Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены



страница7/12
Дата22.10.2014
Размер2.51 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Друзья и ученики
Открытый, щедрый, компанейский, каким был Токтоналиев, он всегда привлекал к себе людей, быстро сходился с ними, был легким и приятным в общении. Не удивительно, что у него всегда было много друзей.

Причем, будучи в любом возрасте и находясь на любой ступеньке социальной лестницы, он умел дружить бескорыстно, никогда не ждал и не требовал помощи от других, но всегда щедро, от всего сердца помогал другим. Помогал деньгами, в строительстве дома, продуктами, организацией свадеб и других семейных торжеств, устройством в больницу и т.д., и т.п.

Самое живое участие принимал Алиаскар Токтоналиевич в судьбе тех, кого считал своими учениками. Опекал их, поддерживал в карьерном (в хорошем смысле) росте.
Обо всех рассказать невозможно. Попробуем лишь о некоторых из них.
Selfmademan
В предисловии «К читателю» мы отметили, что издание этой книги вряд ли было возможно, если бы не появился в свое время у Токтоналиева такой ученик, как Муратбек Мукашев. Настало время рассказать более подробно о том, какое участие принял Алиаскар Токтоналиевич в жизни этого человека.

Окончив в 1971 году весьма престижный тогда Институт народного хозяйства им.Плеханова в Москве, Муратбек, уроженец села Кегеты Чуйского района, вернулся в Киргизию. Направили его в Министерство финансов. Токтоналиеву в тот момент было 42 года, и он был к тому времени очень авторитетный, в полном расцвете сил и в зените славы министр. Муратбеку – 21 год. У него, по сути, вся жизнь была впереди, и ему предстояло еще доказывать свою состоятельность и право на свое особое и достойное место под солнцем в этом мире.

Кто скажет, кто вразумительно объяснит, почему так происходит? Вот встречаются два человека, которые до этого никогда друг друга не видели, а зачастую и не подозревали о существовании один другого. Но вот встретились, и с первых же шагов общения проскакивает между ними некая невидимая искра взаимной симпатии и устанавливается у них какая-то прочная и доверительная духовная связь.

Нечто подобное произошло и в данном случае. Сегодня уже никто со всей определенностью не скажет, какие чувства испытал министр финансов при первой встрече с Муратбеком. То ли увидел в нем слепок с самого себя, такого же молодого и новоиспеченного специалиста 20-летней давности, то ли взглядом матерого финансиста разглядел в этом юноше огромный потенциал и большие способности, то ли сыграло роль что-то другое, только с первых же минут глянулся ему Муратбек. Министр стал исподволь опекать и направлять его.

Так получилось, что в студенческие годы Мукашева в знаменитой на весь Союз Плехановке не было военной кафедры. И по законам того времени Муратбеку уже после окончания института предстояло выполнить священный долг и почетную обязанность гражданина СССР – отслужить в рядах Советской Армии.

Однако у призывников с высшим образованием было одно существенное преимущество: срок службы им сокращался вдвое – до одного года.

Узнав, что Муратбека призывают в армию, Токтоналиев встретился с ним. Без обиняков и экивоков сказал, что может переговорить с военным комиссаром республики, отстоять Мукашева как перспективного и необходимого министерству работника. Однако Муратбек наотрез отказался от этого лестного, заманчивого и в общем-то вполне прагматичного предложения. Объяснил, что он является старшим сыном в семье, где, кроме него, воспитываются еще десять детей, в том числе семь мальчишек. Они во всем равняются на старшего брата, подражают ему, стремятся быть похожими на него. По нему мерят они свои помыслы и поступки. И, наверное, будет неправильно и даже в чем-то вредно, если он, Муратбек, отступит в данном случае от своих же принципов и поступит не по совести.

И в этом эпизоде юноша проявил свой характер, не поступился во имя очевидной выгоды собственными принципами.

Министр понял и согласился с доводами Мукашева и не стал вмешиваться в дальнейший ход событий. Но вот когда в декабре 1972 года срок службы его подопечного подходил к концу, Токтоналиев направил командиру полка, в котором служил Муратбек, подполковнику Гришину письмо с просьбой об оказании содействия в приеме Мукашева кандидатом в члены КПСС.

Можно представить удивление кыргызстанского воина, когда комполка сообщил ему о просьбе киргизского министра финансов. Причем в этом эпизоде Муратбека удивило даже не столько содержание просьбы, сколько сам поступок Токтоналиева. Вот ведь, не поленился, не посчитал для себя зазорным разузнать, где служит его подчиненный, кто у него командир, кто замполит полка.
Время быстротечно. И уже выросло поколение, которое лишь понаслышке знает, что некогда на всю огромную державу СССР была одна-единственная партия – коммунистическая, КПСС, присвоившая себе роль руководящей и направляющей силы общества, «ума, чести и совести нашей эпохи».

В своем кругу сами коммунисты не без доли цинизма называли партийный билет «поплавком» или «хлебной карточкой». И в этом цинизме была, увы, доля горькой правды. Примерно где-то с конца 50-х начала 60-х годов все руководящие должности, начиная от самого низшего районного или цехового звена, входили в так называемую партийную номенклатуру. При рассмотрении любой кандидатуры на выдвижение на должность или рекомендуемой к поступлению в престижное полузакрытое заведение в первую очередь ставился вопрос о партийности. Если выдвиженец не был членом КПСС, то будь он распрекраснейшим специалистом, умницей семи пядей во лбу, ему давали от ворот поворот.

Хорошо зная о таком подходе и требовании в кадровой политике, Токтоналиев, уже прогнозируя и планируя дальнейшее развитие служебной карьеры Мукашева, пошел на подобный шаг. Сделал он это еще и потому, что уже в ту пору существовала не очень широко афишируемая, но строго соблюдаемая разнарядка. Провозгласив КПСС партией рабочих и крестьян, ее лидеры резко ограничили приток в ее ряды представителей интеллигенции, особенно из числа госслужащих, людей науки, культуры, искусства. Чтобы вступить в кандидаты партии «на гражданке», Мукашеву пришлось бы несколько лет прождать «в живой очереди». Согласно негласной, нигде не афишируемой, но тем не менее строго соблюдаемой разнарядке на, трех-четырех свежеиспеченных партийцев из числа рядовых рабочих и крестьян мог быть принят один человек интеллигентной профессии. А если учесть, что одновременно с этим шла борьба с форсированным ростом численности КПСС, то нетрудно представить, какие шансы на вступление в партию были бы у Мукашева после демобилизации.

Парадокс ситуации заключался в том, что подобным подходом партийные органы наносили прямой ущерб как самой КПСС, так и общему делу, народному хозяйству, всему обществу. Люди стремились в партию не из идейных воззрений, а из соображений карьерного роста. КПСС начала загнивать и разлагаться изнутри. На всех уровнях власти это хорошо понимали, не могли не видеть, но разорвать этот порочный круг никто не решался.

В армии же дело с приемом в КПСС обстояло значительно проще. Для рядового и сержантского состава в Вооруженных силах страны ни разнарядок, ни ограничений для вступления в партию не существовало. Правда, и тут все было не так просто и беспроблемно. Для того чтобы вступить в кандидаты партии, требовалось определенное время. Нужно было собрать две или три рекомендации старых партийцев, пройти через утверждение в партийном бюро части, на партсобрании первичной организации и, наконец, на заседании партийного комитета дивизии или гарнизона.

Словом, перед Мукашевым встала дилемма: или переслужить по меньшей мере полтора-два месяца, но зато вернуться домой молодым коммунистом, или возвратиться из армии в срок, но без кандидатской карточки. И хотя очень непросто было Муратбеку, уже давно упаковавшему «дембельский» вещмешок, решиться на добровольное пребывание в солдатской казарме еще в течение 45-50 дней, но все же после некоторых размышлений он прислушался к совету более опытного и прагматичного в этих вопросах Токтоналиева. В Минфин после армейской службы он вернулся кандидатом партии, а через год, согласно Уставу КПСС, был принят в полноправные ее члены.

По замечанию Антона Павловича Чехова, если по ходу действия пьесы в первом акте на стене висит ружье, то в третьем акте оно должно непременно выстрелить. Армейское вступление Мукашева в партию «выстрелило» в 1975 году, когда Токтоналиев выдвинул 25-летнего Муратбека на должность заведующего Кеминским райфинотделом.

То, что руководитель воспроизводит кадры своей системы по своему подобию, - факт общеизвестный. Авторитетный, компетентный управленец окружает себя квалифицированными, знающими свое дело специалистами. Тогда как слабый шеф, попавший в руководящее кресло в силу случайного стечения обстоятельств или каких-то других причин, инстинктивно опасается самостоятельно мыслящих, грамотных и толковых работников, страшась, как бы они его не задвинули в тень, а потому делает ставку на еще более слабых подчиненных. Как следствие, сильный руководитель ведет систему к процветанию, слабый же со своим окружением загоняет ее в конце концов в тупик.

Умелый руководитель четко формулирует и грамотно ставит задачи, ясно видит свое место и свою роль в их решении, имеет отчетливое представление о внутренних резервах и стимулах, а главное, – может их задействовать, предвидит возможные трудности и находит наиболее эффективные пути их преодоления.

Неумелый, сидящий не в своем кресле глава чаще всего ставит задачи, как правило, весьма заманчивые, безукоризненные с точки зрения формы, но большей частью невыполнимые. При этом его мало заботит, как поставленные проблемы будут решаться. На глубокий анализ и жесткий контроль за ходом их реализации такого руководителя не хватает.

А.Токтоналиев принадлежал к руководителям первой группы. В полной мере осознавая свою роль в должности министра финансов, он столь же ясно понимал свою личную ответственность за разумное использование предоставленных ему полномочий, стремился к постоянному пополнению собственного багажа знаний и опыта, делал ставку на специалистов компетентных, грамотных, энергичных, нешаблонно мыслящих.

Вряд ли сегодня со всей определенностью можно сказать, что это, – закономерность или случайное совпадение. Но параллель напрашивается сама собой. Ведь и сам Токтоналиев вышел на самостоятельную орбиту, был выдвинут на должность заведующего Фрунзенским горфинотделом, когда ему было столько же – 25 лет.

Широко эрудированный, хорошо знающий историю, литературу, поэзию, обладающий блестящей, можно даже сказать феноменальной памятью, сам не лишенный поэтических и литературных способностей, самостоятельно мыслящий и независимый во взглядах новый заведующий райфинотделом сразу же пришелся по душе первому секретарю Кеминского райкома партии А.Дагазиеву, известному в партийных кругах того времени широкой эрудицией и глубиной суждений. И в то же время столь же решительно и скоропалительно не понравился председателю райисполкома, который выступал категорически против утверждения Мукашева в должности. Первое время новый зав.райфинотделом терялся в догадках: в чем же причина? Выяснилось это достаточно скоро. И года не прошло, как председатель райисполкома был изгнан с должности и исключен из партии за очковтирательство, приписки и другие служебные прегрешения.

Как рыбак рыбака видит издалека, так и тут, видно, нутром почувствовал председатель районного депутатского корпуса в Мукашеве своего антипода.

Человек наблюдательный и целеустремленный Мукашев, вопреки всем проискам недругов и ударам судьбы, сделал достойную карьеру. На Западе для таких, как он, давно придумано определение selfmademan - человек, сделавший себя сам.

В бытность заведующим Кеминским райфинотделом и позже, работая уже в Ошском облфинотделе и Ошском обкоме партии, Мукашев имел возможность поближе познакомиться с партийными руководителями республики, наблюдать вблизи поведение тех, от кого зависели судьбы и благополучие сотен и тысяч рядовых граждан. Повидал благородство, честность и порядочность одних, подлость, двурушничество, шкурничество и предательство других. Видел, как отдельные, с позволения сказать, коммунисты, а точнее, обладатели партбилетов делали поразительные карьеры, благодаря беспринципности, лакейству, пресмыкательству. Наблюдал, как попавших в опалу сильных мира сего первыми предавали те, кто еще вчера лакействовал и пресмыкался перед ними, а зачастую и был обязан им своим восхождением наверх.

Некоторые уроки Токтоналиева Муратбек Осмоналиевич с благодарностью вспоминает и сегодня. Помнит, например, как однажды, когда он возглавлял Кеминский райфинотдел, Министерству финансов республики в очередной раз присудили переходящее Красное знамя Минфина СССР. Вручать знамя приехал зам.министра В.Масленников.

Согласно традициям восточного гостеприимства, Токтоналиев решил организовать в честь московского гостя отдых на природе, свозить его на лазурную жемчужину республики, а заодно показать ему, на что способны молодые кадры. А посему предупредил Масленникова:

- Завтра, Виктор Николаевич, по пути на Иссык-Куль будем проезжать через территорию Кеминского района. Вот тут молодой заведующий Кеминским райфинотделом Муратбек Осмоналиевич Мукашев. Он убедительно просит остановиться на час-другой у него, хочет ознакомить вас со своим районом.

Получив согласие высокого гостя, Мукашев решил не ударить перед своим министром и гостем из Белокаменной в грязь лицом. Когда кортеж лимузинов из Фрунзе подъехал к границе Кеминского района, то был остановлен нарядом ГАИ. Едва удивленный Масленников вышел из машины, к нему строевым шагом подошел бравый майор милиции. Взяв под козырек, он отрапортовал:

- Товарищ Масленников, работники ГАИ Кеминского РОВД рады приветствовать вас на кеминской земле.

- Что это за театр? – вполголоса недовольно поинтересовался Токтоналиев у Мукашева.

Затем гостей пересадили в более приспособленные к горным дорогам автомобили и повезли в одно из живописных ущелий, где была уже раскинута юрта и накрыт щедрый дасторхан.

В ходе более тесного знакомства Мукашев, отвечая на вопросы Масленникова, не без некоторой гордости начал рассказывать о достижениях возглавляемого им райфинотдела. Что вызвало резкую отповедь Токтоналиева, не отошедшего еще от спектакля с участием инспектора ГАИ, мол, не слишком зазнавайся и не возносись, Муратбек. На что гость примирительно возразил: ты, Алиаскар, министр финансов республики, а вот Муратбек – министр финансов Кеминского района. А поскольку мы находимся на его территории, у него в гостях, то и должны ему, как хозяину положения, подчиняться.

- Заведующий он, Виктор Николаевич, еще очень молодой, - пояснил Токтоналиев. – Вот я и пытаюсь время от времени опускать его с небес на землю, чтобы не задирал нос, не возгордился. Зазнайство – очень опасная болезнь. Это я по себе знаю.

Поражался Мукашев и тому, с каким вниманием относился Токтоналиев к своим подчиненным. Попадая по служебным делам к министру, Муратбек Осмоналиевич должен был первым делом ответить на расспросы о том, как обстоят дела дома, в семье, каково самочувствие родителей, как растут дети, не требуется ли какая помощь. Причем по всему было видно, что это не формальные расспросы, не дань общепринятому политесу, а министру действительно интересно, как течет жизнь, как обстоят дела у его подчиненного. А при прощании просил непременно передать привет семье и родителям.

- Нужно ли говорить, как моим старикам, - замечает Мукашев, - было приятно слышать, что сам министр, такой уважаемый человек, расспрашивает их сына об их самочувствии, интересуется их делами, передает им приветы.

Еще не видя и не зная лично Токтоналиева, они прониклись к нему симпатией и уважением. Когда же им довелось познакомиться с ним, узнать его поближе, то эти чувства только многократно усилились.

В другой раз, когда Мукашев был уже заместителем заведующего Ошского облфинуправления, Токтоналиев приехал в Ош по служебным делам. Как-то в беседе с Мукашевым поинтересовался:

- Тебе, Муратбек, сколько лет?

- Тридцать два, - последовал ответ.

- Цыпленок еще, - незлобиво посмеялся министр.

- А вы, Алиаскар Токтоналиевич, когда в 32 года возглавляли министерство, чувствовали себя цыпленком? – не растерялся Мукашев.

- Ишь ты, какой ершистый. Уж и пошутить с ним нельзя, - удивился Токтоналиев и, немного помолчав, добавил. – Молодец, Муратбек, оставайся таким же, никому не давай спуску, невзирая на регалии и звания.

Более углубленное проникновение Мукашева в хитросплетения «человеческой комедии» и знакомство с ее персонажами произошло после того, как его перевели на должность заместителя управляющего Киргизской республиканской конторой Госбанка СССР, а на ХIХ съезде компартии Киргизии избрали членом ее ревизионной комиссии. Видел Муратбек Осмоналиевич собственными глазами, как рвались партноменклатурные работники всякими правдами и неправдами попасть в состав ЦК или, на худой конец, хотя бы в ревкомиссию. При этом в ход шло все – лесть, уговоры, посулы, интриги.

Наблюдал Мукашев, как лебезили и пресмыкались эти соискатели членства в выборных руководящих органах перед рядовыми делегатами съезда, уговаривая отдать за них голоса, и какими становились спесивыми и чванливыми, едва лишь достигнув желаемого.

На всю жизнь запомнилось ему, как на одном из пленумов ЦК освободили от должности первого секретаря ЦК компартии Киргизии Абсамата Масалиева и избрали на освободившийся пост Джумгалбека Аманбаева. После пленума поздравить вновь избранного партлидера выстроилась солидная очередь. Многим тогда хотелось засвидетельствовать ему свое почтение, напомнить о себе. Но вот когда после августовского путча в Москве Аманбаева, как сторонника ГКЧП, освободили от должности, никто, ни один человек не подошел к нему, чтобы поддержать его не в самый лучший день жизни, проявить человеческое участие, выразить сочувствие. Одинокий, всеми тут же покинутый, уходил Аманбаев из зала, с гордо поднятой головой и не зажженной сигаретой в зубах.

Все эти моменты Мукашев относит к весьма полезным и познавательным урокам жизни. Быть может, не всегда и не совсем приятным, но зато чрезвычайно благотворным. Они лишний раз заставляют человека взглянуть на самого себя как бы со стороны, вынуждают задуматься, а как бы ты поступил в подобной ситуации, окажись на месте тех, за кем наблюдаешь. Такие вот уроки жизни помогают освободиться от наносного, ненастоящего, фальшивого. Проходить время от времени через такие вот процедуры очищения не лишне никому.

Довелось Муратбеку Осмоналиевичу в бытность свою членом парткомиссии ЦК Компартии Киргизии знакомиться по долгу службы с документами, изобличающими подноготную сущность и закулисную деятельность (порой действительно антипартийную) бывших крупных партийных работников, занимавших должности заведующих отделами ЦК, секретарей обкомов, райкомов, горкомов партии. Знал также и то, что некоторые не лишенные дамских прелестей особы делали служебную карьеру благодаря тому, что были податливы и покладисты с отдельными фигурами из сильных мира сего.

Но спросите сегодня у Мукашева, спустя более десятка лет после распада СССР, после всего, что сказано об ошибках прошлого, после громких разоблачений, просчетов и злоупотреблений тех, кто вершил судьбы страны, республик и их граждан, сожалеет ли он о том, что 32 года назад, будучи во многом неискушенным в жизни и политике 22-летним парнем, связал свою жизнь с коммунистической партией? Ответ последует твердый и однозначный: нет, нисколько.

Мукашеву нечего стыдиться за прожитую жизнь, за свои поступки, свое поведение. И свой партбилет он не выбросил и не сдал, как это поспешили сделать многие «убежденные коммунисты» с более солидным партстажем, а сохранил и хранит его до сих пор. В то же время он не приемлет то, как повели себя многие облаченные властью и высокими должностями кыргызстанцы после апрельского (1985 года) пленума ЦК КПСС. Молодежь, пожалуй, уже и не знает, что этот пленум положил начало так называемой перестройке в СССР, которая спустя несколько лет привела к распаду могучей державы.

Именно в 1985 году во всех союзных республиках начался шабаш разоблачений и шельмования старых кадров, массовое изгнание их (с позором, с исключением из партии) в отставку.

В большинстве случаев на смену им приходили люди в общем-то не очень компетентные, лишенные выстраданных убеждений и принципов, поднявшиеся к вершинам власти на гребне псевдореволюционных преобразований. Зато не в меру бесцеремонные и амбициозные.

Не что иное, как привычно беспардонное вмешательство Москвы во внутренние дела Казахстана, волевое решение Кремля о замене авторитетного и уважаемого в Казахстане аксакала Динмухамеда Кунаева пришлым невесть откуда Геннадием Колбиным на посту первого секретаря ЦК компартии этой республики привело к массовым студенческим волнениям и беспорядкам в Алма-Ате. На их подавление были брошены войска. Не обошлось без человеческих жертв. Правда, власти тут же попытались свести эти акции протеста к заурядным пьяным выходкам группы хулиганствующих молодчиков. Мол, политика тут вовсе ни при чем, все дело в одурманенных наркотиками и алкоголем хулиганах. Но по большому счету это стало одной из первых попыток граждан союзной республики выступить с протестом против партийной диктатуры и всевластия кремлевских небожителей.

С началом перестройки на страницах центральных газет и журналов запестрели такие неологизмы, как «кунаевщина», «рашидовщина», «алиевщина», «усубалиевщина». В который раз страну захлестнули перегибы, опять ее начало заносить из одной крайности в другую, опять в одну общую кучу были сброшены как негативное, так и позитивное.

Зададимся вопросом: требовалась ли застывшему в стагнации и застое Советскому Союзу перестройка? Наверное, абсолютное большинство населения ответило бы единодушно: безусловно! Но вот в той ли форме, теми ли методами и с той ли быстротой, с какими она была начата?

В октябре 1985 года был смещен одним махом весь секретариат ЦК КП Киргизии. Случай в новейшей истории Киргизской ССР беспрецедентный. В коридорах власти республики, причем на верхних ее этажах, появились неизвестные доселе на политической арене фигуры. Нередко карьеристы, слабо знавшие республику, культуру, обычаи и традиции ее народа, а потому, случалось, ломавшие через колено судьбы далеко не самих плохих сынов республики. Достаточно назвать хотя бы бывшего видного партийного работника Абдыразака Султанова. Наивно поверив в искренность руководства ЦК КПСС и реальность перестройки, он на одном из пленумов ЦК партии Киргизии открыто выступил с разоблачениями злоупотреблений властью и фактами откровенного шкурничества со стороны кремлевской креатуры, новоявленного председателя КГБ Киргизской ССР Владимира Рябоконя. Однако спущенные сверху варяги от власти и их местные верноподданные нукеры не простили Султанову попытки вынести сор из избы. Правду, высказанную им с трибуны пленума, быстро придушили, и началась откровенная травля человека, поверившего в серьезность намерений перестройки. Впечатлительный и ранимый Султанов вскоре после этого заболел и преждевременно, в расцвете лет, покинул сей бренный мир.

Но где же сейчас они, эти «прорабы перестройки», задумываются ли они хоть изредка о том, какой след оставили в этой стране, чем запомнились кыргызстанцам, какую память о себе оставили в сердцах и умах тех, кем руководили?

Однако, как говорится, Бог с ними. Едва ли не все они как внезапно оказались на вершине пирамиды власти в Киргизии, так по истечении короткого времени столь же стремительно и исчезли в неизвестном направлении. Куда прискорбнее здесь то, что активными помощниками им в этом оказались далеко не глупые и не самые беспринципные граждане республики. Одни под диктат сверху, другие же, что гораздо хуже, по личной инициативе начали откровенно шельмовать и изобличать порой справедливо, чаще же в пылу полемического задора и личной невоздержанности вчерашних руководителей республики.

Многие из этих разоблачителей и сегодня на виду, выступают активными поборниками демократии, адептами правды и справедливости.

Все это вызывало и продолжает вызывать у Мукашева чувство брезгливости и недоумения. Сам человек прямой, искренний, бескомпромиссный, он решительно не приемлет подобных людей, откровенно презирает их. Особенно возмущали его огульное охаивание и нападки на тогдашнего первого секретаря ЦК компартии Киргизии Турдакуна Усубалиева. Муратбек Осмоналиевич считал и считает его сильной и выдающейся личностью, имеющей большие и неоспоримые заслуги перед республикой и обществом, замечательным сыном кыргызского народа.

Усубалиев был у руля республики без малого четверть века. Это цела эпоха! Рядом с ним работали бок о бок такие крупные и значительные фигуры, как Б.Мамбетов, А.Суюмбаев, С.Ибраимов, Б.Мураталиев, А.Токтоналиев... Всех перечислять долго и утомительно. А сколько партийных, хозяйственных, советских руководителей состоялись во многом благодаря тому, что он вовремя заметил и выдвинул их, помогал их становлению и служебному росту.

Когда же сам впал в немилость руководства ЦК КПСС, когда оказался в опале и изгнании, многие из тех, кому он доверял, кто был обязан ему своим выдвижением и положением в коридорах власти, предали его, стали охаивать своего бывшего патрона, обличать в неблаговидных делах, к которым он зачастую был и непричастен.

Думаю, говорит Мукашев, у Усубалиева было достаточно времени, чтобы хорошенько поразмышлять по этому поводу. Наверное, в чем-то он сильно разочаровался, о чем-то горько пожалел, в чем-то искренне раскаялся, что-то кардинально переоценил. Увы, кайся не кайся, сожалей не сожалей, время, к сожалению, нельзя повернуть вспять. Прошлое не вернешь. И есть ошибки, которые невозможно исправить. Как заметил один из героев любимого писателя Муратбека Осмоналиевича Василия Шукшина, не предусмотрен жизнью билетик на второй сеанс, не предусмотрен.

Наблюдая за всей этой перестроечной каруселью, искренне недоумевал Мукашев: как же так получается, ведь многих Усубалиев сам воспитал, дал им возможность состояться как руководителям, выдвинул на высокие посты, а они, едва он потерял влияние и власть, платят ему такой черной неблагодарностью. Выходит, действительно трудно быть хорошим учителем, но очень легко стать плохим учеником.

Придя к такому неутешительному выводу, Мукашев более всего опасается оказаться плохим, неблагодарным учеником, недостойным тех, кого считает своими учителями по жизни.

Обостренным чувством совести и справедливости Муратбек был наделен с детства. Наблюдая за взрослыми, он своим детским умом пытался, но никак не мог понять, из-за чего же они так часто ссорятся между собой, почему старшие стремятся обидеть младших и нередко сильные поступают несправедливо с более слабыми?

С годами пришло понимание того, что большей частью недоразумения, взаимонепонимание между людьми происходят только из-за того, что они не хотят слушать и не умеют слышать друг друга. Убежденные каждый в своей правоте, они не испытывают желания и даже не пытаются понять точку зрения и доводы другого.

Со школьных лет Муратбек рос независимым и гордым, не желал, да и не умел ни перед кем сгибаться и не переносил, когда видел, как это делают другие. А потому рос отчаянным драчуном: в детстве частенько свою правоту приходится доказывать и отстаивать кулаками. Однако ему многое прощалось в силу того, что учился он лучше всех в классе. По этой причине не стал Муратбек классным баскетболистом.

Совсем не баскетбольного роста, он страстно полюбил этот динамичный командный вид спорта. Уступая многим соперникам в росте, он опережал их в борьбе за подбор отскочившего от щита мяча или переигрывал в завершающей стадии атаки за счет подвижности, умелого выбора места на площадке, прыгучести. В этих компонентах игры он чем-то напоминал выдающегося баскетболиста из команды ЦСКА того времени Арменака Алачачяна. При росте всего-навсего в 165 см Арменак был лучшим разыгрывающим игроком Союза и прочно занимал ведущее место в баскетбольной сборной страны.

Не скрывал своего стремления играть в основном костяке сборной республики и Мукашев. Но вот только просматривая как-то школьный дневник подопечного, тогдашний старший тренер сборной Киргизии, замечательный педагог и наставник, воспитавший не одно поколение выдающихся баскетболистов, Кубат Карабеков сказал: «У тебя светлая голова, Мурат. Твое будущее должно быть связано не со спортом. Поверь, киргизский баскетбол не много потеряет, если ты уйдешь из него, а вот то дело, которое ты выберешь для себя на всю жизнь, может сильно выиграть».

Очень дальновидным и прозорливым человеком оказался Кубат Сулейманович. И хотя история не знает сослагательного наклонения, но кто знает, избери Мукашев спортивную стезю, скорее всего, не было бы этой книги об Алиаскаре Токтоналиеве.

Впрочем, заслуживает упоминания и то, что по большому счету Муратбек Осмоналиевич не порвал связей и со своим любимым видом спорта. Он стал первым председателем Федерации баскетбола Кыргызской Республики. И сегодня возглавляемый им акционерно-коммерческий «Кыргызпромстройбанк» по мере сил и возможностей поддерживает материально баскетбольную сборную страны.

Ну а банк этот Мукашев возглавил в 1992 году, когда с распадом Союза начали стремительно рваться межреспубликанские связи, стала обвально разрушаться экономика. Нужны были решительные действия, чтобы хоть что-то сохранить из оставшегося, не дать окончательно развалиться всему и вся. Сегодня кое-кому очень не по душе, что Мукашев является достаточно преуспевающим банкиром, депутатом Собрания народных представителей Жогорку Кенеша, проводит независимую политику, которая далеко не всегда совпадает с политикой официальных властей. Всякими правдами, а большей частью неправдами пытаются сбросить его с пьедестала, опорочить в глазах общественности.

О месте «Промстройбанка» в современной экономике Кыргызстана позволяет судить простое сопоставление. Ежегодно банк приносит в доходную часть республиканского бюджета столько средств, сколько дает один крепкий район Чуйской долины.

Некий древний мудрец заметил: посей случай – пожнешь привычку, посей привычку – пожнешь характер, посей характер – пожнешь судьбу. Детская привычка отстаивать во всем честность и справедливость выработала у Муратбека сильный и жесткий характер, твердость и неуступчивость в ситуациях, когда речь идет о вещах принципиальных, затрагивающих интересы дела. Этот характер не раз выручал его в трудные моменты, помог он Мукашеву выстоять, не пустить под откос свою судьбу и в сложный час испытаний. Именно это позволило Муратбеку Осмоналиевичу в ходе предвыборной кампании, когда он баллотировался в депутаты Собрания народных представителей Жогорку Кенеша, гордо заявить своим избирателям: я выстоял сам, помогу выстоять и вам.

Право так говорить он получил после жестокого удара судьбы. В апреле 1994 года произошла автокатастрофа, которую сам глава «Промстройбанка» до сих пор относит к разряду странных и загадочных. Казалось бы, вопреки всякой логике Мукашев после той страшной аварии выжил, но лишился ноги.

Те, кому довелось видеть последствия той ужасной аварии, считают, что ему просто невероятно повезло, если он не только остался жив, но и выжил после такой переделки. Сам же пострадавший убежден, что выжил благодаря тому, что когда-то в молодости, будучи неплохим пловцом, спас тонущую женщину. В мире, как полагает Муратбек Осмоналиевич, бесследно не проходит ничто. Добро и зло – понятия отнюдь не абстрактные. Они наделены материальной силой, накапливаются, сублимируются и, подобно запущенному бумерангу, рано или поздно возвращаются к тем, кто их запустил.

Сегодня в мире накоплена огромная масса отрицательной энергии. Именно этим объясняется небывалый всплеск экстремизма и терроризма. Именно это вызывает участившиеся природные катаклизмы.

Сказать, что после той страшной аварии и ампутации ноги для жизнелюбивого и азартного Мукашева, страстного и увлеченного, каким был его учитель, охотника померк свет, значит ничего не сказать. В этот самый тяжелый для него момент жизни решающей оказалась поддержка сыновей. Старший Данияр, в ту пору студент I курса Измирского университета, а ныне работник Министерства иностранных дел республики, обратился к отцу по-мужски: «Дай слово, что останешься человеком и будешь стремиться жить».

Выжить и остаться человеком – это стало главной целью и смыслом перенесшего жестокую мясорубку Муратбека. К великому огорчению недругов и к огромной радости друзей и близких, он выжил и снова встал у руля «Промстройбанка».

А когда он достаточно окреп, владеющий иностранными языками Данияр направился с ним в Германию, во всемирно известную клинику по протезированию.

Мукашев придерживается той точки зрения, что страдания, тяжелые испытания, бедствия предназначены сыну земли Всевышним не зря. Они дают возможность самому человеку и его окружению познать всю меру и глубину его человеческих качеств, стойкость характера и благородство, испытывают человека на излом и прочность.

Слабый человек при столкновении с ними ломается, сдается под ударами судьбы, складывает руки и опускается на дно. Сильный же еще больше закаляется, крепнет духом, упрямо, стиснув зубы, идет наперекор злому року. И побеждает.

Позже в одном из своих стихотворений (кстати, по этому поводу он сам любит повторять - я не поэт, я просто пишу стихи) Мукашев скажет о сокровенном:

Послав страдания на голову мою,

Послав отчаянье душе моей правдивой,

Пошли мне веру, я о ней спою,

И дай мне силы – буду я счастливым.

В своей в общем-то пока не очень длинной жизни Муратбек Осмоналиевич пережил немало катаклизмов. Дважды переходил грань за ту сторону бытия, побывав два раза в состоянии клинической смерти. Так что с полным правом может сказать: «Смерть не так страшна, как ее малюют, уж вы поверьте мне, ребята!».

Возможно, в значительной мере поэтому он мало чего боится в жизни. Ну а если и боится чего-нибудь больше всего, так это потерять честь и достоинство, упасть в глазах, потерять уважение тех, чьим мнением дорожит, кого любит и ценит. И прежде всего потерять уважение собственных сыновей.

Примером своей жизни, своим отношением к делу, к ближним он как бы убеждает окружающих не ждать милостей от природы, не надеяться, что «вот приедет барин, барин нас рассудит», не уповать на благосклонность свыше, а быть в этом мире борцом и хозяином собственной судьбы всем врагам и всем смертям назло.

Как и его учитель Алиаскар Токтоналиев, Мукашев интернационалист по своей сути. А каким, скажите на милость, ему еще быть, если большое участие в его судьбе, в том, чтобы он стал членом партии, приняли командир части русский подполковник Гришин, замполит полка литовец майор Озолс, рекомендации для вступления в КПСС ему дали начальник финчасти полка украинец капитан Добровольский и заместитель командира полка по тылу еврей майор Глазман. А если присовокупить сюда еще и киргиза Токтоналиева, то получается, что люди пяти национальностей сделали все от них зависящее, чтобы Муратбек стал коммунистом.

Однако, будучи по духу и убеждениям интернационалистом, крайне отрицательно относясь как к великодержавному шовинизму, так и местечковому национализму, Мукашев внутренне решительно протестует, не может примириться с тем, что в Кыргызской Республике столь велико число бедно живущих представителей коренной национальности.

Человек творческий, пишущий, автор двух сборников – поэтического и литературно-публицистического, – он поведал в одной из своих публицистических статей о том, как специально, не по чьему-то заданию, а для себя изучал положение дел на так называемых стихийных биржах труда в разных местах Бишкека. Как это ни покажется странным, но ни на одной из них он не встретил ни одного дунганина, корейца, немца, армянина, грузина, еврея, карачаевца, балкарца, чечена, даргинца, кумыка. Зато кыргызов – сколько угодно. Они составляют ядро контингента на этих биржах труда.

В результате подобных наблюдений Мукашев пришел к огорчительному выводу: если в стране плохо живется представителям коренной национальности, то здесь что-то не так. Не поймите превратно. Он вовсе не ратует за то, чтобы другие жили еще хуже. Ни в коем случае. Но власть особенно должна заботиться, об улучшении жизни представителей титульной нации, которые составляют подавляющее большинство населения республики.

Муратбек Осмоналиевич с уважением и гордостью воспринимает историю своей республики, с сыновней благодарностью относится к людям старших поколений, объективно оценивает и признает их труд и заслуги. В частности, отчетливо осознает достоинства и вклад в развитие Кыргызстана многолетнего председателя Президиума Верховного Совета республики Турабая Кулатова. Но в то же время, как человек критически мыслящий и объективный, он считает самой крупной ошибкой Абсамата Масалиева, пришедшего в октябре 1985 года на смену Турдакуну Усубалиеву на пост первого секретаря ЦК, попытку повторить историю, сделать лучшего чабана республики «всекиргизским старостой». Ничего путного из этого не получилось, лишь дало повод не очень умным людям лишний раз позлословить и поиронизировать: «Киргизы-бараны, поэтому им нужен был главным старостой чабан».

Далее в своей публицистической статье Мукашев доказывал, что едва ли кыргызу следует бравировать знанием английского языка, если он не знает языка родного. Когда политик только из карьерных соображений берется изучать родной язык после того, как ему стукнуло за 50, это блеф. Когда политик заявляет о целесообразности перевода кыргызской письменности с кириллицы на латиницу, когда за 80 лет не одно поколение кыргызстанцев выросло на кириллице, это не более чем дешевое трюкачество, рассчитанное на то, чтобы привлечь внимание общественности к собственной персоне.

В республике всегда, во все времена, считает Муратбек Осмоналиевич, проводилась взвешенная национальная политика. В этом вопросе представителям других национальностей грех обижаться. Возьмем, к примеру, корейцев. Министром сельского строительства был продолжительное время Н.Ким, замом председателя Республиканского комитета народного контроля – В.Цой, первым заместителем председателя Киргизпотребсоюза его однофамилец – В.Цой, зам. заведующего сельскохозяйственным отделом ЦК компартии Киргизии – К.Юн, зам.министра сельского хозяйства – Т.Ким.

Остановимся на дунганах. Драматург и писатель С.Шимеев, поэт Я.Шиваза, ученый, доктор наук А.Сушанло, народный артист СССР Х.Мухтаров, партийный руководитель А.Дагазиев, предприниматель, депутат парламента Ю.Дунларов... И сегодня дунгане живут в Кыргызстане в большинстве своем хорошо и в материальном достатке.

Поговорим о немцах. Всякий раз, пишет Мукашев, когда я направляюсь в свое родное село Кегеты, непременно проезжаю через село Рот-Фронт. Уже само название говорит о его происхождении и основной по национальному признаку категории населения. Если бы не трудолюбивые немцы, не было бы Героев Социалистического Труда А.Камалова и К.Курманова. А каким ухоженным, обустроенным, аккуратным было это село.

Мы хорошо знаем А.Иордана, который был министром, зам. председателя Совмина республики, братьев Беккер, председателя Таласского облисполкома И.Гомера, председателей колхозов Я.Ваккера и Т.Ланкмана, народного художника, автора блестящих иллюстраций к немецкому народному эпосу «Песнь о Нибелунгах» и кыргызскому эпосу «Манас» Т.Герцена.

А разве можно не упомянуть о евреях. Мне, отмечает Мукашев, всегда импонировали министр промышленности стройматериалов Я.Фишер, первый зам.министра здравоохранения Б.Шапиро, зам.министра строительства Б.Керцер, генеральный директор Кантского цементно-шиферного комбината И.Безсмертный. Говорят, много сделал для Кыргызстана бывший советник главы государства Л.Левитин.

Ну а о русских вообще умолчим. О роли, месте и значении выходцев из России в становлении и развитии Киргизии столько сказано и написано, такие выдающиеся сыны русского народа оставили свой след буквально во всех отраслях экономики, науки, культуры, искусства, что говорить об этом – все равно, что ломиться в открытую дверь, и нового тут ничего не скажешь.

Перечнем этих имен я хочу сказать, что в Кыргызстане никогда не было дискриминации человека по национальному признаку.

- Всегда говорил и говорю, - продолжает Мукашев,- не бывает плохой земли, плохого народа, плохой нации. Бывает нерадивый хозяин, неумелый землепашец, плохой правитель, плохой человек. Вспоминаю годы службы в армии. При всех эксцессах, во всех критических ситуациях за меня заступались русские ребята, которые были призваны из Киргизии. Мы друг друга называли объединяющим и связывающим всех нас словом «земеля». Это было так естественно и прекрасно!

Требовательный прежде всего к самому себе председатель правления «Промстройбанка» считает, что как порядок, так и беспорядок в коллективе начинается с руководителя. Если ствол дерева кривой, то и тень будет кривая. На Западе существует великолепный афоризм: компания не может быть лучше, чем ее руководители. Если дела в хозяйстве, коллективе, отрасли или стране идут плохо, то подобно тому, как лестницу метут не снизу, а сверху, и устранение недостатков правильнее начинать с избавления от бестолкового руководителя.

Эмблемой, фирменным знаком своего «Кыргызпромстройбанка» Мукашев выбрал скакуна. Для кыргыза конь означает неизмеримо больше, чем просто домашнее животное. Не случайно же, пожалуй, только у кыргызов существует поговорка: «Конь – крылья мужчины».

М.Мукашев уверенно держит в руках бразды управления не только банковским скакуном, но и конем собственной судьбы. И несмотря на протез, твердо и уверенно стоит на земле и шагает по жизни. Что же касается любимого занятия – охоты, то и от нее он не отказался. С той лишь разницей, что теперь охотится на дичь, как некогда его Учитель, из окна движущегося автомобиля.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Байджиев М. Т., 2004. Все права защищены © Издательство "жзлк", 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЛео Германн, 1998. Все права защищены Султанов О. С., 1998. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКузнецов А. Г., 2004. Все права защищены
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconЮнеско 2009 Все права защищены

Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены Издательство
Цена бесплатно. (Раздавая таким образом по меньшей мере каждый 5, 11 или 21 экзэмпляр, мы можем выразить благодарность духовному...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconАстральное тело Изида или врата Святилища (Часть 1)
Все права на данную книгу защищены и охраняются Российским и Международным Законодательствомю
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconВсе права защищены
«на становление и принятие обществом языковых знаков, на их семантическую структурацию и правила функционирования» (Там же 13) является...
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены icon© Омельченко Н. М., 2012. Все права защищены Произведение публикуется с разрешения
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
Тимирбаев В. Р., 2004. Все права защищены Издательство \"жзлк\", 2004. Все права защищены iconКак понять свою судьбу
Все права защищены. Ни одна часть этой книги не может быть воспроизведена без письменного разрешения издателя
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org