Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами



страница1/5
Дата01.10.2014
Размер0.66 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5

Рац_Котельников

Флямер. …по плану выступление группы «Контекст», или группы «Икар». Я хочу напомнить, что это, по сути дела, третье у нас такое выступление о вашей работе как группы. Первое – Сергей Иванович рассказывал; я уже даже не помню, когда это было-то? В начале апреля. Потом, уже во второй половине апреля, Роман делал доклад, и с его доклада прошло больше месяца. Аналогичный режим выступлений регулярно, в общем-то, по всем группам происходит. Я в этом смысле надеюсь, что у нас такое же выступление в середине июня будет от группы Потемкина и от группы Гиренко. И в этом смысле такой, наверное… Ну, ещё хорошо бы, так месяц прошел с этими регулярными выступлениями, чтобы в каждой группе какой-то процесс – как сказать? – кристаллизировался, и разгон возник определенный в работе. Поэтому, когда это уже состоится, состояние дел с этим разгоном, мы тут уже будем проводить рефлексию и разбор в целом, что у нас делается нами сообща.

Ну вот, такое небольшое предуведомление. Я бы передал Вам слово, Марк Владимирович. Может быть, Вы поясните, как у вас будет построено выступление от вашей группы?



Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами.

Флямер. Ну, у меня в этом смысле другой вопрос. Это хорошо, что есть внутренние дискуссии. Но как бы выступление – оно же предполагает, что вы решаете, что целесообразно вынести, правильно?

Рац. Да.

Флямер. Ну, потому что если вы все ваши внутренние дискуссии сделаете нашими общими дискуссиями, то тут нам кердык и придёт.

Рац. Отнюдь не все, потому что если бы все, мы бы тут год сидели.

Флямер. Да. Поэтому вот, может быть, про задачу…

выступления? Думали ли вы над тем, что нам нужно выносить



на общее обсуждение?

Рац. Естественно, думали.

Флямер. Что решили?

Рац. Давно думали – и решили всё-таки, что нужно обсудить понятийные основания нашей работы, поскольку без их какого-то общего видения можно в истории запутаться напрочь, поскольку там материал гигантский, и трактовать его можно двадцатью пятью разными способами. Характер того, что получается, зависит от тех оснований, от которых мы отталкиваемся.

Флямер. Можно Вас прервать в этом месте?

Рац. Всегда пожалуйста.

Флямер. Скажите, у Вас другая точка зрения на ту историческую ситуацию, которая важна, чем та точка зрения, которую Ищенко рассказывал?

Рац. Она не другая; я бы сказал, что она несколько дополненная и углубленная. Она, в общем, включает в себя и то, что Ищенко говорил.

Флямер.
Ну, если это та же самая точка зрения, что и…

Рац. Ну, вот через три минуты вы увидите, та же ли она в точности или не та же в точности.

Флямер. Я ищу почву для понятийных обсуждений, и я перестал её видеть. Непонятно?

Рац. Нет.

Флямер. Нет, ну как? Вот откуда возникает почва? Из того, что разные участники кладут разный ответ. Спрашивается, почему он у них разный? Ну, наверное, у них разные основания. А если разные участники кладут один ответ, то и в чём почва? Он же один.

Рац. И что?

Флямер. И поэтому я Вас спросил: у Вас другой ответ на вопрос о сути ситуации, чем тот, который Ищенко давал в прошлый раз? Если другой, тогда какой, и если тот же самый, тогда при чём здесь понятийные обсуждения?

Рац. Одно дело – наши возможные внутренние расхождения, в частности, с Ищенко. Может, они существенны, может, нет; на мой взгляд – несущественны. И совсем другое – это соотношение нашей позиции с позицией других участников семинара, которые по этому поводу не высказывались, и я наперед не знаю, как это будет соотноситься, в частности, с Вашей точкой зрения на эти вещи. Для меня смысл этого обсуждения состоит в том, что я выдвигаю некоторые тезисы и с интересом жду реакции присутствующих.

Флямер. Нет, Ваша увлеченность мне понятна.

Рац. Ну а что?

Флямер. А про задачу?

Рац. Я вот и собираюсь про неё говорить сейчас.

Флямер. Про какую задачу только?

Рац. Про то, в чём мы видим проблемную ситуацию и свою позицию в этой ситуации, и что по этому поводу делать, с нашей точки зрения.

Флямер. Проблемную ситуацию какую? В Вашей работе, в работе вашей группы, в решении задачи, в России с её историей? Где? Какая проблемная ситуация?

Рац. Она имеет все эти проекции, но я бы сказал, что в центре лежит проблема работы нашей группы.

Флямер. Тогда я вернусь к своему вопросу про… В чём проблема в работе группы, если у вас одна точка зрения на то, какова в истории России, по сути, та историческая ситуация, в связи с которой востребован вопрос об управлении? Вот это надо же пояснить. Я вот этого не пойму, но если Вы поясните, будет здорово.

Рац. Да. На мой взгляд, проблема состоит в том, что оттого, что мы имеем общую точку зрения на эту проблемную ситуацию, вовсе неясно, что по этому поводу делать и как делать.

Флямер. Ну?

Рац. Я ответил?

Флямер. Нет. У вас же был план работы группы. По плану и надо идти.

Рац. Так я и собираюсь по нему идти.

Флямер. Ну а тогда что значит «неясно, что делать», если есть план? Если вы план меняете – ну, это существенный момент.

Рац. Да.

Флямер. Тогда нужно…

Рац. Да, вот тот план, который был намечен на докладе Ищенко и о котором Вы напомнили в сегодняшнем письме, по-видимому, сильно меняется.

Флямер. Хорошо.

Рац. Итак, значит, Ищенко говорил о том, что проблемная ситуация в России связана в основном с этими бесконечными неудачными модернизациями: модернизация, провал, опять модернизация – и так далее до бесконечности. Это довольно распространенная трактовка русской истории, по поводу которой я бы предложил сейчас более, как мне кажется, основательную формулировку, которая состоит в том, что отставание России и эти самые судорожные попытки догнать другие страны европейского культурного ареала предопределены разрывом между развитием мысли и стабильностью сложившихся форм правления страной и в стране. Специфика России состоит в том, что на протяжении многих столетий здесь существует четко установившаяся система самодержавного правления. Она меняет свои формы во времени, но суть её не меняется. И этим Россия отличается от стран Запада, где формы общественного и государственного устройства меняются, как бы будучи коррелированными с развитием мысли. Что там идёт впереди, что сзади – это отдельный вопрос, но то, что они связаны – вроде бы медицинский факт. И, следовательно, задача состоит в том, чтобы в России началось мышление, развернулось мышление, прежде всего – оргуправленческое, как мы его понимаем, в противоположность той самодержавной власти, которая по факту имеет место быть. Точка.

Флямер. Ну а при чём здесь план?

Рац. А план – из этого следует – и состоит в том, что помимо тех тематических узлов, которые были намечены в прошлый раз (если вы помните, речь шла о реформах, провалах и, наоборот, успешных решениях), в придачу к этому надо обсуждать всякие другие вещи. И в частности, по-видимому, такую вещь, как умножение числа позиций, с которыми приходится работать, числа и разнообразия, что, по-видимому, является качественным отличием системы управления от системы самодержавия. И думаю, что этим дело не исчерпывается, а появятся ещё новые тематические узлы, о которых в своё время. Пока что этот план как план, развернутый во времени, у нас не проработан. Это не план, а это намётки того, о чём надо думать в ближайшей перспективе.

Флямер. У меня концы с концами не сходятся, Марк Владимирович. Давайте всё-таки сделаем простую вещь (пишет). Значит, первичная гипотеза о сути ситуации была изложена в том докладе Ищенко. И сейчас Вы тоже об этом же говорили?

Рац. А вот это непонятно, об этом же или не об этом же. У меня-то ощущение такое, что произошло существенное переосмысление.

Флямер. Ну, давайте обе формулировки запишем – и сможем тогда понять, с чем мы разбираемся, да?

Рац. Да.

Флямер. Вот так. Давайте начнем… Когда у нас был этот доклад Ищенко?

Рац. 9 апреля.

Флямер. 9 апреля. И сегодня у нас, значит, 4 июня. Кто помнит формулировку от 9 апреля? Ну, чтобы сравнить. Вы-то свою сейчас помните.

Рац. Ну так это она у Вас зеленая в компьютере.

Флямер. Я не хочу читать; пока, по крайней мере. Надеюсь, что кто-то и помнит, о чём речь.

Рац. Смысловым образом я могу её воспроизвести, но не текстуально.

Флямер. Если Вам нужно, используйте «зеленую» формулировку из компьютера, что выделено зеленым. Но заметим: это я выделил. То есть если Вы разделяете такое выделение, пишем вот. Потому что все остальные молчат.

Рац. Собственно, все эти слова совершенно не обязательно воспроизводить, они такие полухудожественные. Но смысл состоит в том, что суть проблемной ситуации вот в этой непрекращающейся череде модернизаций и провалов.

Флямер. И в чём суть?

Рац. Вот в этом.

Флямер. Давайте прочитаем формулировку.

Рац. Давайте.

Флямер. Это из резюме или из заключительных слов, которые Роман произносил уже после своего выступления, реагируя на то, что я ему сказал: «Ты проблему не выделил». Ну, в докладе не выделена проблема. Тогда он мобилизовался и произнёс следующий текст. «Значит, второй момент – это про проблему, да? Что ты, - это он мне говорит, - настаиваешь на том, что проблема не выделена и не поставлена в нашем рассуждении. Тоже немножко недопонимаю, потому что для меня, например, сам факт этого волнообразного движения, где мы, умываясь кровью, из последних сил в этой мобилизации, добиваясь результата, выскакиваем из каких-то терминальных ситуаций, потом, в течение последующего периода, ачинаем расслабляться, разлагаться, терять весь существующий потенциал и себя загоняем опять в эти терминальные ситуации, – мне это кажется вполне себе проблемным. И то, что мы, например, не в состоянии построить более сложные системы управления – это тоже проблема».

То, что я прочитал и то, что Марк Владимирович выделяет – это одно и то же или разное?



Якименко. Волнообразные движения – это закрепощение и раскрепощение, которые в докладе излагаются?

Рац. По Корнилову.

Якименко. Да-да.

Флямер. С одной стороны. А с другой стороны, это, если учесть, что Роман говорит о выскакивании из каких-то терминальных ситуаций, добиваясь результата, а потом полностью начинаем расслабляться, разлагаться и терять весь потенциал. То есть, с одной стороны, по материалу обсуждалось закрепощение, раскрепощение, схема Корнилова, а с другой стороны, получение результата…

Котельников. И расслабуха.

Флямер. …и расслабуха, то есть вот…

Якименко. Какие-то мобилизационные волны, то есть которые тоже периодически случаются?

Флямер. Да, соответственно.

Котельников. Да. Мобилизация, демобилизация.

Флямер. Мобилизация и расслабуха. Но при этом результат там возникает и потенциал, который утрачивается, тоже возникает.

Котельников. Неприятно...

Флямер. И Роман – ну, мы имеем дело с результатом его усилия, да? Он суть вокруг этого сюжета и задавал.

Аббасов. Напоминает запойный алкоголизм. Человек держится, держится, работает, потом – опа! – опять на две недели, всё пропустил, спустил, мучается потом опять, опять отходняк жуткий, опять надо себя брать в ежовые рукавицы и опять что-то делать.

Котельников. Ну да, зеркальное отражение поведенческое того, что со страной происходит.

Аббасов. Ну, это вот у меня сейчас родилась, по сути.

Флямер. Аналогия.

Аббасов. Да, прямая причем.

Флямер. Но ещё раз: логика группы состояла в следующем. Сначала нужно положить первичную гипотезу о сути этой ситуации. Потом произвести более специализированное изучение нескольких фокусных сюжетов. Так, значит, каких сюжетов? Реформы и история реформ – первый сюжет. Второй сюжет – значимые и успешные проекты и достижения в практике. Например, появление железнодорожного транспорта, космический проект. Это второй сюжет. И третий – исторические катастрофы, предположительно имевшие причину в дефициентности управленческой мысли; например, такие как революция 1917 года.

Значит, получается так: первичная гипотеза, потом заглядывание в несколько сюжетов, потом переформулирование и уточнение проблемы, и далее – новый заход в историю уже с уточненной проблемой. Поэтому когда я спросил про план, я имел в виду вот эту последовательность шагов.



Рац. Да. Я бы сейчас сказал даже, что, наверное, будут не две, а три итерации. И, может быть, мы сейчас уже во второй находимся. То есть как бы первый взгляд брошен, и вот из первого взгляда на историю получилась та модификация исходных позиций, о которых я и начал говорить.

Флямер. Ну, может быть. Но я-то хочу понять плановую линию движения группы, да? Потому что вот как относиться к 9 апреля?

Рац. Положительно.

Флямер. Ну, первичные гипотезы положены, тогда по плану вроде нужно делать следующие шаги. А если она не положена, а есть…

Рац. Ну, если теперь у нас вторая итерация, то…

Флямер. Нет, вторая итерация чего?

Рац. Движения. Он обсуждает две итерации – первый взгляд на историю, возвращение к основной гипотезе, второй взгляд на историю.

Флямер. Верно.

Рац. А я говорю, что их, похоже, получается не две, а три. Первый мы уже прошли и сейчас вроде бы во втором находимся.

Флямер. Тогда вернулись к вопросу: если первый прошли, то каков результат первого? Я-то Вас про него спрашивал. Вы, может быть, ответили мне на другое?

Рац. Да, а я отвечаю, что первый результат, на мой взгляд, состоит в существенном уточнении этой самой первичной гипотезы.

Флямер. Ну, вот этой гипотезы?

Рац. Да.

Флямер. Или другой?

Рац. Этой.

Флямер. Потому что я-то думал, что Вы другую хотите предложить, другую первичную.

Рац. Но она уже не первичная, она уже вторичная.

Флямер. А если Вы работали, исходя из вот этой первичной гипотезы, в которой есть фактически: результаты-провалы и мобилизация-расслабуха – вот, собственно, да? И дальше тезис фактически про эту гипотезу – он в том состоит, что линию какого-то восхождения не удаётся построить, потому что результаты сменяются провалами. И вот это как бы, эти модальности – мобилизация и расслабуха – продолжаются. Линии восхождения как бы недостаёт. Вот.

Рац. Да.

Флямер. Вот. Хорошо, значит, вот такая гипотеза. Мобилизации сменяются провалами, результаты сменяются потерей потенциала, и в целом как бы нет этой линии восхождения.

Теперь, в вашем плане после этого шага (хорошо, вы прошли его) должен быть следующий шаг, ведущий к уточнению первичной гипотезы на более какие-то, наверное, детализированные или структурированные суждения о проблемности. Вот чтобы до этого шага дойти (это первый шаг, это вот, значит, третий шаг, называется «вторая итерация проблемы»), предполагалось, что будет сделан второй шаг, правильно? Это первый, это третий. Тут где-то должен быть второй шаг. Этот шаг делался?



Рац. Обязательно.

Флямер. А можно тогда про этот шаг рассказать?

Рац. А тут есть одно важное привходящее обстоятельство, которое состоит в следующем. Второй шаг в основном связан с Сергеем Ивановичем, который и планировал о нём говорить после меня. Мы специально построили именно такую последовательность, поскольку пока я в Москве и поскольку у нас есть единственная возможность обсудить здесь свои дела, то нам хотелось бы обсудить, прежде всего эти самые понятийные основания. Поэтому третий и второй пункт поменялись местами ситуативно.

Флямер. Невозможно понять третий без второго. Это один момент, в чём сложность. Потому что вы-то уже проделали.

Рац. Да.

Флямер. А мы-то вне этого контекста. Поэтому когда я спросил тезисы, это решение ваше о том, что для всех выносится. Но оно не может – это решение – проистекать только из вашей внутренней ситуации. Ну, потому что это было бы странно. Надо же как-то хотя бы сохранить возможность взаимопонимания между вами и общим кругом.

Рац. Да.

Флямер. Поэтому, может быть, второй шаг кратко, а потом про третий? Можем мы так сделать?

Рац. Ну, возможен и такой вариант.

Флямер. Чтобы осталась возможность именно добраться обязательно до третьего шага, где Вы хотите и выступить. Потому что, грубо говоря, здесь же вопрос, а с чем вы пришли к этому третьему шагу, в какой ситуации. ОК? Не против? Давайте.

Котельников. Во втором шаге фокусные сюжеты.

(перерыв)

Котельников. Значит, промежуточный шаг – обращение к фокусным сюжетам: реформа, успешные проекты, катастрофа.

Сам этот ход по выделению сюжета требует несколько другого подхода, чем тот, который был зафиксирован в самой формулировке проблемы по Роману Ищенко. То есть неявно в формулировке Романа содержалась позиция стороннего наблюдателя. Это заметил ещё Горев, когда стал недоумевать насчет волн: волна и волна. А если мы обращаемся к так называемым фокусным сюжетам, само представление о сюжетировании и о событии, имеющем сюжет, предполагает, что там кто-то осуществляет какие-то действия; предположим, властитель. И невольно формулировка проблемы из позиции стороннего наблюдателя начинает модифицироваться, размываться. Туда нужно привнести, в эту формулировку, явно присутствующие в фокусных сюжетах искусственные моменты: чье-то самоопределение, чье-то целеопределение, постановку задач. И эта метафора насчет волн, но, правда, оснащенная вот этими смысловыми растяжками, заимствованными частично из представлений Корнилова, она всё равно остаётся смысловой: мобилизация, остановка. Она оказывается недостаточной. То есть эти растяжки отодвигаются как бы в связи с привнесением момента чьего-то целенаправленного действия и искусственного вмешательства.



Флямер. Может быть, здесь сделаем паузу?

Котельников. Да, пожалуйста.

Флямер. Есть ли тут вопросы?

Аббасов. … правильно ли я понимаю? Если я чувствую нерв этой проблемы, то вот как я его чувствую, и Вы скажете, прав я или нет. Что проблема-то не в том, что волны или не волны, мобилизация и потом расслабление, а в том, что мы не можем зафиксировать результат, что тот результат, которого мы достигаем с помощью реализации, он потом не фиксируется, а вот во время этого расслабления он просто исчезает в никуда. Нет?

Флямер. Сейчас, Султан, секундочку. Этот вопрос, который ты задаёшь, касается первого шага, то есть вот сути этой первичной гипотезы. Сейчас Сергей Иванович рассказал про то, что они сделали следующий шаг, они вошли в работу, которая дальше уже, после этой первичной гипотезы, и уже в ней возникла некая коллизия. Поэтому как понимать сейчас твой вопрос?

Аббасов. Ну, я говорю, что надо было бы задать его десять минут назад.

Флямер. Да, потому что когда я тоже метафорически сказал, что не фиксируются линии восхождения, так и можно сказать, что результат, как взгляд, не закрепляется.

Аббасов. Не закрепляется, да.

Флямер. Тут что одна формулировка, что другая, они друг друга…

Аббасов. Стоят.

Флямер. Вот. А у меня вопросы к тому, что сейчас Сергей Иванович проговорил, уже дальше двигаясь. Ещё раз процитирую, что говорил Ищенко: «После этого, - то есть после первой гипотезы, первичной гипотезы, - мы следующим пунктом планирования делали первый заход в историю, для того чтобы, скажем так, на уровне поверхностного взгляда охватить какие-то ключевые исторические точки, которые бы позволили нам сделать первичную проверку гипотезы. В частности, мы выделяли такие пункты, как реформы, успешные достижения, успешные проекты и наоборот - исторические катастрофы и провалы». То есть второй шаг, задача – помня про общий контекст, внутри него найти проверочные ситуации, то есть такие исторические ситуации более локальные, которые как бы позволят углубить понимание самой этой проблемы и уточнить гипотезу. Правильно? Поэтому если Вы из этой же задачи сейчас, когда Вы рассказывали про второй шаг, про задачу выделения локальных, локализованных сюжетов: не триста лет, а, например, не знаю, тридцать лет… Да?

Котельников. Да-да. То же самое, и функция проверки.

Флямер. А тогда можно пояснить, что значит позиция отстраненно-наблюдательная? Когда мы эту задачу решаем по заглядыванию в историю, мы что делаем?

Соколов. Наблюдаем.

Котельников. Первая формулировка не преодолевает эту позицию. Мы заглядываем, но наблюдаем.

Флямер. И что? Я этого и не понимаю. Этот момент, мне кажется… любое заглядывание, неважно, в триста лет, в тридцать лет, но ретроспективно отдаленное, сходно по типу. Либо здесь есть какой-то нюанс?

Рац. Это не заглядывание, на мой взгляд, поскольку в зависимости от того, из чего мы исходим, мы по-разному реконструируем эту самую историю.

Флямер. Локализованную в истории *?

Рац. Любую, хоть локализованную, хоть общую. Вся картина меняется.

Флямер. Ну да.

Рац. Поэтому это не заглядывание. Это очень странное заглядывание, которое меняет объект рассмотрения.

Соколов. Почему меняет?

Флямер. Подождите, я же пока про другое. Это я согласен с Вами, но я про другой момент говорю.

Рац. Тогда я не понял.

Флямер. Вот мы-то в сегодняшнем времени, но мы хотим посмотреть в прошлое. Но заглядыванием это будет, не заглядыванием, или проецированием каких-то наших средств; это понятно, что проецированием наших средств. Но отстраненным наблюдением или деятельным соучастием это будет не в зависимости от того, что мы какие-то средства проецируем, а в зависимости от того, распространяем ли мы вывод этого проецирования на наше будущее.

Рац. А-а! Вон оно чего хотят!

Флямер. А потому что если мы не распространяем, то это, конечно, отстраненное наблюдение. А если мы себя в эту историю вставляем, то мы уже в деятельном соучастии. А проецировать какие-то средства нужно. Но мы странную вещь делаем. Мы ретроспективно смотрим, для того чтобы выделить эту ситуацию как распространяющую своё историческое значение на нас и на наш следующий шаг. И только тогда мы не отстранены и находимся не в сугубо позиции наблюдателя, а в позиции формирования нашей рамки, нашей исторической рамки. Поэтому когда Сергей Иванович начал обсуждать, что-де он – Ищенко – в позиции наблюдателя, а мы теперь вот в какую-то другую позицию переходим, я вот тут и не понял с позициями.

Котельников. Сейчас буду комментировать.

Флямер. Да. Ваш вопрос про историко-культурную рамку понятийной работы.
  1   2   3   4   5

Похожие:

Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconАлиса в Стране Чудес и 11 сентября 2001 г
Ничто не останется тем, что оно есть. Потому что все станет тем, чем оно не является. И наоборот, чем оно является, оно больше не...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconДеятельность и дело
Самый умный человек не может знать, что он будет думать; но он должен быть уверен в том, что он будет делать
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconУрок №29. Звезда по имени солнце. Общие сведения. Солнечный спектр. Внутреннее строение Солнца
Солнца, и что нас ожидает в будущем. Знаем, что возраст Солнца пять миллиардов лет, и что оно находится на главной последовательности,...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconНациональный вид идолопоклонства
Горы, евреи решили, что 40 дней прошли, и значит, с Моисеем что-то случилось и что он не вернется. Евреи испугались "кто же теперь...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconЗдраствуйте, вы хотите поставить сервер? Надеюсь тут всё будет понятно
Итак, что у нас есть? Думаю, что ничего, для работы сервера нужна программа "Mysql", проще говоря мускул, стянуть можно отсюда
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconКаледина, А. Пока рубль сохнет, доллар сдохнет [Текст]/ А. Каледина // Известия. 2008. №29
И тем не менее большинство экспертов уверено, что пирамида под названием американская валюта неизбежно пошатнется. Тем более что...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconУпражнения для голоса, постановка голоса, тембр голоса, развитие голоса
Очевидно, что бессмысленно говорить «в пустоту». Нас интересует, чтобы нас выслушали и поняли, чтобы наши слова подействовали, дошли...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconЧто будет дальше со Вселенной?
Огромный мир вокруг нас всегда волновал человека. Он с давних времен старался понять, как устроен этот мир, что такое в этом мире...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconРовным-то местом мы тут не больно богаты. Все у нас горы да ложки́, ложки́ да горы. Не обойдешь их, не объедешь. Гора, конечно, горе рознь
Нашего завода пришлась. Сперва с версту, а то и больше такой тянигуж, что и крепкая лошадка налегке идет, и та в мыле, а дальше еще...
Рац. Оно у нас будет сложно построено, потому что у нас идут бурные внутренние дискуссии, ну и вроде бы основные позиции как-то утрясаются, но, тем не менее, я не уверен, что всё, что я буду говорить, будет полностью разделяться коллегами iconКарта не территория
У каждого из нас есть своя, субъективная “карта мира”. На ней изображено все, что происходит вокруг и имеет для нас значение, все...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org