В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат



Скачать 184.87 Kb.
Дата21.09.2014
Размер184.87 Kb.
ТипСтатья
НИКОЛАЕВ В.Г. ЗНАЧЕНИЕ НАСЛЕДИЯ АНСЕЛЬМА СТРОССА И «УКОРЕНЕННАЯ ТЕОРИЯ» СЕГОДНЯ: СВОДНЫЙ РЕФЕРАТ
Американский социолог Ансельм Стросс (1916-1996) – символический интеракционист, яркий представитель «второй Чикагской школы», один из основоположников (наряду с Б. Глезером и Дж. Корбин) так называемой «укорененной теории» (grounded theory). Формирование его социологических воззрений происходило в 1940-е гг. в Чикагском университете. Он учился у Э. Бёрджесса, Г. Блумера и Э.Ч. Хьюза и принадлежит к тому же поколению чикагских социологов, что и Г.С. Беккер и Э. Гоффман. Он преподавал в колледже Лоренса, Индианском, Чикагском, Калифорнийском университетах (Сан-Франциско), читал лекции в Кембридже, Манчестере, Франкфурте, Констанце, Париже (по приглашению П. Бурдье). Наиболее известны его труды в областях символического интеракционизма, социальной психологии, методологии качественных исследований, социологии работы, медицинской социологии и социологии города [6, p. 162].

С 2005 г. Обществом для изучения символического взаимодействия организуются коллоквиумы памяти А. Стросса. В последнем томе «Studies in symbolic interaction» опубликованы материалы второго коллоквиума, состоявшегося в 2007 г. в Калифорнийском университете в Сан-Франциско. В них обсуждается текущее состояние укорененной теории и значимость наследия Стросса для ее дальнейшего развития. Как и многие другие течения в социологии, укорененная теория за 40 лет диверсифицировалась и ныне существует во множестве вариантов; разные линии ее развития обсуждаются в реферируемых материалах. Половина статей сфокусирована на обсуждении общих проблем и принципов укорененной теории, половина – на частных вопросах применения этой «методологии» в медицинской социологии.

Статья Кэти Чармаз, разрабатывающей «конструктивистскую» версию укорененной теории, посвящена значимости наследия Стросса для этой ее версии [5]. Автор противопоставляет ее «позитивистской» версии Б. Глезера, превратившейся в «анализ переменных». В отличие от Глезера, Стросс был наследником чикагской прагматистской традиции с ее акцентом на действии, взаимодействии, процессуальности, конструировании социальных структур и связи исследовательских усилий с изучаемой реальностью: его социология «укоренена в прагматизме, подпитывается эмпиризмом и развивается через взаимодействие. Действие всегда происходит в контексте. Социальная жизнь состоит из процессов. Стабильные социальные структуры создаются повседневными действиями, переговорами, интерпретациями; они не просто существуют. Действия ведут к реконструированию значения; в свою очередь, значение и символ придают действию форму. Прагматизм пропитывал само существование Ансельма» (р. 127). Сначала автор рассматривает значимость книги Глезера и Стросса «Открытие укорененной теории» (1967), затем суть конструктивистской укорененной теории и ее импликации.

По мнению Чармаз, книга «Открытие укорененной теории» вызвала «качественную революцию» в социологии, оказавшись более успешной по сравнению с другими программами качественных исследований (А. Сикурел, Г. Гарфинкель и др.). В социологических исследованиях в момент появления этой книги почти безраздельно преобладала квантификация, преподносимая как единственно «научный» метод, и основной проблемой методологии был сбор данных; чикагская этнографическая традиция к этому времени утратила свою былую значимость. Глезер и Стросс оживили интерес к качественному исследованию, предложив методологию построения «укорененных теорий» и обосновав ее в опоре на символический интеракционизм Чикагской школы. Этнографические исследования с использованием индуктивной процедуры, сравнения, проверки гипотез и концептуального анализа были и раньше, но Стросс и Глезер сформулировали принципы их проведения и критерии для оценки их обоснованности. В методологическом плане акцент был перенесен со сбора данных на их анализ и построение теории; теоретизирование было истолковано «как возникающее из систематического анализа качественных данных о мире, а не как вотчина кабинетных элит» (р. 130).

В ранних формах стратегия построения укорененной теории обладала некоторой двойственностью. С одной стороны, ставилась позитивистская по духу задача развития из эмпирически укорененных содержательных теорий формальной теории; позитивистские интенции реализовал в наибольшей степени Глезер. С другой стороны, чикагские корни Стросса тесно связывают укорененную теорию с прагматизмом, символическим интеракционизмом и социальным конструкционизмом. Именно эта связь, считает Чармаз, делает эту методологию жизнеспособной и плодотворной, а наследие Стросса (в том числе ранние и поздние теоретические работы) – значимым для поддержания ее «революционного характера» (р. 132). Однако прагматистские посылки (о действии, процессуальном характере социальной жизни, множественности перспектив и т.д.) предполагают «фундаментальные эпистемологические и онтологические отличия» опирающейся на них конструктивистской версии укорененной теории от позитивистской ее версии. Любопытство, открытость, теоретическая сложность, опора на сравнение, присущие подходу Стросса, – необходимые компоненты конструктивистской укорененной теории (КУТ).

Суть КУТ Чармаз определяет следующим образом: она «начинает с индуктивного исследования, принимает сравнительную логику, провоцирует абдуктивное рассуждение и подчеркивает взаимодействие на протяжении всего процесса исследования», «отвязывает метод от позитивистских корней, переносит его в интерпретативное исследование и сохраняет и усиливает его прагматистское наследие» (р. 132-133). Основные принципы укорененной теории, сформулированные в трудах основоположников, Чармаз сохраняет. Она не видит причин отказываться от них «только потому, что они впервые появились под знаменами позитивизма» (р. 135). КУТ, как и другие варианты укорененной теории, нацелена на вычленение «паттернов в данных». Вместе с тем подчеркивается, что «методологические стратегии [КУТ] состоят из эвристических средств, а не строгих правил»; на передний план выдвигаются «релятивистская эпистемология и акцент на рефлексивности», призванные сделать метод более гибким и инновативным и тем самым расширить рамки познания эмпирического мира (р. 133). Отсюда выводится своеобразие КУТ.

Исходя из относительности мира, взглядов на него, действий в нем и теорий о нем, КУТ видит реальности как «множественные и многослойные» и нацелена на «интерпретативное понимание и ситуированное знание». Она ищет скорее вариации и различия, чем общие черты. Изучаемый феномен и исследование рассматриваются в «историческом, культурном, социальном, ситуационном и интеракционном размещении» (р. 133). Видя эти контексты как «более крупные социальные структуры», Чармаз отвергает радикальный конструкционизм, сводящий реальность к индивидуальным и субъективным реальностям. Отличие КУТ в сборе данных состоит в поиске «насыщенных данных» (в классической укорененной теории сбор данных ограничивался «исходной» и «теоретической» выборками); исследователь стремится «войти в изучаемый феномен и увидеть его изнутри» (р. 133). Если в классической укорененной теории центральным вопросом был вопрос «почему», то в КУТ приоритет отдается вопросам «что» и «как»; предполагается, что ответ на эти вопросы принесет и ответ на вопрос «почему»; предполагается также, что эта переориентация обезопасит исследование от привнесения в него «обыденных понятий», которым грешат позитивистские версии укорененной теории. Еще один момент, отмечаемый Чармаз, – это наивность содержавшейся в ранних версиях укорененной теории веры в то, что исследователи могут избавиться от влияния уже имеющихся теорий и ранее прочитанной литературы. Здесь предлагаются установка «теоретического агностицизма» (р. 136) и проверка любых предшествующих теорий, чужих и своих, в процессе исследования.

Прагматистски ориентированную КУТ Чармаз характеризует так: она исходит из активности актора и исследователя в построении теории, видит реальность как релятивистскую и открытую, исходит из множественности реальностей, взглядов и точек зрения, исследует действие и значение как формирующие друг друга, принимает в расчет конструирование категорий исследователем, связывает факты и ценности, видит истину как условную, исходит из конструирования данных через взаимодействие исследуемых и исследователей, ищет общие паттерны и вариации, уделяет внимание языку, считает представление данных проблематичным, релятивистским, частичным и ситуационным, исходит из того, что ценности, приоритеты, позиции и действия наблюдателя воздействуют на его взгляды (р. 136). Среди наиболее важных импликаций КУТ для дальнейшего развития укорененных теорий и качественных исследований выделяются ориентация на «интерпретативное исследование и теоретизирование», необходимость осознания «связей между методами, процессом и содержанием исследования», нацеленность на поиск «множественных реальностей, текучести социальной жизни, выстраивания действия и значимости языка и значений». КУТ – «эмерджентный» метод, а не предписательный; каждый исследователь должен творчески искать свои пути внедрения прагматистских принципов и логики в исследование (р. 137).

В статье «Пол/гендер и раса/этничность в наследии Ансельма Стросса» [7] Адель Кларк рассматривает представленность этой тематики в наследии Стросса и возможности его совмещения с феминистским теоретизированием. Основная идея статьи следующая: «В работах и практиках Ансельма Стросса не было ни явного анализа гендера, ни эксплицитно феминистских подходов. Он был во многом мужчиной и социологом своего научного поколения и всю жизнь верил в возможность и ценность формальной социологической теории, не зависящей от идентичности или культуры. Но при всем при том его угол зрения на социальную жизнь был во многих отношениях достаточно широк, чтобы оставить место… для феминистских прочтений его работы. Некоторые понятия, им предложенные, определенно здравы и достаточно гибки, чтобы быть перенесенными в феминистские перспективы» (р. 171). Если у самого Стросса указанные проблемы «были неявно конститутивными элементами некоторых ситуаций, которые он изучал, методов и аналитических стратегий, которые он развивал, и теорий, которые он генерировал», то у его учеников появились «эксплицитно феминистские и/или антирасистские» разработки его идей, перекликающиеся с феминистским фукианством (р. 162).

Кларк рассматривает три области деятельности Стросса, значимые с точки зрения проблематики гендера и этничности: (1) укорененную теорию, (2) социологию работы, включая медицинскую социологию, (3) командный подход к исследовательским проектам и стиль преподавания. Хотя интерес к развитию формальной теории не позволял Строссу развить более глубокий гендерный анализ – в силу свойственного эпохе подозрительного отношения к любым видам ангажированности (гендерной, расовой, классовой и т.д.) в социальной науке, – его работа в этих трех областях обнаруживает высокую чувствительность к вопросам гендера, этничности и т.п.

Как и Чармаз, Кларк оценивает книгу «Открытие укорененной теории» как «радикальную интервенцию во все более сциентистскую дисциплину» (р. 163), призванную «легитимировать качественное исследование перед лицом гегемонии количественного подхода в американских социальных науках» (р. 164). Классической укорененной теории в силу исторического контекста был свойствен «дефицит рефлексивности, недостаточное признание активного и чреватого участия самих исследователей в исследовании, в том числе связей между формулировкой проблемы и сбором данных» (р. 164). Освобождение от этого контекста позволяет увидеть укорененную теорию как «имплицитно феминистскую». Обосновывая этот тезис, Кларк приводит следующие черты укорененной теории: (1) укорененность в символическом интеракционизме и прагматизме, подчеркивающих действительные переживания и практики, (2) использование мидовского понятия перспективы, требующего понимания изучаемых явлений с частных, ситуативных и множественных точек зрения изучаемых людей, (3) «материалистический социальный конструкционизм»1, (4) «вынесение на передний план деконструктивного анализа и легитимацию множественных прочтений», (5) внимание к вариациям и различиям (р. 165).

Наибольшее теоретическое приближение к гендерному анализу Кларк обнаруживает у Стросса в понятиях «связующая работа» (articulation work), «пациентская работа» и «сентиментальная работа». Все они указывают на «незаметную работу» (термин С.Л. Стар), обычно выполняемую женщинами, цветными, иными ущемленными меньшинствами; сюда относится, например, такая «традиционно женская» работа, как уборка, приготовление пищи и т.п. Эти понятия делают социологический анализ восприимчивым к тем сторонам социальной жизни, которые традиционная социология, воплощающая точку зрения господствующего мужчины, не замечала. Кларк связывает введение этих понятий с исследованиями Стросса в области медицинской социологии, вовлекшими его в тесный контакт с медсестрами и их работой (р. 166-168). Также Кларк считает значимой для гендерного анализа развитую Строссом реляционную теорию «социальных миров» и «арен» (р. 168-169).

Гендерная чувствительность социологии Стросса связывается также с практиковавшимися им формами коллективной работы («бригадный подход» в исследовании, «рабочие аналитические группы» как стиль преподавания). Исследовательские и учебные группы Стросса были в основном женскими, и это способствовало инкорпорации гендерного измерения в его социологию и социологию его учеников/учениц (р. 169-171).

В статье «Наследие видения и практики социологии Ансельма Стросса в сегодняшней Германии» [4] Фриц Шютце (Магдебургский университет) рассматривает влияние Стросса на социологию в Германии и других странах Европы. Прежде всего он определяет характер этого влияния. В отличие от таких ученых, как Парсонс и Бурдье, Стросс не оставил «кодифицированной теоретической системы». Его наследие иного рода: скорее это особый способ видения социального мира, обеспечиваемый хорошо продуманным набором сенсибилизирующих понятий. В этом отношении Стросс похож на Блумера, но его понятия даже более плодотворны, чем понятия его учителя. На взгляд автора, благодаря этим свойствам наследие Стросса сегодня жизнеспособнее, чем «доктринальные кодексы» вроде парсонсовского, плохо поддающиеся практическому применению в исследовательской деятельности (р. 106).

В Германии наиболее известны и лучше всего представлены в научной и учебной литературе такие части наследия Стросса, как укорененная теория, социальная психология социализации, исследования медицинской профессии и болезни, но малоизвестны исследования по социологии работы, социологии организации, формальная социологическая теория, концепция переговорного порядка. В некоторых областях исследований (изучение социальной работы, медицины, болезни) применяются такие понятия его социологии работы, как «цикл работы», «разные виды работы», «связующая работа», «траектория», «контексты осознания» и т.д. Социальная психология Стросса («Зеркала и маски», 1959) сильно повлияла на «немецкий тип биографического анализа» и исследования идентичности в микросоциологии, медицинской социологии и социолингвистике. Хотя в Германии Стросс сильно уступает в известности Э. Гоффману, его наследие, по мнению автора, содержит «два очень важных потенциала… для развития будущей немецкой и отчасти даже европейской социальной науки» (р. 108).

Первый потенциал автор усматривает в теоретизировании Стросса и в его базовом понятийном аппарате для анализа «неупорядоченных» аспектов социальной реальности. Конкретизируя идею эмерджентности Мида, Стросс развивал «социально-научную теорию творческого возникновения новых идей и развитий в интенциональных процессах действия, интерактивных переговорах и цикле работы, а также в биографических процессах» (р. 109). Здесь Шютце считает наиболее продуктивными понятия метаморфозы (или «превращения») и траектории (в том числе «биографической работы»). Если у Стросса понятие траектории появилось как инструмент изучения страданий больного, то немецкие ученые обобщили его и сделали средством изучения иных случаев страдания (безработица, делинквентная карьера, войны и иные травматические исторические события, утрата символического универсума, террор, тяжелые ситуации в школе, культурная маргинальность, трудности в личных отношениях, трудности в общении на чужом языке и т.д.). Понятие траектории представляется автору идеально подходящим для таких случаев «хаотичного или контингентного развертывания» биографических событий.

Шютце выделяет три «строительных блока» теоретизирования Стросса, оказавшихся особенно значимыми для европейской социологии. Это теория социальных миров и работы, теория связи между телом и биографией, теория связи между индивидуальными и коллективными идентичностями. Работая с этими компонентами наследия Стросса, европейские социологи соединяют их с феноменологией, этнометодологией и анализом разговора (р. 112-118).

Второй важный потенциал теоретического наследия Стросса связан с методологией качественного исследования и укорененной теорией. Шютце отмечает, что укорененная теория изначально задумывалась как методология креативного исследования, в противовес «бюрократической количественной исследовательской рутине» (р. 121). Он отмечает, что способ анализа данных в этой методологии сродни герменевтическим процедурам. Особенно важная роль в процессах исследования отводится автором постоянным сравнениям и введенному Строссом «стилю коммуникативного сотрудничества», который предполагает создание «кооперативной и рефлексивной группы общающихся и сотрудничающих партнеров, совместно участвующих в попытке заново пережить, проверить и проработать интересные и трудные опытные данные, релевантные их работе» (р. 120). Исследование в стиле укорененной теории мыслится как по сути своей интерактивное. Важной задачей ближайшего будущего автор считает углубленную проработку «базовых эпистемических механизмов УТ» в духе новейших социальных исследований науки (р. 123).

Три статьи в рассматриваемой подборке посвящены методологическим проблемам, проявляющимся в качественных исследованиях болезни и ухода за больными. Работа Стросса изначально была тесным образом связана с этой тематической областью. Он работал в Школе медсестер (School of Nursing) Калифорнийского университета в Сан-Франциско и создал там докторскую программу по социологии (до сих пор единственную в мире, локализованную в такого рода учреждении). С 60-х гг. и до сих пор методология укорененной теории наиболее интенсивно используется в этой области исследований.

Карен Шумейкер (ун-т шт. Небраска) в статье «Постоянные сравнения и постоянные головоломки: двадцать лет укорененного теоретизирования о семейном уходе за больными» [3] описывает свой 20-летний опыт изучения домашнего ухода за раковыми больными и рассматривает особые проблемы, встающие перед исследователем в середине карьеры при вовлечении в долгосрочную исследовательскую программу. Она провела 3 исследования. Изначально ее интересовала роль членов семьи в уходе за больным, то, «как индивиды принимают роль ухаживающих, когда больной раком член семьи начинает курс химиотерапии» (р. 89). В ходе изучения этого вопроса в поле зрения попала забота больного о себе, и она перешла к рассмотрению того, как забота больного о себе и уход за ним в семье развиваются параллельно и в связи друг с другом. Интерес к сбоям в координации действий больного и членов семьи определил задачу второго исследования: выявление процессов, используемых ухаживающими в ситуациях, когда уход протекает нормально, в том числе процесса развития навыков ухода. Постепенное движение от наблюдений и данных интервью к «множественным уровням концептуальной абстракции» привело к тому, что в третьем исследовании понятие ухода за больным было размещено в теоретической модели, укорененной в данных: была разработана «транзакционная модель навыков домашнего ухода», и эти навыки были описаны в терминах «развертывающихся транзакций между ухаживающим и раковым больным, который, будучи “получателем заботы”, является и активным агентом в заботе о нем или о ней» (р. 92). Позитивный итог автор видит в том, что «применение методов укорененной теории в этой серии исследований оказалось весьма плодотворным… Последовательные исследования позволили развить и проработать теорию до такой степени, в какой это невозможно было бы сделать в единичном исследовании» (р. 93).

Но, пишет автор, «программа, в которой проводятся последовательные исследования по методу укорененной теории вокруг одного феномена, контрастирует с программами, в которых одно исследование по методу укорененной теории закладывает основу для следующего качественного исследования в линейной прогрессии или в которых методы укорененной теории используются в последовательных исследованиях для изучения разных феноменов» (р. 89). Такая программа создает ряд методологических «дилемм», или «головоломок». Автор уделяет внимание двум из них.

Первая проблема – это «замыливание глаза». Суть ее такова: «Как может исследователь развивать укорененную теорию в последовательных исследованиях, не становясь настолько аналитически втянутым в результаты прежних исследований, что замечаемое в новых данных сужается?» (р. 93). Укорененной теории изначально свойствен запрет на использование заранее существующих понятий и теорий, а перенос понятий из одного исследования в другое аналогичен приложению воспринятой извне теории к данным. Как отмечает автор, «развертывающаяся работа по развитию укорененной теории может влиять на мышление исследователя почти так же сильно, как и воспринятая теория» (р. 94). В классической точке зрения Стросса и Глезера признавалась опасность искажающего влияния уже существующих теорий и прочитанной литературы на интерпретацию данных; и еще труднее обстоит дело, когда уже существующая теория – собственная теория исследователя. Укорененная теория должна развиваться из данных и модифицироваться под давлением новых данных, и хотя Стросс и Глезер допускали возможность извлечения пользы из «теории, основанной на прежних исследованиях», эта возможность всегда сопряжена с риском закостенения мышления и утраты им чувствительности к новым данным. Шумейкер переносила из одного исследования в другое разработанные ею категории, за что была подвергнута критике. Отвечая на эту критику, она опирается на «новейшую литературу, наполняющую классическую укорененную теорию постмодерными и конструктивистскими восприимчивостями» (прежде всего на работы Чармаз и Кларк), а также на «классические прагматистские идеи об абдуктивном рассуждении» (р. 93). С ее точки зрения, многократное сопоставление теории исследователя с данными во множественных исследованиях является вполне законной практикой и существенно для обеспечения динамичности теории. Одновременный сбор и анализ данных, т.е. челночное хождение от данных к понятиям и обратно, толкуется как абдуктивное рассуждение. Автор пишет, что «абдуктивное рассуждение – это такая форма логики, в которой аналитик диалектически движется между наблюдением и концептуализацией и, делая это, создает правильные условия для “озаряющих” вспышек понимания, из которых рождаются новые идеи»; и, с ее точки зрения, эта логика применима не только в отдельных исследованиях, но и в исследовательских программах (р. 95). Новейшие идеи конструктивистов дают «платформу для расширения правила классической укорененной теории, согласно которому сбор и анализ данных осуществляются одновременно, до понимания того, как укорененная теория может разрабатываться через программу, охватывающую серию последовательных исследований» (р. 95). Риск окостенения мышления этим не снимается. Одним из решений этой проблемы Шумейкер считает создание «исследовательских команд аналитиков», в которые входили бы носители разных свежих идей; однако это решение не абсолютно (р. 96).

Вторая проблема – искажающее влияние «взгляда медсестры». Суть ее такова: «Насколько сильно клиническая перспектива исследователя может вторгаться в анализ, не нарушая принципов укорененной теории?» (р. 96). В исследованиях автора исследовательницы-медсестры замечали в изучаемых ситуациях проблемы, не замечаемые и не проговариваемые исследуемыми, и было решено включить в интервью вопросы, вытекающие из перспективы медсестры. Этот ход явно противоречил правилу, запрещающему навязывать данным чуждые им перспективы. Однако новейшие трактовки укорененной теории (Кларк), активизирующие прагматистский принцип множественности перспектив, его допускают. Таким образом, в исследованиях Шумейкер были приняты во внимание «перспектива ухаживающего, перспектива пациента, наша перспектива как медсестер и перспективы, предполагаемые нашей развивающейся теорией» (р. 98). Между тем, с точки зрения автора, проблема того, «насколько активно можно “законно” инкорпорировать перспективу медсестры или перспективу исследователя в качественное исследование, особенно в стиле укорененной теории», остается нерешенной (р. 99).

Вторая проблема, затронутая Шумейкер, рассматривается в несколько ином контексте в статье Маргарет Керни (Рочестерский ун-т) «Непостоянные сравнения: медсестра и социолог изучают депрессию» [6]. В первой части статьи автор сравнивает американский и британский опыты сотрудничества между социологией и уходом за больными (nursing). В США уже с 1930-х гг. между этими двумя областями знания и практики установилось теснейшее сотрудничество. Социология с этого времени считалась необходимой частью профессиональной подготовки медсестер; издавались учебники социологии для медсестер, предлагавшие «рудиментарные, хотя иногда и высокомерные, введения в структуру и динамику социальной жизни, которым медсестре рекомендовалось уделять внимание, чтобы лучше заботиться о своих пациентах» (р. 144). Важным местом этого плодотворного контакта стал Калифорнийский университет в Сан-Франциско, где «студенты-медсестры изучают методы социологического исследования, а социологи, проявляющие интерес к здравоохранению и работе врачей, учатся вместе с медсестрами в среде медицинского центра» (р. 143). По контрасту, в Британии дебаты о том, нужно ли медсестрам преподавать социологию, продолжаются до сих пор, и сильны позиции тех, кто считает это бесполезным или даже вредным делом. Керни ставит вопросы: «Совместимы ли исследовательские цели этих двух дисциплин?.. Не смотрят ли социологи и медсестры, разделяющие такую точку зрения, как символический интеракционизм, на одну и ту же проблему здоровья по-разному?» (р. 143-144). И шире: нужна ли медсестрам социология, и нужен ли уход за больными социологам? Керни считает, что социология и уход за больными нужны друг другу: «На протяжении 40 лет после публикации “Открытия укорененной теории” (1967) медсестры были ценными сотрудниками социологов в развитии укорененной теории» (р. 158).

В подтверждение своей позиции автор предлагает краткий обзор и сравнение научных работ двух авторов: социолога Дэвида Карпа и медсестры Риты Шрайбер. Их работы (у первого – с 1992 по 2006 г., у второй – с 1996 по 2002 г.) посвящены теме депрессии и работы с ней. Сравнивая содержание и выводы этих двух независимых друг от друга серий исследований, автор приходит к выводу, что, несмотря на многочисленные различия в отправных точках, интересах, фокусировках внимания, научных канонах и стандартах представления результатов, целях, подходах, «сходства в открытиях, которые принесли их методы, поразительны» (р. 156). Керни отмечает: «Хотя они исходили из совершенно разных посылок, по-разному подходили к своим данным и сообщали о них и никогда… не ссылались друг на друга, в своих изображениях депрессии в Северной Америке Карп и Шрайбер пришли во многом к одному и тому же. Оба обнаружили сложные двойные зажимы в пониманиях общества и реакциях на душевную болезнь, которые создавали и продлевали страдания людей» (там же). Рекомендации тоже были схожими.

Сьюзен Кулс (Калифорнийский университет, Сан-Франциско) в статье «От наследия к постмодерному укорененному теоретизированию: сорок лет укорененной теории» [2] коротко описывает свои исследования подростков, воспитывающихся в чужих семьях. Укорененная теория в силу исторических обстоятельств своего становления хорошо приспособлена к исследованию страданий, причем не только связанных с болезнью, и Кулс сосредоточила внимание на болезненных переживаниях приемных детей и «педагогической трансформации» их Я, или идентичности, негативно сказывающейся на их развитии, функциональных способностях, самовосприятии и самооценке. Эти исследования служили основаниями для практических рекомендаций. Далее автор подвергает свои ранние исследования критике в свете «постмодерного поворота» в укорененной теории (Чармаз и Кларк), сосредоточивая внимание прежде всего на роли исследователя в исследовательском процессе. Новое (на взгляд Кулс) видение этой роли состоит в том, что «реальности и знания социально конструируются, а смыслы совместно создаются исследователем и участниками» (р. 81). Оно резко расходится с позицией Глезера, ратующего за чистоту метода и считающего возможной нейтральность и объективность исследователя; оно предполагает эволюцию теории, метода и исследователя, требует от исследователя рефлексивности и понимания своей причастности к любым данным и открытиям. Возобладавшее ныне толкование укорененной теории (Кларк), подталкивающее ее к «эмерджентным, конструктивистским, интерпретативным подходам и пониманиям», сближает ее с «феминистской, постмодерной и критической теоретическими перспективами» (р. 82). Новые исследовательские стратегии фокусируются на различиях и уникальностях, ситуационном анализе, привлечении новых источников данных (визуальных материалов, исторических дискурсов, «нечеловеческих элементов»). Считая свои ранние исследования во многом «наивными», Кулс в настоящее время пытается применить это новое видение укорененной теории в исследовании ВИЧ, его распространения и профилактики в Малави.


1. Clarke A.E. Celebrating Anselm Strauss and forty years of grounded theory // Studies in symbolic interaction. – 2008. – Vol. 32. – P. 63-71.

2. Kools S. From heritage to postmodern grounded theorizing: Forty years of grounded theory // Ibid. – P. 73-86.

3. Schumacher K. Constant comparisons and constant conundrums: Twenty years of grounded theorizing about family caregiving // Ibid. – P. 87-102.

4. Schütze F. The legacy in Germany today of Anselm Strauss’ vision and practice of sociology // Ibid. – P. 103-126.

5. Charmaz K. The legacy of Anselm Strauss in constructivist grounded theory // Ibid. – P. 127-141.

6. Kearney M.H. Inconstant comparisons: A nurse and a sociologist study depression // Ibid. – P. 143-159.



7. Clarke A.E. Sex/gender and race/ethnicity in the legacy of Anselm Strauss // Ibid. – P. 161-176.

1 Эта онтологическая позиция, отмечает Кларк, фундаментальна для укорененной теории. Социальный конструкционизм вовсе не интересуется «только эфемерным, субъективным и символическим»; он принимает во внимание и материальный мир как конструируемый людьми. «Важность вещей», «социальность вещей» отмечал еще Мид. О ней же пишет Джон Ло. «Мы рутинно мыслим о материальном мире – человеческом, нечеловеческом и гибридном, – внутри него, через него и как воплощенные его части» (р. 172).

Похожие:

В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconДоказательства бытия Бога Ансельма и Фомы: за и против
Онтологический аргумент Ансельма. Можно ли представить Бога несуществующим? Возражения Гаунило и ответ Ансельма
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconАрхитектурно-планировочные особенности центров исторических городов саратовской области ( конец XVIII начало XX вв.) 05. 23. 20 Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconСовременные тенденции развития деловых центров в крупных городах Казахстана 18. 00. 01 Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconРеферат «Вредное воздействие компьютера. Способы защиты»
Сегодня человек живет в мире, где информация имеет огромное значение. Жизненно важно научиться правильно с ней работать и использовать...
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconРеферат по философии на тему: «И. Лакатос» Реферат студентки II курса 203 группы дневного отделения Морозовой Юлии
Охватывает большую эмпирическую область, чем предшествующая теория Тn-1
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconМетодические рекомендации о порядке заполнения электронных форм федеральной государственной информационной системы «Сводный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)»
«Сводный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)» (далее – Сводный реестр)
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconСпонтанность в творческом методе современной архитектуры 18. 00. 01 Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconРеферат Естественно-правовая теория по Джону Локку автор :
Данный реферат посвящен проблеме происхождения теории естественных прав человека. Объектом моего исследования выступают труды Дж....
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconЗначение наследия великих предков, просветителей и философов Центральной Азии
Тема: Значение наследия великих предков, просветителей и философов Центральной Азии
В. Г. Значение наследия ансельма стросса и «укорененная теория» сегодня: сводный реферат iconТеория и практика оценки зданий – памятников культурного наследия к т. н. Яскевич Е. Е
В небольшой статье нельзя пояснить все сложности работы по оценке зданий – памятников культурного наследия, поэтому здесь затронуты...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org