Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты



страница2/22
Дата24.04.2015
Размер1.08 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

513


коллежского советника и профессора Михайла Ломоносова. Книга первая. Второе издание с прибавлениями“ (М., изд. Московского университета, 1757, стр. 262—310).

Время написания: май — октябрь 1753 г.

История этого произведения Ломоносова следующая.

7 мая 1753 г. на заседании Конференции Академии было объявлено, что ежегодное публичное собрание Академии намечено на 6 сентября. При этом академикам было предложено „заблаговременно подумать о диссертациях, которые будут прочтены на этом публичном собрании“. М. В. Ломоносов и Г. В. Рихман, присутствовавшие на заседании Конференции, сразу же заявили о том, „что у них уже готовы некоторые темы“. В связи с этим было постановлено „на ближайшей обычной Конференции решить, кто будет произносить речь и кто будет ему отвечать от имени Академии“ (Протоколы Конференции, т. II, стр. 285). К следующему заседанию Конференции, состоявшемуся 14 мая 1753 г., этот вопрос был уже подготовлен. На нем было „определено Рихману написать к 6 сентября речь об электричестве по его наблюдениям и в виде эпилога к ней присовокупить задачу на премию о том же предмете“.

Решено было также, что с ответом Рихману выступит Ломоносов, который „решил рассуждать в порядке предположений о причине электричества и разъяснить его пользу в человеческой жизни“. В заключение своего ответа Ломоносов должен был предложить вторую конкурсную задачу (Протоколы Конференции, т. II, стр. 286).

По поводу назначенного на 6 сентября 1753 г. публичного собрания Ломоносов в своем письме к И. И. Шувалову от 31 мая 1753 г. писал: „Оный акт буду я отправлять с господином профессором Рихманом; он будет предлагать опыты свои, а я теорию и пользу, от оной происходящую, к чему уже я приготовляюсь“ (Акад. изд., т. VIII, стр. 128). Таким образом, начало работы Ломоносова над „Словом о явлениях воздушных“ относится к маю 1753 г.

14 июня 1753 г. Канцелярия Академии объявила решение президента К. Г. Разумовского о том, что „сентября на 6 число сего году быть публичной ассамблее, в которой бы читать склонную слушателям к тому случаю диссертацию господину профессору Рихману на латинском языке, а на то ответствовать и содержание диссертации слушателям объявить на латинском и российском языке господину советнику и профессору Ломоносову“ (Билярский, стр. 212).

На основании этого решения президента в Академическое собрание был послан указ Конференции, „чтоб господин советник и профессор Ломоносов и профессор же господин Рихман к назначенной ассамблее заблаговременно так, что до кого принадлежит, были во всякой готовности,

514


дабы можно было успеть к термину исправиться того печатанием“ (Билярский, стр. 212).

В течение мая — июля 1753 г. Ломоносов и Рихман готовились к своим выступлениям.
Они имели уже большой опытный материал, который был накоплен ими во время наблюдений над изучением природы молнии еще летом 1752 г. По поводу этих опытов Ломоносов в своем отчете за 1752 г. писал: „Чинил электрические воздушные наблюдения с немалою опасностью“ (Билярский, стр. 187).


Подобные же наблюдения проводил и Рихман. Однако для убедительности сделанных выводов был необходим ряд новых опытных исследований с усовершенствованным электроизмерительным прибором и „громовой машиною“. В мае, июне и июле 1753 г. оба исследователя, одновременно с писанием текстов своих выступлений, с исключительной самоотверженностью продолжали свои опасные эксперименты по изучению молнии. Сведения об опытах Рихмана были опубликованы в „Санктпетербургских ведомостях“ 7 мая (№ 37), 11 мая (№ 38), 18 мая (№ 40) и 13 июля (№ 56) 1753 г. Ломоносов также проводил много опытов. Об одном из них сообщено в газете от 4 июня (№ 45) 1753 г. Ломоносову впервые удалось установить, что „электрическая в воздухе сила далее громового треску распростереться или и без действительного грому быть может“, т. е. обнаружить электрическое поле в атмосфере. Несколько раньше, 31 мая 1753 г., в письме к И. И. Шувалову, сообщая об этом своем открытии, Ломоносов писал: „...без всякого чувствительного грому и молнии происходили от громовой машины сильные удары с ясными искрами и с треском, издали слышным, что еще нигде не примечено и с моею давнею теориею о теплоте и с нынешнею о электрической силе весьма согласно и мне к будущему публичному акту весьма прилично“ (Акад. изд., т. VIII, стр. 128). Ломоносов и Рихман подвергали себя большому риску. В отчете за 1753 г. Ломоносов сообщал: „Чинил наблюдения электрической силы на воздухе с великою опасностью“ (Архив АН, ф. 20, оп. 3, № 55, л. 19).

Свои опыты Ломоносов проводил на Усть-Рудицкой фабрике, а также на городской квартире в Петербурге, на 2-й линии Васильевского острова.

26 июля 1753 г. во время опытов трагически погиб друг Ломоносова, академик Рихман: он был убит ударом молнии (подробнее см. об этом: Пекарский, I, стр. 709—715; Пекарский, II, стр. 517—518; Меншуткин, II, стр. 168—170; Архив АН, ф. 3, оп. 1, № 707, лл. 58—106).

Это событие произвело большое впечатление в ученом мире как в Петербурге, так и за границей. Подробные сообщения о нем были опубликованы в „Санктпетербургских ведомостях“ от 3 августа 1753 г., а также в некоторых иностранных периодических изданиях, например

515


в Philosophical Transactions (1754), в Mémoires de l’Académie royale de Sciences (Paris) и др.

Описание трагической гибели своего друга дал Ломоносов в известном письме к И. И. Шувалову, написанном в тот же день под непосредственным впечатлением тяжелого события (см. Акад. изд., т. VIII, стр. 129—131). „Что я ныне к вашему превосходительству пишу, — сообщал он, — за чудо почитайте, для того что мертвые не пишут. Я не знаю еще или, по последней мере, сомневаюсь, жив ли я или мертв. Я вижу, что господина профессора Рихмана громом убило в тех же точно обстоятельствах, в которых я был в то же самое время... Между тем умер господин Рихман прекрасною смертию, исполняя по своей профессии должность. Память его никогда не умолкнет“.

Вскоре после этого, 5 августа 1753 г., советник Канцелярии Академии И. Д. Шумахер написал президенту, находившемуся тогда в Москве, о желательности, по его мнению, отмены назначенного на 6 сентября публичного собрания (см. Билярский, стр. 215 и 216; Пекарский, II, стр. 518—519). По этому представлению Разумовский 2 сентября отменил собрание. Еще не зная об этом решении президента, Ломоносов в своем письме Шумахеру 18 августа 1753 г. указывал, что речь его „довольно хорошо подойдет к главной речи; на это может последовать короткий ответ какого-либо академика“ (Акад. изд., т. VIII, стр. 133—134). В качестве возможного оппонента Ломоносов указывал академика А. Н. Гришова.

Узнав о намерениях Шумахера отменить публичное собрание, Ломоносов писал об этом 23 августа 1753 г. И. И. Шувалову: „Публичное действие после Рихмановой смерти Шумахер обещал неоднократно произвести в дело и часто ко мне присылал о поспешении; а как я ныне читал, то он сказал, что из Москвы не имеет известия, будет ли актус. Между тем слышал я от профессора Гришова, которому он сказал, что актус будет отложен“ (Акад. изд., т. VIII, стр. 136).

Ломоносов, естественно, не мог примириться с отменой акта и настойчиво добивался пересмотра решения президента. Он вторично писал об этом Шувалову 7 октября: „Переписанную речь мою к вашему превосходительству переслать принимая смелость, еще вас, милостивого государя, прошу, чтобы о произведении оной к 25 ноября постараться, ибо мне дают наветки, что ее в Комментарии напечатать; однако я тем отнюдь не могу быть доволен и за прямой отказ почесть должен. Она таким образом сочинена, чтобы говорить в собрании и после особливого случая. В других обстоятельствах должен я буду много переменить и выкинуть, что мне много труда станет. Сверх того с Комментариями выйдет она весьма поздно“ (Акад. изд., т. VIII, стр. 138).

Составление текста своей речи Ломоносов закончил в августе 1753 г. Об этом определенно говорится в протоколе Конференции от
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconВремя лжепророков: гегель, маркс и другие
В. И. Брюшинкиным (главы II —17 и примечания к ним, Дополнения к тому 2), П. И. Быстровым (главы 18—20, 25 и примечания к ним), В....
Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconPostgresql 4 Примечания по установке Добро пожаловать в мастер установки Postgresql перед тем, как Вы начнете
Вы запустите установку. Если у вас возникнут какие-либо проблемы, прочитайте его снова. Также, убедитесь, в том, что Вы прочитали...
Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconНазвание Примечания

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconНазвание Примечания

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconПримечания: любительского перевода пока нет

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconФорма «загрязненная почва» примечания на обороте

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconНаименование работ Стоимость за единицу измерения Примечания

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconDickens Charles Озерская a christmas carol рождественская песнь примечания

Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconИ. Г. Ямпольский
Вступительные статьи, составление, подготовка текста и примечания И. Г. Ямпольского
Примечания 1 наивящего примечания достойные электрические опыты iconПримечания
Карасёва Татьяна Александровна, к б н., рук секции «Ботаника и экология растений»
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org