Игорь Бунич корсары кайзера



страница5/33
Дата08.10.2012
Размер5.67 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

VI

15 октября «Эмден» подошел к атоллу Миладу Маду – самому северному из Мальдивских островов, где решил принять уголь. Погрузив 280 т, крейсер продолжил свой путь на север, держа курс к Миникою.

В 22:30 прямо по курсу открылся огонь навигационного буя, а еще через полчаса «Эмден» вернулся в тот район, из которого ушел две недели назад с богатой добычей. Лиса снова оказалась в курятнике. В 23:00 со стороны моря показались огни, и «Эмден» полным ходом пошел на перерез новой жертве. Сблизившись, пароходу через мегафон приказали остановиться. Это оказался «Клан Грант» – шотландский сухогруз водоизмещением 3948 т, который с генеральным грузом шел из Англии в Коломбо и другие порты Индии. На судне оказалось много провизии и сигарет. Мюллер решил перегрузить продовольствие на «Эмден», а пока приказал пароходу следовать за крейсером, направившись малым ходом в сторону Коломбо.

Ночью 16 октября «Эмден» развернулся на обратный курс и на рассвете снова вышел на траверз Миникоя, держась вне видимости берега. В 7 утра начали перегружать продовольствие с захваченного парохода. Кроме этого с него сняли некоторые запасные части к паровым машинам и несколько сот огнеупорных кирпичей для котлов.

Верхняя палуба крейсера снова стала напоминать богатую сельскую ярмарку. Работы были в самом разгаре, когда со стороны Адена появился столб густого дыма. Приказав приостановить работы, Мюллер повел крейсер навстречу новой жертве. Вскоре над горизонтом появились отчаянно качающиеся мачты, что бывает обычно у миноносцев при движении полным ходом на океанской зыби. Мюллер приказал пробить боевую тревогу, стараясь до поры до времени держаться подальше от идущего навстречу корабля. К величайшему удивлению всех на «Эмдене», это оказалась землечерпалка, которую менее всего ожидали повстречать посреди океана. Землеснаряд ужасно болтало. Просигналив черпалке «Следуйте за мной», «Эмден» вернулся к разгруженному «Клан Грант». Когда лейтенант Лаутербах и его люди с трудом вскарабкались на качающуюся палубу землечерпалки, они, к своему изумлению, были встречены громким смехом капитана и всей команды.

Выяснилось, что эта черпалка, название которой было «Понраббела», ковыляла четырехузловым ходом из Англии в Тасманию, чтобы заменить предыдущую" черпалку, которая утонула где то по пути. Капитан и команда, получившая перед выходом хороший аванс, радовались, что «форсмажорные обстоятельства» прервали их трудный и опасный поход на середине пути. Слезы радости текли по обветренным щекам капитана, когда он воскликнул: «Слава Богу, что я получил свои 500 фунтов авансом и не утонул по пути с этой развалюхой».

Землечерпалку, сняв с нее ликующий экипаж, утопили артиллерией.
К изумлению Мюллера, потребовалось выпустить три снаряда, прежде чем черпалка плавно перевернулась килем вверх и долго плавала в таком положении, как бы дразня Мюллера, которому было жалко тратить на нее еще снаряд. «Понраббела», напоминая кита, проплавала так около часа, а затем, будто опомнившись, быстро ушла на дно. Затем точно так же расстреляли «Клан Грант», который быстро перевернулся и затонул. Находившихся на нем живых уток выпустили из клеток, и они веселой стайкой хлопая крыльями по воде, плавали в родной стихии вокруг погибающего судна.


«Эмден» повернул на восток, и в 23:00 сигнальщики обнаружили новые огни, идущие прямо на них. Новой добычей оказался английский пароход «Бенмор» водоизмещением 4806 т. Судно было совсем новым – 1912 года постройки и принадлежало судоходной компании Томсена. Оно шло на Дальний Восток, имея в трюмах очень ценный груз: запасные части к паровым машинам, автомобили, мотоциклы, моторные лодки и катера. С парохода сняли экипаж, и вскоре он был взорван. Тяжелый груз быстро утащил «Бенмор» на дно. А «Эмден» продолжал крейсировать малым ходом западнее Миникоя. 17 октября прошло без каких либо событий, и на следующий день «Эмден» перешел на позицию севернее Миникоя.

Горны и боцманские дудки приветствовали восход солнца. Воскресное утро было превосходным, на море – полный штиль. После традиционного воскресного богослужения сразу же с правого борта на горизонте был замечен дым. Затем над горизонтом появилась полнотелая серая дымовая труба, которая по мере приближения постепенно превращалась в голубую. Это была богатая добыча.

Пароходы Ливерпульской линии. «Блу Фаннел» («Голубая труба»), были хорошо известны. Выяснилось, что новенький – только что со стапеля – английский пароход «Тройлус» водоизмещением 7562 т, идущий из Коломбо в Англию с превосходным грузом меди, каучука и цинка общей стоимостью 25 миллионов марок.

На судне находилось также несколько пассажиров, включая одну женщину. Эта женщина ошеломила лейтенанта Лаутербаха, когда, радостно приветствуя его, назвала командира призовой команды по имени. Оказывается до войны она была пассажиркой на лайнере Гамбург Американской линии, которым командовал Лаутербах, находящийся тогда в резерве, и хорошо его запомнила. Казалось, что ее даже радовало такое романтическое приключение, как захват ее «пиратами» в открытом море. Женщина ходила по палубе, раздавая сигареты и шоколад изумленным «пиратам». Выяснилось, что внезапное появление «Эмдена» вовсе не было для нее неожиданностью.

Леди путешествовала из Гонконга в Европу. Пароход, на котором она вышла из Гонконга, вскоре вернулся обратно, поскольку были получены сведения, что на пути его поджидает «Эмден». Там она прождала несколько недель, постоянно получая информацию в пароходстве о том, что «Эмден» сидит в засаде у самого входа в порт.

Затем ей удалось добраться до Сингапура, но снова призрак «Эмдена» заставил пароход повернуть обратно. Прождав несколько недель в Сингапуре, дама добралась до Коломбо. Она покинула Коломбо на «Тройлусе», который тут же напоролся на «Эмден». Женщина протягивала к крейсеру руки и радостно кричала: "Я знала, что встречу тебя, мой «Эмден!»

Она готова была снова вернуться в Индию «со всей этой грязной толпой оборванцев».

«Это – настоящая леди», – решили моряки «Эмдена».

Но капитан «Тройлуса» совсем не разделял восторгов «этой психопатки», как он выразился. Напротив, он был в ярости. Офицер британской военно морской разведки перед выходом из Коломбо посоветовал ему взять на 30 миль севернее обычного пути, и он угодил прямо в лапы к «Эмдену». Это была очень интересная информация – английская разведка направляла свои торговые суда прямо на «Эмден», и Мюллер, чтобы не терять времени, приказал «Тройлусу» держать с левого борта «Эмдена», который теперь шел восточным курсом, выходя на новую линию между Аденом и Коломбо. Около 21:00 слева по носу были замечены огни, и «Эмден» пошел на них. На этот раз в руки «корсаров» попал английский пароход «Сент Эгберт» в 5596 т, который шел с грузом сахара из Коломбо в Нью Йорк. К сожалению, груз был американским, т.е. нейтральным. Мюллер, обдумывая, что делать с этим пароходом, приказал ему пока держаться около себя. Тем временем в море снова показались чьи то огни. После обычной процедуры остановки и досмотра судна выяснилось, что это английский угольщик «Эксфорд», построенный в 1911 году и принадлежавший Тэтину из Кардиффа.

В его трюмах было 6500 тонн отличного кардиффского угля. Это уже был второй угольщик, зафрахтованный английским Адмиралтейством для нужд своего флота, который был захвачен «Эмденом». Теперь на крейсере могли не беспокоиться об угле по меньшей мере в течение целого года! Плохо было только то, что на «Эксфорде» не было радио.

Утро 19 октября застало «Эмден» стоящим без хода среди захваченных пароходов, снова составлявших весьма внушительную эскадру. Почти все офицеры крейсера находились в призовых командах, а в расположении Мюллера оставались лишь штурман, старший артиллерист и минер, не считая двух не очень опытных младших лейтенантов.

И в этот момент со стороны Адена появилась еще одна жертва. На этот раз призовую команду пришлось формировать из одного младшего лейтенанта и трех матросов. Новым призом оказался английский пароход «Чилкана» водоизмещением 5220 т. Судно было построено в 1910 г и принадлежало Индо Британской судоходной компании в Лондоне. Уже казалось, что «Эмден» стоит в каком то небольшом порту, а вокруг кипит обычная портовая жизнь и суета.

Пароходы разгружались, кругом сновали шлюпки и катера с людьми и грузами. Капитан «Чилканы» покидал судно со слезами на глазах, а команда, состоявшая исключительно из китайцев, напротив, с радостными улыбками, поскольку им авансом оплатили рейс. Китайцев Мюллер тут же нанял снова и послал их кочегарами на «Буреск» и «Эксфорд», пообещал щедрый аванс.

Пленные экипажи «Клан Гранта», «Понраббелы» и «Бенмора», находящиеся еще на «Буреске», были переведены на «Сент Эгберт», который сразу стал напоминать судно по эвакуации беженцев. Между тем, «Эмден» выпустил несколько снарядов по «Тройлусу». Пароход накренился на левый борт, но долго отказывался тонуть. Тем временем моряки крейсера демонтировали радиостанцию на «Чилкане» и перенесли ее на «Эксфорд».

Как основной угольщик «Эмдена», «Эксфорд» должен был иметь со своим патроном устойчивую связь. Все эти работы привлекли внимание нескольких огромных акул, которые шныряли между пароходами, надеясь в этой сутолоке чем нибудь поживиться. Их отгоняли винтовочными выстрелами. Акул сопровождала целая стая бело синих лоцманов. Лейтенанту Гайде удалось подстрелить одну из них с мостика «Эмдена» и то случайно. В азарте охоты офицер уронил за борт свой пробковый шлем. Акула тут же цапнула его и получила пулю в голову. Медленно перевернувшись брюхом вверх, она ушла на дно, провожаемая верными лоцманами. А «Эмден» продолжал время от времени постреливать по не желавшему тонуть «Тройлусу». В пароход уже было выпущено 6 снарядов, а он еще держался на воде.

Было 15:00. Мюллер приказал открыть кингстоны на «Чилкане», и пароход быстро затонул. В это же время заполненный пленными «Сент Эгберт» получил разрешение следовать в один из индийских портов, кроме Бомбея и Коломбо.

Капитана предупредили, что если его перехватят на подходе к этим портам, то он будет потоплен немедленно. Мюллер хотел, чтобы у капитана сложилось впечатление, что «Эмден» собирается продолжать оперировать в районе Коломбо или Бомбея.

В 18:15 «Тройлус», получив 12 й снаряд, наконец опрокинулся и затонул. С наступлением темноты «Эмден», сопровождаемый захваченными пароходами, повернул на юг. Ночью начался ливень. На «Эмдене» всегда ждали этого события с нетерпением, внимательно следя за тучами. Как только ливень начинался, на крейсере подавалась команда: «Всем голышом наверх! Под душ!»

Пресную воду приходилось экономить, а тропический ливень давал всем возможность помыться от души. Пять котят, родившихся на «Эмдене», уже подросли. Чтобы отличить их друг от друга, на каждого одели ошейник различного цвета и каждому было дано имя. Именами для котят служили названия захваченных пароходов. Поэтому по палубе бегали и резвились веселые и пушистые малыши: Понтопорос, Индус, Кабинга и Кинг Лад. Пятого котенка хотели было назвать Дипломат, но это имя ему явно не подходило. При маленьком тельце он имел длинные тонкие лапки и огромную голову с внушительными ушами и большими глазами. Его назвали Маленький Идиот.

Свободные от вахт офицеры и матросы приглядывали, чтобы вечно играющие котята не вывалились за борт. Их так и называли: «кошачья вахта». Однажды Маленький Идиот исчез. «Кошачья вахта» клялась, что он не сыграл за борт, но им не особенно верили. Печаль охватила моряков. К всеобщей радости, во время вечерней поверки Маленького Идиота нашли мирно спящим в ящике от 105 мм снарядов. Он пробрался туда через шахту для подачи снарядов и, видимо, слегка повредил заднюю лапку, поскольку несколько дней прихрамывал.

Кошки были не единственными животными, обитающими на крейсере. На баке в специальной клетке жили две постоянно хрюкавшие свинки, а рядом с ними – несколько овец и баранов. Далее в корму проживала целая стайка голубей, обычно восседающая на леерах и в испуге перелетающая на одну из дымовых труб. По палубе бегали и несколько цыплят сирот, чью маму случайно смыло за борт. Королевой всего корабельного зверинца была миниатюрная антилопа, которую старпом Мюке обнаружил на «Клан Гранте» и принес на крейсер.

Кроме игр с животными на «Эмдене» почти ежедневно устраивались концерты матросского ансамбля, поющего песни под гитару и аккордеон.

VII

20 октября 1914 года «Эмден» шел южным курсом по Индийскому океану, предоставив экипажу полный отдых, насколько это вообще возможно на военном корабле в боевой обстановке.

Капитан 2 го ранга Мюллер планировал произвести внезапное нападение на Пенанг, где рассчитывал поймать врасплох и уничтожить боевые корабли противника. Мюллеру уже надоело топить торговцев, ко времени выхода крейсера из Циндао было захвачено и уничтожено уже 22 судна общим водоизмещением более 100 тысяч тонн.

В глазах мировой прессы «Белый Лебедь Востока», как до войны называли «Эмден», превратился в «Черного Волка», столь же кровожадного, сколь и трусливого, поскольку он постоянно уходил от целой своры «охотничьих псов», рыскавших по океану для его поимки и уничтожения.

Мюллер решил доказать, что уничтожение торговых судов – это далеко не все, на что способен его «Эмден». На горизонте снова появился дымок, но Мюллер, решив не отвлекаться от главной задачи, дал ему уйти.

Крейсер продолжал идти южным курсом, огибая Цейлон. Ночью снова хлынувший тропический ливень сделал видимость нулевой к великой радости экипажа, который в очередной раз помылся, и самого Мюллера, поскольку ливень скрыл крейсер от посторонних глаз.

21 октября около 14:00 Мюллер приказал «Эксфорду» уходить с последующей встречей в условленном месте, а сам в сопровождении одного «Буреска» пошел дальше. Проскочив через морскую дорогу между Коломбо и Сингапуром, «Эмден» повернул на восток – в южную часть Бенгальского залива.

На мостике «Эмдена» все изнывали от нестерпимой жары и духоты. В штурманской рубке было и того хуже, но Карл Мюллер, одетый как всегда в свой безукоризненно чистый и застегнутый на все пуговицы белый китель, просиживал там часами, зарывшись с головой в карты, лоции и наставления по мореплаванию.

Офицеры полагали, что их командир планирует очередную охоту за торговыми пароходами. Никто не предполагал, что Мюллер обдумывает план нанесения удара по Пенангу. Подходы к острову Пенанг были опасно мелководны.

Остров, на котором находился порт Джорджтаун, был отделен от Малаккского полуострова узким проливом, куда можно было проникнуть с севера или с юга: Для «Эмдена» единственным возможным проходом был северный, но входить в него было очень опасно, особенно ночью. Если бы там оказался какой нибудь французский крейсер или даже эсминец, «Эмдену» пришлось бы принять бой, загнав самого себя в горлышко бутылки. Но в случае успеха, если бы в Пенанге удалось уничтожить помимо стоявших там торговых судов какой нибудь боевой корабль союзников, то эффект от этой операции мог быть еще большим, чем при бомбардировке Мадраса. Это бы временно прервало всю морскую торговлю, идущую через Сингапур, и нанесло бы очередной удар престижу Великобритании.

На корабле наступило тревожное ожидание. Ничего не зная о планах своего командира, офицеры и матросы крейсера заметили, что Мюллер уже позволил пройти мимо нескольким торговым судам. Значит он готовит какую то особую операцию.

22 октября было днем рождения германской императрицы. «Эмден» разукрасился стеньговыми флагами и вымпелами. В 10:00 на палубе было торжественное построение – офицеры и матросы впервые одели парадную форму при орденах. Все выглядело, как в мирное время. Мюллер обратился к экипажу с краткой речью о любви Императрицы «к народу и Фатерланду». Матросы прокричали троекратное «Ура!», оркестр сыграл «Стражу на Рейне», и «Эмден» произвел салют в 21 залп. Так было положено по уставу.

26 октября около часа ночи с «Эмдена» увидели вдали очертания Никобарских островов. Под их прикрытием Мюллер решил пополнить запасы угля. Начавшаяся в 7 часов утра работа завершилась к 16:00, после чего «Буреск» был отпущен. Угольщику было приказано следовать в условленное место встречи, где ожидать «Эмден» сколько позволят запасы провизии и пресной воды, а затем, если «Эмден» за это время не появится, уходить в один из нейтральных портов.

В 18:00 «Эмден» снялся с якоря и взял курс на Пенанг, следуя со скоростью 12 узлов. Вскоре крейсер пересек морскую дорогу между Калькуттой и Сингапуром. Теперь даже самый «жирный» транспорт не мог заставить «Эмден» остановиться или изменить курс.

Ночью 27 октября Мюллер приказал увеличить скорость до 17 узлов. Утром, как и перед бомбардировкой Мадраса, командир «Эмдена» собрал в своей каюте офицеров, посвятив их в план задуманной им операции и дав каждому соответствующие инструкции.

На корабле приготовились к бою. Люди помылись и одели чистую форму. В 17:00 прозвучала давно ожидаемая команда: «Всем собраться на юте!»

Уже по лицам своих офицеров собравшиеся матросы поняли, что им предстоит услышать нечто необычное. Затем заговорил командир. Кратко рассказав о своих планах, он отметил, что их выполнение полностью зависит от мужества и мастерства матросов. Матросы слушали спокойные и ясные слова своего командира, нисколько не сомневаясь в успехе задуманного плана.

Но всем стало ясно, что операция в Пенанге не будет иметь ничего общего с той; что была осуществлена у Мадраса. Там Эмден" бомбардирован порт, находясь фактически в открытом море и имея возможность в любой момент снова раствориться в океане. В Пенанге же ему предстояло действовать в узкости, как бы внутри трубы, где не было никакой свободы маневра и можно было легко оказаться заблокированным. Более того, всем было ясно, что ничтожные 105 мм орудия «Эмдена» не способны нанести даже захваченным врасплох боевым кораблям противника быстрый ошеломляющий урон, а потому вся надежда была на торпеды. А это означало, что крейсер должен был находиться от своих противников (а кто они и сколько их, никто не знал) на дистанции эффективного торпедного залпа.

В течение ночи 28 октября на «Эмдене» регулировали скорость хода таким образом, чтобы появиться в Пенанге на рассвете. Все котлы крейсера были под парами, орудия и дальномеры проверены, а на верхней палубе снова была установлена четвертая фальшивая труба. В 2 часа ночи прямо по носу открылись белые огни входного маяка Пенанга. Команде был подан праздничный завтрак, состоявший из молочного супа, особо любимого матросами.

Мудрый старпом Мюке утверждал, что матрос лучше всего воюет после вкусной и сытной трапезы. Вскоре наступил очень ответственный момент следования по северному проливу, ведущему в Пенанг. Южный был слишком мелководным для «Эмдена».

На вахту встал лейтенант Лаутербах, который в бытность свою капитаном торгового флота часто приходил в Пенанг, ведя суда именно этим путем. Всех на «Эмдене» снова удивил тот факт, что хотя подходил к концу уже третий месяц войны, все маяки, входные и створные огни Пенанга светили, как в мирное время.

Сильное попутное течение подгоняло крейсер, опережая тщательно рассчитанный график его появления в порту. Заметив идущий за ним пароход, Мюллер сбавил скорость, дав возможность неизвестному судну появиться в порту раньше его. Пропустив вперед идущий за ним пароход, «Эмден» увеличил скорость до 18 узлов и пошел прямо на огонь входных буев, разделяющих внешний и внутренний рейды Пенанга.

Зоркие глаза сигнальщиков внимательно смотрели сквозь предрассветные сумерки, из которых в любую минуту мог выскочить какой нибудь сторожевой миноносец, а то и кто нибудь пострашнее. Внутри порта находилось несколько островков, и в их тени также могла притаиться любая засада. Но пока ничего еще не произошло, если не считать нескольких выходящих из порта груженых джонок и рыбачьих суденышек.

Обойдя один из островков, с «Эмдена» обнаружили в двадцати метрах по правому борту гребной баркас, явно принадлежавший лоцманской службе порта. Было очевидно, что с баркаса не опознали «Эмден» как корабль противника, но хотели бы знать, почему крейсер входит во внутреннюю гавань Пенанга на такой высокой скорости.

«Эмден» шел полностью затемненный, без флага и с четвертой фальшивой трубой, что делало его похожим на английские крейсера типа «Ярмут». «Эмден» остановился прямо у входного буя, слегка развернувшись вправо. Перед ним открывался панорамой внутренний порт, ярко освещенный, как железнодорожный вокзал в день национальных праздников. Было 04:50. Уменьшив скорость, «Эмден» прошел входные буи.

Все бинокли жадно обшаривали то место гавани, где на картах была указана стоянка военных кораблей.

Кто там находится? Здесь ли броненосные крейсера «Дуплекс» и «Монткальм»?

Калейдоскопический эффект множества ярких огней не давал возможности разобрать что либо толком, кроме фантастической паутины из дымовых труб и мачт. Освоившись с обстановкой, сигнальщики «Эмдена» разглядели темные массивные силуэты боевых кораблей, беззаботно спящих на якорях с включенными огнями. Опознать их было трудно. Приблизившись на 1200 метров, с «Эмдена» разглядели на фоне огней силуэт крупного боевого корабля с высокой мачтой между второй и третьей дымовыми трубами.

Приблизившись на 800 метров, в этом корабле опознали русский легкий крейсер «Жемчуг». На нем не было заметно никаких признаков жизни.

Корабль мирно спал. Даже его вахта, судя по всему, не опознала в «Эмдене» немецкий крейсер.

Темный силуэт русского крейсера, отчетливо проектирующийся на фоне неподвижных огней, представлял идеальную цель для торпедных аппаратов «Эмдена».

В 05:18 капитан 2 ранга Мюллер приказал открыть огонь. Минный офицер лейтенант Витгефт рванул на себя спусковой рычаг торпедного аппарата. И тут же бортовым залпом ударили орудия немецкого крейсера, а на мачте взвился германский флаг.

11 секунд понадобилось торпеде, чтобы пройти расстояние до сонного русского крейсера и поразить его в борт за последней трубой. Над «Жемчугом» поднялся большой столб воды и огня, корму русского крейсера подбросило вверх, а затем она быстро осела в воду почти до кормового флагштока. Между тем, снаряды пяти бортовых орудий «Эмдена» рвали носовую часть «Жемчуга», где располагались кубрики русских матросов.

Звук орудийных залпов громовым эхом распространялся по узкой акватории порта. Носовая и кормовая части русского крейсера были охвачены пламенем, носовая надстройка разрушена, по палубе в панике метались уцелевшие моряки.

Мюллер резко отвернул влево, приблизившись к стоявшим в другой части гавани торговым судам – главным образом английским и японским.

Пока «Эмден» разворачивался, над ним просвистело несколько снарядов. Уцелевшие моряки «Жемчуга» добрались до орудий, и открыли огонь по «Эмдену». Их 120 мм снаряды, перелетая через «Эмден», рвались среди торговых судов, нанося им повреждения.

Затем началась стрельба с другой стороны, где у освещенного мола стояли французское авизо «д'Ибервилль» и два миноносца. Их снаряды также летели в сторону торговых судов и даже попали в один английский пароход.

Осторожно маневрируя среди торговых судов с помощью руля и машин, «Эмден» разворачивался на обратный курс, продолжая вести огонь по пылающему «Жемчугу». Нужно было уничтожить русский корабль прежде, чем он сам мог использовать свои торпедные аппараты.

Когда «Эмден» закончил разворот, из его торпедного аппарата левого борта была выпущена по «Жемчугу» еще одна торпеда.

На «Эмдене» считали секунды: одна... две... три...

В 05:28 гром торпедного взрыва, перекрывая грохот орудий, взметнул над «Жемчугом» еще один столб воды, огня и дыма. Вторая торпеда попала в борт «Жемчуга» прямо под разрушенной носовой надстройкой: В воздух выше мачт полетели обломки, и клубы желто черного дыма окутали корабль. Русский крейсер разломился пополам.

Когда через две минуты дым немного рассеялся, на том месте, где стоял «Жемчуг», из воды сиротливо торчала верхняя стеньга его мачты. Между выпуском первой и второй торпеды прошло менее 10 минут.

С одним противником было покончено. Теперь с «Эмдена» хорошо были видны и другие военные корабли, находящиеся в порту. Теперь предстояло заняться ими.

«Эмден» развернулся вправо, чтобы быстро уничтожить «д'Ибервилль» и столько торговых судов, сколько возможно.

Последняя задача была очень трудной, поскольку Мюллеру хотелось быть полностью уверенным в национальной принадлежности этих судов. Но в этот момент со стороны внешнего рейда в гавани появился еще один французский военный корабль, наполовину закрытый клубами собственного дыма.

Его появление спасло «д'Ибервилль» и еще два неопознанных французских миноносца («Фронда» и «Пистолет»), поскольку видя, что новый противник отрезает ему выход из порта, Мюллер сразу же о них забыл и направил «Эмден» на нового противника.

С мостика крейсера новый корабль опознали как эсминец, и Мюллер готов был даже таранить его, чтобы вырваться из мышеловки. С дистанции около 6000 метров «Эмден» открыл огонь. Первые снаряды легли мимо, поскольку из за сильной рефракции оптические приборы неправильно определили расстояние. Неизвестный корабль резко довернул вправо и пошел по направлению к берегу, дав возможность себя точно опознать. Он оказался яхтой губернатора. «Эмден» немедленно прекратил огонь, хотя один снаряд все таки попал в трубу яхты, к счастью, никого не убив и не ранив.

Однако, когда все это выяснилось, «Эмден» уже вышел из внутренней гавани, куда снова возвращаться было уже слишком рискованно. Хотя и с неохотой, Мюллер заставил себя забыть об «д'Ибервилле» и стоявших в порту транспортах.

Выйдя без всяких помех из порта, Мюллер приказал спустить стеньговые флаги и собрать экипаж на юте. Там лейтенант Мюке объяснил матросам, что они вели бой с легким русским крейсером «Жемчуг», который по тоннажу, скорости хода и торпедному вооружению был равным «Эмдену», но превосходил его по главному калибру артиллерии. На «Жемчуге» стояли 120 мм орудия, а не 105 мм, как на «Эмдене». Это был первый бой крейсеров в истории, подчеркнул Мюке, когда один из них был потоплен торпедами.

Матросы еще не успели остынуть от горячки боя, как по «Эмдену» снова зазвучали сигналы боевой тревоги. Сигнальщики обнаружили еще какой то корабль, приближавшийся с севера.

На этот раз, несмотря на все рефракции и оптические обманы, никаких сомнений не было, что это военный корабль. Видимо, он нес сторожевую службу у северного входа в пролив и получил радиопризыв о помощи. «Эмден» пошел на сближение с новым противником, и с дистанции около 7000 метров всем на мостике немецкого крейсера стало ясно, что перед ними эскадренный миноносец. Он шел на «Эмден» по пеленгу 3 4 градуса с правого борта, подняв трехцветный французский флаг. Не принял ли он, благодаря фальшивой трубе, «Эмден» за английский крейсер «Ярмут»?

Снова были подняты стеньговые флаги. «Эмден» развернулся влево и с расстояния 4300 метров открыл огонь из 105 мм орудий левого борта.

В этот момент французский миноносец совершил ошибку. Вместо того, чтобы попытаться выйти в торпедную атаку, он резко отвернул влево, направляясь к берегу. Это и решило его судьбу, поскольку на этот маневр ушло драгоценное время, необходимое «Эмдену» для пристрелки. Третьим залпом «Эмден» накрыл французский миноносец, превратив его в груду исковерканного и горящего металла. На нем взорвались котлы, и огромное облако пара поднялось высоко в небо.

Расстояние между кораблями уменьшилось. Горящий француз покачивался без хода на волнах, но его доблестные матросы вели по «Эмдену» огонь из кормового орудия, но, к счастью, не достигли попаданий. Они даже умудрились выпустить по «Эмдену» торпеду, которая также прошла мимо. А залпы «Эмдена» продолжали разрывать миноносец на куски.

Вскоре он совсем исчез в клубах дыма и пара, и после десятого залпа Мюллер приказал прекратить огонь, ожидая, что миноносец поднимет белый флаг.

Трубы и мачты на нем были сбиты, мостик был полностью разрушен, но белого флага нигде не было видно, и приходилось соблюдать осторожность, т.е. особенно близко не подходить, поскольку торпедные аппараты эсминца еще вполне могли действовать.

«Эмден» не мог рисковать получить хоть какие либо повреждения, не имея базы, где бы он мог их отремонтировать. Для крейсера это бы означало конец его боевой деятельности. И Мюллер приказал дать по миноносцу еще один залп. После этого французский корабль стал уходить носом в воду, задирая корму, и вскоре исчез с поверхности моря. Подойти близко к месту гибели миноносца мешала и другая опасность.

В ходе боя «Эмден» сошел с фарватера и мог в любую минуту сесть на мель. Спустив стеньговые флаги, крейсер стал задним ходом отходить от места гибели миноносца, на ходу спуская шлюпки, чтобы подобрать уцелевших.

Когда шлюпки с «Эмдена» подошли к месту гибели, французские моряки отчаянно пытались отплыть в сторону, чтобы не попасть в плен. Антигерманская пропаганда так подействовала на них, что они не сомневались в собственной гибели в случае попадания в руки немцев. Из 76 человек экипажа миноносца «Эмдену» удалось подобрать 36, включая одного офицера. 12 из них были ранены, причем один – тяжело.

Из опроса спасенных выяснилось, что противником «Эмдена» был французский миноносец «Мушкет» водоизмещением 310 тонн. Он был построен в 1902 году и вооружен одним 65 мм и шестью 47 мм орудиями, а также двумя торпедными аппаратами. «Мушкет» нес сторожевую службу у северного входа в пролив, стоя под берегом. Французские моряки рассказали, что они видели, как «Эмден» шел по проливу, но из за четвертой «трубы» приняли его за английский крейсер «Ярмут». Услышав канонаду в порту, они снялись с якоря, надеясь перехватить «Эмден» при возвращении и торпедировать. Они поведали также, что взрывной волной от первого же залпа «Эмдена» за борт сбросило почти половину их экипажа. Другие сами начали бросаться в воду, спасаясь от града снарядов. Их командиру лейтенанту Теройнну перебило ноги, но он оставался на мостике до конца. Затем доблестный офицер привязался к поручням мостика и ушел на дно вместе со своим кораблем.

Для «Эмдена» настало время быстро исчезнуть. Радиостанция Пенанга уже сообщила всему миру о дерзком налете немецкого крейсера, и можно было не сомневаться, что противник организует преследование. Действительно, вскоре за кормой «Эмдена» появился еще один французский миноносец. Держась на почтительном расстоянии, он постоянно сообщал в эфир данные о месте и курсе «Эмдена», наводя на него крупные корабли. (Это был французский миноносец «Фронда», который в момент появления «Эмдена» в Пенанге стоял без паров и не был уничтожен лишь по счастливой случайности.)

«Эмден» увеличил скорость до 22 узлов и лег на северо западный курс, чтобы ввести в заблуждение «Фронду» и сигнальную станцию на северном выходе из пролива. Время шло, а избавиться от преследователя не удавалось – французский миноносец имел равную с «Эмденом» скорость. Мюллеру оставалось только надеяться, что другие корабли противника не успеют вовремя присоединиться к «Фронде», а сама «Фронда» с ее незначительными запасами угля долго не продержится на хвосте у «Эмдена».

Проблема, однако, разрешилась гораздо быстрее, чем ожидалось. Небеса, которые постоянно покровительствовали «Эмдену», вмешались и на этот раз, ниспослав на землю очередную порцию тропического ливня, под прикрытием которого немецкий крейсер снова исчез. Через несколько часов, когда тучи рассеялись и снова показалось солнце, «Эмден» находился уже один в открытом море. Преследователь исчез. «Эмден» сбавил скорость до 17 узлов. Мюллер намеревался выйти на морской путь между Рангуном и Пенангом, чтобы обнаружить там какой нибудь пароход, чтобы передать на него пленных, в первую очередь – раненых.

Страдания раненых французов напомнили немецким морякам о реалиях войны. Большинство имели осколочные ранения, а несколько кочегаров анамитов были тяжело обожжены.

До 16:00 «Эмден» крейсировал по линии Сингапур Рангун, но не повстречал никого. На следующий день, как и планировал Мюллер, «Эмден» вошел в пролив Сент Джордж между Никобарскими островами и в 22:00 благополучно его прошел.

Теперь немцы могли считать себя более или менее в безопасности. Мюллер разрешил остановить левую машину, нуждавшуюся в небольшом ремонте, и крейсер, идя малым ходом, повернул на юго запад, а затем – на запад.

Совершив один из самых дерзких налетов на базу противника, который местные газеты вскоре назовут «самой невероятной морской авантюрой», «Эмден» снова исчез, не получив ни царапины.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

Игорь Бунич корсары кайзера iconМорская болезнь. Корсары 3
Геймеры Seaward. Ru сделали то, что, несомненно, подогреет душу заядлого пирата, сидящего у экрана своего монитора, на медленном...
Игорь Бунич корсары кайзера iconИгорь Бунич Золото партии
Интернационал!, опутавшая своими золотыми щупальцами весь мир через международную систему банков, именно Швейцария, по замыслу вождя,...
Игорь Бунич корсары кайзера iconИ как у меня дела, доктор? ухмыльнувшись, спросил Игорь
...
Игорь Бунич корсары кайзера iconДмитрий Морозов Корсары Балтики Боярская сотня – 0
Однако находчивость человека XXI столетия в столь непростой ситуации может стать ключом к спасению. Автор первых семи книг «Боярской...
Игорь Бунич корсары кайзера iconФриц. От кайзера до фюрера. Мартин Шепард
Хотя театр и оставался его первой любовью, все же он не был занятием, достойным еврейского представителя среднего класса в поиске...
Игорь Бунич корсары кайзера icon-
Германия проиграла войну, и была окончательно разбита условиями Версальских соглашений. Люди всё ещё прозябали в безнадёжной тоске,...
Игорь Бунич корсары кайзера icon-
Германии, и всю ответственность за перевороты возлагают на кайзера и Людендорфа. Но так ли это? Так ли уж гениален был вождь мирового...
Игорь Бунич корсары кайзера iconИгорь Петрович Подколодный
Игорь Петрович Подколодный родился в 1960 году во Владивостоке. Специалист по компьютерам
Игорь Бунич корсары кайзера iconОб убийстве игоря древлянами
И послали к нему, говоря: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань». И не послушал их Игорь, и древляне, выйдя из города Искоростень,...
Игорь Бунич корсары кайзера iconИгорь Северянин «Черный квадрат»
В поэтическом словаре Северянина в 1911 году появилось словосочетание «эго-футуризм», обозначавшее весьма наивную, в понимании поэта,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org