Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены



страница12/12
Дата22.10.2014
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Ответственность брал на себя
Жизнь распорядилась так, что с июня 1958 года в возрасте 38 лет я приступил к исполнению обязанностей военного комиссара Киргизской ССР. В то время Алиаскар Токтоналиев работал заведующим Джалал-Абадским облфинотделом. Близко мы не были знакомы. Но вот в 1960 году он стал министром финансов, и с тех пор мне не раз приходилось обращаться к нему. Он всегда очень внимательно выслушивал меня, по ходу беседы делал какие-то заметки на листочках бумаги. И всегда давал четкие, конкретные разъяснения.

Я заметил, что он вообще не любил уклончивые ответы, обещания подумать, просьбы перезвонить попозже. Всегда прямо и открыто говорил, что такой-то вопрос можно оперативно решить, а вот эта проблема требует значительных средств, в данный момент их у республики нет, и с этим вопросом, пожалуйста, не суйся.

Помню, в 1966 году во Фрунзе из Эстонии приехала делегация из панфиловской дивизии, над которой шефствовала Киргизия. Делегация состояла из трех человек: заместителя начальника политотдела, секретаря комсомольской организации дивизии и рядового солдата, уроженца нашей республики. Они привезли письмо-обращение к нашему правительству. В письме сообщалось, что приближается 25-летие со дня образования дивизии, и что для проведения торжественных мероприятий требуется материальная помощь, а также участие в них представителей республики.

Письмо с визой одного из заместителей председателя Совета министров было переадресовано Токтоналиеву с предписанием рассмотреть просьбу.

При встрече министр финансов первым делом спросил, сколько требуется денег. Признаться, я сам точно не знал, какая сумма тут нужна, а потому ответил уклончиво: чем больше, тем лучше.

Токтоналиев, поразмыслив немного, наложил резолюцию: выделить 20 тысяч рублей (сумма по тем временам очень большая), указав при этом, из какого фонда можно взять эти деньги.

Скажу прямо, гости подобной щедрости от министра финансов не ожидали и покинули республику очень довольные и преисполненные благодарности.

Алиаскар Токтоналиевич отличался решительностью, смелостью, не боялся принимать ответственные решения на себя, никогда не пытался прятаться за спины вышестоящих руководителей, переложить бремя принятия щекотливого решения на них.

Как-то Мария Ивановна Панфилова, вдова легендарного генерала, переехавшая к тому времени из Фрунзе в Алма-Ату, привезла на экскурсию в Киргизию целый класс, пионерский отряд которого носил имя генерала Панфилова. Первым делом обратившись в республиканский военкомат, она пояснила, что предварительная договоренность с кем-то из руководства республики о такой экскурсии была достигнута. К сожалению, уточнить время она не смогла и заранее предупредить о дне приезда тоже.

Пришлось вновь обращаться за помощью к Токтоналиеву. Узнав, что речь идет о нескольких десятках детей, он немедленно связался с тогдашним министром просвещения и председателем Киргизсовпрофа.

Объяснив ситуацию, заверил, что решение финансовой стороны вопроса он берет на себя.

Детей тут же разместили в одной из школ-интернатов, за ними закрепили автобус для экскурсий по городу, а через сутки-другие вывезли на несколько дней в пионерский лагерь на озеро Иссык-Куль.

Признаться, я до сих пор не уверен, решился бы вопрос так оперативно и внешне легко, обратись я сам в Министерство просвещения и Киргизсовпроф.

Алиаскар Токтоналиев был яркой, незаурядной, редкой личностью. И таким он остался в моей памяти навсегда.
Салморбек Акиев

Легендарный министр
Алиаскар Токтоналиев всегда шутил, что нас с ним сблизила общая беда, что мы с ним друзья по несчастью. Он оказался неудавшимся певцом и музыкантом-мелодистом, я – неудавшимся артистом балета. Алиаскар знал, что в детстве я учился в хореографическом училище и, говорят, подавал неплохие надежды, однако в конечном итоге стал постоянным представителем Киргизской ССР при Совете министров СССР, а позже – партийным работником.

В ту пору в Москве, в Госплане и Минфине СССР его называли не иначе как Алиаскар – легендарный министр. Действительно, среди работников этих союзных органов о нем ходили легенды. А авторитетом он пользовался у них куда большим, чем, скажем, отраслевые секретари ЦК компартии Киргизии или заместители председателя Совмина республики. Ведь там судили о человеке не по тому, какой он пост занимает, не по его общественному положению, а прежде всего по деловым качествам.

Кстати, в плане деловых и профессиональных качеств не было равных Токтоналиеву среди министров всех остальных четырнадцати союзных республик. Это безоговорочно признавали как в Министерстве финансов СССР, так и сами его коллеги из республик. Потому и прозвали Алиаскара легендарным министром, потому и вставали они все, когда появлялся Токтоналиев, потому и доверяли ему единогласно быть тамадой на товарищеских пирушках по случаю ли встречи в Москве или успешной (а у кого и не очень) защиты республиканских бюджетов.

Более тесным наше сотрудничество стало после того, как меня избрали первым секретарем Первомайского (г.Фрунзе) райкома партии. Территориально Министерство финансов относилось к нашему району и мне по долгу службы пришлось довольно продолжительное время участвовать в заседаниях коллегии Минфина. Так что довелось воочию, как говорится, изнутри наблюдать за стилем и методами работы Токтоналиева.

В нем прочно сплелись глубокая компетентность, требовательность к себе и подчиненным, творческий подход к делу. При всей внешней сдержанности и деликатности он обладал взрывным характером. Очень не любил, просто терпеть не мог недисциплинированности, расхлябанности, нерешительности и медлительности в деле. Особенно выводили его из себя пустое бахвальство, этакое фанфаронство, шапкозакидательские проявления. Тут он давал волю своим эмоциям. Однако отходил быстро, зла долго ни на кого не держал, умел прощать нанесенные ему обиды.

Запомнилось мне, как однажды на заседании коллегии заслушивался отчет заведующего Нарынским облфинотделом. Тот, взойдя на трибуну, начал бойко рапортовать в духе традиций того времени, что трудящиеся горного края, претворяя в жизнь исторические решения очередного съезда партии, добились того-то, сделали то-то, достигли таких-то успехов...

Невозмутимый до этого министр вдруг перебил оратора:

- Гонишь стадо из трех коз, а шуму, трезвону столько, что у камня уши болят.

Заведующий облфинотделом несколько стушевался, не сразу нашелся, что ответить, зато заседание коллегии было переведено в деловое русло.

В другой раз в ходе отчета заведующего райфинотделом одного из районов республиканского подчинения Токтоналиев высказал упрек, что в работе заведующего давно не проглядывает инициатива, нет творческого подхода к делу, все идет по давно наезженной колее.

Заведующий был человеком пожилым, уже перешагнувшим пенсионный возраст. Он был убежден, что накопленного им опыта вполне достаточно, чтобы справляться с делом, а потому самодовольно заметил:

- Старый конь борозды не испортит.

- Но и глубоко не вспашет,- мгновенно отпарировал министр.

Через некоторое время, видя, что зав.райфинотделом просто не способен пересмотреть отношение к делу, изменить стиль и методы работы, Токтоналиев предложил ему более подходящий участок работы.

Однако, думая об Алиаскаре Токтоналиевиче, я чаще всего вспоминаю не это, а его замечательную игру на комузе или мандолине, его завораживающий тенор, его тонкий юмор и искрометные шутки.

Он был надежным товарищем и умным, ненавязчивым собеседником. Причем, он умел находить общий язык, расположить к себе и молодых, и взрослых, и стариков. Это был действительно легендарный министр.


Карыбек Тыналиев

Образец преданности делу
Есть люди, которые при любых изломах и перипетиях жизни сохраняют чувство собственного достоинства, доброе и уважительное отношение к окружающим. В памяти своих современников, сослуживцев они навсегда остаются как образец высокой гражданственности, преданности делу, подлинного профессионализма, любви к Родине.

К числу таких людей следует по праву отнести Алиаскара Токтоналиева.

Мне не довелось работать под его руководством. И вообще, напрямую наши сферы деятельности никогда не пересекались. Но я всегда брал с него пример чуткого подхода к людям, профессионального отношения к делу, стремления к знаниям.

Наиболее часто и тесно нам приходилось сотрудничать в то время, когда я работал председателем Нарынского облисполкома. Алиаскар Токтоналиевич очень внимательно, с большим пониманием и сочувствием подходил к решению многочисленных хозяйственных и социально-культурных вопросов, стоящих перед областью. С его помощью и под его влиянием выделялись значительные финансовые средства на развитие города Нарына, поселков городского типа, сельских населенных пунктов.

За сравнительно короткое время в самой высокогорной области республики были построены хлебозавод, мясокомбинат, молокозавод, кирпичный завод, драматический театр, школы, больницы, многоэтажные жилые дома и административные здания, объекты социально-бытового назначения. В областном центре были сооружены канализационная сеть с очистными сооружениями, система централизованного водоснабжения. Во всех районных центрах, во многих селах был проложен водопровод. Население высокогорного края получило возможность потреблять чистую питьевую воду. Это заметно снизило уровень заболеваемости инфекционными болезнями, улучшило качество жизни нарынцев.

Очень важно и то, что в этот период ускоренными темпами развивалось сельское хозяйство области. В ряде районов были построены животноводческие комплексы, а по темпам развития овцеводства Нарынская область занимала одно из первых мест в республике.

По всему региону строились и создавались фельдшерско-акушерские пункты, комнаты детского питания, бани.

Энергетический комплекс получил весомое подкрепление с вводом Ат-Башинской ГЭС мощностью 40 тыс.квт.

Заметно преобразился облик областного и районных центров. Почти все основные автомагистрали, центральные улицы и тротуары были заасфальтированы, облагорожены зелеными насаждениями.

С учетом того что автотранспорт был и остается основным средством передвижения и сообщения между всеми населенными пунктами края и с другими городами и районами республики, была создана разветвленная сеть автодорог.

Все перечисленное выше уместилось в одну машинописную страницу. Это всего две минуты чтения. Но за всем этим стоит огромная работа и сотни миллионов рублей капиталовложений. За всем этим - повседневная жизнь, удобство, комфорт, здоровье сотен тысяч жителей высокогорья. И все это в таком вот объеме навряд ли было бы возможно без постоянного внимания и энергичных усилий министра финансов.
Мар Байджиев

Лучезарный, щедрой души человек
Так судьба распорядилась, что брат моей жены женился на младшей дочери Алиаскара Токтоналиевича Гульнаре. Вот таким образом мы породнились, и мне довелось часто общаться с этим человеком, наблюдать его, особенно в последние годы его жизни.

При нашем знакомстве первое, что привлекло мое внимание в Токтоналиеве, это то, что рассказчик он был великолепный, слушать его с неослабевающим интересом можно было часами. Рассказывал он, как заправский писатель, с живыми наблюдениями, где-то, быть может, даже с художественным приукрашиванием, но все это было в меру и очень уместно.

По большому счету, охотой он меня заразил, за что я ему очень благодарен. Охотник он был редкий, стрелял отменно. Но вспоминается мне вот какой эпизод. Случилось это во время охоты на сайгаков в Казахстане. Лицензия у нас была на отстрел пяти животных. Мы же в охотничьем азарте застрелили семь. Когда нас задержали егеря, я, грешным делом, подумал, что сейчас Токтоналиев начнет козырять, кичиться, мол, я министр, член ЦК, депутат Верховного Совета – лицо неприкосновенное. Ничего подобного. Он с готовностью повинился: уж так, ребята, получилось, извините. Без лишних разговоров заплатил положенный штраф.

На мой вопрос, почему он не стал отбояриваться и качать свои права, Токтоналиев ответил:

- Когда я еду на охоту, то все документы, удостоверяющие личность, кроме водительских прав и охотничьего билета, оставляю дома. На охоте я обыкновенный охотник, как и все.

Открытый, добрый, доступный, он в то же время не терпел панибратства, амикошонства, был очень требовательным на работе. Когда я приходил к нему в министерство, всегда поражался царящему там идеальному порядку. Все блестит, нигде ни соринки. А ведь никогда ни на кого не повышал голоса и уж тем более не позволял себе опускаться до крика, оскорблений. Со стороны было хорошо видно, с какой любовью относились к нему сотрудники, секретарши, уборщицы. Достаточно часто доводилось мне общаться с его водителями, замечал, что эти грубоватые на вид ребята души не чаяли в своем шефе.

Это был удивительно лучезарный, широкий и щедрой души человек. Он излучал ауру доброты, притягательности. Бывало в тесной дружеской компании я нередко просил его спеть. Зачастую иного артиста не заставишь, чтобы он спел в компании, а тут министр. Не помню, чтобы Токтоналиев хоть раз отказался. Всякий раз отвечал:

- А-а, ладно, коль ты просишь.

И запевал. Пел он, вкладывая в песню душу. У него был приятный тенор. И песен он знал множество.

А еще он был независимым человеком, не заглядывал в глаза и в рот вышестоящим, не был подобострастным. Ему это было не нужно. Он был абсолютно убежден, что занимает свое место, что на посту министра финансов он нужен республике, обществу, что делает свое дело лучше, чем делал бы на его месте кто-либо другой. В этом плане он был абсолютно уверенный, я бы даже сказал, самоуверенный человек, что все у него и в его епархии в порядке.

В известной мере это сильно и подкузьмило его. Я видел, как он страшно переживал свою отставку. И дело было даже не в том, что его сместили, а в том, КАК его сместили. Он не мог пережить подлости.

Убежден, если бы Токтоналиев был, как все, сам мог подличать, предавать, подставлять других, то принял бы все случившееся как бы в порядке вещей: ну подставили, ну предали, что ж тут такого? Не его первого, не его последнего. Но в том-то и заключалась трагедия, что он был совершенно не таким человеком.

Со слов самого Токтоналиева и из материалов проверочной комиссии ЦК КПСС, с которыми мне довелось ознакомиться, я достаточно хорошо знаю, что происходило в те драматичные дни. В самом деле был перерасход бюджетных средств при строительстве Дома правительства. Но, по чести говоря, в то время это не считалось большим прегрешением. Грешили этим по всей стране, в том числе и в самой Москве. И побольше нашего. Просто была заранее поставлена цель – сместить руководство республики.

Думаю, несмотря на всю драматичность ситуации, в тот момент первый секретарь ЦК компартии Киргизии мог и должен был поступить по-другому. Ведь можно было честно, не виляя, по-мужски сказать: да, действительно, мы тут несколько перешли за грань. Но разве мы для себя это строили? Никто ни копейки тут не присвоил. Все деньги пошли в дело. Все это останется грядущим поколениям. Неужели стремление сделать как лучше заслуживает осуждения?

Нет же, пошли по пути поиска козла отпущения, постарались перевести стрелки на одного человека. И, что печальнее всего, ведь никому от этого легче не стало. Не спасло это никого.

Вот это все вызвало у Токтоналиева сильное разочарование.


Василий Скирдов

Таких министров было мало
С Алиаскаром Токтоналиевым мне довелось встретиться лишь дважды. Но он навсегда остался в моей памяти как государственный руководитель, интернационалист, мыслящий современно и масштабно. И к тому же обязательный человек, умеющий держать данное им слово, что во все времена ценится очень дорого и что, к сожалению, встречается крайне редко. Особенно в среде руководителей такого ранга.

Первая наша встреча произошла в дни, когда меня назначили ректором только что созданного во Фрунзе Педагогического института русского языка и литературы (ПИРЯЛ). На просторах тогдашнего СССР это был третий институт такого рода. Первые два были учреждены в Ташкенте и Баку.

Надо отметить, что большое внимание новому учебному заведению уделял в то время ЦК партии. Первый секретарь ЦК Т.Усубалиев дал мне полный карт-бланш, заявив: «Требуй все, что считаешь нужным».

Легко сказать «требуй». Но ведь надо прежде знать, что требовать. Первым делом я отправился в Ташкент. Три дня знакомился с тамошним ПИРЯЛом, ходил по его аудиториям, дотошно знакомился с факультетами и кафедрами, их техническим оснащением. Затем меня направили в Баку. Там меня тоже встретили очень доброжелательно и радушно, дали исчерпывающие разъяснения по всем интересующим меня вопросам. Словом, в ходе этих поездок я составил весьма пространный перечень необходимого в первоочередном порядке. И по возвращении во Фрунзе направил на имя председателя Совета министров республики А.Дуйшеева докладную с приложением этого перечня.

С соответствующей на докладной резолюцией меня переадресовали министру финансов. Алиаскар Токтоналиевич принял меня вне очереди. Пробежав глазами по докладной, поинтересовался, не поскромничал ли я, все указал, что требуется для нормального и продуктивного учебного процесса, заметив, что излишняя сдержанность и скромность ректора неуместны, когда речь идет о становлении нового вуза.

Получив ответы на все вопросы, министр заверил: не беспокойтесь, Василий Данилович, в самое ближайшее время наши сотрудники все просчитают, определят окончательную стоимость заявленного вами, и мы обязательно изыщем необходимые средства. На такое благородное дело, говорил министр, денег жалеть нельзя. Ведь вы будете готовить преподавателей русского языка и литературы для наших школ. Без знания русского языка трудно стать компетентным специалистом. Так что вы создаете фундамент под будущее нашей республики. И мы просто обязаны вас всячески поддерживать.

При прощании я сказал, что летом намечается официальное открытие нашего института и что я, как ректор, заранее приглашаю Токтоналиева на церемонию.

-Обязательно буду, - пообещал он.

Нужно ли говорить, что уходил я от этого обаятельного, доступного и душевного министра буквально окрыленным.

Действительно, работники Министерства финансов оперативно подсчитали стоимость всего нами запрашиваемого, и институту было выделено несколько миллионов рублей. Выделенные средства позволили нам оборудовать сразу 12 лингафонных кабинетов. В те годы в республике подобные кабинеты были редкостью.

Отлично понимая, как важно новому институту завоевать авторитет в вузовской и научной среде, Токтоналиев на первых порах утверждал для нас завышенный фонд заработной платы, чтобы мы могли за счет более высокой оплаты труда формировать профессорско-преподавательский состав из опытных и высококвалифицированных специалистов.

Так что в том высоком авторитете, которым пользуется сегодня Бишкекский гуманитарный университет, прямой преемник ПИРЯЛа, есть определенная заслуга и министра финансов Токтоналиева.

Когда была определена дата официального открытия института, я разослал приглашения руководителям ряда министерств и ведомств республики. Однако откликнулись только двое. Наш непосредственный куратор, министр образования Аскар Турсунов и Токтоналиев, который не забыл о своем обещании. Пробыв на церемонии около получаса, он извинился перед нами и, сославшись на срочные неотложные дела, уехал.

Увы, время скоротечно. С той памятной для меня встречи с Алиаскаром Токтоналиевичем прошло уже четверть века. Но я до сих пор с большой теплотой вспоминаю его открытый взгляд, располагающую улыбку, ощущаю исходящую от него ауру доброжелательности, искреннее желание всемерно помочь делу.

К сожалению, таких министров, как Алиаскар Токтоналиев, в республике было мало.

Сегодня, когда некоторые политиканы пытаются на надуманных спорах вокруг государственного и официального языков сколачивать себе политический капиталец, я часто думаю, как им не хватает кругозора и широты мышления Алиаскара Токтоналиева.


В пароходы, в строчки и в другие долгие дела
В кинофильме советского времени «Все остается людям» главный герой академик Дронов, замечательно сыгранный Николаем Черкасовым, размышляя о смысле жизни и бренности человеческого бытия, говорит, что ценность человеческой жизни измеряется тем, что ты успел сделать для людей, чем запомнился своим современникам, какую оставил в их сердцах о себе память.

В последний путь, размышляет ученый, с собой ничего не возьмешь. Все, что ты успел сделать при жизни хорошего и плохого, доброго и дурного, все остается людям.

Учитывая и оценивая сделанное Токтоналиевым, в 1994 году Министерство финансов республики и коллектив Бишкекского финансово-экономического техникума обратились в правительство с предложением присвоить техникуму имя Алиаскара Токтоналиева. Обосновывая свое предложение, составители письма, в частности, отмечали, что Токтоналиев всей своей жизнью доказал высокий профессионализм, опыт и порядочность, верность избранному делу. Все свои силы, глубокие знания и большой практический опыт он отдавал всемерному укреплению и совершенствованию финансовой системы республики. Высокоэрудированный специалист в области финансов, член президиума Совета министров Киргизской ССР, Токтоналиев был заботливым наставником молодого поколения финансистов. Благодаря его заботе и под его непосредственной опекой были построены здание финансово-экономического техникума и общежитие для его учащихся. Он был первым председателем экзаменационной комиссии. И в последующие годы, учитывая его честность, порядочность, компетентность, дирекция техникума неизменно вводила его в состав экзаменационной комиссии. Будучи министром, Токтоналиев постоянно контролировал и направлял деятельность техникума, заботился о создании надлежащих условий для преподавателей и учащихся. Многие известные сегодня в республике люди с гордостью называют себя учениками Токтоналиева.

В знак благодарности, признавая и ценя заслуги этого благородного человека, посвятившего всю свою жизнь служению своему делу, обществу, Кыргызстану, убедительно просим присвоить имя Алиаскара Токтоналиева Бишкекскому финансово-экономическому техникуму.

31 октября 1994 года постановлением правительства республики техникуму было присвоено имя «легендарного министра» финансов А.Токтоналиева.

В мае 1999 года общественность Кыргызстана широко отмечала 70-летие со дня рождения Алиаскара Токтоналиева. По поручению Президента страны, а также учитывая ходатайство ветеранов финансово-экономической службы об увековечении памяти одного из первых заслуженных экономистов Киргизской ССР, мэрия города Бишкека приняла постановление о переименовании улицы Душанбинской в улицу имени Алиаскара Токтоналиева. И, наконец, депутаты Чуйского кенеша, учитывая многочисленные пожелания земляков министра финансов, приняли решение о переименовании села Эпкин Нурманбетского сельсовета Иссык-Атинского района в село Алиаскар Токтоналиево.

Прошло без малого полтора десятилетия, как Алиаскар Токтоналиев ушел из жизни. Но ходит по земле его внук Алиаскар, родившийся вскоре после смерти деда, живет в сердцах кыргызстанцев светлая память о легендарном министре. С людьми остаются не только добрые свершения этого светлого человека, но и его имя.

Он принадлежал к плеяде людей, которые жили, работали, творили, чтобы, говоря словами поэта, умирая, воплотиться в пароходы, в строчки и в другие долгие дела.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Когда мы впервые встретились с Муратбеком Мукашевым, он сразу же сообщил, что его Учитель, обладавший тонким чувством юмора, очень любил анекдоты, высоко ценил их и сам был великолепным анекдотчиком. И тут же рассказал мне два анекдота. С моралью. Признаться, до этого я знал о баснях с моралью. Но чтобы анекдоты... Однако вот они.

Анекдот первый. Приходит пациент к отоларингологу и говорит:

- Доктор, у меня что-то с ушами.

- Ну а на что, любезный, конкретно жалуетесь?

- Да я как-то слышу только наполовину.

- Хорошо. Сейчас проверим. Отойдите-ка в тот угол. Я буду говорить, а вы за мной повторяйте.

Пациент отошел, куда ему велели, а врач вполголоса произносит:

- Восемьдесят восемь, шестьдесят шесть...

- Сорок четыре, тридцать три, - повторяет пациент.

Мораль: давайте стараться слушать, а главное - слышать друг друга, чтобы потом не говорить, мол, я не расслышал или не так понял.

Анекдот второй. Задумала зайчиха разводиться с зайцем. Судья, естественно, спрашивает, какова причина развода, чем заяц не угодил ей?

- Так ведь он – косой! – возмущается зайчиха.

- А раньше, до того, как выйти за него замуж, вы разве не видели этого?

- Но я думала, что он мне глазки строит.

Мораль: давайте смотреть в глаза друг другу и видеть то, что есть, а не то, что мы думаем, и не то, что нам хочется.

В процессе совместной работы, думаю, нам с Муратбеком Осмоналиевичем, Жаныл Токтоналиевой, Маром Байджиевым и со всеми другими, теми, кто делился своими воспоминаниями об Алиаскаре Токтоналиевиче, помогал создать живой облик этого незаурядного человека, удавалось и слышать друг друга, и видеть то, что было в действительности, и то, что есть на самом деле.

Общими усилиями мы попытались на примере жизнедеятельности одного человека хоть в какой-то мере показать определенный срез жизни страны, жизни поколения, чье детство совпало с войной, отрочество и юность – с послевоенным восстановлением народного хозяйства, а зрелость – с бурным развитием экономики, культуры, науки Кыргызстана.

Алиаскар Токтоналиев был сыном своего времени. Времени очень непростого, драматичного, кое в чем и трагичного. Но вместе с тем и чрезвычайно удивительного, насыщенного героическими рабочими буднями, овеянного романтикой трудовых побед и свершений, наивной верой в конечное торжество наших устремлений. И как яркий, неординарный представитель своей эпохи, он в полной мере нес в себе ее достоинства и недостатки.

Однако при всех своих недостатках Токтоналиев никогда не делил соотечественников на северян и южан, не различал их по родоплеменным и клановым признакам, не придавал сколь-нибудь значащего значения тому, кто к какой принадлежит национальности.

Он делил людей на плохих и хороших, на добрых и злых, на деловых, компетентных, трудолюбивых и никчемных лодырей, мыльных пузырей, умеющих только отлынивать от работы и хитро уклоняться от ответственности. Он жил и поступал так, что у людей, кого судьба сводила с ним хотя бы один раз, невольно возникала мысль: побольше бы таких личностей, как Алиаскар Токтоналиев.

Наш герой прожил сравнительно короткую, но очень яркую, насыщенную запоминающимися и большой значимости событиями жизнь. Как настоящий мужчина, он жил страстями: яростно, азартно, увлеченно. Был влюблен в жизнь со всеми ее противоречиями и во всех ее проявлениях.

Имея больное сердце, он не берег себя, не избегал стрессов, переживаний и волнений. Он жил на полном накале.



Умер только тот, кто забыт, – гласит древняя мудрость. И если это так, то Алиаскар Токтоналиев продолжает жить. В благодарной памяти всех, кто его знал.

© Тимирбаев В.Р., 2004. Все права защищены

© Издательство "ЖЗЛК", 2004. Все права защищены


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Байджиев М. Т., 2004. Все права защищены © Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКузнецов А. Г., 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЮнеско 2009 Все права защищены

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены Издательство
Цена бесплатно. (Раздавая таким образом по меньшей мере каждый 5, 11 или 21 экзэмпляр, мы можем выразить благодарность духовному...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconАстральное тело Изида или врата Святилища (Часть 1)
Все права на данную книгу защищены и охраняются Российским и Международным Законодательствомю
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены
«на становление и принятие обществом языковых знаков, на их семантическую структурацию и правила функционирования» (Там же 13) является...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Омельченко Н. М., 2012. Все права защищены Произведение публикуется с разрешения
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКак понять свою судьбу
Все права защищены. Ни одна часть этой книги не может быть воспроизведена без письменного разрешения издателя
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org