Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены



страница4/12
Дата22.10.2014
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Деньги счет любят
Жизнь не стоит на месте. Как говорили древние, времена меняются, и мы все меняемся вместе с ними. Меняясь же, мы по-новому оцениваем события, людей, их поступки, да подчас и свои собственные.

Наши отцы и деды, люди поколения Токтоналиева, были, как и все мы, детьми своего времени со всеми их достоинствами и недостатками. И несли на себе печать этой очень неоднозначной и противоречивой эпохи. Но лично у меня язык не поворачивается говорить, как это делают многие наши современники, что такие люди, как Алиаскар Токтоналиевич и его сверстники, поколения наших предков, прожили жизнь впустую, что вся их деятельность была одной сплошной ошибкой, что их труд оказался бессмысленным и никчемным.

Документально-биографический жанр требует опоры на аргументы и факты. Быть может, далеко не всем по душе вникать в сухой язык цифр. Но в повествовании о министре финансов без этого языка не обойтись. Ведь деньги, как известно, любят счет.

Н


В перерыве между заседаниями сессии.Слева направо: А.Токтоналиев

председатель Госплана Киргизской ССР С.Бегалиев, Первый секретарь

Нарынского обкома партии М.Жунусалиев, министр юстиции

Киргизской ССР М.Джумабаев
е буду брать более отдаленные от нас годы. Возьму за точку отсчета 1960 год. Период, когда страна в основном уже залечила глубокие раны войны, восстановила разрушенное дотла народное хозяйство, подняла из руин города и села, поставила на ноги экономику. Причем СССР окреп и восстановился настолько, что уже в октябре 1957 года первым на планете Земля вырвался в космическое пространство, запустив на околоземную орбиту искусственный спутник Земли.

Так вот, за те четверть века, что Токтоналиев находился на посту министра финансов, в Киргизской ССР доходы Госбюджета увеличились с 410,5 млн. до 2234,5 млн. рублей, или возросли в 5,4 раза. При этом, если налог с оборота вырос в 3,9 раза, то платежи государственных предприятий и организаций с прибыли – в 9,2 раза. Должен отметить, что этот рост служил наглядным свидетельством динамичного и устойчивого развития промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи, капитального строительства, свидетельствовал о повышении эффективности их работы.

Разумеется, автор этих строк очень далек от мысли и желания связывать эти достижения с одним лишь Алиаскаром Токтоналиевым. Прекрасно понимаю, что все эти показатели стали возможны, благодаря усилиям всего общества, всего народа Киргизии.

Так же отчетливо сознаю, что министр финансов был отнюдь не первой спицей в кыргызской колеснице. Наш герой, как и каждый гражданин республики, лишь вносил свой посильный вклад в развитие и подъем страны.

Но вот в силу занимаемого положения, благодаря своим деловым и, не в последнюю очередь, человеческим качествам, ему удалось внести в копилку общественных достижений значительно больше, чем какому-либо рядовому кыргызстанцу. И беру на себя смелость утверждать: он сделал для республики много больше, чем это смог бы сделать кто-нибудь другой, находясь на его месте.

Думается, было бы не лишним посмотреть и на то, как в те годы распределялись расходы государственного бюджета. С 1960 по 1985 год расходы республики возросли с 403,5 млн. до 2127,3 млн. рублей, или в 5,3 раза. Но если траты на развитие народного хозяйства в целом увеличились в 5,1 раза, то на социальное обеспечение населения – в 10,3, на развитие социально-культурной сферы – в 6,1, на науку и образование – в 5,8, на здравоохранение, поддержку физкультуры и спорта – в 5,3 раза.

Всякое сравнение, гласит мудрость предков, хромает. Наверное, не совсем корректна и наша попытка сравнить тот четвертьвековой отрезок с 14-летним периодом 1990-2004 года. Но что делать, если мы лишены возможности сравнивать прошлое с каким-либо иным настоящим, кроме того, чем мы на данный момент располагаем. И тут, к нашему великому сожалению, сравнение явно не в нашу пользу.

Но это так, к слову. И я бы не стал затрагивать эту тему, если бы не желание возразить тем, кто, сожалея о неудавшейся жизни наших предков, говорит о напрасности и бессмысленности их бытия, их трудов и усилий.

Однако продолжим наш экскурс в недалекое прошлое. За обозреваемые нами 25 лет объем валового национального продукта в Киргизии увеличился в 4,9 раза, произведенный национальный доход – с 7,9 до 20,4 млрд. рублей, производство промышленной продукции – в 5,7, сельскохозяйственной – в 1,8, розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли (это наиболее убедительное свидетельство повышения благосостояния населения и его покупательной способности) – в 3,4, капиталовложения в народное хозяйство – в 2,8 раза. За этот же период выплаты и льготы трудящимся из фонда общественного потребления возросли в 5,6 раза. Сегодня выросло поколение кыргызстанцев, представители которого даже и не подозревают о существовании такого фонда и уж тем более не знают, чем этот фонд занимался, какое место занимал в жизни общества.


Шипы и розы
И все же было бы большой ошибкой думать, что путь самого юного за всю историю республики министра был усыпан розами. Как и у всякого одаренного и блестящего человека, были у Токтоналиева завистники и недоброжелатели, которые пытались использовать против него любой его промах, всякий его опрометчивый шаг.

Например, был в начале его работы на министерском посту такой эпизод. Интернационалист по сути и духу, впитавший в себя многое из того, что составляет гордость мировой культуры и создавалось представителями разных народов, глубоко уважая людей разных национальностей, с кем ему приходилось учиться, жить, работать бок о бок, Токтоналиев в то же время оставался патриотом и сыном своего народа. И конечно же, он не мог не обратить внимание на то, что в Министерстве финансов подавляющее большинство сотрудников, в том числе заместители министра, начальники управлений и отделов, были русскоязычными. Спору нет. Все они были, как правило, высокопрофессиональными специалистами, хорошо знающими свое дело и преданными ему людьми. Но как министр Токтоналиев не мог не задумываться: почему республика недостаточно заботится о подготовке национальных кадров?

Однако стоило ему принять на вакантные места в Минфине нескольких молодых и перспективных специалистов из представителей коренной национальности, как тут же в ЦК компартии Киргизии поступила на него анонимка. Новый министр, сообщалось в ней, проводит националистическую политику, при приеме на работу проявляет элементы землячества и приятельства, отдает предпочтение местным кадрам в ущерб специалистам других национальностей.

Чтобы лучше уяснить подоплеку этой анонимки, следует сказать об общественно-политической атмосфере тех лет. В конце 50-х годов постановлением ЦК компартии Киргизии и Совета министров в русских школах республики ввели уроки кыргызского языка. В ЦК КПСС незамедлительно данный шаг расценили как проявление национализма и осудили его. Любые попытки донести до народа смысл и содержание героического эпоса «Манас» также рассматривались как попытки насаждения национализма.

Положение усугублялось тем, что к тому времени у первого секретаря ЦК КП Киргизии И.Раззакова сложились натянутые, точнее даже неприязненные отношения с первым секретарем ЦК КПСС Н.Хрущевым. Раззаков был одним из немногих руководителей союзных республик, кто не боялся высказывать правду в лицо кому бы то ни было, и неоднократно открыто выражал несогласие с союзным лидером. Самолюбивый и амбициозный Хрущев такого простить не мог. В 1961 году строптивого Раззакова отправили в отставку. Среди прочих «грехов», объяснявших отлучение первого от должности, значились местничество и проявления национализма.

Прослыть в те годы националистом, значило подвергнуть серьезному испытанию свою дальнейшую карьеру. По тем временам это было одним из серьезнейших обвинений. И вот на только-только набирающего силу, еще не успевшего заявить о себе во весь голос на новом посту и не сумевшего еще завоевать деловой авторитет Токтоналиева поступает в ЦК такая жалоба. Это много позже партийные небожители придут к пониманию того, что анонимные письма и заявления уже сами по себе безнравственны и аморальны, что они не должны приниматься всерьез и уж тем более изучаться и рассматриваться на бюро партийного комитета. Тогда же, коль скоро в ЦК поступило письмо, неважно какого пошиба и толка, оно должно было быть рассмотрено в месячный срок и по нему в обязательном порядке должны были быть приняты соответствующие меры.

И хотя Токтоналиев весьма популярно и доходчиво объяснил членам бюро ЦК свой подход к работе с кадрами, привел исчерпывающие данные о национальном составе сотрудников своего министерства, тем не менее ему было строго указано на недостатки в проводимой им кадровой политике. А ведущий заседание бюро секретарь ЦК напоследок предупредил, что если министр не исправится, то он будет освобожден от занимаемой должности.

Впрочем, сам Токтоналиев воспринимал это как неизбежные издержки производства, не заслуживающие серьезного внимания. Куда важнее было громадье планов и дел, которые приходилось правительству и народу Кыргызстана воплощать в жизнь в тот период.


Так ли уж плохи «хрущобы»?
Во второй половине 80-х годов прошлого столетия, в разгар перестройки, стало модным критиковать «хрущевские» многоэтажки, строительство которых в 50-60 годы велось невиданными по скорости темпами буквально по всей стране. Родился даже полупрезрительный неологизм «хрущобы». Нам же думается, что это было одно из больших и добрых дел, сотворенных благодаря энергии и напористости Хрущева.

Нелишне вспомнить, что массовое и повсеместное возведение крупнопанельного жилья началось в середине 50-х годов. Минуло всего лишь десять лет со дня окончания небывалой по масштабам разрушений и количеству человеческих жертв войны. В СССР сотни тысяч, если не миллионы, людей еще ютились в землянках и глинобитных хибарках. Десятки миллионов советских граждан были вынуждены тесниться в коммуналках, бараках, общежитиях барачного типа.

В 1958 году, будучи учеником 9 класса, автор этих строк был включен в состав какой-то там комиссии по проверке списков избирателей в связи с очередными выборами народных депутатов. Проверять выпало район самозастроек под самыми горами за Джалал-Абадским кирпичным заводом. То, что довелось увидеть тогда, буквально потрясло 16-летнего подростка, у которого не укладывалось в сознании, что в 1958 году люди могут жить в таких ужасающих условиях. Низенькие, подслеповатые, убогие домишки в одну комнатушку в 8-10 квадратных метров, с земляным полом, закопченными стенами и потолком, «буржуйкой» посередине, с отсутствием какого-либо намека на мебель и домашнюю обстановку. И так сплошь и рядом, по всему району застроек. Думается, в ту пору так жили многие не только в Джалал-Абаде.

Всем им необходимо было срочно предоставить более надежную и удобную крышу над головой. В стране начался беспрецедентный строительный бум. Крупнопанельные многоэтажки росли, как на дрожжах. Ежегодно сотни тысяч, а то и миллионы советских людей переезжали из земляных хибар и тесных барачных комнат в казавшиеся им тогда царскими хоромы, которые четверть века спустя их потомки высокомерно и презрительно назовут «хрущобами». Надо было видеть радость и счастье новоселов.

Размышляя над природой критики «хрущоб» спустя 25-30 лет после начала их возведения, приходишь к выводу, что, наверное, в этом есть какая-то своя логика и справедливость бытия. То, что когда-то людям казалось счастьем и несбыточной мечтой, по истечении времени становится обыденным рядовым явлением, входит в привычку. А устремления и мысль человеческие тянутся к новому горизонту. Запросы и потребности людские растут, стремятся к планке, установленной на более высоком уровне. Не будь этого, не было бы и никакого прогресса.

Но все же, как бы там ни было, за какие-нибудь 15-20 лет в стране была снята колоссальная социальная напряженность. Разумеется, проблема не была окончательно и полностью решена. Еще и сегодня едва ли не в самом центре Бишкека можно встретить допотопные глинобитные халупы, подобные которым в свое время безжалостно сносились под неудержимым натиском типовых «хрущоб». И все же, повторимся, Хрущев затеял благое дело, и за это ему были благодарны миллионы советских граждан.

Средств на строительство коммунального жилья страна в те годы не жалела. Но при этом очень важно было распорядиться этими финансовыми и материально-техническими средствами, трудовыми ресурсами рачительно, эффективно, по уму. Здесь требовался подход бережливого хозяина.

В сентябре 1999 года на научно-практической конференции, посвященной 70-летию Алиаскара Токтоналиева, вспоминая те далекие годы, Турдакун Усубалиев, бывший в 1961-1985 годах первым секретарем ЦК компартии Киргизии (тоже своего рода рекорд), отметит особую в этом деле роль министра финансов, у которого редкий бюджетный рубль расходовался не по назначению.

Вновь обратимся к цифрам, взятым из статьи А. Токтоналиева в журнале «Фининасы СССР». С 1961 по 1965 годы в Киргизии были построены домостроительные комбинаты во Фрунзе, Оше, Джалал-Абаде, Пржевальске, Беловодском. Их суммарная годовая и производственная мощность составляла почти 530 тысяч квадратных метров жилья.

На начало 1961 года во Фрунзе с численностью населения порядка 220 тысяч человек городской жилищный фонд составлял 1841 тыс. кв. метров, из них на долю государственного жилфонда приходилось лишь 740 тысяч.

За сравнительно короткое время в столице выросли 10 микрорайонов. Всего же за 1960-1985 годы в городе было снесено 18 тысяч глинобитных мазанок и лачуг, сколоченных на скорую руку из фанеры, жести, отживших свой век досок. С лица города исчезли всевозможные «нахаловки», «лондоны», «шанхаи», «заводские поселки».

В 1985 году жилищный фонд столицы вырос до 7348 тыс. кв.метров. Всего же по всей республике за эти четверть века было введено жилья общей площадью без малого 26,9 млн. кв. метров, 2,6 млн. человек улучшили свои жилищные условия и 511,3 тыс. семей справили новоселье. Иными словами, 65 процентов граждан республики стали жить просторнее и комфортнее. И все это благодаря, главным образом, обруганным и высмеянным позже «хрущобам».

Но если строительство жилья являлось составной частью общесоюзной социальной политики, то куда больше настойчивости, умения убеждать и доказывать потребовалось руководителям республики, в том числе и министру финансов, чтобы добиться включения в пятилетние планы строительства, к примеру, Токтогульской ГЭС, автодороги Фрунзе-Ош, Кыргызского камвольно-суконного комбината или Ошского хлопчато-бумажного производственного объединения.
В тандеме с Болотом Мамбетовым
Как большую удачу расценивал Токтоналиев то, что в 1961 году председателем Совета министров республики был назначен Болот Мамбетов – человек честный, принципиальный, глубоко порядочный. Талантливый инженер-гидротехник, окончивший Московский институт инженеров водного хозяйства, он имел за плечами богатый опыт строительства и эксплуатации ирригационных и гидротехнических сооружений, успел поработать первым секретарем Фрунзенского обкома партии. Последние семь лет до назначения главой правительства был министром водного хозяйства Киргизской ССР.

Токтоналиеву глубоко импонировало то, что, прежде чем вынести какое-либо решение, председатель Совмина тщательно изучал, детально анализировал и продумывал вопросы, умело выделяя наиболее важные – те, которыми надо было заниматься в первоочередном порядке.

В этом плане Мамбетов и Токтоналиев как бы составляли дружный и слаженный тандем, дополняя один другого и усиливая достоинства друг друга.

На посту председателя Совета министров республики Мамбетов проработал до 1967 года. За этот период в Киргизии были построены Кантский цементно-шиферный комбинат, Фрунзенская ТЭЦ, несколько заводов железобетонных конструкций, пять домостроительных комбинатов, был заложен створ флагмана кыргызской гидроэнергетики Токтогульской ГЭС мощностью 1,2 млн. кВт. Именно в эти годы был выполнен основной объем поисково-съемочных работ по выявлению золоторудных месторождений на территории Кыргызстана.

В 60-е годы Болот Мамбетович побывал на золоторудном месторождении Мурун-Тоо в Узбекистане. Рассматривая слитки мурунтооского золота, он произнес пророческие слова: «Придет время, и мы сможем вот так же показывать золотые слитки из месторождений в горах Ала-Тоо».

К сожалению, когда такой момент наступил, когда был выплавлен первый слиток драгоценного металла на месторождении Макмал, Мамбетова в Кыргызстане уже не было.

Успешно решать в Москве очень многие финансовые вопросы удавалось в немалой степени благодаря тому, что Мамбетова очень уважал и ценил тогдашний председатель Совета министров СССР Алексей Николаевич Косыгин. В свою очередь, при активной и авторитетной поддержке Мамбетова молодой министр финансов Токтоналиев добивался в Минфине СССР, в других союзных министерствах и ведомствах согласия на ежегодные выделения из союзного бюджета средств на проведение поисковых и более углубленных разведочных работ на месторождениях золота. Преимущественно в те годы были разведаны и определены промышленные запасы золотоносных руд на участках Макмал, Талды-Булак, Джеруй, Кумтор.

Подлинной эпопеей в новейшей истории Киргизской ССР стала борьба с союзными органами за строительство в Ошской области хлопчатобумажного комбината. Вопрос о необходимости построить в Ферганской долине предприятие по выпуску тканей из хлопка был поставлен перед правительством и Госпланом СССР практически одновременно с правительствами Узбекистана и Киргизии. Разумеется, союзные органы отдали предпочтение Узбекистану. Всегда, когда возникали спорные моменты между этими двумя республиками, Москва решала вопрос в пользу более развитого во всех отношениях и более богатого Узбекистана. Так и на сей раз. Строительство комбината было начато в городе Наманган.

Понятно, пока оно не было там завершено, о начале подобной стройки в городе Ош не могло быть и речи. Союзный бюджет, поясняли в Минфине СССР, не резиновый. Он не может вынести сооружение двух одинаковых и достаточно дорогостоящих объектов в непосредственной близости друг от друга.

Но когда Наманганский комбинат был введен в строй, кыргызское правительство вновь стало настойчиво осаждать союзные Совмин, Госплан, Минфин, Минлегпром, доказывая жизненную важность создания ХБК в Оше. Область производила ежегодно порядка 200 тысяч тонн хлопка-сырца. Но все вырабатываемое из него хлопковое волокно уходило на экспорт и в текстильные города союзных республик. Хотя в то же самое время в южных регионах Киргизии очень остро стоял вопрос с трудоустройством молодежи, и особенно девушек.

Конечно, в Москве хорошо осознавали всю остроту проблемы. Но ведь и строительство предполагало нешуточные расходы. После долгих расчетов, проработок, прикидок Госплан и Минфин предложили правительству Киргизии значительно удешевленный проект комбината. Удешевление шло, главным образом, за счет исключения из титульного списка объектов социально-бытового назначения. Скажем, вместо отдельных детского сада и детских яслей предлагался один детсад-ясли (и это в Киргизии, где 6-7 детей в семье считается делом вполне привычным и обыденным). Вместо комбината питания с рабочей столовой, фабрикой-кухней, магазином полуфабрикатов в проекте сохранялась только рабочая столовая. Был исключен из перечня объектов также клуб с концертным и кинозалом. Словом, предельно урезанный проект стал дешевле чуть ли не на 30 млн.рублей.

Скрепя сердце, кыргызстанские власти вынуждены были соглашаться с предложенным вариантом, памятуя народную мудрость: лучше синица в руках, чем журавль в небе. Хотя и отчетливо сознавали, чем будут чреваты в перспективе подобные компромиссы. Главным было «застолбить» стройку, включить ее в проект директивного плана на очередную пятилетку, выбить в союзных органах лимиты и финансы под планируемое строительство.

Разумеется, позже, когда комбинат вступил в строй, эта с позволения сказать экономия аукнулась. Тысячи работниц стали осаждать дирекцию предприятия и городские власти, требуя дополнительные места в детских садах и яслях. В рабочем городке во весь рост встали проблемы нехватки жилья, мест в рабочих общежитиях, отсутствия школы, поликлиники, пунктов бытового обслуживания.

И все же все эти проблемы казались мелочью в сравнении с тем, что с вводом ХБК в регионе была значительно снижена острота проблемы трудоустройства. Тысячи юношей и девушек не только из областного центра, но и из близлежащих сел, в том числе соседнего Узбекистана, обрели специальности и работу. К тому же республика получила возможность продавать не хлопковое волокно, а готовые ткани. И не вина старших поколений в том, что созданный их усилиями производственный потенциал сегодня не востребован.

Еще больше настойчивости и упорства потребовалось правительству республики, чтобы убедить руководство страны в необходимости возведения каскада гидроэлектростанций на реке Нарын. Ведь тут уже счет шел на миллиарды рублей. К тому же в это самое время в стране началось интенсивное освоение гидроэнергетического потенциала сибирских рек. Строились Красноярская, Саяно-Шушенская, Братская, Усть-Илимская гидростанции. Да и в соседнем Таджикистане уже были развернуты работы на самой мощной в Средней Азии Нурекской ГЭС на реке Вахш.

И все же в начале 60-х годов строительство Токтогульской ГЭС на Нарыне началось. Это было очень созидательное, овеянное романтикой трудовых свершений время. В короткие сроки в уютной ложбине, укрытой со всех сторон горами, появился поселок гидростроителей Кара-Куль, ставший впоследствии городом. Стройка была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской. Ее возводила поистине вся великая страна. Строить «Токтогулку» съехались представители сорока национальностей со всех концов Союза. И возводили ее действительно ударными темпами.

Здесь зародился, сформировался и возмужал замечательный коллектив высококлассных специалистов – гидростроителей, которому оказались по плечу самые сложные задачи высокогорного гидростроения. «Токтогулка» воспитала руководителей, инженеров, бетонщиков, скалолазов-монтажников, проходчиков горных тоннелей высочайшего уровня. Опыт, приобретенный ими при сооружении флагмана киргизской гидроэнергетики, пригодился и был в полной мере использован в ходе строительства Курпсайской, Таш-Кумырской и Шамалды-Сайской ГЭС, а также в ходе возведения гидроузлов в ряде союзных республик.

К сожалению, распад Союза пришелся на время, когда по сути только были начаты работы в створе Камбаратинских ГЭС 1 и 2.

Сегодня все станции Нарынского каскада, за исключением Камбаратинских, исправно вырабатывают электроэнергию, благодаря чему Кыргызстан не только практически полностью обеспечен дешевой энергией, но и часть ее экспортирует в соседние государства.

Что же касается двух Камбаратинских ГЭС, то, судя по всему, своими силами и за счет собственных средств Кыргызстан в обозримом будущем их не построит. Найти же иностранных инвесторов под это дело чрезвычайно сложно. Хотя время от времени о готовности стать компаньонами в этом деле заявляют то Россия, то Казахстана, то Китай и Пакистан. Однако, по подсчетам специалистов, на завершение их строительства требуется в общей сложности порядка 1,2-1,3 млрд. долларов США. Реальных охотников вкладывать такие колоссальные средства, которые навряд ли окупятся и за 10 лет после ввода этих гидроузлов в действие, пока что-то не находится. Тем более, что сам Кыргызстан иностранным инвесторам тут плохой помощник.

Параллельно с гидроэнергетикой в республике ускоренными темпами развивались машиностроение и металлообработка. Если в 1961 году в Киргизии насчитывалось 7 машиностроительных заводов, в 1970 – 15 заводов и одно крупное объединение.

При росте объема валовой продукции промышленности в 3,1 раза, выпуск продукции машиностроения и металлообработки увеличился в шесть раз! Причем, в машиностроении наиболее высокими темпами развивались отрасли, определяющие технический прогресс – приборостроение, радиоэлектроника, автомобилестроение, электротехническая промышленность.

Были введены в действие Каиндинский кабельный завод, Киргизэлектродвигатель, Тяжэлектромаш, Майлисайский электроламповый завод, Иссык-Кульское объединение электротехнических заводов.

В эти годы Киргизия занимает собственную нишу в общесоюзной комплексной системе разделения труда. Осваивается производство новых для республики видов продукции – изоляционных материалов, крупных электромашин, осветительных электроламп, полупроводниковых кремниевых вентилей, автоматических линий для электроламповых заводов, металлорежущих станков, электродвигателей малой мощности, контрольно-измерительных приборов, кабеля.

Автомобилестроение было представлено двумя заводами – Фрунзенским автосборочным и Киргизавтомашем. Первый занимался сборкой автосамосвалов ГАЗ-53Б и САЗ-3502. Второй специализировался на выпуске автомобильных радиаторов, различных узлов и деталей для автомобилей, а также прицепных колясок к мотоциклам.

Во всех союзных республиках были известны пресс-подборщики с маркой завода сельскохозяйственного машиностроения им.Фрунзе. Это было единственное предприятие подобного профиля в СССР.

По уровню развития машиностроения Киргизия занимала в тот период второе место в Средней Азии после Узбекистана. А по выпуску таких видов продукции, как грузовые автомобили, автоматические линии для электроламповых заводов, полупроводниковые кремниевые вентили, погружные насосы, пищевые котлы, газовые плиты, осветительные электролампы – первое.

Играя важную роль в развитии экономических связей между всеми союзными республиками и районами великой страны, Киргизия в то же время экспортировала промышленную продукцию не только во все страны социалистического лагеря, но и в такие развитые капиталистические государства, как Великобритания, Франция, ФРГ, Япония.

Параллельно с этим развивались строительная индустрия, производство строительных материалов, текстильная, обувная, швейная, кожевенная, местная, пищевая промышленность.

Колоссальные средства вкладывались в развитие аграрного сектора.

Кстати, последний год пребывания Мамбетова на посту председателя Совмина республики стал памятен тем, что на Киргизию обрушился небывалый снегопад. На зимних пастбищах Суусамыра, Кенес-Анархая, Казармана, Нарына, Алайской и Кетмень-Тюбинской долин толщина снежного покрова достигала 1,5-2 метров. Животноводы и скот оказались отрезанными от «большой земли». Страховые запасы продуктов питания для людей и корма для животных стремительно таяли. Возникла реальная угроза массового падежа скота.

В экстренном порядке был создан штаб для организации спасательных работ. Возглавил его Болот Мамбетов. Министр финансов стал одним из наиболее деятельных членов штаба. Потребовались дополнительные и весьма немалые средства, чтобы самолетами и вертолетами Киргизского управления гражданской авиации доставлять в районы, терпящие бедствие, продукты питания, медикаменты, теплую одежду, эвакуировать больных и ослабевших животноводов и членов их семей. По воздуху же доставлялись комбикорма, тюки прессованного сена для животных.

Напряжение в те дни выпало на долю членов штаба нечеловеческое. Людей и животных надо было спасать. Зато усилия оказались не напрасными. В тот год удалось избежать значительных потерь скота. Тяжелейшая зимовка была завершена достойно.

В связи с этим вспоминается характерный факт. Однажды Герой социалистического труда Корчубек Акназаров, в бытность первым секретарем Кочкорского райкома партии, при встрече с Токтоналиевым признался: «Если бы не твоя помощь, Алиаскар, не ходить мне в Героях. Сколько раз ты выручал нас в трудные моменты, изыскивал финансовые ресурсы, спасая наш скот от бескормицы и падежа. Так что в моей Золотой Звезде какая-то часть принадлежит тебе».

Думается, примерно это же мог сказать не один Акназаров.

В 1966 году Токтоналиев был отмечен первой в его жизни государственной наградой – орденом Трудового Красного знамени.

К сожалению, в политике довольно широко распространено явление, когда первое лицо в отдельной республике или в целом государстве очень ревниво относится к успехам того, кто находится рядом с ним, к его популярности у народа.

Например, это было хорошо заметно в отношении Генерального секретаря ЦК КПСС Л.Брежнева к председателю Совета министров СССР А.Косыгину. Чем выше поднимался авторитет Косыгина среди рядовых граждан страны, тем холоднее становились его отношения с Генсеком.

Нечто подобное происходило и в Киргизии в подходе первого секретаря ЦК партии Т.Усубалиева к предсовмина Б.Мамбетову.

Собранный в работе, смелый в принятии неординарных решений, хорошо разбирающийся в людях, умеющий без излишнего шума и суеты делать дело, Болот Мамбетович не был способен интриговать, противостоять лжи, давать отпор несправедливым гонениям. В январе 1968 года он вынужден был выйти на пенсию, а три года спустя из-за непрекращающихся моральных преследований отдельных влиятельных персон из окружения руководства республики по совету и при поддержке А.Косыгина вообще переехал с семьей в Москву.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Байджиев М. Т., 2004. Все права защищены © Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКузнецов А. Г., 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЮнеско 2009 Все права защищены

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены Издательство
Цена бесплатно. (Раздавая таким образом по меньшей мере каждый 5, 11 или 21 экзэмпляр, мы можем выразить благодарность духовному...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconАстральное тело Изида или врата Святилища (Часть 1)
Все права на данную книгу защищены и охраняются Российским и Международным Законодательствомю
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены
«на становление и принятие обществом языковых знаков, на их семантическую структурацию и правила функционирования» (Там же 13) является...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Омельченко Н. М., 2012. Все права защищены Произведение публикуется с разрешения
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКак понять свою судьбу
Все права защищены. Ни одна часть этой книги не может быть воспроизведена без письменного разрешения издателя
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org