Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви



страница9/26
Дата02.12.2012
Размер4.56 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26
Слово

в день памяти преподобного Харитона Исповедника.

(28 сентября/11 октября)

Боже, Боже мой, к Тебе утренюю, возжада Тебе душа моя, коль множицею Тебе плоть моя, в земли пусте и непроходне, и безводне. Тако во святем явихся Тебе, видети силу Твою и славу Твою.

Пс. 62, 2–3

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

Пути правды всегда просты и прямы. Извилисты пути лжи, и не только потомкам, но и современникам бывает трудно установить, каким коварством плелись нити какого-нибудь заговора, ведущего к темной преступной цели. Ученые-историки часто недоумевают по поводу причин подобных событий. Зло прячется во тьме: так рождаются мрачные загадки истории. Вот одна из таких загадок: почему поборник справедливости римский император Аврелиан в конце своего царствования издал «кровавый эдикт» против христиан?

Кумир войска, любимец солдат, император Аврелиан и сам был знаменитым воином. Его называли: «Аврелиан, у которого рука всегда при мече». Он гордился тем, что в сражениях собственной рукой умертвил более тысячи неприятелей. К управлению гигантской державой Аврелиан относился как к командованию армией: повсюду должны быть дисциплина, законность и порядок. Принцип римской юриспруденции: закон суров, но это закон – был девизом царствования этого кесаря. Нарушителей закона, будь то даже очень близкие ему люди, Аврелиан карал беспощадно. Вероисповедные убеждения, отличавшиеся от официального римского язычества, он преступлением не считал. Император оказывал справедливость последователям любых религий, в том числе и христианской. Так, по просьбе христиан Антиохии Аврелиан помог им удалить с епископской кафедры еретика Павла Самосатского. «Искажающий религиозное учение не может возглавлять приверженцев этого учения» – это было логично, законно, и император удовлетворил справедливое требование верующих. Вероятно, Аврелиан даже симпатизировал христианам, видя чистоту их нравов. Сам кесарь не терпел никакой роскоши и разврата, отличался чистотой морали и почти аскетической простотой в быту.

Почему же этот справедливый император вдруг возненавидел чистую и смиренную Христову веру? Может быть, он внял нашептываниям пронырливых иудаистов, повсюду распространявших чудовищнейшую и гнуснейшую клевету на пресветлое Христово учение? Или придворные интриганы, уже готовившие свержение императора, спровоцировали его на этот жестокий акт, чтобы настроить против Аврелиана христиан, в то время уже составлявших значительную часть населения империи? Неведомо. Так или иначе, Аврелиан издал свой «кровавый эдикт», ставивший христиан перед выбором: пытки и казнь – или отречение от Христа Спасителя.

Эдикт кесаря был принят к исполнению в провинциях Римской империи. Разумеется, чиновники карательных органов, «псы императора», в первую очередь арестовывали тех выдающихся людей, которые не скрывали своих христианских убеждений.
Так был схвачен святой Харитон, вельможа и христианин, известный всей Малой Азии.

Святой Харитон был игемоном (имперским наместником) малоазийской провинции Ликаонии, то есть занимал там такое же положение, какое занимал в свое время Понтий Пилат в Иудее. Но в отличие от Пилата святой Харитон был человеком великого мужества и ради земной чести, власти или богатства никогда не поступился бы требованиями своей совести. Высокие устремления души привели его к вере Христовой: будучи правителем края, он в то же время сиял среди христиан благочестием и отличался добродетелями. Когда пришла пора выбирать между положением высокопоставленного имперского чиновника и званием раба Божия, святой Харитон не колебался ни мгновения. Он родился в городе Иконии, где некогда приняла во имя Христа Иисуса чудовищные пытки и страшную казнь святая первомученица Фекла: в ее подвиге святой Харитон видел славу своей родины и на допросе перед лицом мучителей назвал себя ее учеником.

Христиане знали, что мученичество и исповедничество составляют силу и славу Церкви Господней, золотые страницы ее истории. Потому они за огромные деньги, подчас на вес золота выкупали у римских чиновников «мученические акты» – протоколы допросов своих страстотерпцев. Видимо, так стал известен ход допроса святого Харитона, о котором мы читаем в его житии.

Судебная процедура была обычной для антихристианских гонений времен язычества. Уличенному в христианстве предлагалось «всего-навсего» бросить щепотку фимиама на алтарь перед статуей одного из языческих божков – и он мог быть свободен, сохранял прежнее общественное и имущественное положение. Отказавшегося от выполнения «языческой формальности» ждали пытки и смерть. Но эта «всего-навсего» горстка благовоний, преподнесенная идолу, означала отречение от Христа, гибель бессмертной души.

Следователь задал святому Харитону стандартный высокопарный вопрос:

– Почему ты не поклоняешься великоименитым богам, перед которыми и царь, и все народы склоняют свои головы?

Все боги язык суть бесове – это святой Харитон знал из Священного Писания. Отцеубийца и любострастник Юпитер, развратная Венера, кровожадный Марс, вор Гермес, содомит Ганимед, алкоголик Вакх и прочие герои античной мифологии были символами мерзких грехов и пороков, за которыми, в свою очередь, скрывались чудовищные и гнусные духи злобы. Это они, лукавые бесы, с адским хохотом принимали жертвы от тех, кто поклонялся бездушным мраморным скульптурам, шедеврам античного искусства, в прелестных формах изображавших нечистые измышления язычества. И святой Харитон ответил своему допросчику:

– Все боги язычников – демоны, кои некогда восхотели сравняться с Вышним Богом, и за свою гордость свержены были с Неба в глубину преисподней, ныне же стремятся они к тому, чтобы быть почитаемы от безумных и обольщенных людей как боги. Впрочем, и они, и те, кто им кланяется, скоро погибнут и, как дым, быстро исчезнут; посему я им не поклоняюсь; верую же в Истинного Бога, Ему служу и поклоняюсь, ибо Он есть Создатель всего, Спаситель мира, пребывающий вовеки.

– Уже этим грубым ответом ты признал себя достойным смерти, – вяло отозвался следователь (наверно, ему вовсе не хотелось казнить своего коллегу по римской администрации). – Но я сделаю тебе снисхождение и не тотчас погублю тебя: быть может, придя в себя, ты рассудишь здраво и принесешь с нами жертву тем, которых теперь хулишь...

Это был дельный совет дельного человека: мол, поступай как все – и все у тебя будет хорошо. В лицо этому здравомыслящему чиновнику, выступавшему в качестве ревнителя римской религии и «великоименитых богов», святой Харитон бросил обвинение в религиозном равнодушии:

– Если ваши идолы – боги, то ты дурно поступаешь, прощая мне оскорбления, которыми я их бесчещу, ибо всякий должен стоять за честь своего бога и выказывать в отношении к нему свою ревность. Если же они – не боги, то напрасно ты повелеваешь им поклоняться. Знай, что никакая мука не отторгнет меня от Живого Бога.

Действительно, верхи римского общества уже не верили ни в каких богов. Имперская знать в своем кругу смеялась над «баснями» Гомера, Гесиода и прочих сочинителей античной мифологии. Но от жертвоприношений идолам не отказывались: выказывать приверженность государственному культу было полезно из карьерных соображений, да и забавляли интеллектуалов эти «культурно-развлекательные мероприятия». Но они, эти «свободомыслящие» патриции, ненавидели и преследовали христиан – безбожие и разврат ненавидят чистоту и истинную веру. Новый аргумент, которым пытался переубедить святого Харитона следователь, ясно показывал, что этому «ревнителю язычества» дела не было до «бессмертных олимпийцев», до вечных истин – его заботили только смертные земные блага:

– Если бы боги наши не были богами, как ты говоришь, то не послали бы нам благополучной жизни, богатства, славы и здоровья.

Но святой Харитон знал, что все блага – и земные, и небесные – посылает людям Вселюбящий Господь, в беспристрастии Своем благодетельствующий и добрым, и злым. Падшие же лукавые духи так же бессильны, как символизирующие их бездушные идолы. И приверженец Бога Живого отвечал поклоннику мертвых мраморных кукол:

– Ложные твои боги сами нищи и не имеют ничего, кроме своей погибели, ибо бесы даже и над свиньями не имеют власти без Божия попущения. Идолы же могут ли кому дать что-нибудь, сами ничего не имея? Они не поднимут рук своих, не пойдут ногами, не скажут языком, не увидят глазами, не услышат ушами, так как в них нет души. Если ты хочешь узнать истину, испытай на деле – и ты увидишь их ничтожество: приложи зажженную свечу к устам идола и опали его – больно ли ему станет? Возьми секиру и рассеки ему ноги – закричит ли он? Принеси молот и сокруши ребра его – застонет ли он? Поистине ты ничего не услышишь, ибо он не имеет ни жизни, ни дыхания.

Не доводами сердца и разума, не словами, а вспышкой ярости ответил на это апологет язычества. Следователь призвал палачей, и вот, главный диавольский аргумент в религиозном споре – пытка. Святого Харитона начали бить воловьими жилами, страшно, свирепо, так, что мясо отпадало от костей. Истязатель надеялся, что нестерпимые телесные мучения заставят исповедника отказаться от Божественной Истины. Наклоняясь над изувеченным, окровавленным, уже теряющим человеческий облик телом, следователь продолжал допытываться:

– Принесешь ли, Харитон, жертву бессмертным богам или хочешь принять еще большие раны?

Но исповедник шептал разбитыми губами:

– Если бы мне можно было тысячу раз умереть за Спасители моего, то я согласился бы на сие скорее, чем на то, чтобы жить и кланяться бесам.

Наконец палачи устали. Святой Харитон казался настолько истерзанным, что все думали, что он уже не выживет. Обезображенный полутруп бросили в темницу. Там страстотерпец Христов воззвал к Всевышнему – и Господь укрепил верного Своего. Страшные раны святого Харитона затянулись, боль прошла. Наутро палачи, пришедшие, чтобы вынести из темницы труп, изумились, увидев мученика живым и невредимым. Но явное чудо не вразумило истязателей. Они сменили вид пытки: теперь святого Харитона жгли свечами, так что все тело его испеклось, как мясо приготовленное в пищу. Но твердостью в вере воин Христов уже обрел от Господа высший дар благодати, объемлющей и душу, и тело (преподобный Силуан называет этот дар мученической благодатью), при которой страстотерпец способен даже с радостью переносить самые страшные истязания. И святой Харитон, терпя таковые муки за Христа, радовался.

От дальнейших пыток и казавшейся неизбежной казни святого Харитона избавило нежданное событие – государственный переворот. Заговорщики принадлежали к ближайшему окружению императора Аврелиана – его зарезал личный секретарь, быть может, тот самый, которому кесарь диктовал свой «кровавый эдикт» против христиан. При смене власти в империи была объявлена амнистия всем заключенным. Так вышел на свободу и святой Харитон.

Смерть обошла его стороной, но это не радовало исповедника Господня. Он уже стоял на пороге Небесного Царства, ощущал в себе Божественную благодать – счастье, несравнимое ни с чем земным. Святой Харитон чувствовал себя вернувшимся из блаженной вечности в юдоль греха и скорби. Подобно Апостолу, он всей душою желал разрешиться от смертного тела и быть со Христом. Пережитая во время исповеднического подвига близость к Богу преобразила все его существо: раньше он был по-мирски благочестив и добродетелен, деля свое время между молитвой и исполнением светских обязанностей, – теперь, увидев вечность воочию, он желал посвятить себя Богу всецело. Прежняя жизнь – жизнь имперского сановника, облеченного властью, богатого, пользующегося услугами зависимых от него людей, – стала для него немыслима. Телом святой Харитон оставался жив, но он умер для тленного мира с его суетой и тщетой. Всевышний медлил с призывом угодника Своего в Горняя: Промысл Божественный продолжил жизнь его на пользу многим, дабы он предстал Богу в Небесных обителях не один только, но с ликом добровольных мучеников (иноков), как пастырь с овцами и отец с детьми. Святой Харитон сделался на грешной земле Небесным странником, чей внутренний свет притягивал к себе высокие души.

Среди земных скитаний сердце, горящее боголюбием, повлекло святого Харитона в края, где все напоминало о Возлюбленном Господе. Он отправился во Святую Землю – в Палестину, дорогами которой некогда проходил Сам Вочеловечившийся Сын Божий. Украшенный шрамами от пыток, исповедник, по слову жития, нося на себе язвы Господа Иисуса, всецело Ему предался и распялся с Ним, а чтобы всегда иметь пред очами своими Его Божественные страдания, он пошел в Иерусалим, где Господь наш испустил на Кресте дух Свой.

На пути в Иерусалим святого Харитона ожидало еще одно испытание. Его захватили разбойники и, не найдя при нем денег, озлобились, связали по рукам и ногам и бросили в своей пещере, а сами отправились грабить других путешественников, грозя, что прикончат его, когда возвратятся. Святой же Харитон возблагодарил Бога за такое искушение и стал спокойно ждать, что на сей раз пошлет ему Господь – жизнь или смерть. Зная, что на дурные дела и преступления толкает людей дух злобы, угодник Божий не укорял разбойников, а с насмешливо-обличительной речью обратился к «вдохновителю» их темных дел:

– Знаю, диавол, что ты, сам боясь сойтись со мною, навел на меня разбойников и, желая положить препятствие моему намерению, поставил мне сеть на сем пути. Но знай, проклятый, что не ты надо мною, а я над тобою буду торжествовать с помощью Бога моего, ибо если разбойники и убьют меня, то я, уповая на милость Божию, получу в наследие святой покой Божий, а ты наследуешь геенну. Я воскресну в Жизнь Вечную – ты же умер вечною смертью и конца не будет твоим мучениям. К тому же Владыка мой может и здесь еще освободить меня живым от рук разбойников...

Господь любит праведников, Господь хранит пришельцев, а путь грешных погубит – это и сбылось перед глазами святого Харитона. В разбойничью пещеру вползла змея и, найдя там сосуд с вином, стала из него пить, а затем отрыгнула в сосуд яд и уползла прочь. Вскоре вернулись со своего промысла разбойники. Утомленные жарой и жаждой, один за другим стали пить это вино – и один за другим упали на пол пещеры, отравленные, мертвые.

Святой Харитон, понемногу расшатывая опутывавшие его узы, сумел освободиться. В разбойничьем логове он обнаружил немало золота и серебра. Часть этого богатства угодник Божий раздал нищим, часть отправил на вспомоществование храмам и монастырям Святой Земли, а оставшееся употребил на создание на том месте иноческой обители. Пещеру, служившую логовом грабителям, он обратил в благолепный храм. Некогда Христос Господь обвинял лукавых фарисеев в том, что они храм Отца Небесного сделали вертепом разбойников, – теперь верный слуга Христов святой Харитон сумел разбойничий вертеп преобразить в храм Божий. Весть о прибытии в Палестину доблестного исповедника Харитона разнеслась повсюду, и в основанную им обитель во множестве стали стекаться ревнители, жаждущие проводить иноческое житие под руководством столь святого мужа. Так возник первый из трех созданных святым Харитоном великих монастырей – Фаранская лавра.

Преподобный Харитон возлюбил пост и воздержание, как сладкую пищу, ибо крайняя скудость в еде и питье делала его тело легким, почти неземным, и душе было легко возноситься к Богу. Он почитал труд – покоем, ибо трудящийся угождает Всевышнему и мир снисходит в его сердце. Он соблюдал нищету, как богатство, отвергая пристрастие к любым земным вещам, отвлекающим мысли подвижника от вечного Неба. Он предавался бдениям, как блаженству, видя в сне, невольном впадении в беспамятство, досадные перерывы в сладчайшем молитвенном общении с Господом, в котором святой Харитон пребывал постоянно.

Святой настоятель Фаранской обители был милостив и странноприимен, милосерд, братолюбив, кроток, молчалив и всем доступен, имел в устах и слово, солью премудрости растворенное. Желая, чтобы его ученики достигали совершенства, преподобный Харитон ввел в монастыре строгий устав – чтобы каждый, подобно ему, молитвой и постом, трудом и бдениями отсекал от себя греховные соблазны, приближался к Царству Небесному. Для вступающих в братию обители святой Харитон составил трогательный обряд отречения от мира – чин иноческого пострига, и поныне употребляемый Православной Церковью.

Слава святого аввы Харитона росла – и умножалась монашеская братия: миряне разных сословий, вельможи и простолюдины приходили в его монастырь за духовным советом, а некоторые – и из праздного любопытства. Когда же выяснилось, что преподобный Харитон имеет от Бога благодать исцелять недуги и изгонять бесов, этот людской поток умножился многократно: отовсюду к чудотворцу начали приводить и приносить недужных. Наконец это многолюдство стало тяготить святого Харитона: он уже не мог иметь полного иноческого безмолвия.

Бегай от людей – и спасешься – этот совет, данный свыше одному из святых отцов (преподобному Арсению Великому), отнюдь не означает, что подвижники не должны быть совершенны в любви ко всем людям. Высшее человеколюбие угодников Божиих выражается в молитве за весь мир: могучей молитве, по которой Господь посылает миру великие блага. Но постоянное общение со многими разными людьми может затуманить внутреннее сияние души самого святого Божия. Подвижник стремится во всем следовать единой воле Господней, а у каждого, с кем он встречается, как бы хороши ни были эти люди, собственная воля, и эта духовная разноголосица мешает боголюбцу утверждаться в Боге.

Слово святоотеческое гласит: Если часто отверзаются двери в покое, то удобно выходит из них теплота. Так и душа, когда будет много говорить, хотя бы говоримое было и доброе, теряет теплоту свою дверями слова. Почему хорошо и полезно молчание в разуме, когда занимаемся помышлениями премудрыми и душеспасительными. К этому спасительному молчанию в Боге, которое уже начинало у него рассеиваться, бежал святой Харитон из основанной им Фаранской обители в пустыню.

Он удалился в пустыню Иерихонскую, в край, которого страшились жители Палестины из-за свирепости гнездившихся там разбойничьих шаек. Но преподобный Харитон, ведомый Господом, никого не встретил на опасном пути. В пустынном краю он нашел пещеру и поселился в ней, и там вновь обрел блаженный покой с Господом своим. Пищей ему служили растения (пустынная зелень), но, по слову жития, более всего он питался словом Божиим, беспрестанными молитвами и теплыми, исходившими от сердечной любви к Богу слезами: «Быша слезы моя мне хлеб день и нощь» (Пс. 41, 4).

После ухода святого Харитона иноки Фаранского монастыря плакали, как сироты по отцу. Но обитель их продолжала процветать: угодная Богу молитва доброго отца не оставляла чад его, ибо его молитвами все преуспевали в исполнении заповедей Господних и как лилии, насажденные в пустыне, процветали святостью.

Недолго продлилось блаженное уединение преподобного Харитона в Иерихонской пустыне: Всевышний желал, чтобы его светочем просветилось еще множество душ. Ревнители благочестия настигли его и в диком и опасном краю. Человеколюбивый авва не мог оттолкнуть верных, со слезами припадавших к его стопам, требовавших его спасительных наставлений. И здесь по тому же уставу основал он новую обитель – лавру Иерихонскую. По прошествии времени и здесь повторилась та же история, что в Фаране: многолюдье начало тяготить боголюбивую душу преподобного Харитона.

Он снова бежал в края неведомые, в дебри непроходимые, в пустыни и пропасти земли, уже не задерживаясь надолго на одном месте, и лишь Сам Господь был Спутником и Свидетелем странствий угодника Своего. Составитель жития замечает: Кто расскажет о его трудах в пустыне? Один только Бог, ведающий сокровенное, знал его подвиги, видел его труды и за сие уготовлял ему Небесное воздаяние.

И в этих скитаниях, в этом поспешном бегстве от людей к Богу – настигли все-таки святого Харитона жаждущие вечного спасения, мольбами и слезами заставили любвеобильного авву остановиться. Так собрал он уже третье стадо Христовых овец: основал монастырь, впоследствии названный Ветхой (по-арамейски Сукийской) лаврой. В этой обители преподобный Харитон не принял игуменства, выговорив себе возможность уединения. Братия избрала на настоятельство благочестивейшего из своей среды, а духоносный основатель обители удалился в затвор.

Преподобный Харитон поселился на вершине находившейся в том месте горы, в узкой пещере, подняться к которой можно было только вскарабкавшись по высоким скалам. Место это было безводно, и преподобный Харитон, не желая утруждать братию доставлением ему воды, своей молитвой, подобно древнему боговидцу Моисею, извел из камня источник влаги.

На вершине горы стал он, как на столпе, удаляясь от земли и приближаясь к Небесным селениям. Оттуда, как добрый пастырь, стоящий на страже, он молился за свои монастыри и помышлял о спасении собранных там братий, находясь как бы на корме корабля, направлял он отсюда плавание столь великого числа душ, ибо из всех устроенных им монастырей притекали к нему нуждающиеся в духовной пище. И прожил он на том месте до глубокой старости в посте и молитвах, день ото дня увеличивая свои труды, так что казался и во плоти бесплотным. Так, прожив в совершенном благочестии, достиг преподобный, как зрелый гроздь, крайнего предела возраста.

Предузнав от Господа день своей кончины, преподобный авва Харитон созвал игуменов всех трех основанных им монастырей, преподал им прощальные наставления, заповедал блюсти введенные им спасительные уставы, благословил их и мирно почил о Господе. Тогда возрыдали о нем все пустынные отцы, и вся пустыня наполнилась плачем по таком великом отце и учителе, озарявшем мир, как солнце.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

В Царстве Бога Небесного сияет преподобный Харитон Исповедник двойным венцом. Он стяжал венец страстотерпца, претерпев чудовищные пытки от идолопоклонников, но сохранив верность Богу Истинному, Спасителю мира. Он избежал смерти от рук палачей, но ради любви к Господу своему сделался добровольным мучеником, отрекся от всех земных благ и достиг совершенства в иноческих подвигах, просиял в венце преподобного отца верующих. Из глубокой древности, из IV века христианской эры, светит нам образ святого Харитона – человека, через подвиги мужества и любви сделавшегося прекрасным, как Ангел Господень.

Грешники, хотя и живут, мертвы, а праведники, хотя и умирают, живы, – говорит учитель Церкви, святитель Иоанн Златоуст. Как из драгоценнейших камней, из подвигов угодников Божиих строится несокрушимое здание Церкви Христовой.

Молитвами святых мы, немощные, поныне живем и движемся и есть, они отдаляют приход антихриста, погружение человечества в бездну зла и окончательную гибель этого мира. Во все века Святая Матерь-Церковь рождает сынов и дочерей, великих в христианском мужестве и Божественной любви. Вот и в веке нынешнем, подобно святому Харитону Исповеднику, терзаемому языческими палачами, принимали от руки безбожных большевиков муки и смерть за веру Христову доблестные новомученики и исповедники Российские.

Подобно молившемуся на палестинской скале преподобному Харитону, в новейшие времена молился о спасении Православной России в тесном затворе митрополит Гор Ливанских Илия (Карам), взывал ко Господу, стоя на каменном столпе, преподобный Серафим Вырицкий. И ныне, хотя и не ведаем мы их имен, живут среди нас на земле духоносные святые Господни: ради их молитв щадит Правосудный Бог онечестивившуюся землю, и если бы не было их, этот мир уже пришел бы к своему страшному концу. Еще в древности святые подвижники высказывали опасение: Пророками написаны книги; после пророков пришли отцы наши, совершили на деле многое написанное в пророчествах и, описав деятельность свою, оставляли эти писания для наставления наследникам своим. Наступило нынешнее поколение: оно переписало эти писания на бумаге и пергаменте и положило на окна без всякого употребления. Такое опасение оказалось напрасным: в мире и поныне существует праведность. Но творения святых отцов и память об их подвигах даны нам не для того, чтобы без всякого употребления держать их на полках библиотек или на задворках своего сознания.

Каждый христианин, если хочет спасти свою бессмертную душу, призван по мере сил подражать святым Господним и Самому Христу Спасителю. Сказано: по мере сил, ибо мы, немощные, должны со смирением оценивать свои силы в делах благочестия. Попытка одним махом достичь духовных высот, каких святые подвижники достигали всем своим житием, – это гибельное безумие, тайный прилог сатанинской гордости. Потому если человек, не приуготовивший свою душу медленным возрастанием в благочестии, предается жестокому житию аскета, он неминуемо духовно надломится, подвиг сверх сил приведет его или к потере веры, или к сумасшествию и демонской прелести. Но каждому верному по силам малый подвиг, предлагаемый Матерью-Церковью: утреннее и вечернее молитвенное правило, посещение храма по воскресеньям и праздникам, соблюдение церковных постов, ежемесячное Причащение Святых Христовых Таин, совершение дел милосердия и отвращение от греховных поступков, борьба с нечистыми помыслами и воспитание своего разума в помыслах благочестивых. Только вполне утвердившись в этом доступном каждому малом делании, ощутив, что в душе его укоренились смирение, покаяние, умиление и любовь ко всем ближним, христианин может дерзнуть и на большее в любви к Всевышнему. На любом месте, в любом общественном состоянии, при любом призвании мы можем смиренно шествовать по пути, указанному Матерью-Церковью: так да спасемся все.

Могущественны молитвы святых подвижников, друзей Божиих: по их прошениям Господь Всемогущий дарует людям исцеление от болезней и избавление от бед, благоденствие и духовное преуспеяние, блага земные и небесные. Но Пречистый Бог и сияющие чистотою святые Его не слышат молитв тех, кто погряз в греховной грязи, услаждается ею и сам не желает выбраться из трясины порока. Не ложно слово святоотеческое: Много может молитва поспешествуема, когда кто, прося молитвы у праведного, сам творит дела молитвы, обещая исправить и действительно исправляя прежнюю жизнь, и таким добрым своим обращением делая молитву праведного сильною и многомогущею. Ныне, светло празднуя память могучего предстателя верных преподобного Харитона Исповедника, воспоем же ему от чистых сердец с упованием на его Небесную помощь: Насладился, богомудре, воздержания, и плоти твоея вожделения обуздав, явился еси верою возращаем: и яко жизни древо, посреде рая процвел еси, Харитоне всеблаженне священнейший. Аминь.

Слово

в день памяти преподобных Кирилла и Марии, родителей Преподобного Сергия Радонежского
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26

Похожие:

Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПослание святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви в связи с подписанием
Послание святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconКнига 1 По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия
Издание посвящается всем моим многочисленным родственникам, которые несколько веков послужили Матери нашей Русской Православной Церкви...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИтоговый документ IV (IX) Всецерковного съезда епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси кирилла, согласно Определению Священного Синода Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИтоговый документ IV (IX) Всецерковного съезда епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви
По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси кирилла, согласно Определению Священного Синода Русской Православной...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПамяти Алексия II посвящается
Литву предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси алексия II, который был приурочен к торжествам,...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconОбращение святейшего Патриарха Московского и всея Руси алексия II к клиру, Приходским советам храмов гор
Декабря 2005 года в Зале церковных соборов Кафедрального соборного Храма Христа Спасителя состоялось очередное заседание Епархиального...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconИнтервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II газете "Коммерсантъ", 26 сентября 2001 года
Закончился визит в Армению патриарха Московского и всея Руси Алексия II, приуроченный к празднованию 1700-летия принятия Арменией...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПравославный листок
Федоровны и инокини Варвары, визит Святейшего Алексия ΙΙ, Патриарха Московского и всея Руси, и Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconКнига для чтения в семье и в школе скромное приношение детям, вступившим в XXI столетие По благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II
Православной Церкви. Особенный интерес представляет перечень главных страстей человеческого сердца и соответствующих им грехов применительно...
Книга IV. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Издательский Совет Русской Православной Церкви iconПо благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
Эта книга посвящается новомученикам, которые великим подвигом в трудные времена засвидетельствовали свое исповедничеств Она является...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org