Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены



страница10/12
Дата22.10.2014
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пенсионер союзного значения
В конце лета 1985 года Жаныл-эже повезла Анару на два месяца в Крым. Дочка перенесла воспаление легких, требовался отдых на море, чтобы укрепить здоровье.

- Я тогда уже знала, - рассказывает Жаныл-эже, - что на Алиаскара начались гонения. И не столько из-за ремонта родительского дома, сколько в связи с перерасходом средств на строительство Дома правительства. Мы были в очень хороших отношениях с женой Усубалиева Кульжеке Ниязалиевной. Она не раз говорила: хоть у меня шесть сестер, я все же больше люблю Жаныл-мырза. У нее есть своя индивидуальность, есть свой стиль и в манере одеваться, и в поведении, и в общении с друзьями, и в ведении домашнего хозяйства. Но больше всего я люблю ее за искренность. Она не из тех, кто в глаза говорит одно, а за глаза – другое. Она никогда не лицемерит.

Как-то при случае Кульжеке Ниязалиевна меня предупредила, что в республике намечаются большие перемены и что будет лучше, если Алиаскар сам добровольно уйдет с поста министра.

Всем, в том числе и проверяющим из ЦК КПСС, было хорошо известно, что в республике такие деньги, какие были израсходованы сверх проектной сметы, без ведома ЦК партии перерасходовать было невозможно. Оргвыводы с освобождением от должности и исключением из партии последовали бы незамедлительно.

Просто в секретариате ЦК Компартии Киргизии рассчитывали, что с отправкой Токтоналиева в отставку они смогут таким образом оправдаться перед ЦК КПСС. Мол, министр финансов признал свою вину, добровольно ушел с занимаемой должности, впредь уроки будут учтены.

Увы, расчет не оправдался. Как выяснилось, перестройка требовала более многочисленные и более весомые жертвы.

Возвратившись раньше времени из Крыма домой Жаныл-эже первым делом поинтересовалась у мужа, как обстоят дела.

- Настаивают на заявлении об уходе на пенсию по состоянию здоровья, вот жду тебя, что посоветуешь, - ответил тот.

- А чего тут ждать, чего думать, - решительно отрезала Жаныл-эже, - пиши заявление и уходи. Сам посуди, кем были твои родители? Рядовые колхозники. Ты из самых низов вышел в министры. Почти 26 лет работал министром. 25 лет был членом правительства. Кто из твоего окружения еще столько продержался? Министр финансов СССР Арсений Григорьевич Зверев, которым ты всегда восхищался, прозванный «железным министром», проработал на этой должности 22 года, а ты – 26 лет. И потом, такие должности навечно не даются, сам говорил об этом. Тебя уже и так называют «легендарный министр». Вот и останься таким. Уходи. Пусть теперь другие попробуют сделать с твое.

В эти дни Жаныл-эже часто вспоминала слова Т.Усубалиева. Однажды в узком кругу близких друзей кто-то спросил у первого секретаря ЦК, почему он так долго держит Токтоналиева на посту министра, не выдвигает его на более высокую и достойную его должность.

- Когда у мужчины карман пустой, - пояснил Усубалиев, - его не любят женщины.

Когда у хана казна пустая, его не ценит народ, его не любит никто. Пока я в Киргизии хан, никуда Алиаскара не отпущу. Ведь пока он министр финансов, казна у нас пустой не будет. Республика процветает, успешно развивается во многом благодаря Алиаскару. Зачем же мне его куда-то выдвигать. На своем посту он незаменим.

И хотя заместители председателя Совета министров П.Ходос, С.Бегалиев, другие советовали Токтоналиеву лечь в больницу, переждать неблагоприятный период (испытанный и весьма распространенный в то время прием), собственный настрой и доводы жены взяли верх. Токтоналиев подал требуемое заявление. В соответствии со статусом ему была назначена персональная пенсия союзного значения.

Тогдашний ректор Киргосуниверситета Каип Оторбаев тут же хотел привлечь его к преподавательской деятельности. Мол, кандидат экономических наук, огромный опыт практической работы, такие доценты университету нужны. Но в тот момент Токтоналиев психологически не был готов к такому повороту судьбы, не представлял себя в роли лектора в студенческой аудитории.

Как-то при случайной встрече тогдашний председатель Республиканского совета добровольного общества автомотолюбителей Е.Атаханов предложил Токтоналиеву: у меня вакансия зама, пойдешь ко мне? – А почему бы нет? - ответил вопросом на вопрос пенсионер союзного значения. В таком положении это как раз то, что нужно.

Понимая состояние мужа, Жаныл-эже, чтобы находиться с ним постоянно рядом, тоже оставила работу.

- Для нас, - вспоминает она, - словно началась вторая молодость. Дети выросли, повыходили замуж, жили своими семьями, своими заботами, своей жизнью. Мы остались с Аскаром одни. Когда надоедало сидеть дома, муж заводил машину, загружал в свой вездеход кошму, одеяла, охотничьи принадлежности, походный казан, и мы уезжали с ним на охоту. Он подстрелит дичь, я тут же разведу костер, тут же приготовлю что-нибудь по походному. Одни на природе, никто не отвлекает. Отдыхаем...

- Этим периодом жизни, - говорит Жаныл-эже, - я была очень довольна. Мы снова много общались, гуляли просто по городу.

Вскоре в Республиканском совете общества автомотолюбителей состоялась отчетно-выборная конференция, Атаханов попросил делегатов не выдвигать его кандидатуру на новый срок и предложил избрать председателем Токтоналиева.

В 1989 году Алиаскару Токтоналиеву исполнилось 60 лет. Невольно вспоминал он, сколько поздравлений, адресных папок, телеграмм, открыток, телефонных звонков было десять лет назад, какие слова произносились в его адрес в связи с 50-летием. Кстати, накануне того юбилея ему было присвоено звание «Заслуженный экономист Киргизской ССР». Скажем, в приветственном адресе от правительства республики за подписью председателя Совмина и всех его заместителей говорилось: «Мы знаем Вас, дорогой Алиаскар Токтоналиевич, как грамотного, трудолюбивого, энергичного и уважаемого руководителя. Своим кропотливым самоотверженным трудом Вы внесли существенный вклад в развитие и расцвет экономики и культуры Советского Киргизстана».

Красочный адрес в тисненной золотой обширной папке за подписью всех тринадцати членов коллегии поступил из Минфина СССР: «Мы знаем Вас, уважаемый Алиаскар Токтоналиевич, как высококвалифицированного специалиста, умелого организатора, требовательного к себе и товарищам по работе. Вы проявляете много заботы о совершенствовании стиля и методов работы аппарата финорганов республики по мобилизации денежных средств для выполнения задач, определенных в решениях партии и правительства».

Коллектив Госплана отмечал: «Вы в значительной мере способствовали совершенствованию деятельности финансовых органов республики, дальнейшему развитию и укреплению финансовой системы. Вы вкладываете много сил, творческой энергии, знаний и свой богатый опыт в развитие экономики и культуры Киргизстана. За эти годы благодаря Вашему личному участию еще более укрепилось деловое сотрудничество финансовых и плановых органов республики, что способствует повышению уровня экономической работы во всех отраслях и оперативному решению народнохозяйственных проблем».

Работники Киргосстраха писали: «Вы проявили себя эрудированным, ответственным, принципиальным и бескомпромиссным в защите государственных интересов работником, простым и скромным человеком. Ваш опыт, принципиальность, чуткое, уважительное и вместе с тем требовательное отношение к кадрам, забота о людях способствовали созданию здоровой творческой атмосферы в финансовых и страховых органах республики. Вы вносите большой вклад в развитие и процветание Киргизской ССР».

В приветствии правления Стройбанка подчеркивалось: «Вся Ваша сознательная трудовая жизнь связана с финансовой системой. Работая министром финансов республики в течение 20 лет, Вы внесли большой вклад в совершенствование финансовой системы, улучшение экономической работы, укрепление финансово-расчетной дисциплины, в целом народного хозяйства республики».

Пожалуй, не было министра, руководителя госкомитета и ведомства, который бы не поздравил Токтоналиева с 50-летием. Естественно, не остались в стороне областные, городские и районные финуправления и отделы.

Но вот очередной юбилей, очередная круглая дата, менее четырех лет прошло, как человек перестал быть министром и членом правительства. И тишина. Полный вакуум. Забыли о юбиляре даже вчерашние коллеги из Минфина.

Приветственный адрес по случаю 60-летия со дня рождения преподнесли ему лишь его заместитель, секретарь парторганизации и председатель профкома Добровольного общества автомотолюбителей Киргизстана.

Откровенно говоря, подавляло Токтоналиева то, что кое-кто из тех, кого он считал надежными товарищами и порядочными людьми, оказался перевертышами. Пока он был, как говорится, на коне, мог быть чем-то полезным, они льнули к нему, заискивали перед ним, добивались его благосклонности. Однако стоило ему сойти с арены, они перестали замечать и узнавать его.

Сам он в отношениях с людьми был бескорыстен. У него была отменная память на имена и лица. Людей, с которыми его сводила судьба на дорогах жизни, он запоминал надолго и никогда не отворачивался от них, кем бы ни были они и кем бы ни стал он.

Алиаскар Токтоналиевич на всю жизнь сохранил детскую веру в то, что хороших людей больше, чем плохих. Этому он учил своих детей, будучи убежденным в том, что если думать иначе, то очень легко потерять основу, утратить понимание того, для чего стоит и нужно жить, за что стоит бороться. Но, напоминал он, при этом должны быть грани, за которые не следует, а то и категорически нельзя переходить, чтобы не оказаться либо негодяем, либо простаком, над которым не прочь посмеяться даже те, кому ты делаешь добро и кому доверяешь. Всякая крайность, как известно, граничит с глупостью.

А поэтому для него было неприятной неожиданностью, серьезным ударом осознание того, как сильно он ошибался в некоторых современниках.

Надо полагать, что, как человек умный, прозорливый, достаточно хорошо знающий людей и анализирующий историю, Токтоналиев понимал: наверное, не следует сильно обижаться на то, что те, кто сошел со сцены, быстро забываются. Новое приходит на смену старому, и то, над чем трудились люди, наделенные талантами и честолюбием, личности, думавшие оставить о себе заметный след, не всегда оправдывается и не сбывается. Видимо, это неизбежно во все времена, а уже в наступивший перестроечный век и подавно. Время быстро заметает следы предшественников. И винить в этом кого-то не следует: такова жизнь.

Но одно – понимать это умом и совсем другое – воспринимать сердцем. Близко знавшие Токтоналиева сравнивали его новое состояние с положением коня, привыкшего мчатся во весь опор к победе и внезапно остановленного на всем скаку. Вынужденная бездеятельность его сильно угнетала. Как, впрочем, все более угнетающе действовала на него углубляющаяся перестройка.

Надо сказать, что ее он сразу же не принял и относился к ней и ее зачинателю весьма скептически. И вовсе не потому, что она проехалась по нему своим тяжелым катком. Это он менее всего принимал во внимание. В кругу друзей он называл Горбачева дилетантом, неглубоким человеком, верхоглядом, который поставит страну на грань гибели.

Отойдя от активной финансовой работы, Токтоналиев до конца жизни оставался в душе и по своей сути финансистом. Он по-прежнему остро реагировал на все происходящие в стране катаклизмы и перемены. Обладая развитой интуицией, умением предвидеть дальнейшее развитие событий, он не раз высказывал в кругу друзей опасения, что если СССР будет двигаться к рыночной экономике так, как это рекомендуют делать некоторые экономисты, то крах неизбежен.

-Сторонники рыночной экономики уверяют, что с ее введением неизбежно появится конкуренция производителей, а конкуренция вызовет снижение цен. Но откуда взяться у нас конкуренции, - вопрошал Токтоналиев в полемике с доморощенными рыночниками, - если все наше производство носит сверхмонопольный характер? Кто, скажите на милость, будет конкурировать с нашим сельмашзаводом, если он единственный во всем Союзе выпускает пресс-подборщики? При этом хорошие они или плохие, не имеет ровным счетом никакого значения. Ведь других просто-напросто нет.

И потом, доказывал он, конкуренция возможна там, где предложение опережает и превышает спрос. У нас же куда ни кинься, что ни возьми, везде острейший дефицит. В свободной продаже практически ничего купить невозможно.

У населения скопились миллиарды рублей «горячих» денег. Точную сумму назвать никто не может. Эти деньги «жгут» гражданам карманы, но их нечем отоварить. Они в любой момент могут ринуться на наш и без того донельзя разбалансированный рынок и окончательно дестабилизировать его. В такой ситуации необходимо срочно перекрыть каналы незаработанных денежных доходов. Однако союзное правительство находится в необъяснимой шоковой прострации и не предпринимает никаких мер к этому. Помяните мое слово, предрекал Токтоналиев, переход к рынку в наших условиях вызовет беспрецедентный рост цен. Большинство населения будет отброшено за черту бедности.

Время очень скоро показало, насколько реальны были эти опасения экс-министра финансов. Но вместе с тем за эти считанные годы, на всеобщую беду, произошло то, чего мало кто мог предвидеть и предусмотреть. Союз распался на 15 «самостоятельных» и «независимых» государств, а миллиарды рублей «горячих» денег, хранящихся на сберегательных книжках и на руках вчерашних советских граждан, в одночасье превратились в пыль, в пустые и уже никому не нужные красивые разноцветные бумажки.

Все это, конечно же, не прибавляло радости, не повышало жизненный тонус, не улучшало настроения. Да и все чаще напоминавшее о себе сердце не позволяло с прежней страстью отдаваться охоте. Попробовал было Токтоналиев переключиться на рыбалку, но быстро понял, что это занятие не для него.

Жизнь стала терять смысл...

Последний сокрушительный удар по здоровью Токтоналиева, ощущению радости бытия, желанию жить нанесла внезапная смерть последнего закадычного друга детства Сабирдина Турсунова, последовавшая в апреле 1990 года. После смерти в сентябре 1986 года Айдаркана Молдокулова таким удрученным, убитым горем, так переживающим смерть близкого человека, как у гроба Турсунова, Алиаскара Токтоналиевича не видели.

После похорон Сабирдина Токтоналиев сказал жене:

- Был у меня последний друг детства, оставшийся в селе Эпкин, он умер. Были у меня Бейшебай, Айдаркан, Сабирдин – все умерли. Один я остался. Пора и мне уходить за ними.

- Что ты, Алиаскар, побойся Бога. О чем ты говоришь, - возразила Жаныл-эже. – У тебя еще столько осталось друзей, есть дети, внуки, есть я, наконец.

- Всем им я уже не так нужен, как раньше. Да и дети уже проживут без нас. Нет у меня друзей. Жизнь кончилась - стоял на своем муж.

Дни шли за днями, а обычно жизнерадостный и компанейский Токтоналиев все не мог выйти из ступора. Похоже, он не мог отделаться от мысли, что к 60 годам у него не осталось китов, на которых держится жизнь человека. Он лишился любимого дела, ушли из жизни все верные друзья, с кем он рос, учился, делил все радости и печали, да и семье он уже по большому счету не очень-то нужен. Выросли, разлетелись из родного гнезда дочери. У каждой теперь своя семья, своя жизнь, свои заботы.

Незаметно подошло 29 апреля. Хотя сам Алиаскар Токтоналиев считал, что родился 24 мая, кое-кто из старых приятелей и сослуживцев продолжал по старой привычке поздравлять его с днем рождения 29 апреля. В тесном семейном кругу Токтоналиевы отметили 61-й день рождения главы семейства. Однако привычного праздника не получилось. У виновника торжества внезапно разболелась голова. Пришлось лечь в постель. На следующий день боль отступила.

Жаныл-эже во всю готовилась к приему гостей, приглашенных по случаю 1 Мая. На следующий день, когда все собрались за праздничным столом, Токтоналиев вновь почувствовал острую головную боль. Извинившись перед гостями, он попросил их продолжать застолье без него. Сам скрылся в спальне. Естественно, праздник был подпорчен.

Жаныл-эже вызвала «скорую помощь». У постели Токтоналиева срочно собрались лучшие профессора медицины Кыргызстана. Однако помочь Токтоналиеву они были бессильны.

Первого мая 1990 года Алиаскар Токтоналиевич Токтоналиев умер от обширного инсульта. Своего последнего друга – Сабирдина Турсунова – он пережил на три недели.

Жизнь вновь продемонстрировала свою хитромудрую диалектичность. Ведь когда человек умирает в результате тяжелой и продолжительной болезни, он невыразимо страдает и мучается. Зато в значительной мере облегчает горе своих близких. Они успевают психологически подготовиться к роковой и неизбежной потере. Более того, нередко даже с некоторым облегчением вздыхают: слава Богу, отмучился, бедный.

Но вот когда человек умирает внезапно, скоропостижно, неожиданно для родных и близких, то происходит обратное. Умерший покинул сей бренный мир легко и быстро. А вот тяжесть горестного события ложится на его окружение.

Впрочем, как говаривали древние, только любимцы богов умирают легко и быстро.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Юбилей без юбиляра
24 мая 1999 года общественность республики отметила 70-летие со дня рождения Алиаскара Токтоналиева. Во многих печатных средствах массовой информации были опубликованы статьи, отдающие дань бывшему министру финансов, интервью и воспоминания его коллег и сослуживцев о нем.

В сентябре того же года была проведена научно-практическая конференция, посвященная жизни и деятельности Токтоналиева, оценке его вклада в социально-экономическое и культурное развитие Кыргызстана. Среди выступающих были первый секретарь ЦК компартии Киргизии 1961-1985 годов Т.Усубалиев, председатель Госплана Киргизской ССР 70-х – 80-х годов С.Бегалиев, председатель Совета министров республики 1979-1985 годов А.Дуйшеев, министры финансов, работавшие на этом посту после Токтоналиева, – К.Кунакунов и К.Аташев, председатель Президиума Верховного Совета Киргизской ССР с 1981-го по 1987 год Т.Кошоев, военный комиссар республики с конца 50-х до 70-х годов С.Самсалиев, министр культуры с 1958-го по 1980 год К.Кондучалова и др.

К сожалению, бег времени безостановочен и безжалостен. Многих из тех, кто выступал на той конференции пять лет назад, уже нет с нами. Остались лишь видеокассеты, запечатлевшие то событие.

Тем более дороги и важны эти свидетельства людей, которые хорошо знали Токтоналиева, работали с ним плечом к плечу, шли рядом по жизни, делили радости и печали.

В те суматошные дни подготовки к 70-летию со дня рождения Алиаскара Токтоналиева кто-то из земляков или дальних родственников познакомил Жаныл-эже с известностью районного масштаба, местным поэтом, неким Кабуловым. Бойкий молодой человек пообещал ей написать книгу о ее муже.

Отобрав в семейном архиве кипу фотографий, книги и статьи, принадлежавшие перу Токтоналиева, некоторые документы, а также заполучив солидный аванс, автор будущей книги отбыл восвояси.

Вначале следовали твердые заверения в том, что работа успешно продвигается и будет в обозримом будущем завершена. Затем автор стал избегать встреч с Жаныл-эже, а вскоре и вовсе исчез из ее поля зрения. Где он сегодня по прошествии почти пяти лет, чем занимается, в какой стадии работа над обещанной книгой, определенно сказать никто не может.

- Бог с ними, с деньгами, - обреченно машет сегодня рукой Жаныл-эже, - пропали, так пропали. Куда хуже, что бесследно исчезли документы и фотографии. Их-то уже не вернешь и не восстановишь.



О нем говорили, писали…
Турдакун Усубалиев

На весь Союз таких было трое
Когда Алиаскар Токтоналиевич стал министром финансов, я работал первым секретарем Фрунзенского горкома партии. В то время это был очень высокий пост. Министерство финансов в ту пору было едва ли не самым ответственным министерством.

За всю историю СССР в стране было лишь три таких авторитетных министра, проработавших на одном посту столь продолжительное время. Это министры финансов СССР Арсений Григорьевич Зверев, начавший карьеру еще наркомом финансов в 1938 году и ушедший с поста министра в 1960-м, сменивший его Василий Федорович Гарбузов, проработавший в этой должности до 1985 года, и Алиаскар Токтоналиевич, бывший министром финансов Киргизской ССР почти 26 лет.

Будучи избранным в 1961 году первым секретарем ЦК компартии Киргизии, я все эти годы трудился рядом с ним, наблюдал каждодневно его в деле.

Токтоналиев работал четко, организованно, грамотно, высокопрофессионально, при этом строго соблюдая законы. Поэтому он пользовался большим авторитетом и уважением не только у себя в республике, но и в союзных органах. Тут следует сказать, что союзный министр Гарбузов ценил и уважал далеко не всех, а только избранных. Таких были считанные единицы.

В деятельности Министерства финансов особая роль отводится составлению и соблюдению годового госбюджета. Это та сфера, где наиболее ярко проявляется компетентность и профпригодность руководства и сотрудников Минфина. Могу сказать, что таких опытных и грамотных составителей госбюджета, как Токтоналиев, ни до него, ни после в Минфине республики не было.

А ведь народное хозяйство Киргизии все эти годы динамично развивалось, увеличивался ее бюджет. К примеру, с 1960-го по 1980 год он возрос в пять раз – с 600 млн. до 3 млрд. рублей. В этом большая заслуга Токтоналиева.

За этот период Киргизстан стал краем развитой социалистической индустрии и высокомеханизированного сельского хозяйства, богатой материальной и духовной культуры. В едином союзе со всеми советскими народами-братьями граждане Киргизии превратили свою древнюю землю в цветущий край.

В 1960-1985 годах шел наиболее интенсивный процесс становления и развития народов бывшей отсталой царской окраины, выравнивания уровней их социально-экономического и культурного развития. Не секрет, что национальные районы получали капиталовложений для развития народного хозяйства гораздо больше, чем центральные. Именно в эти годы исчезло такое понятие, как отсталые национальные окраины. А на смену односторонней помощи, оказываемой более развитыми народами менее развитым, которая преобладала в годы первых пятилеток, пришли всесторонняя взаимопомощь, взаимовыгодное сотрудничество высокоразвитых в экономическом и культурном отношениях всех союзных республик.

Экономика Киргизской ССР органически вошла в единый народнохозяйственный комплекс страны. Республика вносила существенный вклад в общесоюзное промышленное производство цветных и редкоземельных металлов, автоматических и полуавтоматических линий, электродвигателей, кузнечно-прессовых машин, уникальных физических приборов, сельскохозяйственной техники, металлорежущих станков и др.

Важным показателем технического уровня промышленности Киргизстана являлись постоянно увеличивающиеся объемы поставок продукции во все экономические районы страны, а также во многие зарубежные страны. Если в 1960 году республика экспортировала промышленную продукцию только в 9 стран мира, то с 1980 года изделия с маркой «Сделано в Киргизии» поставлялись уже в 53 страны, в том числе в 19 стран Европы, 18 – Азии, 16 – Африки и Латинской Америки.

Построенная общими усилиями всех народов-братьев Токтогульская ГЭС мощностью 1,2 млн. киловатт имеет важное энергетическое и водохозяйственное значение не только для Киргизии, но и для других республик Средней Азии, а также Казахстана.

К 60-летнему юбилею СССР было завершено сооружение Курпсайской ГЭС мощностью 800 тыс. киловатт. Весь период строительства этой гидростанции, от нулевого цикла до ввода в строй, занял предельно сжатые сроки – всего одну пятилетку. Подобных темпов советское гидростроение никогда прежде не знало.

За эти годы одно из ведущих мест в промышленности республики заняла цветная металлургия. Широкий размах получило также капитальное строительство. Объем капиталовложений в 1960-1985 годах превысил 16 млрд. рублей.

Наряду с бурным развитием промышленности за этот период в крупную многоотраслевую, высокомеханизированную отрасль превратилось сельское хозяйство Кыргызстана. Благодаря развернутому ирригационному строительству, созданию водохранилищ, прокладке оросительных каналов, республика стала одним из крупных районов орошаемого земледелия.

Киргизия вышла на третье место в Союзе (после Российской Федерации и Казахстана) по численности овец, а по производству баранины и шерсти в расчете на единицу сельскохозяйственных угодий – на первое.

Неуклонный подъем экономики шел в едином процессе с расцветом культуры и науки.

Особо следует сказать о той большой роли, которую Токтоналиев играл в борьбе за возвращение финансовых средств, которые были похищены или разбазарены, израсходованы не по назначению из бюджета. Тут он проявлял жесткость, принципиальность, последовательность. И надо сказать, многие руководители министерств и госведомств в этом плане его побаивались.

Высокого положения, авторитета, уважения в республике и за ее пределами Алиаскар Токтоналиевич добился исключительно своим трудом, упорством, талантом. Он 25 лет являлся членом ЦК компартии Киргизии, избирался депутатом Верховного Совета Киргизской ССР пяти созывов.

Народ Кыргызстана не забудет Токтоналиева. Он навсегда вписал свое имя в историю страны как один из выдающихся финансистов и как ярко одаренная, многогранная личность.

Сопубек Бегалиев

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Байджиев М. Т., 2004. Все права защищены © Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКузнецов А. Г., 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЮнеско 2009 Все права защищены

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены Издательство
Цена бесплатно. (Раздавая таким образом по меньшей мере каждый 5, 11 или 21 экзэмпляр, мы можем выразить благодарность духовному...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconАстральное тело Изида или врата Святилища (Часть 1)
Все права на данную книгу защищены и охраняются Российским и Международным Законодательствомю
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены
«на становление и принятие обществом языковых знаков, на их семантическую структурацию и правила функционирования» (Там же 13) является...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconРуководство по эксплуатации все права защищены
Запрещается копирование любым способом или открытие доступа третьим лицам без предварительного письменного согласия
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconСтранник. Алмаз сознания
Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без разрешения
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org