Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве



страница1/5
Дата17.10.2014
Размер0.66 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5

На правах рукописи

Арсанукаева Малика Султановна

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ЧЕЧНЕ И ИНГУШЕТИИ (XIX — НАЧАЛО XX ВВ.)


12.00.01 — теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук
Москва — 2010
Диссертация выполнена на кафедре истории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина
Научный консультант доктор юридических наук, профессор Исаев Игорь Андреевич
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Мисроков Замир Хасанович

доктор юридических наук, профессор

Свечникова Лариса Геннадьевна

доктор юридических наук, профессор

Халифаева Анжела Курбановна

Ведущая организация Российская таможенная академия
Защита состоится 27 октября 2010 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан____________________2010 г.


Учёный секретарь диссертационного

совета, заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук,

профессор Н.А. Михалева

Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. В условиях кардинальных перемен, переживаемых на современном этапе российским обществом и государством, особое значение приобретает выявление эффективных путей оптимизации политики в экономической, политической и социальной сферах. Поступательное развитие, безопасность и целостность любого многонационального и многоконфессионального государства требуют учета истории государственно-правового строительства в отдельных регионах, верований, традиций и обычаев населяющих его народов.

Актуальность исследования государственно-правовой политики Российской империи в национальных районах Северного Кавказа связана с необходимостью глубокого и всестороннего изучения форм, способов и методов управления, которые использовались правящей верхушкой Российской империи, кавказской и местной военной администрацией, их эффективности и последствий применения. Все это позволяет выявить серьезные изменения в жизни горцев, корни тех критических ситуаций, которые отмечались в регионе на протяжении всего исследуемого периода.

В последние годы значительно вырос интерес не только ученых, политиков, публицистов, но и различных слоев населения региона к событиям XIX ― начала XX вв., в первую очередь к Кавказской войне.

Исследование этой очень сложной, многогранной и обширной по обилию событий и фактов темы накладывают особую ответственность, показывает недопустимость попыток, предпринимаемых как в научных, так и общественных кругах, сводить старые исторические счеты путем выборочного и предвзятого использования событий почти двухвековой давности. В то же время следует знать, «когда и где посеяны зерна, давшие … такие страшные всходы»1.

Изучение исторического опыта российско-горских отношений, особенно с такими непростыми в плане выстраивания политической линии этносами, как чеченцы и родственные им ингуши, имеет особую актуальность в наши дни. В ходе событий 1990-х гг. в Чечне были легализованы существовавшие на бытовом уровне тайпово-тукхумная организация, общественные институты управления (народные собрания, старшины, духовные лица), судопроизводство на основе адата и шариата. Те же тенденции отмечаются и в соседней Ингушетии. Понять, каким образом действует традиционный общественный механизм, прочно связанный с религиозной составляющей, представляется очень важным в современных условиях.

Объективный анализ государственно-правовой политики Российской империи в бывших горских районах Северного Кавказа важен также и потому, что ее негативные проявления используются различными деструктивными силами как внутри Российского государства, так и из-за рубежа с целью дестабилизации положения в регионе, разжигания конфликтов на межнациональной и религиозной почве, провоцирования сепаратистских настроений среди местного населения.

Степень научной разработанности темы. Отдельные аспекты темы диссертационного исследования разрабатывались дореволюционными, советскими и современными авторами. Особую научную ценность имеет информация, содержащаяся в работах дореволюционных авторов: Н.Ф. Дубровина, В.А. Потто, С.С. Эсадзе, А.Л. Зиссермана, Н.Я. Данилевского, представлявших официальную точку зрения на политику Российской империи в горских районах Кавказа. Более критично положение горцев освещали: И.Б. Саракаев, Ч. Ахриев, Я. Абрамов, Г. Цаголов, А. Цаликов, Г.М. Туманов.

Сбор, систематизацию и анализ норм обычного права народов Кавказа, в т.ч. чеченцев и ингушей, впервые осуществили М.М. Ковалевский, Ф.И. Леонтович, А.П. Берже, У. Лаудаев, Б. Далгат, Н.Ф. Грабовский, К. Самойлов, Н.Н. Харузин, Н. Семенов, И. Лилов, В. Пфафф, Л.Я. Люлье, Н.Г. Петрусевич, Б. Миллер, Д. Шанаев, И.-Г. Георги, И. Гюльденштедт, И. Бларамберг. Особого внимания заслуживает труд М.М. Ковалевского «Закон и обычай на Кавказе», в котором раскрываются: природа обычного права горцев, отдельные его институты и своеобразие 2.

Особенности организации судопроизводства для кавказских горцев, его проблемы и пути реформирования выявлены юристами Н.М. Рейнке, Н.М. Агишевым, В.Д. Бушеном, Н.А. Каргановым, А.А. Кануковым.

Большую научную ценность представляют труды А.П. Ипполитова, Г.А. Вертепова, Е.Д. Максимова, Н.С. Иваненкова, Н.П. Тульчинского, Н.Ф. Грабовского. В них исследуются проблемы организации управления, налогообложения, землепользования, развития торговых и кредитных отношений в Чечне и Ингушетии в конце XIX — начале XX вв.

В 1920—1940-е гг. научные исследования о чеченцах и ингушах носили немногочисленный характер. Это, прежде всего, работы Г.К. Мартиросиана, А.С. Вартапетова, В.П. Пожидаева, А.В. Фадеева, А.Г. Авторханова, Х. Ошаева, А.Х. Саламова. Применяя классовый подход, указанные авторы подвергли острой критике горскую политику царизма, анализировали родоплеменную организацию, общественный строй, правовые обычаи чеченцев и ингушей. В 1950—2010 гг. подготовлены научные публикации такими историками, как: Н.П. Гриценко, Л.Н. Колосов, Н.П. Крикунов, А.И. Хасбулатов, Я.З. Ахмадов, Ш.А. Ахмадов, Ш.А. Гапуров, С.-А.А. Исаев, Э.Д. Мужухоевa, С.Ц. Умаров, З.Х. Ибрагимова, Л.Ш. Мачукаева и др. В них на большом фактическом материале рассмотрены отдельные аспекты политики Российской империи в Чечне и Ингушетии, реформы, проведенные во второй половине XIX — начале XX вв., процесс адаптации чеченцев и ингушей в новых условиях.

Общественный строй, социально-экономическое развитие регионов Северного Кавказа, положение горцев в составе Российской империи в XIX — начале XX вв. и другие темы исследовали кавказоведы: В.Н. Ратушняк, Х.Х. Рамазанов, Ю.В. Хоруев, В.П. Невская, Б.Х. Ортабаев, Ф.П. Тройно, Ж.А. Кумыков, В.С. Гальцев, Ф.А. Фадеев, Б.В. Скитский, А.И. Робакидзе, З.В. Анчабадзе, Э.А. Борчашвили, Ф.В. Тотоев и др.

В 1920—1940-х гг. учеными (М.О. Косвеном, А.М. Ладыженским, В.П. Пожидаевым и др.) проводились исследования обычного права, имеющие большое значение для науки. Позже, данной темой занимались многие историки, этнографы, философы: Л.И. Лавров, В.К. Гарданов, А.И. Першиц, К.К. Азаматов, Б.Х. Кучмезов, А.Х. Магометов, В.П. Невская, Я.С. Смирнова, М.М. Цуров, Б. М.-Г. Харсиев и др.

Сущность и значение правового обычая, действие его норм в различных обществах и в отдельные периоды истории изучали юристы: В.С. Нерсесянц, Т.В. Кашанина, Ю.П. Титов, И.А. Исаев, А.Б. Венгеров, Е.А. Скрипилев, И.Е. Синицина, М.А. Супатаев, А.И. Ковлер, Д.Ю. Шапсугов, З.М. Черниловский, В.Г. Графский, О.А. Жидков, Н.А. Крашенинникова, Д.Ю. Шапсугов, Г.В. Мальцев, З.Х. Мисроков, Л.Г. Свечникова, А.К. Халифаева, К.-С.А.-К. Кокурхаев, Ф.А. Гантемирова, Д.Х. Сайдумов, Л.Б. Гандарова и др.

Однако специального исследования по теме настоящей диссертационной работы юристами не проводилось. Не изучены отдельные нормативные акты, исторические документы, материалы дореволюционной печати и другие публикации.

Объектом исследования являются слабо изученные в науке отечественной истории государства и права основные направления, средства и методы государственно-правовой политики Российской империи в Чечне и Ингушетии в XIX — начале XX вв., нацеленной на включение чеченцев и ингушей в российскую государственную, судебно-правовую и экономическую системы, их адаптацию как подданных Российской империи; сложность и неоднозначность данного процесса.

В работе выявляются глубочайшие изменения, происшедшие в XIX ― начале XX вв. в судьбах чеченцев и ингушей — родственных народов, еще недавно составлявших основное население Чечено-Ингушской Республики.

Исследование охватывает период с XIX ― по начало XX вв. (до февраля 1917 г.), когда завершилась инкорпорация Чечни и Ингушетии в Российскую империю, оформился статус чеченцев и ингушей как российских подданных, в корне изменились их мировоззрение, жизнь и быт.

Предмет исследования составляют проблемы правового регулирования общественных отношений, складывавшихся в ходе административных, судебных, аграрных и других преобразований, проведенных в Чечне и Ингушетии в XIX — начале XX вв.; политика российского правительства, кавказской и местной администрации, ускорившая адаптацию чеченцев и ингушей в составе Российской империи, ее особенности.

Цели и задачи исследования. Учитывая актуальность темы и наличие существенных пробелов в ее исследовании, диссертантом ставились следующие цели: теоретически осмыслить основные направления, средства и методы государственно-правовой политики Российской империи в Чечне и Ингушетии в контексте общих преобразований, проведенных на Кавказе и горских районах Терской области; проанализировать различные факторы, повлиявшие на процесс создания и эволюцию учреждений управления и судебные органы в регионе; выявить изменения в социальном составе и правовой культуре чеченцев и ингушей в XIX ― начале XX вв.

Для достижения поставленных целей решались задачи:

 исследовать процесс становления российских учреждений управления и суда в Чечне и Ингушетии в первые десятилетия XIX в.; рассмотреть ситуацию в контексте общих преобразований, проведенных на Кавказе и горских районах; проанализировать соглашения с чеченцами 1807 г. и ингушами 1810 г., последствия их заключения;

 изучить изменения, произошедшие в 20—40-х гг. XIX в. в управлении, судопроизводстве и налогообложении в Чечне и Ингушетии, роль в этом процессе объективных и субъективных факторов, особенности организации и значение Чеченского управления и суда («Мехкеме Чачани»);

 показать, что одним из важнейших направлений политики правящих кругов Российской империи и кавказской администрации в отношении чеченцев и ингушей, как и остальных кавказских народов, на протяжении XIX ― начала XX вв. явилось формирование местной элиты и превращение ее в опору власти среди своих народов;

 выявить своеобразие и задачи «военно-народного», «военно-гражданского» и «военно-казачьего» правлений; раскрыть противоборство двух тенденций в кавказско-горской политике (регионализма и централизма), роль личности в этом процессе;

 разъяснить сущность административных преобразований, особенности налоговой реформы в Чечне и Ингушетии во второй половине XIX ― начале XX вв.;

 проанализировать криминогенную ситуацию, причины создания и особенности деятельности правоохранительных органов в Чечне и Ингушетии во второй половине XIX — начале XX вв.;

 рассмотреть законодательство, регулировавшее судебную реформу на Северном Кавказе, в т.ч. в Чечне и Ингушетии, ее основные этапы, особенности и проблемы судопроизводства в горских словесных, сельских (аульных), третейских и общественных (горско-казачьих) судах;

 охарактеризовать правовую культуру чеченцев и ингушей, ее эволюцию, происходившую в процессе постепенного расширения сферы действия российского права; особенности отдельных институтов обычного права этих народов;

 провести анализ документов и материалов, раскрывающих особенности аграрной реформы в равнинной и предгорной части Чечни и Ингушетии, порядок землепользования в нагорной полосе и попытки его реформирования;

 раскрыть причины, динамику и последствия социальной и имущественной дифференциации чеченцев и ингушей в пореформенный период; процесс формирования новых социальных слоев населения (крупных землевладельцев, скотопромышленников, буржуазии, купцов, кулачества, батраков, рабочих, офицерства, интеллигенции);

 показать действие различных факторов на разложение родоплеменных отношений, традиционных общественных институтов и распад большой семьи у чеченцев и ингушей.

Методологическая, нормативно-правовая и научная база исследования. Методологической основой исследования служит диалектический метод познания и вытекающие из него частнонаучные методы: формально-юридический, конкретно-исторический, сравнительный, структурный, системный. В ходе исследования применялись методы историзма, исторического детерминизма и юридической антропологии. Диссертантом анализируется широкий круг нормативных актов и исторических материалов с учетом их характера, обстоятельств и целей составления, личности авторов. Исследованы работы о чеченцах и ингушах разных исторических периодов.

Теоретическую основу исследования составили труды дореволюционных авторов (Н.Ф. Дубровина, В.А. Потто, С.С. Эсадзе, А.Л. Зиссермана, Н.Я. Данилевского, М.М. Ковалевского, Ф.И. Леонтовича, А.П. Берже, У. Лаудаева, Б.К. Далгата, Н.Ф. Грабовского, К. Самойлова, Н.Н. Харузина, Н. Семенова), ученых советского и современного периодов, включая исследователей теории и истории государства и права (В.С. Нерсесянца, Т.В. Кашаниной, А.Б. Венгерова, И.Е. Синицина, М.А. Супатаева, А.И. Ковлера, Д.Ю. Шапсугова, З.М. Черниловского, Ю.П. Титова, И.А. Исаева, В.Г. Графского, О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой, Е.А. Скрипилева, Г.В. Мальцева, Л.Г. Свечниковой, З.Х. Мисрокова, А.К. Халифаевой), местных историков и этнографов (В.Н. Ратушняка, Х.Х. Рамазанова, Ю.В. Хоруева, В.П. Невской, Б.Х. Ортабаева, Ф.П. Тройно, Ж.А. Кумыкова, В.С. Гальцева, Ф.А. Фадеева, Б.В. Скитского, А.И. Робакидзе, З.В. Анчабадзе, Э.А. Борчашвили, Ф.В. Тотоева, Н.П. Гриценко, Л.Н. Колосова, Н.П. Крикунова, А.И. Хасбулатова, Я.З. Ахмадова, Ш.А. Ахмадова, С.-А.А. Исаева, Э.Д. Мужухоевой, Ш.А. Гапурова) и других.

Нормативной базой исследования являются указы российских императоров, акты Правительствующего Сената, Государственного Совета, Государственной Думы, военного и других ведомств, Кавказского комитета, наместников Кавказа, Терской областной администрации.

Источниковой базой исследования послужили документы фондов Российского государственного военно-исторического архива, Государственного архива Российской Федерации, Архива внешней политики Российской империи МИД РФ, Государственного исторического музея.

Использовались дореволюционные издания: «Акты Кавказской археографической комиссии», «Кавказский сборник», «Сборник сведений о кавказских горцах», «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», «Военный сборник», «Сборник сведений о Терской области», «Сборник сведений о Северном Кавказе»; «Кавказский» и «Терский» календари; газеты «Терские ведомости», «Терек», «Кавказ»; энциклопедические словари, статистические ежегодники.

Важные сведения содержатся в сборниках документов: «Русско-чеченские отношения. Вторая половина XVI—XVII в.», «Из истории права народов Дагестана», «Материалы по истории Дагестана и Чечни», «Памятники обычного права Дагестана XVII—XIX вв.», «Документальная история образования многонационального государства Российского», «Обычное право, мусульманское право и акты российского государства на Северном Кавказе (вторая половина XVIII — первая треть XX века)».

Анализ широкого круга источников позволил глубже исследовать отдельные аспекты изучаемой темы и сделать обоснованные выводы.



Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые в науке отечественной истории государства и права исследуются:

 основные направления, средства и методы государственно-правовой политики Российской империи в Чечне и Ингушетии в XIX — начале XX вв.;

 процесс создания и эволюции российских административных, правоохранительных и судебных органов в регионе на всем протяжении изучаемого периода, в контексте общих преобразований, предпринятых на Кавказе и в Терской области;

 эволюция взглядов правящих кругов империи, кавказской и местной администрации на выбор политических и иных средств, наиболее приемлемых в отношениях с горцами, форм и методов управления новыми подданными;

 характер действий российского правительства, кавказской и местной администрации, их непродуманность и непоследовательность, частая смена руководства и политического курса в регионе, переход от централизма к регионализму и наоборот;

 слабо исследованные аспекты административной, судебной, аграрной и налоговой реформ в Чечне и Ингушетии на протяжении XIX ― начала XX вв.;

 правовая культура, источники и институты обычного права чеченцев и ингушей, их эволюция под влиянием шариата и российского права;

 изменения в политическом и правовом положении чеченцев и ингушей, формирование местной элиты, новых социальных групп;

 внутренние и внешние факторы, способствовавшие разложению родоплеменных отношений, кризис традиционных общественных институтов управления и суда, распад большой семьи.

В научный оборот введены ранее не исследованные нормативные акты, архивные документы, исторические материалы, публикации XIX ― начала XX вв.



Положения, выносимые на защиту:

1. В конце XVIII — начале XX вв. российским правительством ведется разработка государственной стратегии в отношении горцев Кавказа, средств и методов управления, выбор которых зависел от комплекса объективных и субъективных факторов. В первых десятилетиях XIX в. отмечается сочетание военных (карательных) методов и, как итог, подтверждение ранее принятых соглашений и предоставление аманатов (заложников) с мирными (протекционистскими) средствами («ласкание» горской верхушки, строительство пограничных с горцами городов, поощрение торговли на российских границах).

2. Учреждения управления и суда для горцев Северного Кавказа, созданные на рубеже XVIII—XIX вв., носили компромиссный и пробный характер, создавались с учетом их общественно-политической организации, вероисповедания, традиций и обычаев. Чеченцы и ингуши, заключившие соглашения в 60—80-х гг. XVIII в., лишь формально подчинялись местной военной администрации, сохраняя свои традиционные институты управления, суд по адатам и шариату.

3. В первые десятилетия XIX в. берется курс на присоединение окончательное присоединение Чечни и Ингушетии к Российской империи. Как и в других горских районах здесь вводятся: а) должности назначаемых приставов; б) судебные органы, постепенно ограничивающие действие адата и особенно шариата; в) юрисдикция российских военных судов по тяжким уголовным преступлениям горцев; г) система российских налогов и повинностей.

4. В начале XIX в. ведется строительство крепостей, укреплений и постов; закладываются казачьи станицы и гражданские поселения не только на свободных, но и землях чеченских и ингушских аулов. Карательные экспедиции, разорение горских аулов, частые переселения и изъятия горских земель, налоги и повинности совпали с усилением идей мюридизма. После восстания зимой 1839—1840 гг. большая часть чеченцев примкнула к имаму Шамилю и приняла участие в военных действиях 20—50-х гг. XIX в.

5. Во второй половине XIX в. политика в отношении «замиренных» чеченцев отличалась сочетанием жесткости и карательных мер с большей осторожностью и гибкостью по сравнению с соседними народами. Все это проявилось в создании в кр. Грозной специального управления и суда «Мехкеме Чачани» (1852 г.), позднем введении сельского (аульного) правления и налогообложения, назначении на должности наибов преимущественно офицеров из чеченцев, а сельскими старшинами — только чеченцев.

6. Во второй половине XIX в. для облегчения контроля и осуществления намеченных преобразований большая часть чеченцев и ингушей поселяется крупными аулами, границы которых часто переносятся. В целях обеспечения ломки традиционных институтов управления и в наказание за правонарушения жителей старшины назначаются из представителей разных родов независимо от мнения жителей селений (аулов). Происходит сначала стихийное, а затем и организованное переселение горцев в Турцию. Вторая половина XIX — начало XIX вв. сопровождались частыми восстаниями в Чечне и в 1858 г. в Ингушетии.

7. Политику в горских районах Кавказа во второй половине XIX — начале XX вв. характеризуют неопределенность, частые реорганизации и смена руководства регионом, особое значение личности кавказских администраторов, утверждение сначала «военно-народного», а затем «военно-гражданского» управления, усиление полицейского и введение в отдельные периоды военного режима. Новая система, состоявшая из областного, окружных, участковых, сельских (аульных) правлений, имела основной целью подчинение чеченцев и ингушей условиям существования в составе Российской империи.

8. В 60―70-х гг. XIX в. в Чечне и Ингушетии созданы горские словесные (окружные), сельские (аульные) и третейские суды. В них частноправовые и «маловажные» уголовные дела с участием горцев разрешались на основе адата и шариата при постепенном расширении применения норм российского права. Тяжкие уголовные преступления горцев по-прежнему составляли подсудность военных судов. Приговоры отличались назначением самых жестких видов наказания, включая смертную казнь через повешение. Суд не был отделен от администрации; для большинства горцев не вводились мировые суды и суды присяжных. Сохранялись проблемы нормативной и доказательственной базы, правильного перевода, подготовки и добросовестности судей.

9. Вторая половина XIX — начало XX вв. характеризовались усилением административной и уголовной ответственности за нарушение общественного порядка, хищения, грабежи, совершаемые как самими горцами, так и другими членами местных обществ. Принимаются особые меры по защите жизни и имущества казаков и переселенцев из внутренних губерний России. Для горцев вводятся ограничения на получение паспортов, проезд и проживание в отдельных населенных пунктах, ношение оружия. Значительно возрастает число заключенных и ссыльных за сопротивление властям.

10. Результатом соглашений между горцами и казаками стали примирительные или смешанные суды, которые просуществовали относительно недолго из-за незаинтересованности в них российского правительства и его кавказской администрации и дублировали существующие горские (словесные) и сельские (аульные) суды. Однако они сыграли положительную роль в оздоровлении криминогенной ситуации в регионе.

11. Нормы адата, а с окончательным утверждением ислама и шариат, длительное время регулировали общественные отношения чеченцев и ингушей. Правовые обычаи отличались общностью принципов, особенностями не только на равнине и в горах, но и по отдельным селениям, множественностью субъектов, неразработанностью общих понятий и отдельных институтов. С началом российского завоевания на правовую культуру равнинных чеченцев и ингушей стало оказывать влияние российское право.

12. Аграрная реформа 60―70-х гг. XIX в. в Чечне и Ингушетии включала: а) подтверждение прав привилегированных сословий, наделение землей военных и чиновников; б) наделение землей горцев равнинных и предгорных районов; в) освобождение зависимых сословий. Наделы рассчитывались на «дым», неравномерно по отдельным селениям, без учета качества и удобства для возделывания земли. Не получили землю многие переселенцы и вернувшиеся из Турции мухаджиры. Остался нерешенным земельный вопрос в нагорной части Чечни и Ингушетии.

13. С конца XVIII в. чеченцы и ингуши переживали процесс разложения родоплеменной организации, традиционных институтов управления и суда, распад большой семьи, в чем особую роль сыграла не только политика кавказской и местной военной администрации, но и имама Шамиля.

14. В результате социального и имущественного расслоения чеченцев и ингушей появляются новые социальные прослойки: крупные землевладельцы, скотопромышленники, промышленная и сельская буржуазия, торговцы, батраки, рабочие, интеллигенция. Во внутренней разобщенности этих народов особую заинтересованность проявляли российское правительство и кавказская администрация, усилиями которых создается горская элита из офицеров, старшин и духовных лиц.

15. Государственно-правовая политика российского правительства, кавказской и местной администрации внесла коренные изменения в жизнь и быт чеченцев и ингушей, часть которых успешно приобщилась к новым «мирным» занятиям, стремилась получить светское образование и занять должности в местных органах управления. К началу XX в. в лице основной части чеченцев и ингушей Российская империя имела подданных, преданно служивших ее интересам.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Основные выводы исследования помогут государственным органам федерального, регионального и местного уровней в совершенствовании законодательства, системы управления и судопроизводства в регионе, формированию нового подхода к организации местного самоуправления, в работе с чеченским и ингушским населением.

Отдельные его положения могут быть использованы в учебном процессе, при подготовке учебников, учебных пособий, лекций и уроков для образовательных учреждений, монографий и научных статей.



Апробация результатов исследования. Работа выполнена на кафедре истории государства и права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. Основные положения работы отражены в научных публикациях, изданных в России и за рубежом, в выступлениях на международных, всероссийских и региональных конференциях, в СМИ. Материалы диссертации использовались в процессе преподавания на юридических факультетах Российского университета кооперации Центросоюза РФ и Российской правовой академии Минюста России. Отдельные публикации рекомендованы для изучения в вузах и школах Чеченской Республики.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.
Содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, характеризуются научная разработанность, методологическая и теоретическая основы, источниковая база работы, формулируются положения, выносимые на защиту, научная новизна диссертации, ее теоретическая и практическая значимость, результаты апробации основных положений.
Первая глава «Возникновение и эволюция российских органов управления в Чечне и Ингушетии в XIX — начале XX вв.» состоит из пяти параграфов.

  1   2   3   4   5

Похожие:

Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconПраво и обычаи в регулировании деятельности волостных судов российской империи
Специальность 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconОбычно-правовая система традиционного общества 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconСудебный прецедент как источник права в европейской юриспруденции XVII-XIX веков 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconВоенно-судебная система россии во второй половине XIX века
Специальность 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconОбычное право российских крестьян второй половины XIX −начала XX века: Историко-правовой аспект 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconПравовой обычай в современном российском праве
Специальность 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconЭффективность воздействия права на отношения личности и государства
Специальность 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconИстория правового регулирования борьбы с терроризмом в индии (1947-2004 гг.): Теория, практика, региональный опыт
Специальность 12. 00. 01- теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconВопросы к вступительным экзаменам по специальности: 12. 00. 01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Предмет теории государства и права. Классификация и характеристика основных методов теории государства и права
Государственно-правовая политика российской империи в чечне и ингушетии (XIX начало XX вв.) 12. 00. 01 теория и история права и государства; история учений о праве и государстве iconПределы судебного усмотрения
Специальность: 12. 00. 01 теория и история права и государства, история учений о праве и государстве
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org