Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва



страница1/6
Дата08.10.2012
Размер0.95 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6


ГОРОДА-ГЕРОИ

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

(1941-1945)



В ПОЭЗИИ

Стихи

  1. Москва стр.4

  2. Ленинград стр. 20

  3. Сталинград стр. 26

  4. Киев стр. 42

  5. Одесса стр. 48

  6. Севастополь стр. 51

  7. Брестская крепость (Крепость-герой) стр. 59

  8. Новороссийск стр. 63

  9. Керчь стр. 64

  10. Минск стр. 65

  11. Тула стр. 68

  12. Мурманск стр. 70

  13. Смоленск стр. 73

Песни военных лет

  1. Священная война стр. 76

  2. Эх, дороги стр. 77

  3. Смуглянка стр. 78

  4. Темная ночь стр. 79

  5. Давай закурим стр. 80

  6. Несокрушимая и легендарная стр. 81

  7. На безымянной высоте стр. 82

  8. Перелетные птицы стр. 83

  9. Ехал я из Берлина стр. 84

  10. В землянке стр. 85

Города-герои Великой Отечественной войны

(1941-1945)

в поэзии


Владимир Хроменко


Города-герои


Ленинград и Сталинград стояли

Насмерть, как бессмертная Москва:

Покорить их не хватило стали –

Каждый город армию сковал!
И Одесса-мать, и Севастополь

Перед славой Родины чисты:

Враг у стен их армии ухлопал,

Оставляя кладбищей кресты.
Малая земля Новороссийска

И десант встречающая Керчь –

Так все это дорого и близко,

Что должны в душе мы уберечь.
Города-герои, города-герои,

Десять неприступных ратных городов.

Пусть у Бреста крепость славу их утроит!

Мой геройский город, к битве будь готов.
Города-герои, города-герои,

Десять непокорных русских городов.

Имена их время никогда не скроет.

Мой геройский город, будь вовек здоров.
Тула оружейная в осаде

И священный Киев под пятой…

Впереди победа лишь, а сзади

Бой за землю русскую простой.

Стала белорусская столица

Первою столицей партизан:

Минск врагу с криниц не дал напиться –

Горло Минск врагу перерезал!
Города страны непокоренной,

Города истерзанной земли

Звездною увенчаны короной

Оттого, что выстоять смогли.
Города-герои, города-герои,

Десять неприступных ратных городов.

Пусть у Бреста крепость славу их утроит!

Мой геройский город, к битве будь готов.
Города-герои, города-герои,

Десять непокорных русских городов.

Имена их время никогда не скроет.

Мой геройский город, будь вовек здоров.

МОСКВА

Марк Лисянский
Моя Москва
Я по свету не мало хаживал,

Жил в землянках, в окопах, в тайге,

Похоронен был дважды заживо,

Знал разлуку, любил в тоске.
Но Москвою привык я гордиться,

И везде повторяю слова:

Дорогая моя столица,

Золотая моя Москва!
У горячих станков и орудий,

В нескончаемой лютой борьбе

О тебе беспокоятся люди,

Пишут письма друзьям о тебе.
И врагу никогда не добиться,

Чтоб склонилась твоя голова,

Дорогая моя столица,

Золотая моя Москва!

Алексей Сурков
Подошла война к Подмосковью.

Ночь в накале зарев долга.

Будто русской жертвенной кровью

До земли намокли снега.
По дорогам гремят тачанки,

Эскадроны проходят вскачь,

Приготовились к бою танки

Возле стен подмосковных дач.
Стук подков на морозе четче.

В пар укутан блиндажный лаз.

У околицы пулеметчик

С темной рощи не сводит глаз.
Будто руки окаменели,

Будто вкопан он в грунт, во рву...

Этот парень в серой шинели

Не пропустит врага в Москву...

Алексей Зарицкий
На последнем рубеже
На опушке дымятся подбитые танки.

Остывают орудия.

Грохот затих.

Мы в леске придорожном,

На светлой полянке

Схоронили друзей боевых
Осень листья стрясала с калины застылой:

За листком неохотно срывался листок,

Покружившись печально над братской могилой,

На сырой опускался песок.
Бой затих,

Лес молчит.

Стрекотанье сорочье

Донесется порой, и опять тишина.

В ней таится тоска, словно в доле сиротской -

Здесь она будто горечи сирой полна.
А места здесь такие - одно загляденье:

Рядом озимь,

А дальше - стеною боры.

Богатырской заставой здесь сосны и ели

Сторожат Подмосковье с далекой поры.
Здесь со мной каждый луг, лес от края до края,

Словно с другом, открытый ведут разговор.

И негромкая Нара - речушка такая,

Так же вьется,

Как наши Горынь иль Остер.
Только екает сердце с неясной тревогой.

Стоит мне, обернувшись, взглянуть на восток,

Снова кажется - вижу за дымкой далекой

Я Москву на скрещенье дорог...
Передышки судьба до сих пор не дала нам.

Подмосковье...

Последняя пядь -

А за ней:

Институт, где я лекции слушал недавно...

Площадь Красная... Кремль... Мавзолей...
Ах, как здесь на опушке алеет рябина,

Словно там, у Днепра, где родимая мать.

Мне отсюда - две тысячм верст до Берлина.

До Москвы - только семдясет пять...
Григорий Акопян
Песня-присяга
Москва, моя родная мать,

Люблю тебя всем сердцем, свято.

Тебя иду я защищать

По долгу сына и солдата.

Честь и красу твою храня,

Тебя спасу я от огня.
Москва, священный город мой,

Мы связаны с одной судьбою.

Мы за тебя уходим в бой,

Чтобы прикрыть тебя собою.

Чтоб ты могла вовеки жить -

Не страшно голову сложить.
Москва, я твой бесстрашный сын.

К врагам я беспощаден буду.

Я стану искрой той грозы,

Что пепелит врага повсюду.

Тебя, пройдя огонь и дым,

Спасу я подвигом своим.
Мы не допустим, чтобы враг

Ломился в дверь твою прикладом.

Мы в вихре яростных атак

Сметем убийц свинцовым градом.

Тебя мильоны сыновей

Спасут отвагою своей.

Михаил Кульчитский
Здесь каждый дом стоит, как дот,

И тянутся во мгле

Зенитки с крыши в небосвод,

Как шпили на Кремле
Как знак, что в этот час родней

С Кремлем моя земля,

И даже кажутся тесней

Дома вокруг Кремля.
На окнах белые кресты

Мелькают второпях,-

Такой же крест поставишь ты,

Москва, на всех врагах.
А мимо - площади, мосты,

Патрульный на коне...

Оскалясь надолбами, ты

Еще роднее мне.
И каждый взрыв или пожар

В любом твоем дому

Я ощущаю, как удар

По сердцу моему.
И чертят небо над Москвой

Прожекторов лучи.

И от застав шагают в бой

Родные москвичи...

Юрий Мельников


Мы уходили призываться

В ту осень на лугу широком,

Там, где течет река Москва,

Поблекла у дорог до срока

Войной помятая трава.
Зерно неубранное мокло,

И все сильней день ото дня

У нас в избе дрожали стекла

От орудийного огня.
...В разрывах небо под Москвою.

Замаскирован в окнах свет.

Все ближе, ближе грохот боя,

А нам повесток нет и нет.
Остановились эшелоны,

В вагонах рвется динамит...

Узнали мы от почтальона,

Что наш военкомат разбит.
А нам уже по восемнадцать,

И нас четырнадцать ребят...

Мы уходили призываться

В соседний райвоенкомат.
Нам на прощанье рук не жали

Подруги наши в эти дни.

Окопы для солдат копали

У Дубоселкова они.

И нас отцы не провожали,

А только матери одни.

Алексей Сурков
Песня защитников Москвы
Мы не дрогнем в бою

За отчизну свою.

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,

Обороной стальной

Остановим,

Отбросим врага.
В атаку, стальными рядами,

Мы поступью твердой идем.

Родная столица за нами,

Врагам преградим путь огнем.
На марше равняются взводы.

Гудит под ногами земля.

За нами родные заводы

И красные звезды Кремля.
Для счастья своими руками

Мы строили город родной.

За каждый расколотый камень

Отплатим мы страшной ценой.
Не смять богатырскую силу.

Могуч наш заслон огневой.

Мы выроем немцу могилу

В туманных полях под Москвой.
Мы не дрогнем в бою

За столицу свою.

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,

Обороной стальной

Опрокинем,

Отбросим врага.


Иван Молчанов
Дороги
Чуть горит зари полоска узкая,

Золотая тихая струя...

Ой ты, мать-земля родная, русская,

Дорогая Родина моя!
В серебре деревья, как хрустальные,

Не тревожен зимний их убор...

И бегут, бегут дороги дальние

Средь полей в немеренный простор.
Чья душа с тоскою не оглянется:

Сквозь туман, взрывая ночь и тьму,

Вражья рать по тем дорогам тянется

К городу родному твоему.
Ой, дорогу, дымные, военные,

За Москву тяжелые бои...

В тех боях солдаты иноземные

Растеряли головы свои...
Не для них дороги наши лажены,

Не для них построены мосты!
Ты гори, зари полоска узкая,

По земле ползет пожара дым...

Мы тебя, земля родная, русская,

Никогда врагам не отдадим!

Леонид Решетников

7 ноября 1941 года
Дай же мне, память, воочью и прямо

Снова увидеть тот памятный час!

...Падая тихо на древний камень,

Вьются снежинки между штыками.

Шелест тревожный зенитных трасс

Ветер доносит до нас упрямо
В небе нахмуренном, как из оконца,

В тесном просвете между облаков

Выглянет тусклое дымное солнце -

Вспыхнут холодные свечи штыков.
Рота за ротой, сурово и строго,

Шагом железным идем и идем.

Все - на передний, туда, где тревога,

Где от Москвы огневая дорога

Стала единственно верным путем.
Бьется шинель на ветру о колени,

В воздухе веет сражения дым...
Кажется, молча поднявшийся Ленин,

Стоя вверху на гранитной ступени,

Кепкою машет солдатам своим...



Николай Алексеев


Москва под ударом, и малым и старым

Тревога и гнев всколыхнули сердца.

Лишь весть пролетела - Москва под ударом,

Двойною броней одевая сердца.
По русским, грузинам, узбекам, татарам

Взметнулось как гневное пламя в костре:

Москва под ударом, Москва под ударом,

На помощь, на выручку старшей сестре!
Победная участь дается не даром,

Единая мысль возникает в мозгу:

Ответить смертельным, разящим ударом

Врагу, подступившему под Москву.

Александр Прокофьев


Вся Родина встала заслоном.

Нам биться с врагом до конца,-

Ведь пояс твоей обороны

Идет через наши сердца!
Идет через грозные годы

И долю народа всего,

Идет через сердца народа

И вечную славу его!
Идет через море людское,

Идет через все города...

И все это, братья, такое,

Что враг не возьмет никогда!
Москва! До последних патронов,

До дольки последней свинца

Мы в битвах! Твоя оборона

Идет через наши сердца!


Марк Лисянский

Волоколамское шоссе

Москва. Ноябрь.

А между сосен

Во всей стремительной красе

Летит в дымящуюся осень

Волоколамское шоссе.

Замерзнуть не успела Руза,

Как двинулись на смертный бой

Грузовики с гремучим грузом

И танки тесною толпой.

На миг мелькнув папахой сивой

И сединою на виске,

Иван Васильевич Панфилов

Промчался на броневике.

Шли добровольцы Подмосковья,

Шли горняки и слесаря

Туда, где порохом и кровью

Обозначала путь заря.

Шоссе хранило след летучий,

Вело в бессмертие оно.

И бомбы падали сквозь тучи,

Не попадая в полотно

Шоссе, трубя победным рогом,

Спешило обгонять молву

И не хотело стать дорогой

В заиндевевшую Москву.

Натянутое до предела,

Во всей стремительной красе

На запад от Москвы летело

Волоколамское шоссе.




Яков Козловский
Москва 1941 года


1

Москва моя, на каждом слове

Твоих приказов боевых

Запекшиеся капли крови

Солдат погибших и живых.
Деревья на ветру продрогли,

Сугробы оспенно черны.

И в цейсовские бинокли

Шпили кремлевские видны.
Подавшись в Куйбышев, посольства

Нам соболезнуют уже

И удивляются геройству

На подмосковном рубеже.
И, как выносливые боги,

Мы прячем слабости свои.

Всю ночь воздушные тревоги,

С утра - наземные бои.
И на асфальт Москвы шершавый,

Минуя степи и леса,

Бросают красные составы

Дивизии и корпуса.
И от восточного квартала

Они Москвой проходят все

К охрипшим западным вокзалам

И юго-западным шоссе.
А из Берлина передали

По фронту радиомолвы,

Что отчеканены медали

За штурм и взятие Москвы.
2
Стрижиный взлет ракет сигнальных

И вой сирен - недобрый знак.

На сутки десять генеральных

И пять психических атак.
Но, остановленные нами

На поле боя и судьбы,

Перед окопами и рвами

Встают их танки на дыбы.
Фон Бок сбивается со счета,

В какой уже не помнит раз,

Полмира взявшая пехота

Не может выполнить приказ.
Ее поземкою заносит,

В глазах оледенел закат,

Но живы всюду двадцать восемь

Бессмертью вверенных солдат.
И генерал-майор Панфилов

Ложится сам за пулемет.

И в штабе писарю чернила

Уже легенда подает.



Владимир Семакин


И ночью огонь, и днем -

то рявкнет вдали, то ухнет,

поблизости кверху дном

суглинок взлетит - и рухнет.
На стуже залег боец

во свежей воронке-яме,

приник он, совсем юнец,

к земле, словно к родной маме.
Задул сиверок, суля

морозы еще покрепче.

И слышно:

сама земля -

земля, а не кто-то -

шепчет

взволнованные слова

под сенью тревожной ночи:

- Сюнок, позади Москва.

Ни шагу назад, сыночек!
"Нах Москау!" - слышь-послышь,

орут они, юберменши.

Чего захотели - ишь! -

Москву - и никак не меньше
В честь фюрера своего

все метят кровавой метой.

Хотят они ишь чего! -

господства над всей планетой.
Сынок, припади ко мне,

почуй прибавленье силы -

и недруги на войне

не минут своей могилы.
Подбитые там и сям

темнеют их танков туши,

как чуждые небесам

сплошной черноты их души.
Безумствует вражья спесь

и прет на рожен, похоже.

Свобода, сынок и честь

нам жизни самой дороже!
Пока бесноватый жив

и жив хоть один пришелец,

не снизится твой порыв:

на бруствер

и смело - через!
...Сквозь дым и густой свинец

земля словно ждет ответа...

Рывком поднялся боец -

и недруг невзвидит света!


Алексей Сурков

В дыму пожаров тонет даль седая.

Широк великой битвы разворот.

Колонны танков, с флангов наседая,

Неудержимо движутся вперед.
Саперы ищут под хрустящим снегом

Чужих сапер коварные следы.

Из белой рощи конница набегом

Врубается в орущие ряды.
И пехотинцы в грохоте орудий

Идут, не наклоняя головы.

Запомни их, товарищ! Эти люди

Фашистов отогнали от Москвы.

Алексей Сурков

Вот бомбами разметанная гать,

Подбитых танков черная стена.

От этой гати покатилась вспять

Немецкая железная волна.
Здесь втоптаны в сугробы, в целину

Стальные каски, плоские штыки.

Отсюда, в первый раз за всю войну,

Вперед, на запад, хлынули полки.
Мы в песнях для потомства сбережем

Названья тех сгоревших деревень,

Где за последним горьким рубежем

Кончалась ночь и начинался день.


Алексей Сурков
Бьется в тесной печурке огонь.

На поленьях смола, как слеза,

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.
Про тебя мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой.

Я хочу, чтобы слышала ты,

Как тоскует мой голос Живой.
Ты сейчас далеко-далеко.

Между нами снега и снега.

До тебя мне дойти нелегко.

А до смерти - четыре шага.
Пой, гармоника, вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови.

Мне в холодной землянке тепло

От моей негасимой любви.
Павел Железнов

На подступах к Москве
Держась, как за личное счастье,

за каждую пядь земли,

мы под Москвой встали насмерть,

в грунт промерзлый вросли!

Земля от разрывов дрожала,

горела берестой броня.

Солнце - в дыму пожара -

чадило, как головня...

Не только на этом взгорье,

где наш окопался взвод,-

на Балтике, в Черноморье

Москву защищал народ.

Но - лишь в подмосковной зоне -

встряхнуть твое сердце мог,

как часы на ладони,

знакомый с детства гудок...

Когда с оружейным раскатом

мы подымались в бой,-

поэт становился солдатом,

поэтом - солдат любой.

Александр Твардовский
Москва


Зябкой ночью солдатской

В сорок первом году

Ехал я из-под Гжатска

На попутном борту.
Грохот фронта бессонный

Шел как будто бы вслед.

Редко встречной колонны

Скрытый вспыхивал свет.
Тьма предместий вокзальных

И - Москва. И над ней

Горделивый, печальный

Блеск зенитных огней.
И просились простые

К ней из сердца слова:

"Мать родная, Россия,

Москва, Москва..."
В эти горькие ночи

Ты поистине мать,

Та, что детям не хочет

Всей беды показать;
Та, что жертвой безгласной

Не смирится с судьбой;

Та, что волею властной

Поведет за собой.
И вовек не склонится

Твоя голова,

Мать родная, столица,

Москва, Москва!..
Память трудной годины,

Память боли во мне.

Трязкий кузов машины.

Ночь. Столица в огне.
И, как клятва, святые

В тесном горле слова:

"Мать родная, Россия,

Москва, Москва..."
...Ехал я под Берлином

В сорок пятом году.

Фронт катился на запад,

Спал и ел на ходу.
В шесть рядов магистралью -

Не вмещает - узка! -

Громыхаючи сталью,

Шли на запад войска.
Шла несметная сила,

Разростаясь в пути,

И мосты наводила

По себе впереди.
Шла, исполнена гнева,

В тот, в решающий бой.

И гудящее небо,

Точно щит, над собой
Высоко проносила...

- Погляди, какова

Мать родная, Россия,

Москва, Москва!..
Память горя сурова,

Память славы жива.

Все вместит это слово:

"Москва, Москва!.."
Это имя столицы,

Как зовет, повторим.

Расступились границы,

Рубежи перед ним...
Стой, красуйся в зарницах

И огнях торжества,

Мать родная, столица,

Крепость мира - Москва!


Джамбул Ждабаев
Москве


Москва! Сердце нашей страны!

Владычица мыслей, Москва!

Не раз у кремлевской стены

Склонялась моя голова,

Не раз на пороге весны,

Когда зеленеет трава,

По праву певца-старшины

К тебе обращал я, Москва,

И голос хвалебной струны,

И полные ласки слова.
Шуршит, опадая, листва,

Снежинки снуют над Кремлем,

Природа ясна и трезва,

А ты, трудовая Москва,

Сражаешься с пьяным зверьем...

Твой враг беспощаден, Москва!

Он ловок и жаден, Москва!

Немало он ссадин, Москва,

Оставил на теле твоем.

Раздавишь ты гадин, Москва!

Твой каждый овраг и подъем

Фашистов схоронит живьем!

Мне птицы стрекочут - "Москва"...

Мне горы грохочут - "Москва"...

Твой подвиг под Млечным Путем

Мне звезды пророчат, Москва...
Друзья! Не во сне - наяву

Разбойники рвутся в Москву!

В опасности наша Москва!

Помочь ей, немедля помочь,

Врагов измолоть, истолочь,

Откинуть их скопища прочь,

Пожертвовать всем для Москвы,

Народы, обязаны вы!

В Сибири, в Крыму, на Неве

Страна помогает Москве.

Наш Риддер, Чимкент и Балхаш,

Арал и его острова,

Бурильщик и угольщик наш

Тебе помогают, Москва,

Полки казахстанских сынов

Участвуют в смертном бою

За тысячи светлых домов,

За душу, столица, твою.

Мне ветер, мне поле - родня,

С пеленок в седле я живу.

Чуть свет я сажусь на коня,

Поводья, как юноша, рву

И мчусь, стременами звеня,

И всех, узнающих меня,

Москва на подмогу зову.
В Москве еще рано, светло,

Несметно проезжих число,

А здесь уже шепчет мне ночь:

"Покинь, престарелый, седло!

Ты должен и песней помочь".

И вот, заодно с темнотой,

На запад я взором плыву,

Где теплится день золотой...

Колени к сырому жнитву

Джамбул преклоняет седой;

Мигает звезда в синеве,

Сверкает в речном рукаве;

Я струнную рву тетиву,

Я взором пугаю сову

И песню творю о Москве -

Москве. Для Москвы. За Москву.
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconТерра»-«terra» москва 1999
Редакционная коллегия серии сборников «Великая Отечественная война 1941—1945 гг.»
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconМосква 1999 «teppa»-«terra» москва 1999
Редакционная коллегия серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941—1945 гг.»
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconУчастники Великой Отечественной войны. 1941 – 1945 гг
Великая Отечественная Война на долю народа ещё не выпадало. Война унесла жизни миллионов людей, её огонь пожирал города, села; голод...
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconСборников документов «великая отечественная война 1941-1945 гг.»
...
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconВеликая Отечественная война(1941-1945 гг.) глазами военных корреспондентов А. Суркова и К. Симонова

Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва icon«терра» «terra»
Редакционная коллегия: серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг.»
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconРоссийский государственный военный архив
Редакционная коллегия серии сборников документов “Великая Отечественная война 1941—1945 гг.”
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconСправочная литература
Великая Отечественная война. 1941-1945: События. Люди. Документы: Исторический справочник. М.: Политиздат, 1990
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва icon«Великая Отечественная война 1941 1945 годы»
Укажите кодовое название плана германского командования, разработанного для взятия Москвы
Города-герои великая отечественная война (1941-1945) в поэзии стихи Москва iconВеликая Отечественная война. 1941-1945 гг. Тест Первый
В годы Великой Отечественной войны высшим органом государственной власти в СССР был
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org