3. Добролюбов Н. А. Собрание сочинений. Т. II. М., 1935.

  4. Островский А. Н. Избранные сочинения. М. – Л., 1947.

  5. Писарев Д. И. Избранные сочинения в двух томах. Т. I. М., 1934.

  6. Агранович С. З. Из наблюдений над единством образной системы А. Н. Островского // Проблемы истории критики и поэтики реализма. Куйбышев. 1976. Вып. 1. С. 130 – 141.

  7. Анализ драматического произведения. Л., 1988.

  8. Вишневская И. Шумит страна Замоскворечье // Культура. 1995. № 25. С. 5.

  9. Владыкин Г. Островский в русской критике // А. Н. Островский. Театр и жизнь. М., 1995. С. 5 – 54.

  10. Дмитриева Ю. А. Островский – теоретик и практик сценического искусства // А. Н. Островский. Новые материалы и исследования. Кн. I. М., 1974. С. 25 - 43.

  11. Журавлева А. И. Мир драматургии Островского // Русская речь. 1983. №2. С. 18 – 28.

  12. Краткий словарь литературоведческих терминов. М., 1988.

  13. Лакшин В. Страна Островского // Литературная газета. 1986. 11 июня. С. 6.

  14. Лакшин В. Театр А. Н. Островского. М., 1985.

  15. Лотман Л. М. Драматургия Островского в свете проблем современной культуры // Современность классики. Л., 1989. С. 88 – 118.

  16. Овчинина И. Деньги, бизнес, любовь: комедия А. Н. Островского «Бешеные деньги» // Литература: (Прил. к газете “Первое сентября”). 2000. №16.

  17. Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. М., 1974.

  18. Черных Л. В. Самобытность и многообразие форм в драматургии А. Н. Островского // Русская литература. 1967. № 4. С. 132 – 143.


1 Гончаров И. А. Собрание сочинений: В 8 т. М., 1955. Т. 8. С. 491 – 492.

2 Журавлева А. И. Мир драматургии Островского // Русская речь. 1983. №2. С. 18 – 28.

1 Черных Л. В. Самобытность и многообразие форм в драматургии А. Н. Островского // Русская литература. 1967. №4. С. 132 – 143.

2 Там же. С. 143.

3 Дмитриева Ю. А. Островский – теоретик и практик сценического искусства // А. Н. Островский. Новые материалы и исследования. Кн. I. М., 1974. С. 25 – 43.

4 Там же. С. 26.

5 Агранович С. З. Из наблюдений над единством образной системы А. Н. Островского // Проблемы истории критики и поэтики реализма. Куйбышев. 1976. Вып. 1. С. 130 – 141.

6 Там же. С. 141.

7 Овчинина И. Деньги, бизнес, любовь: комедия А. Н. Островского «Бешеные деньги» // Литература: (Прил. к газете «Первое сентября»). 2000. №16. С. 2 – 3.

8 Белинкис Я. С. Человек без нравственных ограничений // Анализ драматического произведения. Л., 1988. С. 212 – 226.

9 Отрадин М. В. «Бесприданница» А. Н. Островского // Анализ драматического произведения. Л., 1988. С. 226 – 243.

1 Даль В. И. Толковый словарь: В 10 т. М., 1955. Т. I. С. 148.

2 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. М., 1974. С. 198.

3 Там же. С. 199.

1 Лакшин В. Театр А. Н. Островского. М., 1985. С. 17 – 18.

2 Там же.

1 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 166.

2 Лакшин В. Театр А. Н. Островского. С. 17.

3 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 175.

1 Там же.

2 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 205.

3 Краткий словарь литературоведческих терминов. М., 1988. С. 154.

1 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 204.

2 Краткий словарь литературоведческих терминов. С. 222.

3 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 208.

1 Дмитриева Ю. А. Островский – теоретик и практик сценического искусства // А. Н. Островский. Новые материалы и исследования. Кн. I. М., 1974. С. 26.

2 Лакшин В. Театр А. Н. Островского. С. 21.

1 Ревякин А. И. Искусство драматургии А. Н. Островского. С. 242.

1 Ревякин А. И. искусство драматургии А. Н. Островского. С. 248.

2 Там же. С. 235.




Похожие:

Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» icon«Гроза», «Бесприданница»
А. Н. Островский. «Снегурочка», «Гроза», «Бесприданница», «Свои люди сочтемся», «За чем пойдешь, то и найдешь», «На всякого мудреца...
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconТематическое планирование по пьесе А. Н. Островского «Бесприданница» Конспекты уроков по изучению пьесы А. Н. Островского «Бесприданница»
Знакомство со спецификой драмы как особого рода литературы и методикой преподавания поможет понять самобытность и ори­гинальность...
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconОстровский а н. Авторская позиция и средства ее выражения в пьесе а н. островского

Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconОстровский а н. Катерина и марфа игнатьевна кабановы в пьесе а н. островского

Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconЛитература а н островский Гроза. Бесприданница. Свои люди сочтемся
А. П. Чехов. Ионыч. Скучная история. Попрыгунья. Палата № Учитель словесности. Дом с мезонином. Человек в футляре. Крыжовник. О любви....
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconОстровский а н. «луч света» и«темное царство» в пьесе
...
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconБыт и нравы «темного царства»
Александр Николаевич Островский впервые в русской литературе глубоко и реалистично изобразил быт и нравы купечества, нарисовал колоритные...
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconТезисы Название работы: Антропонимика в пьесе А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты»
Они приобретают обобщенно-символическую окраску, занимая ведущую позицию в вербальном воплощении художественной концепции произведения,...
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconИтоговый тест по литературе в 10 классе. 1 полугодие А. Н. Островский
Почему действие драмы Островского «Гроза» начинается и кончается на берегу Волги?
Реферат по литературе «Купеческий быт в пьесе А. Н. Островского «Свои люди сочтемся» iconРеферат по творчеству Э. Асадова. Реферат по литературе ученицы 9 класса Крошнозерской основной общеобразовательной школы
Реферат по литературе ученицы 9 класса Крошнозерской основной общеобразовательной школы
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org