Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви



страница7/26
Дата02.12.2012
Размер4.56 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26
блюдитеся от творящих распри и раздоры (Рим. 16, 17), будьте покорны всякому человеческому начальству в делах мирских (1 Пет. 2, 13), уклоняйтесь от участия в политических партиях и выступлениях».

Эти слова, по духу восходящие к святительским заповедям времен гонений на первохристиан, уже содержат тот призыв к лояльности в отношении к безбожному режиму, который впоследствии сделается главной мишенью в яростных нападках зарубежных и доморощенных ревнителей на Русскую Православную Церковь.

Известный мыслитель протоиерей Сергей Булгаков замечает: «Анафема посягателям на народную веру и святыни была направлена вовсе не против советской власти как таковой, но против ее воинствующего безбожия». Да, Святая Церковь во все века призывала детей Своих к послушанию земным кесарям, когда те не препятствовали христианам отдавать Божие – Богу. Отец Сергий Булгаков пишет также: «Патриарх Тихон вступил на место кормчего в такую пору, когда нельзя было удержать руля в руках. Бывают положения, превышающие человеческие силы, и всем прошлым и настоящим Русской Церкви и русского народа было создано такое положение». Вот с этим утверждением знаменитого философа мы позволим себе не согласиться. Нет! Господь, как известно, никому не дает непосильных задач. И богомудрый святитель Тихон среди буйства черных стихий сумел повернуть корабль Церкви Российской на единственно верный, единственно исторически возможный курс спасения. Святой Патриарх понял, какой страшной жертвы требует от него Небесный Отец, – и распял на кормиле церковного корабля не бренное тело, но свою бессмертную душу. Этот ужасающий величием своим подвиг священномученик Тихон совершил во втором, «примиренческом» периоде своего патриаршества, став на путь видимого греха и позора.

Большевики так и не посмели ни убить Святейшего Патриарха, ни подвергнуть его пыткам. В течение года, пока шло «следствие по делу о церковных ценностях», он находился под стражей в келлии Донского монастыря. Там, отрезанный от внешнего мира, вслушиваясь в мерные звуки уверенных шагов своих тюремщиков, святитель Тихон понял: тщетны надежды на скорое крушение большевизма. Эту жестокую власть Правосудный Господь на многие десятилетия попустил многогрешному русскому народу. И Предстоятелю распятой Церкви Российской оставалось одно: в безбожном государстве любой ценой выгородить для вверенного ему народа Божия хотя бы малый остров благодати, где люди могли бы молиться, приобщаться Животворящих Христовых Таин, спасаться для вечности.

А чекисты, ядовито усмехаясь, сообщали святителю Тихону зловещие «новости церковной жизни». К власти над Церковью рвались еретики-обновленцы, присягнувшие на верность «революционным идеалам» и кощунственно называвшие Христа Спасителя «первым коммунистом».
Эти новоявленные иуды посягали на канонические основы русского Православия: собирались учреждать женатый епископат и второбрачное духовенство, переходить на григорианский календарь, ликвидировать святые мощи, упразднять монастыри.

В отношении самого святителя Тихона «разбойничье соборище» еретиков вынесло постановление: лишить Патриарха Тихона сана и монашества и аннулировать Патриаршество как явление монархическое и контрреволюционное. А на страницах большевицких «Известий» обновленцы требовали кровавой расправы над Патриархом и епископатом, хранящим верность Православию. Чекисты сообщали святителю Тихону, что в руках обновленцев якобы уже находятся все храмы, а за ними будто бы уже идет весь верующий люд России.

Еретики – это был враг внутренний, несравненно более опасный, чем любые внешние гонители, пусть даже и большевики с их антихристианской лютостью. Обновленцы стремились умертвить душу русского народа, соблазнить и избранных – тех, кто и под властью безбожников хранил веру в Господа Иисуса. И разлученный со своей паствой, Святейший Патриарх в монастырской келлии горько каялся, что в пылу обличений большевицкого произвола он не заметил разрастания смертоносной ереси: ведь сразу же после февраля 17-го возник противный духу Церкви Союз демократического духовенства и мирян, а в 1919 году уже явился обновленческий Исполкомдух. И по завету апостольскому следовало судить не внешних, но внутренних.

Святитель Тихон вышел из заключения с твердым решением: если придется, даже и в одиночку хранить чистоту Русского Православия. Святейший Патриарх заявил: «Если народ захочет, то он будет ходить ко мне на молитву. Если же не захочет – ничего не поделаешь, буду молиться один». Но к великой радости святителя Тихона, рассказы чекистов о достижениях их ставленников-еретиков оказались сильно преувеличены – народ Божий не изменил ни святой вере, ни любви к своему Патриарху. Православный люд быстро раскусил гнилой орех обновленческой «Живой церкви»: обновленцев прозвали «живцами» и сложили о них поговорку: на этакого «живца» только дохлая рыбка клюнет. И однако же опасность действительно была велика: обманом и насилием обновленцы, пользовавшиеся мощной поддержкой властей, сумели захватить почти три четверти церковных приходов России. Борьбе с этим коварным злом святой Патриарх Тихон посвятил остававшиеся ему годы земного служения.

По слову Освященного Поместного Собора 1990 года, прославившего святителя Тихона, с «именем Патриарха отождествлялась Русская Церковь, хранящая неповрежденным Святое Православие, и он сохранил единство возглавляемой им Церкви». Ради этого высочайшего подвига, ради того, чтобы народ мог соблюсти в чистоте живую душу свою, священномученик Тихон пошел на соглашение с преступной властью. Немедленно после своего освобождения из заточения Святейший Патриарх заявил, что он не враг советской власти. Дальнейшие публичные высказывания святителя Тихона, сделанные им в 1923–1925 годах, выпячивались подневольной «советской церковной историей» и «замазывались» за рубежом, а ныне стыдливо замалчивают и у нас. Но лучезарная слава ярчайшего светоча новых времен, по которому и Русская Православная Церковь стала именоваться Тихоновской, не нуждается ни в каких оправданиях и малодушных умолчаниях.

Не может идти и речи о том, что могучего духом Патриарха к чему-то принудили, тем паче сломили на Лубянке. Не менее упорно, чем к выражению лояльности советской власти, чекисты силились склонить его к соглашению с обновленцами, но тут он был тверд как скала, о которую разбивались все угрозы и «беседы с пристрастием». Ответ был един: никто в мире не навяжет ему действий, которые отвергает его совесть. За одним из таких отказов последовала изощренная месть «органов»: был арестован и отправлен на соловецкую каторгу ближайший соратник Святейшего Патриарха, бесконечно дорогой его сердцу святитель Иларион (Троицкий). Любвеобильный святитель Тихон, не имевший права на видимый ореол мученичества, в битве за спасение Церкви был вынужден посылать на муки ближних своих. Так напутствовал он назначенного на Петроградскую кафедру епископа Мануила (Лемешевского): «Посылаю тебя на страдания, ибо кресты и скорби ждут тебя на новом поприще твоего служения, но верни мне епархию». Священноисповедник Мануил выполнил данный ему наказ, возвратил Церкви большинство петроградских приходов – и был брошен в лагерный омут. Вскоре за Патриарха умер его собинный друг и келейник Иаков Полозов, во время одного из организованных большевиками покушений на святителя Тихона собою заслонивший его от пули убийцы. Каким истязанием для святой души Патриарха были эти утраты соратников и ближних, насколько легче было бы ему самому пойти в заключение, на муки, на смерть...

И в то же время святитель Тихон призывал к лояльности по отношению к существующему режиму, в его высказываниях «примирительного» периода звучали явные ложь и лесть. Было ли это грехом, нарушением заповеди: не лжесвидетельствуй? Безусловно. Но мог ли, имел ли перед Богом и людьми Предстоятель распятой Русской Церкви право поступить иначе? О подобных страшных искусах, когда великая любовь обязана преступить даже святыню закона, говорит преподобный Иоанн Лествичник: «При сравнении двух зол должно выбирать легчайшее... Иной сам себя предает бесчестию, чтобы сохранить честь ближних».

Православная Россия не умом, а чутким сердцем поняла жертвенный подвиг Святейшего Патриарха, ради нее пятнавшего чистейшие ризы своей души. Всенародная любовь, горячая и неизменная, поддерживала святителя-страстотерпца на его крестном пути – и лишь из-за рубежа летели в священномученика Тихона злые стрелы осуждения.

Да, очень многие русские эмигранты в те времена занимались «обличением примиренческой политики» Святейшего Патриарха. В воспоминаниях современников сохранился яркий рассказ одного из таких «ревнителей», бывшего в Париже иподиаконом митрополита Евлогия (Георгиевского). Этот человек, служитель храма, в то же время дерзал хулить Предстоятеля Церкви святителя Тихона. И вот, в ночь на 25 марта ему привиделся сон: «По широкой дороге движется толпа. Впереди некое светлое облако, окружающее фигуру Божией Матери, на Которую спящий не смеет взглянуть. По обе стороны Богородицы шли святители Василий Великий и Тихон Задонский, а за ними светоносная толпа святых. Раздался явный голос: “Се, Пречистая грядет принять душу Патриарха Тихона”. Иподиакон в страхе проснулся, затем уснул вновь и вновь увидел тот же сон. Так повторялось трижды.

Придя в храм, где он прислуживал митрополиту Евлогию, совершавшему проскомидию, этот человек все рассказал. Митрополит отнесся очень серьезно, дважды переспросил имена святых, сопровождавших Богородицу. Затем сказал: “Праздничный сон, по народной пословице, до обеда. Подождем”.

Началась Литургия. Около 11 часов митрополиту Евлогию подали телеграмму, извещавшую о кончине Святейшего Патриарха Тихона. После Литургии отслужили панихиду. И тогда митрополит сказал своему духовному сыну: «Я знал, что ваш сон от Бога. Ведь вы не знали и не могли знать здесь, в Париже, что Святейший Патриарх был крещен во имя святителя Василия Великого, который сопровождал Богородицу». – «Но почему же именно я видел этот сон?» – спросил иподиакон. – «Да потому, что уж очень яростно вы против Святейшего Патриарха выступали, вслух понося его, думая, что вы делаете полезное дело. Но Матерь Божия была милостива и Сама вразумила вас...» Ответом было покаяние. Этот рассказ очень точно характеризует настроения тогдашней русской диаспоры.

Основными чувствами в среде белой эмиграции сделались ненависть и жажда мести красным, порой распространявшиеся не только на большевицкую верхушку, но и на «чернь», то есть на обманутый народ. Подобные страсти, какими бы справедливыми они ни казались, искажают душу и затмевают духовное зрение. Эмигранты жадно ловили приходящие из России вести о преступлениях большевизма, разжигавшие в них гнев и служившие пищей для страстного обличительства.

Сами того не сознавая, многие в диаспоре жаждали крови Святейшего Патриарха Тихона не меньше, чем богоборцы-большевики. Смерть Патриарха от руки красных палачей – какими пламенными речами можно было разразиться по этому поводу, как «украсил» бы такой заголовок передовицы эмигрантских газет! Но этого козыря в политической игре эмиграция так и не получила. Более того, святитель Тихон в 1924 году публично призвал свою паству «быть верными правительству большевиков». Эмигранты ответили на это взрывом негодования и хулы на Святейшего Патриарха, которые сейчас они мягко называют «недоумением и оспариванием».

В 1922 году покинувшими родину епископами в сербском городе Сремские Карловцы был созван Русский Всезаграничный Церковный Собор, более трети участников которого составляло белое офицерство и политические деятели-миряне. Этот Собор принял обращение, вызвавшее резкое неприятие даже у значительной части эмигрантского епископата. Карловацкие документы имели не церковное, а острополитическое содержание, являясь по сути замаскированным призывом к возобновлению гражданской войны и иностранной интервенции для восстановления в России монархии. А по отношению к оставшемуся в страждущей России духовенству такие действия «внешних церковников» были, по существу, подстрекательством большевиков к новым расправам с «церковниками внутренними». Узнав о характере зарубежного Собора, святой Патриарх-миротворец Тихон немедленно издал указ о роспуске «карловчан» (такой указ он повторил еще дважды – в 1923 и 1925 годах). Однако епископы-эмигранты отказались подчиниться Святейшему Патриарху. В их среде еще жило отношение к нему как к простецу. (Недаром еще при избрании святителя Тихона на Патриаршество один из этих ученейших иерархов не удержался от кощунственного замечания: «везет дуракам» – правда, впоследствии он был вразумлен свыше чудесным видением, свидетельствующим Небесную славу Патриарха Тихона.)

С точки зрения канонов Святой Апостольской Церкви происшедшее в Сремских Карловцах оценивается совершенно однозначно. Согласно Апостольским правилам, епископы, покинувшие свои епархии (таков был весь эмигрантский епископат), подлежат запрещению в служении, если их не разрешит Поместная Церковь. Нарушение же такими иерархами церковной дисциплины (что выразилось в неподчинении Патриаршему указу) влечет за собой извержение из сана. Таким образом, само существование «карловчан», поименовавших себя Русской Зарубежной Церковью, совершенно неканонично, неправославно. Но вот теперь тамошние идеологи громко кричат о нарушении канонов и догматов многострадальной Русской Православной Церковью и распространяют всяческую клевету на нее.

Пока «карловчане» изощрялись в бесплодном обличении большевиков, святитель Тихон и его сподвижники вели на родине тяжелейшую борьбу с обновленческой ересью, платя за победы в ней жертвами и скорбями, ибо власти всячески поддерживали «живцов» и мстили за их неудачи. (Так, в Средней Азии борьбу с обновленчеством возглавили епископ Андрей (Ухтомский), протоиереи Михаил Андреев и Константин Войно-Ясенецкий (будущий архиепископ Лука) – все трое были арестованы и на 8 лет отправлены в лагеря). Но хотя эта битва за чистоту Православия продолжалась вплоть до 1940-х годов, уже в конце 1920-х подавляющее большинство церковных приходов России стало «тихоновским».

Победа русских «тихоновцев» над обновленческой ересью избавила от грозной опасности всю Вселенскую Православную Церковь. «Идеологи всемирной революции» планировали учинить великий церковный раскол, созвав в Иерусалиме «восьмой вселенский собор» под руководством советских обновленцев. Всевышний воспрепятствовал этому бесовскому замыслу: иерусалимское землетрясение 1927 года отодвинуло срок проведения «разбойничьего вселенского соборища». А впоследствии доблестные труды «тихоновцев» лишили обновленцев всякого влияния и в России.

Незадолго до кончины Святейшего Патриарха Тихона его, уже тяжело больного старца, больше месяца продержали в ГПУ. Святитель Тихон беспрекословно составил воззвание с новыми выражениями лояльности, которых от него требовали, но мужественный святой старец добился включения в этот текст предостережения против обновленческой ереси и призыва хранить чистоту Православия: «Не погрешая против нашей веры и Церкви, не допуская никаких компромиссов в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к советской власти и работе СССР на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем». Это воззвание, называемое также завещанием, принес в редакцию «Известий» святитель Петр (Полянский) уже после кончины Святейшего Патриарха Тихона.

Как славна, как прекрасна кончина праведников! Вот рассказ келейника святителя Тихона Константина Пашкевича о последних часах земного жития великого страстотерпца:

«Часов около десяти вечера Святейший потребовал умыться и с необычайной для него строгостью, “серьезным тоном”, к которому я не привык, сказал: “Теперь я усну... крепко и надолго. Ночь будет длинная”.

Минута проходила за минутой. Святейший лежал с закрытыми глазами. После маленького забытья Святейший открыл глаза и спросил:

– Который час?

– Без четверти двенадцать.

– Ну, слава Богу, – сказал Святейший, точно только этого часа он и ждал, и стал креститься. – Слава Тебе, Господи! – сказал он и перекрестился. – Слава Тебе, Господи! – повторил он и снова перекрестился. – Слава Тебе, Господи! – сказал он и занес руку для третьего крестного знамения...

Патриарх всей России, новый священномученик за веру Православную и Русскую Церковь, тихо отошел ко Господу».

Погребение о Христе усопшего Святейшего Патриарха Тихона больше походило на прославление. Свыше миллиона православных русских людей, невзирая на происки богоборческой власти, пришли проститься со своим духовным вождем. Отпевание совершали шестьдесят два иерарха распятой Русской Православной Церкви. И еще полгода шли непрерывные панихиды над гробницей святого страстотерпца и народ Божий оплакивал великую свою утрату.

Это торжество всенародной любви, это зримое свидетельство Небесной славы Патриарха-священномученика заставило опомниться лучших людей эмиграции, понудило их принести над гробом почившего святителя Тихона что-то вроде покаяния. В те дни анонимный автор писал в эмигрантской газете «Руль»:

«Мечтая о мученичестве Патриарха, мы сами отнимали у него мученический венец, ибо ему запрещала оставить нас Святая Православная Церковь, в коей нет пятна и порока... И Святейший Патриарх, готовый на мученичество, не прельстился суетным блеском земного героизма, но смиренно принял на себя и наши осуждения.

Ведь мы ОСУЖДАЛИ его, нашего архипастыря, когда не ради себя, а ради нас, ради Тела Христова – Церкви подписал он никого, даже и самих большевиков не введшую в заблуждение бумажонку. Высокоумные головы, самозванные «столпы» Православия кричали о компромиссе. А православный народ ПОНЯЛ исповедника и почтил его как святого. Победа над собой, победа великого смирения воссияла в гонимой Русской Церкви и уже принесла неисчислимые плоды».

В 1981 году зарубежье в составе Собора российских новомучеников канонизировало и Святейшего Патриарха Тихона, но они так и не поняли высочайшего смысла его подвига. В составленных на западе житиях святой образ его искажен – он, отдавший душу свою ради спасения Церкви Российской, предстает там лишь борцом с большевизмом, вроде какого-нибудь белого генерала.

Самоотверженный раб Божий, святитель Тихон выражал готовность к принятию земного позора: «Пусть погибнет мое имя в истории, лишь бы Церковь была жива», однако Всевышний благоволил даровать ему не только Небесный венец, но и земную славу. Удел земной хулы и поругания, длящегося и сейчас, выпал на долю его преемника в служении, Патриарха Сергия (Страгородского).

Одно произнесение имени Патриарха Сергия вызывает у зарубежных «столпов и ревнителей» истерику ненависти. Из-за такого напора и в отечестве о нем предпочитают говорить как можно реже. Эта вспыльчивость одних и ложная стыдливость других препятствуют постижению исторической истины, требующему спокойного, беспристрастного взгляда и тем более важному, что такое осмысление имеет серьезное значение для настоящего и будущего Русской Православной Церкви.

Попробуем, не отвлекаясь на посторонние эмоции, на основании бесспорных исторических сведений понять, каковы были на самом деле путь и личность Патриарха Сергия, объявленного на Западе «узурпатором», «прислужником богоборцев», «еретиком»...

С юных лет Иван Страгородский желал для себя монашеского поприща. Огромное впечатление произвело на него посещение острова Валаам, где он увидел образ жизни подвижников Русского Севера, и при иноческом постриге он был наречен в честь преподобного Сергия Валаамского. До конца земных дней своих священноинок Сергий (Страгородский) проводил
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

Похожие:

Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПослание святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви в связи с подписанием
Послание святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconКнига 1 По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия
Издание посвящается всем моим многочисленным родственникам, которые несколько веков послужили Матери нашей Русской Православной Церкви...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИтоговый документ IV (IX) Всецерковного съезда епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси кирилла, согласно Определению Священного Синода Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИтоговый документ IV (IX) Всецерковного съезда епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси кирилла, согласно Определению Священного Синода Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПамяти Алексия II посвящается
Литву предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси алексия II, который был приурочен к торжествам,...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconОбращение святейшего Патриарха Московского и всея Руси алексия II к клиру, Приходским советам храмов гор
Декабря 2005 года в Зале церковных соборов Кафедрального соборного Храма Христа Спасителя состоялось очередное заседание Епархиального...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИнтервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II газете "Коммерсантъ", 26 сентября 2001 года
Закончился визит в Армению патриарха Московского и всея Руси Алексия II, приуроченный к празднованию 1700-летия принятия Арменией...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПравославный листок
Федоровны и инокини Варвары, визит Святейшего Алексия ΙΙ, Патриарха Московского и всея Руси, и Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconКнига для чтения в семье и в школе скромное приношение детям, вступившим в XXI столетие По благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II
Православной Церкви. Особенный интерес представляет перечень главных страстей человеческого сердца и соответствующих им грехов применительно...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПо благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
Эта книга посвящается новомученикам, которые великим подвигом в трудные времена засвидетельствовали свое исповедничеств Она является...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org