Юрий Белов Четвертый вектор триады



страница1/46
Дата24.11.2012
Размер4.27 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46


Юрий Белов

Четвертый вектор триады





OCR Фензин, Spellcheck Alonzo http://www.fenzin.org

«Белов Ю.В. Четвертый вектор триады: Фантастический роман»: АРМАДА: «Издательство Альфа книга»; М.; 2005

ISBN 5 93556 562 5

Аннотация



Бритоголовый мастер боя из далекого восточного монастыря и мечтательная юная принцесса, никогда не покидавшая отцовских замков… Молодой волшебник, владеющий секретом Истинном Речи, и бродячий менестрель, мастер меча и слова… Внучка лесной колдуньи, любимица Стихиалей, и отверженная амазонка, ищущая свой Путь…

Всех их объединяет главное — они рождены для того, чтобы ЗНАТЬ и УМЕТЬ!

Но даже если шесть частей одного целого найдут друг друга и круговерти Среднего Мира, до победы будет еще далеко. Герои смогут исполнить Предначертанное только тогда, когда проявится в полной силе скрытый даже от Мудрых неожиданный фактор — ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕКТОР ТРИАДЫ…

Юрий Белов

Четвертый вектор триады



Скитаясь от Пролога к Эпилогу,

Мы жизнь свою читаем по складам!

Слог 1

Пролог

В СКРЕЩЕНИИ ВЗГЛЯДОВ



Надмирье

Слой грубых вибраций

Период угасания света

Грязные волны Шестого подплана упорно не желали терпеть в себе инородное тело.

Присутствие Ви им было глубоко омерзительно, и они поминутно вскипали противной серой пеной. Приходилось прилагать немалые усилия, чтобы не вылететь наверх, в Пятый подплан.

Проще, конечно, было бы вырастить себе местное тело, но не хотелось пачкаться. Лучше потерпеть еще немного. Зато при встрече с нечистью можно не тратить силы на Портал. Достаточно просто перестать сопротивляться.

Ви услышала Зов в самом конце своего дежурства. Сигнал был слабый и быстро затих. Удалось определить лишь примерные координаты. «Плюс минус трамвайная остановка», — как сказал бы Ал. Что эти слова означали, Ви не знала, но звучало это почему то приятно.

Зов очень походил на крик о помощи, и теперь приходилось блуждать среди мрачных нагромождений отгоревших страстей и отболевших болей и искать неведомого пострадавшего.

Скорей бы уж найти его, чтобы можно было полететь в жилой слой, поймать наконец Ала и заставить его все рассказать.

Только слепой не увидит, что у него что то не так. Все время где то пропадает, а когда возвращается, выглядит как стажер после Пробного Воплощения. На вопросы не отвечает, отшучивается.

Будто неродной…

«Сегодня же найду и заставлю ответить!» — решила девушка.

«Что то подозрительно пусто здесь, — всплыла из подсознания запоздалая мысль.
 — Обычно тут полно всякой мерзости, а сейчас все будто вымерло. Придется таки построить себе что нибудь из местной грязи. Щупальца там или клешни. И органы чувств. Буркала какие нибудь, попроще, погрубее».

Как только суррогатное тело начало оживать, Ви услышала слабое эхо далекого боя.

Вот так всегда: лень и гордыня.

Чистенькими мы хотим быть. Благостными. Страждущим помогать, с облака не спускаясь. Погибающих спасать, душу не надрывая. Как там Ал говорил? «Когда Господь Бог вышел к людям из Ируканских болот, ноги его были в грязи». И где он только все эти слова находит?

Вой усиливался. Судя по всему, неподалеку дрались гарпии. И было их там много. Очень много.

Ви обогнула мрачную громаду очередной тучи и остановилась поосмотреться.

Внизу, между тускло мерцающими сгустками астральной плазмы, колыхалось шарообразное облако, образованное сворой озверевших, грызущихся между собой элементалов.

Истошно вопя, гарпии накатывались на радужный кокон зеркального блока, маленький и жалкий на фоне кипящего моря безобразных форм.

Судя по слабым и неравномерным пульсациям, тот, кто находился внутри кокона, был без сознания.

Ви, стараясь не привлекать внимания, скользнула вверх и, набирая потенциал, закружилась по сложной энергетической восьмерке. Наскоро сляпанное внешнее тело, подчиняясь команде, начало таять. Не так быстро, как хотелось бы.

Внезапно возбужденного близкой схваткой сознания достиг слабый ментальный сигнал. Это была только тень мысли, но и она позволила различить индивидуальные цвета: бедствие терпел Ал.

Вот как! А она то думала искать его в жилом слое!

Что же это получается? Гарпии загнали в защитный блок не зеленого новичка, а умелого, неутомимого бойца, грозу черных элементалов Третьей Планеты.

Странно…

Видимо, гарпии лишь заканчивают дело, начатое кем то другим. Ви стало не по себе, когда она представила, какой силой должен был обладать неведомый враг, чтобы заставить Ала беспомощно висеть в зеркальном блоке.

Ладно, еще будет время разобраться в этом.

А пока нужно обезвредить свору…

Атака была стремительной. Ви буквально разбрызгала несколько десятков особенно наглых бестий.

Остальные отпрянули от нового врага. На секунду стих их бесовской вой, тревожно вспухли грязно бурые загривки. Мутно красные глаза впились в горящий ярким белым светом силуэт, внушающий страхи пробуждающий смутные отголоски былой памяти.

Но уже через мгновение гарпии бросились в новую атаку.

Ви, фехтуя кинжальными лучами, быстро превратила в мелкое крошево первую волну нападавших. «В капусту», — возникло вдруг в сознании непонятное слово.

Элементалы отхлынули, оставив противно копошащееся месиво обрубков, и, захлебываясь злобой и красной праной, закружились в бешеной пляске.

Видимо, опыт прожитых жизней подсказывал им, что нужно бежать. Втянуть безобразные головы в узкие кривые плечи. Зажмурить мутные гоблинские глаза, захлопнуть слюнявые орочьи рты. Зажать волосатые тролличьи уши корявыми лягушачьими лапами и бежать, удирать, драпать от этого безжалостного Света, от этого рассекающего мир Сверкающего Лезвия.

Но свора есть свора. В стае страх превращается в злобу куда быстрее, чем у одиночки, отягощенного своим «я».

Гарпии снова двинулись к замершей Ви одновременно со всех сторон. Пора было приступать к следующему этапу: теперь следовало испугаться.

«Ах я маленькое, несчастное существо! — запричитала Ви, заставив свою ауру задрожать. — Какие они страшные, эти умершие монстры! Мертвые — они даже страшнее живых! Они идут ко мне! Сейчас они вцепятся в меня!»

Гарпии раздувались на глазах. Страх жертвы вливался в их тела, оживляя остатки последнего воплощения, и в их расправляющихся силуэтах уже можно было узнать урхов, саккий, троллей, орков и даже людей.

Почувствовав вожделенный запах, задние ряды взвыли и отчаянным натиском опрокинули растолстевший авангард, буквально вбив его в центр смертельной сферы.

В последнее мгновение, в тот миг, когда кипящая грязь почти захлестнула Сущность, Ви вывалилась в промежуточный слой, вытащив за собой бесчувственного Ала.

Риск, конечно, был велик. Но зато при точном выполнении маневра свора «схлопывалась», превращаясь в шар темной энергии, сжатый собственными силами притяжения. Такие шары подбирались Санитарами и отправлялись в Переплавку.

Путь наверх оказался долгим. Внешние оболочки Ала смяла какая то безжалостная и страшная сила. Слои материи спеклись в одно плохо разделимое месиво. На каждом переходе Ви приходилось до предела напрягать измученный Центр Воли и буквально «со скрипом» втискивать свою ношу в пространство и время очередного подплана. А затем мучительно долго ждать, пока серые ошметки «нижнего тела» растворятся в окружающем здесь и сейчас.

Когда их окружили всполохи Радужного Пламени и вокруг зазвучало праздничное ликование Первого подплана, Ви позволила себе немного расслабиться.

Почему то она чувствовала, что тащить Ала к Целителям не стоит. Сами разберемся. Слава Творцу, основные Меридианы у него целы!

Теперь нужно было позвать.

Ви потянулась к другу привычной волной нежности и теплоты, но встретила лишь холодную тишину, в которой роились обрывки странных образов, почти не имеющих формы, слабо окрашенных и неустойчивых.

Пришлось собрать все умение, приобретенное веками духовных поисков и десятилетиями упорных тренировок.

Медленно, слой за слоем, открывался закуклившийся, отключивший себя разум Ала. Что то произошло с ним, что то непредвиденное, потребовавшее почти всех сил.

Постепенно Ви добралась до внутренних слоев.

«Они выследили трех из шести!» — ворвалась в сознание первая разборчивая мысль.

Не позволяя себе понять грозный смысл этих слов, Ви сосредоточилась на лечении. Нужно было восстановить оборванные связи Сущности с Верхними Пространствами.

И лишь когда живительные волны Истинной Праны устремились в тело друга, целительница начала наконец анализировать и сопоставлять, смотреть и чувствовать.
Лэйм

Степь на юге Людоземья

Ночь

Поток забытых ощущений обрушился на Ви.

У нее появился вес.

Ноги упруго сопротивлялись давлению опоры — твердой глинистой почвы с шуршащими стеблями иссушенных жарой растений. Одежда неприятно щекотала кожу, через дыхательные пути на мозг накатывались волны запахов; во рту, в луже слюны, подрагивал теплый и невкусный язык.

Кроме того, в эмоциональном поле затаилось предчувствие опасности, а по жилам расплывалось тщательно сдерживаемое возбуждение.

Человек, за которым недавно наблюдал Ал и к сознанию которого теперь прикоснулась Ви, был один. Один в незнакомой стране, где днем все живое прячется от безжалостного зноя, а ночью вместе с гадами и насекомыми на поверхность выходят странные и страшные существа, нигде больше не живущие.

В том числе и те, кто не живет вообще.

Нежить.

Человек был один давно, но это не волновало его. Он был воином.

На его левом боку висело небольшое матерчатое вместилище, хранящее оружие. Личное оружие. Почти часть тела.

Ви, читающая Человека как открытую книгу, чувствовала, что он хотя и умеет использовать Высшие Энергии, но ментальным ударам предпочитает мышечную силу и отточенное железо.

И, конечно, с первого мгновения Ви поняла, что Человек этот — мужчина. Молодой и сильный. Его энергия была мощной и правильно организованной. Он явно шел по Пути. И довольно успешно.

Только сейчас Ви поняла, что в мозг Наблюдаемого не поступает зрительной информации. Вокруг была темнота, почти полная темнота летней беззвездной ночи. Куда делись звезды, оставалось загадкой, и разгадывать ее уже не было времени — почва еле слышно дрожала эхом шагов.

Ви, непривычная к такого рода событиям, услышала врагов гораздо позже Наблюдаемого. Он понял все уже давно. Он знал не только число нападавших, но и степень их тренированности. Враги были опасны. Двигались они мягко, упругими длинными шагами бывалых воинов.

И надвигались со всех сторон.

Ситуация живо напоминала недавнюю схватку с гарпиями. Но все выглядело куда более зловещим. Что то нездешнее и почти невозможное стояло за спинами приближающихся существ.

Ви пропустила момент, когда Человек выхватил оружие. Она только почувствовала, что его ладони уже сжимают обтянутые кожей рукояти и энергия мягко стекает в острые, плавно изогнутые лезвия. И еще она почувствовала удовольствие, доставляемое легкой тяжестью и спокойной уверенностью железных лепестков, уже несколько веков смотрящих на мир отблесками Совершенства.

«Не мешало бы хоть немного подсветить происходящее», — подумала Ви и поняла, что эта же мысль посетила Ала. Тучи, закрывающие луну, поредели, и фигуры нападающих вынырнули из темноты.

Широкие плечи и тусклые сабли. Короткие накидки и юбки на бедрах. Мускулистые, кривоватые ноги и темные повязки, закрывающие лица. Кочевники.

Туар эги.

Шестеро мужчин тоже увидели одинокого путника. Сразу перейдя на бег, они с силой выбросили воздух из внутренних полостей в дыхательные трубы, и дикий клич испугал спящую степь.

Ви с удовольствием отметила, что Наблюдаемый даже не вздрогнул. Он просто бросился навстречу ближайшему нападающему и, легко избежав свистящего полукруга, заставил воздух захрипеть в перекрытом железом горле врага.

Не останавливаясь, он помчался по сложной дуге, вынуждая противников менять направление движения и мешать друг другу. Там, где линия его бега пересекалась с маршрутами туар эгов, происходил короткий и стремительный обмен взмахами и очередной кочевник падал, выпуская из мертвеющих пальцев тяжелую от промаха саблю.

Вн настолько захватил этот дикий рывок навстречу смерти, что она испытала острое сожаление оттого, что враги кончились и Наблюдаемый снова остался один.

И сожаление сразу сменил стыд.

Шесть живых существ медленно умирали в лужах вытекающих наружу питательных жидкостей.

И все они были достойны жалости. Не потому, что заслужили ее. Они были достойны жалости изначально, как кривое дерево или треснувшая земля.

Как калеки.

Справившись с эмоциями, Ви вернулась к наблюдению. В отличие от нее победитель не терзался угрызениями совести. Бой для него еще не закончился. Он опустился на одно колено, зорко вглядываясь в снова сгустившуюся тьму.

Шорох, надвигающийся оттуда, не походил ни на что знакомое. Звуки свидетельствовали лишь о значительной массе приближающегося существа.

Или существ.

Наблюдаемый ждал атаки.

Но не предполагал, что она будет такой.

На Ви (а на самом деле на юношу победителя) вдруг навалился страшный ментальный груз. Чужая воля, дождавшаяся удобного момента, нанесла рассчитанный, массированный удар.

Ставшее невыносимо вязким время затопило сознание, и в его клейком месиве придушенно трепыхался споткнувшийся на фальшивой ноте победный гимн. Тяжелое, пропитанное слабостью пространство обступило тело тесной толпой противных бесформенных монстров, не дающих пошевелиться, с трудом втягивающих сгустившийся воздух в щели сведенных судорогой ртов.

Из ниоткуда перед лицом Человека возникла морда гигантской змеи с глазами, светящимися потусторонним белесым светом. Позади смутно проступили опорные кольца ее необъятного тела, свитые немыслимым узлом.

Змея была странной.

Только через бесконечно длинное мгновение, заполненное оглушающим шипением, Ви поняла, в чем дело. Тело змеи было покрыто перьями. «Ага. Что то про таких гадов я уже слышала…» — заворочалась где то в глубине задушенная мысль.

Тем временем плененный юноша, глядя невидящим взглядом в глаза монстра, шептал что то белыми от боли губами.

Неслышные слова рождали в мире нечто такое, от чего время вдруг ожило, и пространство облегченно задвигалось. И когда мерзкая ухмылка змеи придвинулась вплотную, придавленная пружина человеческого тела распрямилась, выбрасывая вверх сверкнувший волшебным светом полумесяц секиры.

Дальнейшее состояло из тяжелых болезненных ударов, сумасшедших кульбитов и коротких, точных взмахов отчаянных лезвий. Все это было настолько ярким и насыщенным, что Ви совсем утратила чувство реальности. Это она каталась по залитой вонючей кровью земле, чудом уворачиваясь от одних ударов и принимая на сжавшееся тело другие. Это она раз за разом поражала возникающую в пределах досягаемости голову с вытекшими глазами и бестолково лязгающей пастью.

Когда все кончилось, Вн осознала себя лежащей на замершем кольце змея. Жизнь уже покинула его плоть, и только следы последних судорог висели вокруг, медленно растворяясь в Нейтральном Эфире… Человек встал.

Избитое тело слушалось с трудом, но тренированная воля решительно заглушила стоны и причитания ушибов и ссадин, синяков и кровоподтеков. Он тщательно вытер лезвия секир и опустил оружие в сумку.

И лишь после этого занялся своими ранами.

Ви попыталась помочь ему. Она совсем забыла, что видит лишь памятный слепок уже произошедших событий. Ей хотелось еще побыть с этим Человеком, передать ему свое восхищение и свою симпатию, помочь ему в том большом и важном деле, которое заливало его сознание ровным и спокойным светом Смысла, но Ал отключился, и сожаление несколько мгновений не давало Ви сосредоточиться на следующем слое памяти.
Столица Диабемского королевства

Вечер

Новый Наблюдаемый тоже был мужчиной.

Его тело было похоже на молодого порывистого скакуна, очень недовольного вынужденной неподвижностью. Волны эмоций пробегали по нервным путям, и юноша с трудом сохранял на лице выражение почтительного ожидания.

Напротив него сидела смуглая черноволосая женщина с цепкими карими глазами и чуть презрительной улыбкой на тонких бледных губах. Вместе с шелковым покрывалом, сброшенным на пол, с нее упал тот восхитительный налет романтической таинственности, который в сочетании с нежным голосом и возбуждающей грацией движений несколько минут назад заставил Наблюдаемого отклониться от своего пути и оказаться в этой комнате западне.

В серьезности намерений хозяйки сомневаться не приходилось. Знаки, покрывающие стены, создавали в пространстве комнаты странную, но по своему гармоничную магическую паутину.

Ви чувствовала, что любое заклинание гостя запутается в этой сети и будет немедленно выпито сидящей напротив колдуньей.

«А драться ему, видимо, придется, — решила Ви. — Очень уж хищно скалится эта красотка!»

Как бы в подтверждение этой мысли хозяйка прервала затянувшуюся паузу. Ее руки взлетели в резком взмахе, и перед глазами Наблюдаемого взорвался ослепительный огненный шар.

На несколько мгновений юноша ослеп. Затем из серого тумана проступило лицо колдуньи, вставшей из своего кресла. В ее глазах отразилось легкое удивление.

— Ты не хочешь или не умеешь защищаться? — спросила она, пристально вглядываясь в лицо гостя.

Ви плохо помнила язык Людоземья, но легко читала в сознании юноши не только смысл слов, но и сопутствующие мысли. Ответ Наблюдаемого звучал примерно так:

— Я не понимаю, о чем вы говорите, госпожа!

Было ясно, что он решил разыгрывать из себя простака, попавшего в колдовскую ловушку по ошибке. А куда, интересно, он спрячет плотную многоцветную ауру, которая обычно сразу бросается в глаза умеющему видеть? Или многочисленные следы недавних магических опытов, витающие вокруг него, как мотыльки возле лампы? Безнадежная затея! Чародейка, скорее всего, знает, кого зазвала в гости, и либо получит свое, либо окажется побежденной.

— Ты будешь защищаться! — процедила колдунья и, выхватив из воздуха пригоршню скорпионов, бросила их на юношу.

Мир опрокинулся и завертелся. Через секунду Ви оказалась в углу комнаты. В выставленной вперед правой руке сверкнул узкий длинный стилет. Скорпионы расползались по ковру в том месте, где только что стоял незадачливый любитель романтических приключений.

Ну что ж, скорость его реакции вполне соответствовала первому приятному впечатлению.

— Чем я вызвал гнев прекрасной госпожи? — пролепетал юноша, по прежнему играя роль подмастерья, не умеющего ничего, кроме смешивания реактивов и мытья магической посуды. — Мой господин рассердится, если я не приду вовремя!

— Твой господин? Зазнавшийся рыцарь, ничего не смыслящий в Высшей Магии! Сколько ты у него?

— Около года, госпожа!

— И он до сих пор не понял, что ты — лордос? Неужели я ошиблась? — продолжила чародейка задумчиво. — Но я ясно видела в Зеркале твою смазливую физиономию! И, кроме того, я чувствую вокруг тебя какую то защиту! Правда, очень слабую и бестолковую.

— Наверное, вы чувствуете мой амулет! — возопил юноша в притворном восхищении. — Вы великая волшебница, госпожа! Мой господин говорил, что только самые сильные маги могут постичь силу этой чудесной вещи!

— Что ты несешь? — слегка ошарашенно проговорила колдунья. — Какой такой амулет?

— Вот этот, госпожа. — Подмастерье достал из за пазухи какой то небольшой продолговатый предмет на кожаном ремешке.

Женщина порывисто приблизилась, протянув к амулету нетерпеливую руку, но через три шага вдруг остановилась. Ее глаза удивленно расширились, рот скривился в гримасе отвращения, и колдунья расхохоталась. Она хохотала громко, неприятным низким голосом, в котором то и дело проскальзывали истеричные нотки.

Ви поискала в сознании Наблюдаемого причину столь неожиданной веселости искушенной в магии женщины и, обнаружив ее, улыбнулась. «Амулетом» оказалась кость весьма редкого зверька, именуемого в народе Счастливым Во. Таким странным прозвищем он был обязан своей уникальной анатомии. Дело в том, что детородный орган этого малыша был снабжен прочной, негнущейся костью. Эта то кость и украшала шею находчивого подмастерья.

Но о какой защите говорила колдунья? Изнутри поле юноши было плотным и ярким. Оно свидетельствовало о зрелой магической силе и немалом опыте. Если бы хозяйка комнаты ловушки видела то же, что и Ви, у нее не осталось бы никаких сомнений. Значит, снаружи все выглядит совсем иначе!

Повинуясь подсказке интуиции, Ви спроецировала на Наблюдаемого Знак Змеиного Ока и наконец разглядела прочную и долговременную маскировочную сеть, пронизывающую его ауру. Эта конструкция была выполнена в сложной, незнакомой манере. Тонкие и почти незаметные магические нити делали поле юноши рваным и хаотическим. В глазах встречных Видящих молодой человек выглядел способным, но неумелым сопляком, глупым и неопасным.

Неожиданно оборвав смех, колдунья подняла руки и переплела пальцы сложным образом. Взгляд, брошенный на юношу, не сулил ничего хорошего.

— Пора кончать, — мрачно процедила она.

Со свистом втянув в себя воздух, она стала визгливо выкрикивать слова, постепенно повышая голос. На полу посреди комнаты медленно проявился черный прямоугольник, напоминающий отполированную каменную плиту. Затем поверхность камня заклубилась струйками багрового огня.

Ви, не готовая к такому повороту, внутренне содрогнулась. Колдунья явно решилась на крайнее средство: она открывала путь кому то из Нижних. Против воли в теле Ви зазвенели сигналы тревоги, и энергетические каналы запульсировали в ожидании боя.

Из Черного Зеркала сначала появилась лапа. Очень большая лапа с толстыми кривыми когтями. Она была похожа на драконью, но вместо чешуи ее покрывала шерсть, рыжая и густая. Голова, высунувшаяся следом, была так велика, что с трудом протиснулась в каменную раму. Длинный черный язык, свесившись из приоткрытой пасти, с шумом втянулся в глубь раздутой, словно опухшей, глотки.

Чудовище принюхивалось. Косматая голова, украшенная жесткой, грязной щетиной и парой огромных, почти голых ушей, медленно поворачивалась.

Больше всего монстр напоминал безобразную пародию на дракона. Тот, в чьем злобном разуме родилось это обличье, очень не любил крылатых союзников Перворожденных и постарался поиздеваться над ними всласть.

Низкое, утробное рычание сотрясло комнату, и чудовище полезло из Зеркала. Насмешливое выражение на лице колдуньи застыло неестественной маской. Ее тело напряглось, пальцы, все еще удерживающие Знак, побелели. Она ждала. Ждала, что перед угрозой неминуемой и страшной смерти сопляк не сможет притворяться дальше и обнаружит наконец свою Силу.

По тому, как изменился угол обзора, Ви поняла, что Наблюдаемый пригнулся. В следующее мгновение голова монстра оказалась рядом, и стилет с хрустом вошел в глаз под мощным, косматым надбровьем. Чудовищный рев раненого зверя отбросил юношу назад. Пораженная силой этого рева Ви содрогнулась, и забытое чувство животного ужаса заставило Сущность сжаться в предсмертной тоске.

Видимо, колдунья испытывала нечто подобное. Во всяком случае, она поспешила разжать руки, и Черное Зеркало вместе с ревущим монстром провалилось сквозь пол.

— Кто это надоумил тебя носить серебряный стилет? — проговорила женщина севшим от напряжения голосом.

— Отец, госпожа. Он был лекарем, и ему часто приходилось путешествовать. Серебряный кинжал помогал ему не умереть от страха в ночном лесу. Ведь всем известно, что нечисть можно убить только благородным металлом.

— Лекарь, говоришь? — Колдунья подошла к юноше вплотную и, взяв его за плечи, пристально вгляделась в широко распахнутые честные глаза. Через минуту магическая паутина, все это время удерживавшая пойманную муху, начала бледнеть и разрушаться. Он убедил ее. — Я думала, ты — лордос… — сказала она, не отпуская его плеч. — Так в нашей профессии называют молодых колдунов, получивших Дар от рано умерших родителей. Они не умеют правильно пользоваться своей Силой.

Колдунья не отпускала юношу, хотя он, изображая испуг, пытался попятиться и отвести взгляд.

— Я собиралась победить тебя и отобрать Дар. Но ты не лордос. А потому мои планы меняются. Мне давно хотелось иметь молодого, толкового раба. С сегодняшнего дня ты будешь служить мне! Смотри мне прямо в глаза! Ты — моя собственность! Мои послушный раб!

— Да, госпожа! — Юноша сник и, словно поддавшись внушению, безвольно опустил голову на плечо новой хозяйке.

Ви не запомнила Слово, которое шепнул Наблюдаемый на ухо торжествующей женщине.

А жаль! Эффект был поразительным.

Колдунья зарычала, обхватила голову руками и как подкошенная рухнула на пол. Некоторое время она извивалась и выла, но потом лицо ее начало терять звериное выражение. Через несколько минут на шкуре западного саблезуба спала немолодая, усталая женщина, ничем не отличающаяся от торговок с городского рынка.

Совсем ничем.

Даже внутренне.

Отключаясь, Ви поняла, что это навсегда…
Опушка Керского леса

Утро

Вепрь оказался неожиданно огромным.

И быстрым.

Чудовищно быстрым.

В считаные мгновения он разметал собак, и торжествующий лай сменился жалобным визгом. Страшные клыки секача дымились красным, по рылу стекали ошметки внутренностей.

Девушке, глазами которой сейчас смотрела Ви, стало плохо. Она попыталась развернуть свою гнедую, но та вдруг заупрямилась. Кобыла будто вросла в изрытую копытами глину и только трясла головой, кося на кабана испуганным глазом.

Люди суетились и громко кричали. Из того, что достигало объединенного сознания Наблюдаемой, Ала и Ви, следовало, что девушка на гнедой кобыле не обычная охотница.

— Принцесса в опасности! — визжал маленький горбатый человек и почему то радостно потирал руки.

А вепрь рвался вперед. Рогатина, впившаяся ему в загривок, треснула уже через секунду, и кряжистый егерь, опытный и осторожный, был отброшен как мальчишка новобранец, вставший на пути ветерана.

Два рыцаря один за другим грохнулись наземь, тщетно пытаясь уберечься от своих покалеченных коней.

Дюжина стрел уже торчала из тела кабана, но он уверенно пер вперед мимо частокола копий, вверх на пригорок, где по прежнему неподвижно стояла гнедая со своей испуганной всадницей.

Девушка уже не пыталась справиться с лошадью. Она завороженно смотрела на приближавшуюся смерть и почему то ясно понимала, что вепрь пришел именно за ней. Все остальные жертвы — это просто так, гарнир к основному блюду.

Откуда то появилась уверенность, что это не простой зверь и обычное оружие против него бессильно.

Словно в подтверждение, огромный двуручный меч высокого красивого мужчины отскочил от головы вепря, а его обладатель перелетел через спину зверя и безвольной распоротой куклой замер у подножия холма.

Теперь уже никого не осталось между кабаном и его жертвой. Ви внутренне сжалась. «Почему она не двигается?» — хлестнула отчаянная мысль.

Побелевшие пальцы из последних сил сжимают повод, в широко раскрытых глазах отражается стремительно надвигающийся черный силуэт, и перенапряженное сознание вдруг раздваивается. Одна его часть все еще ждет смерти, но другая отчаянно пикирует с залитого солнечным светом неба прямо в затылок одержимого злобой щетинистого монстра.

— Господь с нами! — надрывается восторженным криком мужчина в высокой желтой шапке и широком одеянии того же цвета. — Молния! Молния поразила богомерзкого монстра!

Люди валятся на колени, и лишь принцесса продолжает сидеть на дрожащей крупной дрожью лошади. А перед ней — меняющееся на глазах черное тело корчится в нечистом, лиловом пламени колдовского огня.

«Так и есть — оборотень!» — успевает подумать Ал, стремительно ныряя в лазурную глубину неба, пытаясь спрятаться от набирающей силу Золотой Волны, несущейся к нему со всех направлений.

Он не успевает. Пространство рушится на него, и вопящее от боли сознание давится последней, неясной, наполненной ужасом и обреченностью мыслью…
Подмирье

Кабинет в массивном сером здании на площади Великого Теина

Время включения фонарей

— Я повторяю вопрос! — гремел Мер Твола. — Почему вы не довели дело до конца? Берегли свои ничтожные жизни? Так вы их потеряете здесь! Прямо сейчас! Реакция Мира, может быть, и покалечила бы ваши мерзкие тушки, но зато задание было бы выполнено! Вы забыли Канон Слуги? Так я не забыл Канон Господина! Сам не понимаю, почему вы еще живы!!!

«Зато я понимаю! — думал Струм, втянув голову в плечи и сохраняя позу благоговейного внимания. — Где он других таких глядателей найдет? Раскричался! А как в прошлом цикле эйнджелы снизошли на тринадцатый уровень, так моментально исчез куда то и появился только потом, когда все кончилось!»

Шеф Тайной Канцелярии Мер Твола не был отмечен печатью храбреца. Может, поэтому иногда прощал малодушие любимым агентам. Кричал он сейчас скорее для профилактики, тренируя голосовые щели и наслаждаясь акустическими спецэффектами своего кабинета. Раскаты начальственного рыка разносились далеко по коридорам канцелярии, внушая должное рвение слухачам и глядателям, сильникам и засланцам. Не говоря уж о простых клерках. Мон Струм и его постоянный напарник Нес Твур не были простыми клерками. Даже в далекой молодости.

Их с самого детства готовили к особой работе — вылазам Наверх. Девять десятых населения Гвингорма и Ивгграда завидовали им до помрачения ума и колик в пищеводе.

Конечно, не им одним. В штате Тайной Канцелярии активно трудились три десятка глядателей. Но таких, как они с Твуром, были единицы.

Струм мысленно выпятил грудь, сохраняя, однако, положенную по Канону позу. Шеф продолжал сотрясать пространство канцелярии звуковыми волнами различной частоты и амплитуды.

— Проиграть трижды подряд! Это уже не влезает ни в какие ворота! Даже в ворота той Спецзоны, в которую я намерен вас загнать! Какой то поганый эйнджел не убоялся Золотой Волны и теперь отращивает себе новый нимб и нагло ухмыляется! Кто из вас был вепрем?

— Я, господин! — Струм выполз чуть вперед. — А пернатым змеем Твур… — добавил он сразу же.

— Ну, положим, Пернатого ухайдокал сам предсмертник, а вот вепря закабанил эйнджел! Ты что, не мог поставить мрак блок? Небось одурел от вожделения? Слюной весь изошел?!!

«Ну да, изошел, — безропотно согласился Струм, всем видом демонстрируя покорность. — А хотел бы я знать, кто бы не захлебнулся слюной, когда в пяти шагах, на горочке, нежная, оцепеневшая, вся просто сочится росой…»

Хотя надобно признать, роса была по большей части малосъедобна. Так, серенький коктейльчик из страха и покорности. Но вот ежели бы взять девку на клыки, вот тогда бы полакомился! Тут тебе и крови море разливанное, и секс бутон налившийся да нераскрытый, и черенок Прерванного Воплощения!.. Струм даже зашевелился, с трудом сдерживая тоскливый стон и дрожь в промежности. Какой уж тут, к лучарам, мрак блок. Воистину слюной бы не изойти!

Глотательный посыл неожиданно громко прозвучал в наступившей тишине.

Мер Твола откинулся на высокую спинку начальственного кресла и сцепил пальцы на пухлом брюхе.

Повисла пауза.

«А вдруг таки сошлет в Спецзону? — мелькнула трусливая мысль. — С него станется! Вон брюхо какое вырастил. Это с каких харчей можно такое нагулять? Не иначе слухи про Лиловую Дверь — правда».

— Вы жалкие, тупоголовые сластолюбцы, — уже без всякой патетики в голосе подвел черту шеф. — Как будем оправдываться перед Его Превосхосамостью Господином Вельзевулом?

— Если позволите, Ваша Самость… — сразу посунулся вперед Нес Твур и, дождавшись снисходительного кивка, затараторил: — Эти предсмертники какие то необычные. Двое мужчин слишком сильны. Первый проявил невиданное самообладание. Он полностью освободился от свиста Пернатого Змея, хотя должен был стоять как, я извиняюсь, статуя прежнего Великого на спецсвалке. Второй же и вовсе поиздевался над нашей агентшей. А она — ведьма не из последних. Что то с ними не то. Да и эйнджел их страховал.

— Короче! — поморщился Мер Твола.

— Так вот я и говорю — доложим Его Превосхосамости, что они — Суперы, так и поражения наши будут по иному выглядеть!

— А ты что скажешь, Ушастый? — Шеф скосил глаза на Струма.

— Да какие же они Суперы? Тех же даже слепой сразу разглядит. А у этих ни кожи ни рожи! В смысле ни свечения, ни нимба. Самые обычные руконогие.

— Ага. То то у тебя по щас глаз от серебряного кинжальчика дергается. Заклинание на нем было. И не абы какое, а из древних, я такие и не встречал ни разу.

— Вот и я про то же. На кой ляд Суперу заклинание? Они же и без них Нити тасуют.

Повисла пауза. Проклятая способность Суперов тасовать Нити Реальности без рун и заклинаний сидела у всех в печенках. Хорошо еще, что время пребывания этих пришельцев в нижних мирах ограничено. От силы два три светлых интервала.

Твур зря о Суперах заговорил. На них не глядателей, на них по взводу сильников бы натравили. Да с прикрытием. А так все выглядело как обычный заказ на Прерывание Воплощения.

Разве что глядателей направили самых лучших.

И лучшие обделались. В переносном и прямом смысле.

Струм с тайным злорадством вспомнил ошалелого Твура, дергающегося в зловонной жиже собственных испражнений.

Теперь даже ящеру ясно, что заказ на троих руконогих поступил неспроста. Знает про них что то Его Превосхосамость, ой знает. Но нам не скажет. И Шефу не сказал.

— Значит, так, — возгласил Шеф. — Поступим наопак. Оправдываться не будем. Сказки о Суперах засунем в ваши тощие задницы. Сделаем вид, что все идет по тщательно разработанному плану. Просто провели разведку боем. Прикинули силу противника. Установили наличие Наблюдателей Сверху. Переходим к следующему этапу.

— Слушаем, Шеф! — Глядатели подобрались, принимая Позу готовности к действиям.

— Присваиваю заказу категорию «лямбда». Установить постоянное наблюдение. Фиксировать все контакты. Отслеживать всплески Силы. Пытаться подставить эйнджелов, бдящих сверху. Самим в Питательный Слой не выходить. Резидентуру задействовать осторожно. Натравливать Диких, всех, кого удастся, включая нежить, и смотреть, как предсмертники выкручиваются. Ждать удобного момента. Докладывать лично мне. Ежедневно. Вопросы?

«А ведь он перед нами тут ваньку валял, — подумал Струм, пятясь из кабинета. — Знает о заказе куда больше нашего. И отправлял на верное поражение. Решил, видно, что зазнались мы. Пообломать гордецов вздумал. И пообломал, хрен пузатый. Ну да ладно. Проехали. Пойдем наблюдать. Как недоделки из слухачки…»

— Слышь, Струм, — встрял сбоку Твур, — а что такое категория «лямбда»?

— Да не знаю я! Ни разу раньше не встречал. Особая какая то категория. А слово классно звучит: «лям м б да»!
Надмирье

Внешнее Санитарное Кольцо

Час Лазурных Симфоний

«Теперь мне понятно, что произошло! Ты вмешался, и Реакция Мира чуть тебя не убила. Как ты вообще остался жив?»

«Думаю, Патриархи немного преувеличивают последствия Вмешательства. В воспитательных целях. Ударило меня, конечно, сильно, но до Истинной Смерти я еще потрепыхаюсь. И вообще меня всегда возмущала вопиющая несправедливость: Темные все время нарушают Равновесие, а нам, видите ли, нельзя! Наше Невмешательство дорого стоит Воинам Света! Часто они оказываются не готовы к встрече с Глубинным Злом». «Но ведь первые двое справились без твоего участия?» «Пока справились. К тому же Сан и Алекс — прирожденные бойцы, а вот Ксана выросла за стенами дворца, и опыта у нее не больше чем у семилетнего ребенка».

«Так… Ты знаешь их имена. Ты что, уже давно наблюдаешь?»

«Ну не так чтобы давно. Просто с недавнего времени события внизу стали развиваться гораздо быстрее расчетных. Разве ты не чувствуешь этого?»

«Чувствую. Но мне и в голову не пришло нарушить Запрет!»

«Большинство запретов рано или поздно вступают в противоречие с жизнью. Только не все вовремя понимают это. К тому же ты — Инь. Тебе свойственны Пассивность и Надежность».

«А ты — Ян. И тебе свойственны Наглость и Своеволие!»

«Ты хотела сказать Активность и Уверенность? Ты права. Именно поэтому я пошел на нарушение Запрета. И поэтому Эксперимент все еще идет, хотя и в слегка ускоренном темпе».

«А почему ты решил, что твоя Ксана не должна была умереть на клыках того вепря оборотня?»

«Ты забыла? Они должны встретиться. А кроме того, они должны знать и уметь!»

«Ты прав. Я, пожалуй, тоже поищу своих. Но позже. А пока… Позволь мне присутствовать при твоих Наблюдениях».

«Конечно! Мы ведь не поссорились?»

«Признаться, я обижена на тебя! Можно подумать, что я тебе никто».

«Наоборот! Я пытался уберечь тебя. Незачем было рисковать обоим. Но сейчас без твоей поддержки мне не обойтись».

«Только учти, я буду всячески препятствовать тебе вмешиваться в события».

«И дашь Нижним делать то, что они хотят?»

«Конечно нет. Нижние определенно решили, что Вмешательство убило тебя. Теперь они обнаглеют и будут действовать более открыто. И попадут под удар Блюстителей Кармы. А Первый Этап Эксперимента тем временем завершится».

«В одной из моих жизней я любил повторять: „На аллаха надейся, а верблюда привязывай!“ Я не уверен, что вспомню, кто такой был этот верблюд, но в данном случае мысль эта должна звучать так: „Карма — это, конечно, хорошо, но не мешает иметь под рукой парочку решительных полубогов“.

«Ладно, я рада, что твое знаменитое чувство юмора вернулось к тебе. Должна заметить, что там, внизу, чертовски интересно!»

«Ого! Не слишком ли быстро ты осваиваешь запретные словечки Средних Миров? И не слишком ли очаровательно краснеешь? Ладно, не обижайся! Я уже перестал шутить и серьезен, как статуя Сатвы. Думаю, нам пора посмотреть, что делают Алекс и Сан».

«Сан — это тот бритоголовый воин, что выпустил дух из Пернатого Змея Преисподней?»

«Да. Он ищет какой то древний храм, и путь его лежит по страшным и опасным местам».

«Послушай! Я начинаю волноваться за своих. Среди них тоже может попасться какая нибудь принцесса».

«И даже две! Но все не так просто. До установления Наблюдения наши почти ничем не отличаются от остальных смертных. Я потратил на поиски уйму времени. Лучше будем придерживаться первоначального варианта. Я уверен, что, наблюдая за моими, мы отыщем твоих. Их судьбы связаны в узел. Мертвый узел…»

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Похожие:

Юрий Белов Четвертый вектор триады iconРезультаты интеллектуальной деятельности за 2010-2011 г. (в том числе охраняемые) Патенты за последние 5 лет
Белов С. П., Белов А. С., Жиляков Е. Г., Прохоренко Е. И. Способ обнаружения пауз в речевых сигналах и устройство его реализующее...
Юрий Белов Четвертый вектор триады iconКривизна и кручение кривой. Репер Френе
Вектор единичный вектор касательной в точке. На всей кривой получим вектор-функцию
Юрий Белов Четвертый вектор триады iconОтвет: Даны два вектора и. Представить вектор в виде суммы двух векторов и, так, чтобы вектор был коллинеарен вектору, а вектор был ортогонален вектору. Даны два неколлинеарных вектора и. Найти вектор
Даны ненулевой вектор и скаляр. Найти любое решение уравнения. (Подсказка: вектор характеризуется направлением и длиной; так как...
Юрий Белов Четвертый вектор триады icon«Линейные операторы»
Доказать, что оператор пространства, действующий на произвольный вектор по формуле, где – фиксированный ненулевой вектор, является...
Юрий Белов Четвертый вектор триады iconЧетвертый
Четвертый. Библиография основных трудов Ю,М. Каргина с сотрудниками по эхос
Юрий Белов Четвертый вектор триады icon§ 34. Двойное векторное произведение Пусть вектор а умножается векторно на вектор b
В результате по­лучается так называемое двойное векторное произведение [[ab] с] (ясно, что [[ab] с] — вектор). Умножая вектор а векторно...
Юрий Белов Четвертый вектор триады iconЛекции по линейной алгебре и аналитической геометрии фпм, 1 курс Весенний семестр 2009/2010 учебного года
...
Юрий Белов Четвертый вектор триады icon§ 32. Векторное произведение векторов
...
Юрий Белов Четвертый вектор триады iconМногомерные сау со многими входами и выходами
Каждый выход выражается через каждый вход, если при этом на всех остальных входах нули, при этом Wij(p) – обычная передаточная функция....
Юрий Белов Четвертый вектор триады icon1. Вектор. Основные свойства
Вектор. Определение. Упорядоченную совокупность ( x1, x2, x n ) n вещественных чисел называют n-мерным вектором, а числа xi ( i =...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org