Методическое пособие основы перевода с английского на русский



Скачать 149.93 Kb.
Дата03.11.2014
Размер149.93 Kb.
ТипМетодическое пособие
Методическое пособие
ОСНОВЫ ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ.

В наши дни огромное количество людей повседневно сталкиваются с английским языком: они слышат английскую речь по телевидению, в кино, слушают западные песни, играют в компьютерные игры; нередко читают объявления в общественных местах, этикетки в магазинах. Многие изучают английский язык, хотя порой и забывают о тех, кому обязаны. ‘If you can read this, thank your English teacher’ – мудро! Некоторым английский необходим для работы. Есть такие, кто читает книги и газеты в оригинале. И, конечно же, все переводят…

Иногда можно услышать и увидеть следующее:

- Давайте жить по американскому лозунгу ‘Help yourself!’ (из речи довольно-таки ответственного лица);

- В следующей декаде Китай займет первое место в мире по организации и проведению авторалли. (decade – из сообщения по телевидению с первого соревнования, организованного Китаем);

- Да ты просто лунатик! (lunatic – Из кинофильма «Сладкий ноябрь»)

- На кастинге будут охотники за головами… (headhunters – из детского мультфильма про гусят);

- Середина 30-х годов сигнализировала о начале кризиса. (Mid-1934 signaled the beginning of its decline. – из студенческой работы);

- Вторая категория покрывает…(The second category covers … - из студенческой работы);

- Голый кондуктор бежал по стене. (A bare conductor ran over the wall. – из студенческой работы).

Смешно? Да, когда понимаешь какая ошибка. Горько? Да, когда думаешь о русском языке.

Как же избежать ошибок и насмешек?

Изучать английский язык более глубоко? – Естественно!

Может надо знать как переводить? – Безусловно!

Цель курса «Основы перевода с английского на русский» - ознакомить студентов с основными проблемами перевода, сообщить некоторые теоретические знания, помочь развить навыки перевода оригинальных текстов, особенно текстов профессиональной направленности, дать представление об особенностях менталитета, национального характера и бытовой культуры англо-говорящего общества.

Глава 2 ЛЕКСИЧЕСКИЕ СООТВЕТСТВИЯ

2.1. Передача имен собственных и географических названий

При переводе практически любого текста приходится сталкиваться с необходимостью передачи иностранных имен и названий. Имена собственные – это особый класс слов, выполняющих в основном номинативную функцию (назначение слова или словосочетания служить названием (наименованием) предмета). Содержательная сторона их довольно ограничена и, как правило, сводится к указанию на то, является ли обозначаемый объект страной, городом, рекой, человеком, животным т.д. Но и эти немногие признаки очень важны для переводчика. Не зная их или не указывая их там, где это необходимо в переводе, он рискует ввести в заблуждение читателя, который может принять город за штат, человека за животного и т.д.

∆ К примеру, взятое сома по себе предложение Chris told me thatне говорит нам о том, кем является его субъект – мужчиной или женщиной. Мне это сказал (сказала) Крис. Chris – уменьшительное имя от Christian, Christopher, а также от Christiana, Christina, Christine. Безошибочность перевода приведенной выше фразы может обеспечить лишь контекст или ситуация.

∆ Wales – Уэльс (устоявшаяся традиция) и Уэллс (писатель).

∆ Не has crossed the Delaware – он пересек Делавэр. Delaware – штат, город, река и залив. Но здесь обращение к контексту не так необходимо: определенный артикль в англ. предложении однозначно указывает на то, что речь идет о реке, и эта информация должна быть отражена в переводе.

Однако в подавляющем большинстве случаев имя собственное непосредственно связано с обозначаемым им объектом, а это значит, что семантика его строго определяется единичностью объекта и поэтому, как правило, не зависит от контекста.

Кажется просто, но на самом деле эта простота кажущаяся. Здесь возникают проблемы звукового, графического и грамматического строя каждого из языков, а также и отсутствие какой-либо унифицированной системы в передаче этого обширнейшего пласта в лексике в переводе. ☻ Имен собственных и названий в языке больше, чем нарицательной лексики.

На вопрос, существуют ли определенные правила передачи имен собственных в переводе, к сожалению, приходится ответить отрицательно. За правило переводчик должен взять поиск или проверку нужных соответствий по словарям, справочникам, атласам, энциклопедиям, Интернету и т.д. Тем не мене некоторые способы и приемы, которые используются при передаче этого уникального разряда лексики, могут помочь начинающему переводчику.

Итак, существует несколько приемов передачи имен собственных. К ним относятся: 1) транскрипция; 2) транслитерация; 3) перевод или калькирование (т.е. покомпонентный перевод); 4) включение в текст иностранного имени в его исходной графике.

Вкрапление в текст иностранного имени в его исходной графике удобно тем, что оно сразу выделяет имя собственное в контексте и снимает ряд проблем, связанных с трудностью или невозможностью передачи отдельных иноязычных звуков или букв.

∆ Mc.Donald’s, Procter @Gambler

Родовую неопределенность может снимать добавление русских окончаний (∆ открытие Clemensen’а). Этим способом не могут пользоваться люди, не знающие язык оригинала. Компромиссное решение – сочетание включенной в текст иноязычной формы с транскрипцией (∆ согласно результатам, полученным Стейном «Stain») – пригодно для научно-технической литературы, но немыслимо в художественных текстах и публицистике.

Перевод (в том числе покомпонентный, т.е. калькирование) бывает просто необходим при переводе так называемых значащих, или «говорящих» имен и кличек. Основная их функция не столько назывная, сколько характеризующая, а именно функциональный подход в современном переводоведении ставится во главу угла.

∆ Клички Stunt (Коротышка) или Stingy (Скряга) потеряют весь смысл при транскрибировании или включении, и персонаж может утратить свою главенствующую характеристику. Даже для некоторых исторических имен сложилась традиция перевода их на другие языки. Так, имя английского короля начала ХП века John Lackland переводится на рус. яз. как Иоанн Безземельный. Но этимология имен может представлять интерес лишь для исследователей топонимики или краеведов. Для нахождения в Москве улицы или станции метро «Теплый Стан», а в Вашингтоне района или станции метро “Foggy Bottom” необходима лишь опора на звукографическую оболочку, а не на мотивировку названия. Этот метод не получил широкого распространения, но он существует. ∆ Cape of Good Hope – Мыс Доброй надежды; Winward Islands – Наветренные острова; Great Slave Lake – Большое Невольничье Озеро и т.д. Встречаются случаи параллельного сосуществования перевода транскрипции одного и того же имени: South Island – о-в Южный и Саут-Айленд; White Mountains – Юелые горы и Уайт-Маунтинс и т.д.

Два других метода – транслитерация и транскрипция – конкурировали друг с другом на протяжении почти всей истории перевода. Раньше доминировала транслитерация, а теперь транскрипция, т.к. больше устного общения, больше слышим. Транслитерация – метод побуквенной, графической передачи исходного имени. Транскрипция - передача звукового облика слова. ∆ женское имя Beata [‘bi:t ]- cовр. Бита, ранее Беата. Географ. имена тоже изменились: Лейчестер – Лестер (Leicester [‘lest (r)], Вулвич – Вулиджем (Woolwich -[‘wulid ].

Но процесс этот носит настолько непоследовательный характер, что нередко приводит к парадоксам, иногда нарушающим языковую логику, а иногда даже в чем-то удобным. ∆ Старое название Валлис сменилось на новое Уэльс, больше отражающее звучание английского имени Wales [‘weilz], но народ этой территории по-прежнему называется валлийцами и говорят они на валлийском языке. Зато две разные передачи одинаково звучащего по-английски географического названия Waterloo [w t ‘lu: ] дают нам возможность разобраться в том, что в одном случае – это территория Бельгии (Ватерлоо) , а в другом случае – США (г.Уотерлу).

Приоритет звучания очевиден – звуковое узнавание имени более важно в процессе межъязыкового общения. Однако при этом не следует забывать, что сила традиции в данном вопросе играет доминирующую роль. ∆ Лондон – Ландон, Вашингтон – Вошингтон или Уошингтон.

Еще большую силу имеет традиция при передаче имен известных деятелей прошлого. ∆ Charles – Чарльз (Чарльз Дарвин, Чарльз Диккенс), но то же имя принадлежало английским королям (Charlts I, II), но по традиции мы именуем их Карлами. ∆ George (Джордж Вашингтон, Джордж Элиот), но король – Георг. Американская кинозвезда Элизабет Тейлор, английские королевы Елизаветы (имя одно – Elizabeth). Английский король Яков (James), хотя известный английский писатель Джеймс Олдридж.

Из всего вышесказанного начинающий переводчик может сделать следующие выводы:


  1. для передачи известных географических названий и имен видных деятелей прошлого самым надежным справочником могут служить словари, атласы, энциклопедии, Интернет;

  2. имена и названия сугубо «локального» характера следует транскрибировать;

  3. иногда для установления отнесенности имени с определенным объектом необходимы тщательный учет контекста и добавление в перевод идентифицирующих слов (река, город, штат и т.д.).

Некоторые разряды «номенклатурных наименований» передаются методом транскрипции:

  1. названия судов, самолетов, ракет, космических кораблей: Green Peace Messenger – Грин Пис Мессенджер, Pershing II – Першинг П;

  2. названия фирм, компаний, банков: Standart Vacuum Oil Company – Стандарт вакуум ойл компании, Bank оf America – Банк оф Америка;

  3. названия большинства газет и журналов: Morning Star – Морнинг Стар и т.д.

В 1956 году в институте языкознания СССР была разработана система передачи английских звуков русскими буквами и наоборот: ∆ Ж – zh, Ш – sh и т.д.

Переводные лингво-страноведческие словари, Американа, Великобритания.

∆ Sadovnichii Victir Antonovich – Dear Dr.Antonovich. (Sherley Hinricks).

Глава 3. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ

ТРАНСФОРМАЦИИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ

3.1. Конкретизация и генерализация

Каждый язык по-своему отражает окружающий нас мир, и это, в частности, проявляется в том, как он «дробит» действительность с помощью словесных знаков. Эти знаки – слова и устойчивый словосочетания – в английском языке отличаются, в целом, большей широтой и абстрактностью значений, чем в русском. Эта емкость, а иногда и аморфность их семантики, является основной причиной того, что при переводе на русский язык приходится чаще прибегать к сужению, или конкретизации значений, чем к обратному приему – расширению, или генерализации.

Самые простые случаи конкретизации сводятся к выбору нужного значения из всех, указанных в словарной статье. Нередко даже достаточно конкретные по смыслу слова при переводе нуждаются в уточнении. Так, многие английские термины родства менее дифференцированы, чем русские, и конкретизация чаще всего оказывается неизбежной. К примеру, если in-laws означает как родственников со стороны жены, так и со стороны мужа, то все прочие термины, включающие in-law как компонент, охватывают, как минимум, два вида родственных связей: mother-in-law 1) теща, 2) свекровь; sister-in-law 1) невестка (жена брата), 2) свояченица (сестра жены); 3) золовка (сестра мужа) и.т.д.

Чаще, конечно, мы имеем дело с конкретизацией при передаче многозначных слов. В принципе, полисемия (многозначность) в английском языке развита гораздо больше, чем в русском. Например, такое прилагательное, как good имеет множество значений, которые реализуются в сочетании с различными словами:

Good food

Доброкачественная, свежая пища

Good water

Питьевая вода (пригодная для питья)

Good flowers

Неувядшие, еще свежие цветы

Good lungs

Здоровые легкие

Good excuse

Уважительная причина

Good citizen

Добропорядочный гражданин

И это далеко не полный перечень значений данного слова. Ему не уступает его антоним по основному значению – слово bad:



Bad fish

Тухлая рыба

Bad smell

Неприятный запах

Bad headache

Сильная головная боль

A bad finger

Больной (поврежденный) палец

A bad mistake

Грубая ошибка

A bad coin

Фальшивая монета

A bad debt

Безнадежный долг (который вряд ли заплатят)

Все жто случаи языковой нормативной конкретизации, зафиксированные в словаре. Еще в большей мере в ней нуждаются так называемые десемантизированные слова, вещественность значений которых настолько размыта, что они часто носят местоименный характер. Ни один словарь не в состоянии предусмотреть всех употреблений слова с разветвленной семантикой. Сколько бы значений ни фиксировалось за такими словами, как thing, stuff, affair, matter, case, piece, record, place и др., невозможно предугадать, с чем они будут соотнесены в реальном речевом контексте. Из следующих трех примеров легко увидеть, насколько разнородные понятия может обозначать, к примеру, слово stuff:



It’s gripping stuff.

Это захватывающая книга (реклама детектива).

…the gold rush prospects can only look as good as the yellow stuff itself.

…надежды золотоискателей могут быть столь же радужными, как само золото. (надежды на открытие золотых месторождений кажутся такими же заманчивыми, как этот драгоценный металл).

Some of the advice was obvious stuff.

Некоторые советы были избитыми истинами.

Еще более безгранична сфера действия у слова thing, которое в отличие от русского основного соответствия вещь может указывать не только на неодушевленные, но и на одушевленные объекты действительности:




Mother entered, carrying the tea things.


Вошла мама с чайной посудой.

We are going to have a secretary/ But we don’t want some flighty young thing sitting behind that desk powdering her nose and making eyes at everybody.

У нас будет секретарша. Но нам не нужна какая-нибудь легкомысленная девица, которая только и будет делать, что пудрить нос и строить всем глазки.

При том, что конкретизация и генерализация – два противоположных приема, находящихся как бы на двух противостоящих полюсах, от одного до другого в переводческой практике – один шаг. Те же десемантизированные слова благодаря свойственным им местоименным функциям очень часто в русских переводах превращаются в настоящие местоимения или опускаются вообще (что можно считать крайней степенью генерализации):



Things they had learned to ignore in each other resurfaced.

То, что они раньше умели не замечать друг в друге, теперь выплыло на поверхность.

She didn’t want to miss a thing.

Она ничего не хотела упускать.

“What was it? The flu?”

“Oh, yes, probably… Some little stomach thing.”



«Что же это было? Грипп?»

«Может быть, и да. Что-то с желудком».


Иногда эти два противоположных приема - конкретизация и генерализация – вовсе не исключают друг друга, и подчас непросто решить, какому из них стоит отдать предпочтение:



It won’t cost you a thing.

  1. Это тебе не будет стоить ни гроша (конкретизация).

  2. Это тебе ничего не будет стоить (генерализация).

По-видимому, оба перевода следует признать равноценными.

В тех случаях, когда слово thing выступает как сугубо структурообразующий элемент и не несет практически никакой смысловой нагрузки, оно, естественно, не находит никакого отражения в переводе:

It’s a good thing that…

Хорошо, что …

It’s an awful thing that …

Ужасно, что…

It’s a surprising thing that …

Удивительно, что …

В качестве замены полнозначных слов довольно часто выступает слово affair. В таких случаях оно употребляется в стилистических целях, во избежание повтора. В русских переводах вполне можно ограничиться одноразовым упоминанием самих предметов, с которыми это слово соотнесено, и не вводить никаких местоименных заменителей:



The refrigerator and stove was a tiny affair wedged into a space between the sink and the wall.

Крохотный холодильник и плита были втиснуты (в проем) между раковиной и стеной.

Her office was a modest affair.

Контора ее была очень скромной.

В исходной местоименной функции могут выступать и слова с более узким значением типа man, woman, person, creature, однако они чаще требуют конкретизации при переводе на русский язык. The man в тексте перевода может оказаться парнем, стариком, солдатом, юристом, ученым и т.д.; the womanхозяйкой, женой, секретаршей, прислугой, врачом и т.д.; the creatureребенком, кошкой, поросенком, кроликом и т.д. Такая конкретизация диктуется скорее нормами построения текста, а не принципиальным расхождением характера семантики данных единиц в двух языках. Узкий или широкий контекст, как правило, подсказывает нам, как именно конкретизировать то или иное из вышеупомянутых слов. (+ facility, service …) Например:



His only information about me was that I was some fort of Government man, going on a special mission to the Arctic.

Единственное, что он знал обо мне, - это то, что я какой-то правительственный чиновник, отправляющийся с особым заданием в Арктику.

Здесь достаточным контекстом является соседнее слово, позволяющее дать именно такую конкретизацию (как и в сочетании taxi-man водитель такси, таксист и др.)



With nothing much to do himself, Lamar now studies the stiffening necks of the younger men in his section…

От нечего делать Ламар начал изучать (разглядывать) затылки молодых инженеров своего отдела, склонившихся над столами…

Информацию о том, что речь идет об инженерах, мы получаем как из предшествующего контекста, где упоминается этот отдел разработок оборонной промышленности, так и из последующего:

Soon, the better of these young engineers will become deeply frustrated and resign.

Не только существительные, Нои многие глаголы нуждаются в конкретизации при переводе. Чрезвычайно широкую сферу употребления и сочетаемость имеют такие глаголы, как to be, to do, to make, to have, to get, to give, to take, to come, to go и др. Именно в контексте они наполняются определенной семантикой. Их основные значения при этом могут не иметь ничего общего с теми, которые реализуются в конкретном употреблении. Трудно предугадать, к примеру, что фраза Ill get it может переводиться как я открою! (дверь), если не воспринимать ее в контексте следующей ситуации:



Winnie heard the chime of the door bell. “I’ll get it!” she hollered as she practically flew down the stairs. She liked to be the first one to the door and the phone.

Вини услышала звонок в дверь. «Я открою!» - крикнула она, стрелой слетая по лестнице. Она любила первой открывать дверь и отвечать на телефонные звонки.

Причиной конкретизации глаголов также могут служить не структурно-системные различия языков, а стилистические нормы повествования. Так, глаголы речи to say и to tell могут переводиться не только глаголами, сопровождающими высказывания типа ответил, спросит, заметил, сообщил, возразил, но и глаголами, выходящими за рамки собственных речевых: посочувствовал, велел, пригрозил и т.п. Чаще всего это делается во избежание монотонности повествования, для создания большей естественности и живости текста.

Выше мы рассматривали конкретизацию полнозначных частей речи, однако этот прием «работает» и при передаче некоторых междометий, которые к полнозначным частям речи не относятся. Отдельные английские междометия могут передавать такой широкий спектр эмоциональных реакций, что ни одно из русских соответствий не может служить универсальным средством их передачи. Так, восклицание oh!, которым собеседник часто реагирует на услышанное или начинает свою собственную реплику, может выражать удивление, досаду, радость, сочувствие или просто сигнализировать о том, что сообщение услышано. В русском языке ни ой!, ни ох!, ни ах!, ни эх!, даже вместе взятые, не используются столь часто, как английское oh! Поэтому, когда последняя реплика своим содержанием как бы компенсирует эмоциональное воздействие междометия, переводчики «опускают» его (иначе персонажи в переводах только и делали бы, что охали и ахали, что совершенно не свойственно русской речи). Однако в тех случаях, когда междометие – единственная реакция на услышанное, в переводе эта реакция должна быть отражена, и здесь уже без конкретизации не обойтись. Рассмотрим следующие примеры:

1. “This is Jim MacVeagh,” Jim said. “Could you let me talk to the President, Rose Ellen?”

“We’re telepathists, senator,” she said/ “The President just asked me toget you out of bed.”

Oh?

2. “Jim, I’ve decided what I want to do on the presidency.”

Oh.” MacVeagh waited.

В первом случае сенатор Маквич, пытаясь связаться с президентом по телефону, узнает от его секретарши, что минутой раньше президент велел ей соединить его с сенатором. Междометие Oh! Выражает удивление Маквича, которое достаточно точно могут передать русские восклицания неужели? или вот как? Во втором случае тот же сенатор беседует с первым лицом государства – президентом и на его сообщение о принятом решении реагирует с почтительным вниманием. Здесь междометие Oh можно развернуть в достаточно конкретную фразу: Я Вас слушаю, господин Президент.

Еще раз следует подчеркнуть огромную роль контекста при использовании приема конкретизации – только он может служить надежной опорой для правильного выбора конкретного слова или оборота.

Генерализация, как уже было сказано, - прием обратный конкретизации, заключающийся в замене исходного понятия более широким. Системно-структурные различия языков могут заставить переводчика прибегнуть к генерализации тогда, когда в языке перевода отсутствует единица с одинаковым объемом значения. Например:

I’m afraid that we’ve pretty well disturbed your beauty-sleep.

Beauty-sleep словарь толкует как ранний сон (до полуночи). В приводимой ситуации полиция будит хозяйку дома в 11 ч. 30 мин. Вечера – время не столь раннее, чтобы извиняться за то, что «нарушили ее ранний сон» (к тому же эта фраза по-русски может восприниматься как упрек, что человек лег спать слишком рано). Гораздо естественнее будет звучать перевод, который носит более обобщенный характер «Боюсь, мы разбудили Вас».

Иногда необходимость в генерализации диктуется стилистическими нормами соответствующих русских текстов, существованием привычных оборотов речи или штампов. Так, слову weatherman метеоролог («относительно», потому что в нем нет указания на род, - метеорологом может быть как мужчина, так и женщина, что уже является некоторым обобщением), в прогнозах погоды мы обычно прибегаем к еще большей «грамматической генерализации» - использованию множественного числа:



The weatherman says we can expect another week of rain.

По сообщению синоптиков, дождливая погода продержится еще неделю.

Или другой пример. В художественных произведениях на русском языке не принято давать столь точные указания роста, веса, частей тела разных цифровых измерений, как это делается в английской беллетристике:



He was 6 feet 3 inches tall and his body was hard but overspare save for the bunched force gathered in his shoulders and upper arms.

Он был высокого роста, крепкий, но поджарый – только налитые силой плечи и руки выглядели массивными.

She tried writing out her views, and started a half dozen letters before she finally worded one which seemed, partially at least, to express her feelings.

Пытаясь изложить свои мысли на бумаге, она начала несколько писем и, наконец, как ей показалось, сумела отчасти выразить то, что чувствовала.

Once a week Mrs. Barringer insisted on supervising Winnie in the bathroom to make sure not an inch was neglected.

Раз в неделю миссис Баррингер следила за тем, как Вини моется в ванной, чтобы убедиться, что она делает это тщательнейшим образом.


Независимо от того, какими причинами вызваны конкретизация и генерализация, это приемы, без которых практически невозможно обойтись при переводе.

Похожие:

Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconКурс "Основы теории и практики перевода с английского языка на русский"
Прокомментируйте порядок слов в переводе предложений, начинающихся с оборота "There were "
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconУчебно-методическое пособие Паскаль. Основы программирования
Учебно-методическое пособие "Паскаль. Основы программирования" рекомендовано к изданию Постановлением Ученого Совета физико-математического...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconПрошина З. Г. П 78 теория перевода (с английского языка на русский и с русского языка на английский)
П 78 теория перевода (с английского языка на русский и с русского языка на английский): Уч на англ яз. – Владивосток: Изд-во Дальневост...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconПособие по общественно-политической и официально-деловой лексике Москва «Высшая школа» 1984
Оно служит задачам расши­рения лексических знаний учащихся в избранной области и способствует совершенствованию навыков письменного...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconМетодическое пособие по курсу «Основы инженерного проектирования» для студентов, обучающихся по направлению «Энергомашиностроение»
Корж Д. Д. Практика проектирования. Руководство к лабораторно-практическим занятиям: Методическое пособие ­– М.: Издательство мэи,...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconУчебное пособие по переводу с английского языка па русский выпуск 1 Сканирование, распознавание, проверка
Особенно велика роль перевода при заочном обучении, где он является одним из важнейших элементов контроля успеваемости на разных...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconМетодическое пособие г. Семей 2010 Нестандартные физические задачи: методическое пособие
Предлагаемое методическое пособие содержит подборку нестандартных физических задач по двум разделам
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconМетодическое пособие 2-е издание, дополненное минск 2005 удк 321. 01 (476) ббк 66. 01 П 18
П 18 Концептуальные основы идеологии белорусского государства: Методическое пособие – 2-е изд., доп. – Минск: Академия управления...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconСборник упражнений по переводу с английского языка на русский. Часть II. Лексические проблемы перевода. Проблемы передачи экспрессивности
Это пособие, подготовленное переводчиками для переводчиков. Как в отборе материала, так и в его расположении по разделам главными...
Методическое пособие основы перевода с английского на русский iconСпособы перевода терминов с английского языка на русский (на материале экономических текстов)

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org