«Сотри случайные черты…» (Александр Блок)



Скачать 62.34 Kb.
Дата14.11.2012
Размер62.34 Kb.
ТипДокументы
«Сотри случайные черты…»

(Александр Блок)
7 января 1918 года Александр Александрович Блок записал в своем дневнике план новой пьесы. Это был план задуманной драмы об Иисусе Христе, которую Блок, видимо, намеревался создать в содружестве с Любовью Дмитриевной Менделеевой, своей женой. Заметим, что на следующий день, 8 января, вместо драмы он начал писать свою самую знаменитую поэму «Двенадцать», которую венчают строки с образом Господа:

Так идут державным шагом –

Позади – голодный пёс,

Впереди – с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз -

Впереди – Иисус Христос.

В плане неосуществленной пьесы Блок намечал характерные черты действующих лиц с поправкой на современное видение самого поэта. Здесь и Симон, и Магдалина, и Фома, и Андрей, и другие апостолы, и мать Иисуса (брак в Канне). Здесь Марфа и Мария. Вот характерная ремарка: «У Иуды – лоб, нос и перья бороды – как у Троцкого». В набросках к плану драмы чувствуется социальная и нравственная позиция поэта. Блок пишет: «Симон ссорится с мещанами, обывателями и односельчанами. Уходит к Иисусу. Около Иисуса оказывается уже несколько других. Между ними Иисус – задумчивый и рассеянный».

Думаю, замысел неосуществлённой, к сожалению, драмы так или иначе не мог не сказаться на «Двенадцати» - с красноармейцами, которых тоже 12, как апостолов, «идущих вдаль», с Христом, который впереди, за которым идут они. И так всё неоднозначно, словно перевёрнуто в поэме, что вызывает, как и вызывало столько лет и десятилетий, споры и разногласия, дискуссии литературоведов и теологов, политиков и просто думающих людей, любителей поэзии. Но тем значительнее произведение искусства, чем больше в нём пластов, чем шире его горизонты. За одним смыслом угадывается иной, более обобщенный, за земным – небесный, космический. Верно, не случайно Блок, завершив поэму, записал в дневнике: «Сегодня я – гений». Он сам был не уверен в том, что закономерно поставил в конце поэтической трагедии о революции имя Христа, словно освятив её Господним именем. Но, верно, Небеса продиктовали ему так неожиданно для него самого и для дальнейшего осмысления всеми нами.

Не случайно прочитавшие поэму в 1918 году и позже – разделились. Одни, не поняв, даже отказывались подать руку поэту, другие взахлёб хвалили, тоже не поняв. А если вдумались бы, всё могло быть наоборот. Известен курьёзный случай, о котором впоследствии рассказывал писатель Всеволод Иванов. Ему однажды довелось встречаться с адмиралом Колчаком в домашней обстановке за чашкой чая. «И Горький, и Блок талантливы, - сказал Колчак.
– И всё же обоих, когда возьмём Москву, придётся повесить… Очень, очень талантливы».

Образ Иисуса намечался в стихах поэта с ранних лет. Такие строки, как

Из лазурного чертога

Время тайне снизойти.

Белый, белый ангел Бога

Сеет розы на пути, -

через много лет откликнутся в поэме «Двенадцать» «белым венчиком из роз». Но, думаю, не это главное. Не знаю, как тот или иной исследователь творчества поэта, но я вижу и слышу поэму в слиянии социального, гражданского звучания с этическим, нравственным, восходящим – и это, на мой взгляд, самое главное – с духовным, христианским, Божьим. А значит – с вечным!

Так кто же эти двенадцать человек? «В зубах – цигарка, примят картуз. На спину б надо бубновый туз». А ещё их мысли: «Свобода; свобода. Эх, эх, без креста!» Безбожники… И не свобода тут, а воля. Воля – вседозВОЛЕНность. «Пальнём-ка пулей в Святую Русь…» А ещё они хотят не того, чего хотели апостолы Христа: идти с любовью и верой ко всем народам. «Идите и научите все народы», - сказал им Господь. Нет, эти двенадцать восклицают: «Мировой пожар раздуем, Мировой пожар в крови!» И прибавляют притом: «Господи, благослови!» Требуют благословения на войну, на братоубийство. Это словно «перевёрнутые» апостолы, апостолы зла. Нечистой силы. Но это – заблудшие люди. Заблудшие души. Помните, как говорится в Евангелии о потерянной овце? Может ли их оставить Господь? Нет!

Да вот они:

Идут без имени святого

Все двенадцать – вдаль…

Ко всему готовы,

Ничего не жаль…

Обратите внимание на две строки:

Их винтовочки стальные

На незримого врага…

Но кто он, этот незримый враг или тот, кто кажется им сейчас врагом? Но это Он, кто «за вьюгой невидим». Да-да, тот самый, кого они не видят, но видит поэт: «В белом венчике из роз впереди – Иисус Христос».

Эти двенадцать, твёрдо идущих, а на самом деле заблудших, кричат:

Кто там машет красным флагом?

И снова ответ в конце поэмы: «Впереди – с кровавым флагом… Впереди – Иисус Христос».

Больше того – кричат:

Все равно, тебя добуду,

Лучше сдайся мне живьем!

- Эй, товарищ, будет худо,

Выходи, стрелять начнем!

И – стреляют. Стреляют в того, кто «от пули невредим». Стреляют в Христа. Значит, снова распинают…

Трах-тах-тах! - И только эхо

Откликается в домах...

Только вьюга долгим смехом

Заливается в снегах...

Такое ощущение от этих строк, словно это дьявол, бесы торжествуют, празднуют свою победу, заманив заблудших людей на ложный путь, уводя их от Бога.

Но потому и не покидает заблудших Христос, хоть и стреляют в Него, стремится выправить их путь. Всё-таки это Он идёт впереди. Идёт с флагом, с кровавым флагом. Как их Спаситель.

Сколько должно пройти времени, чтобы кончился безбожный, тоталитарный режим насилия? 70 лет? Больше?..

На протяжении своей столь недолгой жизни, мысля, мучаясь, ища, сомневаясь, находя и снова теряя, Блок так или иначе искал защиты у Христа. Ещё в 1902 году, когда ему было только 22 года, он написал замечательное стихотворение, которое мне кажется тоже одним из тех, что подведут поэта к поэму «Двенадцать».

Люблю высокие соборы,
Душой смиряясь, посещать,
Входить на сумрачные хоры,
В толпе поющих исчезать.
Боюсь души моей двуликой
И осторожно хороню
Свой образ дьявольский и дикий
В сию священную броню.
В своей молитве суеверной
Ищу защиты у Христа,
Но из-под маски лицемерной
Смеются лживые уста.
И тихо, с измененным ликом,
В мерцаньи мертвенном свечей,
Бужу я память о Двуликом
В сердцах молящихся людей.
Вот - содрогнулись, смолкли хоры,
В смятеньи бросились бежать...
Люблю высокие соборы,
Душой смиряясь, посещать.


Вы обратили внимание на характерную строчку: «Боюсь души моей двуликой»? В этом – мука поэта на протяжении всей его жизни. Мучительная противоречивость. Отсюда и «ищу защиты у Христа». У Бога.

В 19 лет он пишет стихотворение «Неведомому Богу», взяв в качестве эпиграфа слова апостола Павла из Деяний святых апостолов: «… я нашёл и жертвенник, на котором написано: «Неведомому Богу».

Не ты ли душу оживишь?

Не ты ли ей откроешь тайны?

Не ты ли песни окрылишь,

Что так безумны, так случайны?..

О, верь! Я жизнь тебе отдам,

Когда бессчастному поэту

Откроешь двери в новый храм,

Укажешь путь из мрака к свету!..

Не ты ли в дальнюю страну,

В страну неведомую ныне,

Введешь меня - я вдаль взгляну

И вскрикну: "Бог! Конец пустыне!"

Но конца пустыне не было. Противоречия души не давали покоя Блоку. «Уюта нет. Покоя нет!» - восклицал он. «И вечный бой. Покой нам только снится». Многое сближало его с самым великим гением русской поэзии 19-го век – с Лермонтовым, Кстати, знавший Блока Корней Иванович Чуковский не случайно сказал: «Он – Лермонтов нашей эпохи. У него та же долгая тяжба с миром, Богом, самим собой, тот же роковой, демонический тон, та же тяжёлость не умеющей приспособиться к миру души, давящей, как бремя».

Вспомним лермонтовское: «От страшной жажды песнопенья пускай, Творец, освобожусь, тогда на тесный путь спасенья к Тебе я снова обращусь».

Удивительно, но противоречивость, несовместимость, вплоть до парадоксальности, проявлялась во многом, даже в бытовых вещах. Блок, один из самых музыкальных русских поэтов, не имел музыкального слуха. В лексиконе Блока почти не было неопределённых выражений типа «что-то, где-то, когда-то» и очень много – в стихах. Издававший в детстве рукописный журнал «Кораблик», он не умел плавать. В 17 лет на вопросы анкеты отвечал так: «Главная черта моего характера – нерешительность. Мой главный недостаток – слабость характера. Счастье – непостоянство. Что ненавижу более всего – цинизм. Чем хотел бы обладать – силой воли. Как хотел бы умереть – на сцене от разрыва сердца».

Он – в своеволии или в гордыне – пытался освободится от Бога, но снова, измучившись, возвращался к Нему и искал покоя и спасения. В письме своему другу Евгению Иванову в 1904 году признавался: «Говорите, что на каком-нибудь повороте мне предстанет Галилеянин, - пусть! Но, ради Бога, не теперь! А в следующем году уже сам Е. Иванов отметил в своём дневнике: «Приходил Блок. Говорили о революции и Христе. Опять о колосящемся в поле и в городе идущем… В поле среди колосящихся злаков и сам колос, как колосящийся Христос, волнуется в полях…»

Так происходило осмысление и принятие Христа у Александра Блока. И тогда всё низкое, мерзкое, циничное, нечистое становилось для поэта «случайными чертами», которые нужно стереть в нашей жизни. Но стереть можно только с помощью Бога!

Сотри случайные черты –

И ты увидишь: мир – прекрасен!

Лев Болеславский,

член Союза писателей России

© 2005 Лев Болеславский

© 2005 Христианский Творческий Союз, www.christianart.ru

Похожие:

«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconАлександр Блок (1880 – 1921)
Блок – поэт, главной темой которого стала жизненная дорога и внутренний рост души
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconБлок, Александрович
Александр Александрович Блок (28 ноября 1880, Санкт-Петербург — 7 августа 1921, Петроград) — русский поэт
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconБлок а а. Поэмы александра блока
Александр Александрович Блок — прямой и законный наследник русской культуры XIX века. Поэт чутко вслушивался в пророческие голоса...
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconЛекция №7. Александр Блок. Блок и Россия. "На поле Куликовом", цикл "Родина"
Временное правительство второго состава (А. Ф. Керенский). Работа в Чрезвычайной комиссии при Временном правительстве по расследованию...
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconБлок а а. Романтический мир раннего блока
Это мученичество. Готовность к страданию, к переживанию жизни в полную силу, к принятию ее даров, даже горьких — удел немногих людей....
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconАлександр блок в «бродячей собаке»
Никогда не бывал в «Бродячей собаке» Блок, вопреки распространенным утверждениям
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconВыступление Эво Моралеса на Гуманистическом форуме
Может быть, если всмотреться повнимательнее в некоторые почти случайные конъюнктурные фотографии разных стран в моменты переломов...
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconХронологические рамки XVII-XIX вв
Интерес для классицизма представляет только вечное, неизменное — в каждом явлении он стремится распознать только существенные, типологические...
«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconАлександр Александрович Блок

«Сотри случайные черты…» (Александр Блок) iconЛекции читает Семенчин Евгений Андреевич Случайные события
Все явления, происходящие в окружающей нас действительности можно разбить на 2 класса: случайные и неслучайные
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org