Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья



страница2/7
Дата02.12.2012
Размер0.83 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3   4   5   6   7

3. Цели и задачи диссертации. Целью исследования является реконструкция философской системы Максима Исповедника в контексте релевантных ей учений поздней античности и раннего средневековья. При этом под философской системой Максима Исповедника понимается совокупность теоретических аспектов его учения в той части, в какой они коррелируют с рациональными построениями философских школ античности или построениями предшествующих ему христианских платоников, а также в той части, в какой они используют или модифицируют их понятийный аппарат и теоретический метод. К задачам исследования относится реконструкция понятийного аппарата и метода Максима Исповедника применительно к его онтологии, эпистемологии, антропологии, космологии и когнитивной психологии. Задачей исследования было представить когнитивную психологию Максима Исповедника как этап развития поздне-античной традиции, восходящей через пс.-Дионисия к Проклу и Аммонию. Ставилась задача исследования особенности метода диэрезы, как одного из важнейших для Максима. В рамках исследования влияния учения Максима на последующую традицию сформулирована задача изучения влияния его концепций на учение Иоанна Скотта Эриугены.

4. Состояние текстуальных источников. Несмотря на существенный прогресс в изучении наследия Максима Исповедника состояние источников оставляет желать лучшего. Например, до сих пор отсутствует критическое издание основного философско-богословского трактата Максима О трудностях у Григория Богослова к Иоанну. На настоящий момент имеется лишь одно печатное издание греческого текста всех Трудностей — издание Олера (1857), перепечатанное в Патрологии Ж.-П. Миня (PG 91, 1032A–1417C), которое базируется на единственном манускрипте (MS Gudianus graecus 39 [XIII в.]). Отсутствует критическое издание основного источника для антропологии Максима — работы Григория Нисского Об устроении человека. Утрачены или до сих пор недостаточно изучены сочинения Оригена и Евагрия Понтийского, от которых в своих построениях отправляется Максим. Сложность собственного языка и стиля Максима, который уже современниками считался сложным и темным, обусловили наличие многочисленных ошибок в переводах его сочинений на новоевропейские языки и различие в интерпретации отдельных отрывков.

5. Методология исследования. Особенностью избранного в исследовании метода реконструкции учения Максима Исповедника стал историко-философский анализ (в отличие от предшествующих исследований, в которых система Максима изучалась преимущественно в рамках историко-богословской парадигмы).
Важной составляющей избранного в диссертации исследовательского метода стала филологическая компонента: все рассматриваемые в исследовании тексты Максима Исповедника, а также тексты привлекаемых к рассмотрению авторов — будь то античные философы или христианские богословы — переведены нами с древнегреческого и латинского языков. В том случае, когда использовались уже существующие переводы, они были заново сверены с текстом оригинала, что потребовало в большинстве случаев внесения в них изменений. Применительно к понятийно-терминологическому ряду методологически важным было выявление в пределах корпуса сочинений Максима специальной терминологии (которая в предшествующих переводах была «растворена» в общелитературной лексике) с целью унификации терминов внутри корпуса сочинений Максима, а также для обнаружения терминологической и понятийной связи между сочинениями Максима и работами его античных и византийских предшественников. В работе широко использовались электронные текстовые базы данных, что позволило учесть практически весь корпус релевантных греческих текстов.

6. Научная новизна. Научная новизна работы состоит в том, что впервые предпринят комплексный историко-философский анализ христианского платонизма Максима Исповедника (VII в.). Учение Максима Исповедника представлено как этап непрерывного развития европейской философской мысли: изучено влияние на систему Максима предшествующих философских учений (от выявления прямых источников до осмысления воздействия общей традиции), а также рецепция его собственных построений последующими мыслителями латинского Средневековья. В работе выявлены и изучены особенности трансформации античной онтологической парадигмы в христианском платонизме Максима, включая переосмысление им таких базовых понятий как «природа», «сущность», «логос». Предложено новое понимание основных дефиниций Максима Исповедника; объяснена природа противоречий между исходными дефинициями, какими они предстают в работах античных философов, и таковыми в системе Максима Исповедника; показаны причины формального несовершенства разработанной им понятийной структуры. Получили историко-философское обоснование важные аспекты антропологии (разделение полов) и психологии (учение о произвольном выборе) Максима.

В диссертации исследованы особенности универсального логического метода делений и последующих соединений в учении Максима Исповедника; особенности применения метода диэрезы в его антропологии и космологии, дана новая интерпретация «пяти универсальных делений» в учении Максима.

В работе впервые рассмотрены связи и взаимовлияния между учениями таких христианских платоников как Максим Исповедник, пс.-Дионисий Ареопагит, Иоанн Скифопольский, Иоанн Скотт Эриугена в их отношении к античным источникам. Применительно к эпистемологии и когнитивной психологии Максима изучена иерархия и типы описываемых Максимом когнитивных процедур; установлено их соответствие различным онтологическим уровням и «диалектическим» методам; очерчена и изучена единая традиции их интерпретации от Прокла и Аммония через пс.-Дионисия и Иоанна Скифопольского к Максиму Исповеднику и Иоанну Скотту. Впервые изучены особенности трансформации представлений Максима Исповедника в работах Иоанна Скотта Эриугены.

7. Научно-практическая значимость. Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы определяется тем, что ее результаты открывают новые возможности для историко-философских исследований периода поздней античности и раннего средневековья. Отдельные разделы диссертационной работы могут найти применение в лекционных курсах по истории европейской философии, богословия и науки, при подготовке учебных пособий, курсов лекций и программ по истории философии в высших учебных заведениях.

8. Апробация работы. Текст диссертации обсужден на заседании сектора Философских проблем истории науки Института философии РАН. Результаты исследования были опубликованы в отечественных и зарубежных научных журналах, а также в двух моногра-фиях. Они апробированы в авторских лекционных курсах, читающихся в Международном славянском университете (1992–2000) и Институте философии, теологии и истории св. Фомы (2004 г. — н.в.).

9. Структура диссертации. Диссертация (304 с.) состоит из введения (с. 2-23), пяти частей (с. 24-238), заключения (с. 239-245), и двух приложений, посвященных рассмотрению проблемы титула и рубрикаций для Трудностей Максима Исповедника (с. 246-263), списка сокращений (с. 264-265), библиографии (с. 266-300), в которой приводится перечень источников и литературы, использованных в настоящем исследовании.

10. Хронологические рамки исследования охватывают период от III в. н.э. до IX в. н.э.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении (с. 2-23) ставятся задачи исследования, обосновывается научная актуальность его проблематики, описываются подходы и методологические принципы, принятые в работе, обсуждается степень изученности предмета исследования, описано состояние источников, отмечены научная новизна и научно-практическая значимость работы, характеризуется структура работы.

В первой части диссертации, «Основы философской системы Максима Исповедника» (3 главы, с. 24-106) исследуются основы философской системы Максима, включая вопрос о рецепции античной категориально-понятийной системы и особенностей её трансформации.

В главе I «Трансформация античной онтологии» (с. 24-74) рассматриваются дефиниции онтологической системы Максима. Обсуждается проблема философского описания единичного, и предлагавшиеся Максимом способы ее решения; концепция «тропоса существования» как альтернатива парадигме «родов и видов». Предметом детального изучения является категория «логос сущего» и связанные с ней апории.

В параграфе 1.1 «Природа как общее» (с. 24-29) исследуются особенности понимания Максимом Исповедником понятия природа (). Показано, что за редким исключением «природа» отсылает к понятиям «общее–целое, универсальное» (), «общее, имеющееся во многих» (); соотносится с понятиями «род» () и «вид» (), «сущность» (), которые тоже являются общими. Отмечено, что общая «человеческая природа» согласно Максиму есть сущность как бытие вообще (не только бытие человеком), ограниченная определенным набором «природных признаков» (  ,  ). Показано, что к природным идиомам «человека» Максим относит также и разумную волю. Посредством текстуальных примеров демонстрируется, что для Максима невозможна актуально существующая безыпостасная природа, т. е. видовая природа сама по себе, не актуализированная в конкретном индивиде. При этом в каждой отдельной ипостаси присутствует вся природа целиком.

Рассмотрена концепция различия () природ. Отмечено, что это одно из важнейших у Максима понятий, которое понимается скорее позитивно, чем негативно. В рамках исследования источников отмеченного представления выявлено, что 1) такое понимание «различия» восходит к Порфирию, который впервые различил отличия составляющие ( ) и отличия разделяющие ( ); что 2) согласно халкедонскому Символу веры во Христе после ипостасного соединения двух природ остается их ; что 3) в Ареопагитском корпусе термин «различие» используется в космологическом смысле —  суть неравенство и особенности вещей в их отношении друг к другу внутри целого и в различии по сущности (   ) между архетипом и образом. Обращено внимание на то, что важный для Максима автор, Леонтий Византийский, прилагает этот термин ко всем видам различий в мире вещей, а также к особенностям некоего вида (используя при этом словосочетание  ). Как важная особенность отмечено то, что у Максима присутствуют, как минимум, два типа различий: различие по сущности ( ), которое неотменяемо, и различие ипостасных воль, которое должно исчезнуть в будущем. Указано, что , характеризующее тварный мир, у Максима является составляющим () и различающим (), что означает, что оно непреходяще и что его смысл позитивен. Неизменности природы и сущности у Максима противостоит понятие «особенное» (), которое является индивидуализирующим элементом, а потому не общим, но частным (). Таким образом, Максим уравновешивает момент единства и момент дифференциации на всех уровнях, как в христологии, так и в космологии.

Отмечено, что в противоположность «различию» разделение () природ является негативным понятием. При этом существенно, что в халкедонском словоупотреблении было принято говорить, что единство природ во Христе существует «без разделения» (). Согласно Максиму, конечной целью божественного Промысла является уничтожение всякого разделения. Он прилагает этот принцип к своей антропологии и космологии. Указывается, что вслед за Леонтием Византийским Максим считает, что применительно к вещам отличие по числу не вводит разделения, поскольку всякое число являет некое различие, но не разделение, а значит не вводит ни единства, ни разделения.

В параграфе 1.2 «Тварная ипостась () как частная, индивидуальная природа. Определения ипостаси» (с. 30-37) изучаются подходы, избираемые Максимом Исповедником для описания индивидуального бытия. Указано, что индивидуальную тварную природу Максим вслед за своими предшественниками называет ипостасью. Он никогда не именует ее частной или индивидуальной природой, как это делали античные философы, ибо подобное словоупотребление было скомпрометировано в его глазах оппонентами в христологических спорах. Отмечено, что Максим следует терминологическому различению между природой и ипостасью, введенному Василием Великим применительно к Троице, когда за личным божественным бытием был закреплен термин «ипостась», а термин «природа» означал общую божественную сущность. При этом Максим ограничивает значение термина «природа», понимая под ней преимущественно видовую сущность, и лишь в редких случаях — индивидуальную. То, что Аристотель называл «первой сущностью», Максим почти всегда называет «ипостасью» (и редко — индивидом, ). Отмечено, в системе Максима нет безыпостасных природ, т. е. природ, не реализовавшихся актуально; ипостась тоже невозможна без природы. Ипостась всегда есть проявление какой-либо общей природы (сущности), она всегда «восуществлена» (). Указано, что к свойствам тварной ипостаси относится то, что она может быть сложной, т. е. состоять из двух и более природ. Таким образом, ипостась не только ограничивает, но и соединяет. Обращено внимание на то, что в Трудности XLI Максим говорит об «ипостаси всего тварного». Показано, что в этом случае термин «ипостась» представляет собой синоним «бытия» (в качестве параллели указано схожее словоупотребление у Прокла, использующего выражение     для обозначения совокупности сущего, получившего бытие от первого начала).

Рассматриваются подходы, использованные Максимом Исповедником для описания индивидуального бытия. Согласно одному из определений ипостась есть видовая природа, ограниченная определенным набором индивидуальных признаков. При этом, по аналогии с божественными ипостасями и в соответствии со школьной логикой, переход от общей сущности «человек» к ипостаси «Петр» равнозначен переходу от понятия, имеющего больший объем, к понятию, имеющему меньший объем. Если объем понятия — это совокупность предметов, к которым прилагается понятие, а содержание — те признаки, которые приписываются понятию, то наложение любого признака есть сужение объема понятия, ограничение (determinatio) его. Отмечено, что согласно другому определению, ипостась есть «отдельное бытие». При этом Максим соотносит ипостась с аристотелевским  — тем, что существует само по себе (  ), самостоятельно, и, как результат, — существует актуально. Обращено внимание на то, что поскольку в системе Максима тварные вещи существуют не «сами по себе», но их бытие зависит от божественного попечения, эту формулу лучше переводить, как «то, что существует отдельно». Указано, что новаторским способом определения ипостаси является тот, согласно которому ипостась есть тропос (модус) существования видовой природы. Максим представляет ипостась как некий особенный модус существования () видовой природы. В этом случае ипостась понимается как окачествованное бытие видовой природы, её «как»-бытие ().

В параграфе 1.3. «Концепция тропоса существования (- ) как альтернатива парадигме родов и видов. Парадоксы новоустроения природ» (с. 37-47) рассмотрены особенности указанной концепции Максима. Отмечено, что при подобном подходе важны уже не ипостасные признаки и их число, ограничивающие видовую природу в некую ипостась, а особенности действия или претерпевания природы внутри одной из ее актуализаций (одной из ее ипостасей). Указано, что поскольку «природы» и «сущности», о которых ведет речь Максим, — живые и разумные, то он определяет тропос существования также как «способ использования лицом своих естественных способностей или исполнения их действований». Тропос, согласно Максиму, — это некое выработанное человеком отношение к вещам, ставшее устойчивым состоянием его душевного склада. Обращено внимание на то, что Максим определяет тропос и как способ использования индивидом своих природных способностей или свойств. В качестве источника этого представления выявлены тексты Григория Богослова. В ходе анализа концепции «новоустроения» показано, что все описываемые Максимом случаи новоустроений представляют собой акты вторжения божества в тварную природу: тропос сверхъестественного действия новоустраиваемой природы определяется актом божественного вмешательства. Отмечено, что переход от родо-видовой парадигмы к рассмотрению в терминах тропоса существования предоставляет определенные преимущества, поскольку (в отличие от аристотелевской логики, которая оперирует только общностями и неизменностями — родами и видами) он позволяет рассматривать единичности (объекты тварного мира или божественное, которое всегда уникально) и изменчивое бытие (учитывает фактор времени). Если логос природы обеспечивает неизменность и самотождественность природы, то тропос соответствует тому чтó в этом действии изменчиво от ипостаси к ипостаси. Обнаружен не отмеченный ранее пример обращения Максима к современной ему школьной традиции: Максим использует определение человека, данное в диалоге Платона Алквиад I: обсуждая тему новоустроения природ, Максим противопоставляет логос тропосу и замечает, что «логос человеческой природы — это бытие душой и телом, и природой, состоящей из разумной души и тела», что соответствует платоновскому: «человек — не является ли он чем-то одним из трех... душой или телом, или целым из того и другого?» (Алквиад I, 130a 7-9).

В параграфе 1.4 «Парадигма логосов: преимущества и возникающие апории» (с. 47-74) исследуется учение Максима Исповедника о логосах бытия, создающее интерпретационные трудности для исследователей. Отмечено, что оно является ярким примером стремления Максима трансформировать понятийную систему античной философии, желания переработать ее для нужд современного ему богословия. Специфика учения Максимом о логосах сущего исследуется применительно к сфере онтологии. Обращено внимание на то, что для Максима всякая тварная природа существует сообразно некоему «логосу», понимаемому как помысел или воление Бога о конкретном сущем. Исследуется онтологический статус логоса. Указано, что учение о логосах играет важную роль в космологии Максима. Предвечное бытие некоей сущности в логосах — в виде божественного замысла о ней — рассматривается Максимом как потенциальное бытие, и лишь когда вещь выводится в чувственное существование, она обретает актуальное бытие. История Шестоднева представляется ему описанием творения умных родо-видовых сущностей, когда Бог одномоментно и единожды осуществил логосы чувственных вещей и их общие сущности. Исследуются представления Максима Исповедника о логосах индивидов. Указано, что в отличие от античных платоников существование логосов индивидов не являлось для Максима проблемой: он неоднократно пишет о «логосах частного». Каждая тварь создана волением Божиим, Бог желает её, имеет о ней Промысел и Суд, сохраняет её в бытии. Отмечено, что применительно к проблеме универсалий позиция Максима зависит от источника, которому он в данный момент следует. В ряде случаев, когда Максим склоняется к собирательной теории универсалий и отрицает их самостоятельное существование, он находится под влиянием учения Немесия Эмесского. В других случаях Максим ориентируется на неоплатонизм пс.-Дионисия и не ставит под сомнение самостоятельное бытие универсалий. В третьем случае, общее и частное взаимозависимы у него до такой степени, что становятся равноправными. Здесь Максим в наибольшей степени самостоятелен и представляет пару общее/ частное в виде частей, конституирующих целое. Её элементы могут лишь мыслиться существующими самостоятельно, но актуально они являются составляющими единой ипостаси. Это обусловлено тем, что умопостигаемое утрачивает в системе Максима статус высшего и подлинного бытия. И чувственное, и умопостигаемое суть половины тварного космоса. При этом более высокой реальностью и для чувственного, и для умопостигаемого является сфера божественных нетварных логосов.

Указано, что в ряде текстов Максим подразумевает иерархию логосов сущего. Логосы, как и связанные с ними вещи, образуют иерархию, составляя древо Порфирия. При этом более цельные и родовые охватывают более частные. Более общие логосы содержатся в Премудрости, тогда как о частных печется Промысел. Логосы частного восполняют общие логосы (1313D–1316A). Посредством анализа текстов отмечено, что логос сущего не тождественен у Максима тварной сущности. Логосы сущего, как божественные помыслы о тварном, суть части верховного Логоса, второй ипостаси Троицы. Отличие логосов сущего от самих сущностей постулируется не только в аспекте оппозиции тварное/ нетварное, но и в аспекте предшествование / следование. Логосы неизменно существуют «прежде веков». Напротив, тварные изменчивые вещи возникают и уничтожаются во времени. Поэтому бытие логосов по отношению к бытию сущих именуется предсуществованием. Поэтому онтологически логос есть сверхсущность.

Исследовано отношение «логосов» к видовым природам, которые согласно Максиму «возникают вместе» с появлением логосов. Сделан вывод, что общие природы также находятся в верховном Логосе, где имеют потенциальное существование. Таким образом их присутствие в Логосе не нарушает запрета на совмещение сверхсущественного (= божественного) и сущности (= тварного). Следовательно, в Логосе актуально существуют лишь нетварные логосы, тогда как тварные общие природы лишь заданы в виде потенций в первых логосах. Это гарантирует сохранение божественной простоты верховного Логоса. Актуальное существование тварное получает только в виде ипостасей, индивидов. Отмечено, что в отличие от Иоанна Скотта, который пишет о том, что тварные вещи обладают истинным существованием «в» своих логосах (rationes) или причинах (causae), для Максима они существуют лишь «сообразно» логосам, т. е. и на лексическом уровне всегда предполагается дистанция между логосом и тварью. Как важное обстоятельство отмечено, что несмотря на то, что нетварный логос и соответствующее ему тварное сущее должны быть разделены онтологической пропастью, во многих текстах Максима логос и сущность сближаются. В качестве одной из причин указанного явления указано на особенности самой системы Максима, в которой логос сущего понимается, помимо прочего, как целевая причина этого сущего. Еще одной причиной сближения логоса и тварной природы является то, что в соответствующих рассуждениях Максим, как и другие христианские философы до него, следует философским моделям и их логике. Проблема согласования христианского догмата о творении мира из небытия и платонического представления о существовании мира в его умных причинах представляла трудности для христианских платоников. Максим разрешает эту проблему, вводя логосы, как помыслы Бога о сущем, не тождественные самим сущим.

Тем не менее, отмечено, что «отдельное» бытие чувственной вещи в системе Максима по-прежнему представляет философскую проблему. Оно согласуется с аристотелевской и христианской картиной мира, в которых индивиды существуют «реально», но невозможно в платонизме, для которого реальны только общие сущности, а индивиды являются лишь подобиями, чье существование в сравнении с «истинным бытием» представляет собой небытие. В целом эту платоновскую традицию в смягченной форме наследуют многие христианские платоники и сам Максим. Однако, как христианский философ, Максим вынужден принимать и «реальное» существование индивидов. Характерно, что он нигде не поясняет, в чем онтологически состоит «отдельность» существования индивида. Напротив, в другом месте он пишет, что отступление или обособление от своего логоса для твари равносильно ее переходу к ничто.

Отмечено, что у таких христианских платоников, как Григорий Назианзин, Григорий Богослов или пс.-Дионисий логосы практически тождественны умопостигаемым прообразам чувственных вещей, так что нет квази-обособленной сферы смыслов, присутствующей у Максима. Напротив, у Максима логосы, как божественные мысли, представляют собой особый — смысловой — тип реальности, тогда как умопостигаемое и чувственное ставятся на ступень ниже, равно относясь к иной, тварной природе. Форма ( ) вещи, вместе с материей относятся у него к области тварного бытия, подвластного времени ( ). Напротив, «естественные логосы» соответствуют сфере духовного / божественного. Таким образом, метафизическая система Максима Исповедника отличается от предшествующих в том, что помимо канонических для поздне-античного и ранне-средневекового платонизма умопостигаемой и чувственной областей, вводится третья реальность — сфера логосов, область чистых смыслов, тогда как статус умопостигаемого существенно понижается.

Сделан вывод, что понятие логоса у Максима — даже если ограничиться рассмотрением только онтологического аспекта — представляет собой сложную смысловую структуру. С одной стороны, Максим однозначно определяет логос как помысел Бога о сущем, т. е. постулирует его нетварность и вечность. С другой стороны, используемые Максимом логические схемы, лексика, образы, а также влияние предшествующих авторов создают предпосылки для сближения логоса сущего с тварной сущностью. Отмечено, что учение о логосах, как неотъемлемая часть метафизической системы Максима, наследует противоречия усвоенных им источников и не свободно от противоречий. Эти апории не являются результатом собственной непоследовательности Максима, но присутствуют и в других философских системах.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconГ. В. Синило (Минск) традиция книги псалмов в еврейской литургической поэзии поздней античности и раннего средневековья книга
Второго Храма. Кроме того, она дала толчок развитию постбиблейской еврейской литургической поэзии – начиная с конца эпохи Второго...
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconМонофелитство и борьба с ним на Востоке и на Западе перед VI вселенским Собором
Софрония Иерусалимского, св. Максима Исповедника, св. Мартина Исповедника, папы Римского, св. Агафона, папы Римского
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconЛитература средневековой Европы
Период культуры раннего и классического средневековья охватывает почти 10 веков, с 5 по конец 14 в., т е с момента падения Западной...
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconВопросы к экзамену Периодизация искусства западноевропейского средневековья
Архитектура раннего средневековья: типология, стилистика, особенности национальных школ
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconВопросы к экзамену Периодизация искусства западноевропейского средневековья
Архитектура раннего средневековья: типология, стилистика, особенности национальных школ
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconОбраз власти на рубеже античности и средневековья: от империи к варварским королевствам
Работа выполнена на кафедре истории древнего мира Института восточных культур и античности Российского государственного гуманитарного...
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconФилософско-педагогические идеи игнатия брянчанинова в контексте современных проблем духовно-нравственного воспитания 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
Философско-педагогические идеи игнатия брянчанинова в контексте современных проблем
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconИванов П. В. Маскулинность и феминность в ориентальных мистериях поздней античности (II -ivвв н. э.)

Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconОсобенности философии Средневековья
Выделяют следующие особенности философии Средневековья: философское учение теоцентрично, философия Средневековья тесно связана с...
Учение Максима Исповедника в контексте философско-богословской традиции поздней античности и раннего средневековья iconВ. В. Гусаков Армянские письменные источники о международном положении Центральной Азии в эпоху поздней античности (III-V вв н. э.)
Армянские письменные источники о международном положении Центральной Азии в эпоху поздней античности (III-V вв н э.)
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org