Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов



страница4/40
Дата15.10.2012
Размер4.56 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

3-й Генералъ-Фельдмаршалъ

Графъ Борисъ Петровичъ Шереметевъ
Графъ Борисъ Петровичь Шереметевъ, сынъ Боярина Петра Васильевича и потомокъ Воеводы Никиты Васильевича Шереметева, израненнаго въ битвахъ за Отечество, котораго Царь Іоаннъ Грозный велѣлъ удавить — родился 25 Апрѣля 1652 года{44}. Сначала служилъ онъ при Высочайшемъ Дворѣ; потомъ, имѣя врожденную склонность къ военному ремеслу, еще въ молодыхъ лѣтахъ пожиналъ лавры на полѣ брани, подъ руководствомъ своего родителя. Въ 1681 году предводительствовалъ онъ самъ частію войскъ противъ Крымскихъ Татаръ, имѣя почетный титулъ Воеводы и Намѣстника Тамбовскаго.
По возшествіи на престолъ Государей Iоанна и Петра Алексѣевичей (1682 г.), Шереметевъ пожалованъ изъ Стольниковъ въ Бояре, и съ того времени участвовалъ во всѣхъ государственныхъ дѣлахъ, не вмѣшиваясь ни въ какіе внутренніе раздоры. Вѣрность его къ Царямъ и любовь къ правдѣ, сдѣлали его любезнымъ Монархамъ и народу; а великія познанія и рѣдкія достоинства способствовали ему (1686 г.) въ заключеніи славнаго мира съ Польшею и союзнаго трактата съ Королемъ Польскимъ и Римскимъ Императоромъ. Шереметевъ награжденъ титуломъ Ближняго Боярина и Намѣстника Вятскаго; отправленъ въ Польшу и въ Вѣну для совершеннаго окончанія этого важнаго дѣла.
Возвратясь въ Россію Борисъ Петровичь получилъ главное начальство надъ войсками, собравшимися въ Бѣлгородѣ и назначенными для прикрытія границъ отъ нашествія Крымскихъ Татаръ. Здѣсь онъ имѣлъ случай оказать отличное мужество и искусство въ военномъ дѣлѣ, поражая неоднократно непріятеля и обращая его въ бѣгство при одномъ только своемъ приближеніи. Во время перваго похода Петра Великаго къ Азову (1695 г.), Шереметеву поручено дѣлать военныя движенія внизъ по рѣкѣ Днѣстру, чтобы отвлечь туда часть Турецкихъ и Татарскихъ силъ. Онъ овладѣлъ всѣми прибрежными крѣпостцами, раззорилъ ихъ и построилъ новую крѣпость на островь Таманѣ.
Сдѣлавъ имя свое извѣстнымъ въ Россіи, Борисъ Петровичь испросилъ у Государя позволеніе отправиться въ чужіе краи. Цѣль его путешествія состояла въ томъ, чтобы обогатить умъ новыми свѣдѣніями, въ особенности по части военной. Онъ выѣхалъ изъ Москвы 22 Іюня 1697 года, снабженный отъ Петра Великаго письмами къ Императору Леопольду, къ Папѣ, къ Дожу Венеціянской республики и къ Великому Магистру Мальтійскаго ордена. Въ свитѣ Шереметева находились: Священникъ, изъ Малороссіянъ, Іосифъ Пашковскій; Царедворецъ Головцынъ; Маршалокъ Алексѣй Курбатовъ и нѣсколько дворянъ.
Тогда царствовало въ Польшѣ несогласіе и вельможи были раздѣлены на двѣ партіи: одна поддерживала Августа II, возведеннаго на престолъ Петромъ Великимъ; другая желала имѣть Королемъ Принца Французскаго Конти. Шереметевъ принужденъ былъ скрывать свое имя, назвался Русскимъ Ротмистромъ Романомъ, перемѣнилъ платье, имѣлъ общій столъ со свитою; Курбатовъ представлялъ первое лице.
Совсѣмъ тѣмъ, слухъ, о проѣздѣ его, давно распространившійся въ Польшѣ (ибо онъ медленно путешествовалъ), нанесъ ему множество неудовольствій, особенно въ имѣніи Радзивилла и въ Замостѣ, гдѣ держали его подъ карауломъ: онъ долженъ былъ искупить свободу не однимъ краснорѣчіемъ, но силою золота и подарковъ.
Въ Краковѣ Шереметевъ остановился (5-го Ноября) въ домѣ, приготовленномъ по приказанію Короля. За нѣсколько верстъ до въѣзда въ этотъ городъ встрѣтилъ его Резидентъ нашъ, Дьякъ Алексѣй Никитинъ. Не успѣлъ Шереметевъ выдти изъ дорожнаго экипажа, какъ явились къ нему: Гетманъ полный Литовскій, Стражникъ Коронный и Секретарь Августа ІІ-го Клейстъ, послѣдній съ порученіемъ узнать отъ него: какъ желаетъ онъ представиться Королю, приватно или церемоніально? Шереметевъ отвѣчалъ: что онъ проситъ принять его безъ церемоній. На другой день, въ 5 часу по полудни, Августъ ІІ-й прислалъ за Борисомъ Петровичемъ вызолоченную карету, обитую внутри бархатомъ и заложенную въ шесть лошадей. Клейстъ и Резидентъ нашъ заняли въ ней мѣста противъ Шереметева; впереди ѣхали верхомъ его дворяне и дворовые люди. Карета остановилась у самого крыльца. Въ пріемной комнатѣ собраны были всѣ Сенаторы. Шереметевъ произнесъ Королю краткую рѣчь, на Русскомъ языкѣ, въ которой описалъ службу свою на поприщахъ дипломатическомъ и военномъ, одержанныя имъ побѣды надъ невѣрными и причину пріѣзда въ Краковъ, чтобъ поздравить Его Величество съ совершившимся коронованіемъ. Великій Канцлеръ Коронный, Денгофъ, отвѣчалъ Боярину также рѣчью отъ имени Короля и, между прочимъ, удостовѣрилъ Шереметева: «что Его Величество, будучи самъ воинъ на престолѣ, за особенное удовольствіе поставляетъ лично свидѣтельствовать ему любовь свою и отличное благоволеніе.» — Тогда Шереметевъ и свита его, по обычаю того времени, допущены были къ рукѣ Августа ІІ-го. Нѣсколько разъ Борисъ Петровичь былъ потомъ у Короля, который бесѣдовалъ съ нимъ откровенно и являлъ ему знаки особаго уваженія. Послѣ обѣденнаго стола въ дворцѣ (19 Ноября), Сенаторы проводили Шереметева до крыльца, а Кастеланъ Хельмскій до самой кареты. Борисъ Петровичь послалъ Августу ІІ-му въ даръ: два сорока соболей, мѣхъ соболій, двѣ черныя лисицы и богатое Турецкое ружье. Подарки Королевскіе состояли изъ двухъ ружей, двухъ Французскихъ пистолетовъ, серебряной шкатулки, обложенной драгоцѣнными каменьями и кубка, сдѣланнаго изъ раковины, въ серебряной, вызолоченной оправѣ. Шереметевъ одарилъ также и вельможъ Польскихъ: лошадьми, мѣхами, саблями Турецкими и, получая отъ нихъ: золотые часы, большіе серебряные шандалы и проч., награждалъ еще щедрою рукой посланныхъ. Такъ поступалъ Русскій Бояринъ и въ другихъ государствахъ, удивляя великолѣпіемъ своимъ и щедростію.
Передъ въѣздомъ Шереметева въ Вѣну (Дек. 10), Императоръ Леопольдъ І-й выслалъ ему карету и своего переводчика, Адама Стилля, съ привѣтствіемъ; потомъ, назначивъ день пріемной аудіенціи, велѣлъ извиниться, что не можетъ тотчасъ принять его, по случаю семейнаго траура и чрезвычайной своей печали{45}. 17-го Декабря Борисъ Петровичь, надѣвъ Нѣмецкое платье, вручилъ Леопольду грамоту Петра Великаго. Императоръ старался, чтобъ Шереметевъ провелъ пріятнымъ образомъ время въ Вѣнѣ; подарилъ ему, потомъ, бриліантовый перстень, который снялъ съ своей руки, и снабдилъ рекомендательными письмами: къ Папѣ, Великому Магистру Мальтійскаго ордена и къ Австрійскому Послу, находившемуся въ Римѣ (въ которыхъ именовалъ Шереметева Россійскимъ Генералиссимусомъ). Борисъ Петровичь представлялся и сыну Императора, Королю Римскому и Венгерскому Іосифу; подарилъ ему Черкесскую лошадь съ богатымъ сѣдломъ и калчанъ съ стрѣлами въ золотой оправѣ{46}. Царедворецъ Шереметева, Головцынъ, приведшій лошадь, получилъ отъ Іосифа золотую цѣпь съ его портретомъ; служитель двадцать червонцевъ. Вельможи отдарили Шереметева разными картинами.
Обозрѣвая, на дорогѣ, мѣста, знаменитыя историческими событіями и все заслуживающее вниманія, Борисъ Петровичь былъ въ Баденѣ (близь Вѣны), извѣстномъ горячими водами. Его провожалъ любимецъ Императора Іезуитъ Фридрихъ Вольфъ. Оттуда путешественикъ нашъ отправился въ Венецію, пріѣхалъ въ этотъ городъ во время масленицы и, по случаю болѣзни Дожа, вручилъ Царскую грамоту Сенаторамъ. Послѣдніе обнадежили его: что, радуясь побѣдамъ Россіянъ надъ невѣрными, готовы вспомоществовать Царю. Изъ Венеціи Шереметевъ продолжалъ путешествіе въ Римъ, куда прибылъ 21-го Марта (1698 г.). Папа, Иннокентій ХІІ-й, оказалъ ему отличный пріемъ: не велѣлъ отбирать у него шпаги и шляпы при входѣ въ аудіенцъ-залу, принялъ самъ изъ рукъ его двѣ привезенныя имъ грамоты отъ Петра Великаго и Леопольда І-го, выхвалялъ мужественные его подвиги противъ непріятелей Св. Креста и, желая — какъ сказалъ Иннокентій — воздать Шереметеву почесть равную съ Вѣнценосцами, допустилъ къ своей рукѣ, а самъ поцѣловалъ его въ голову. 30-го Марта Иннокентій благословилъ Бориса Петровича образомъ Спасителя, сдѣланнымъ изъ золота на мраморной доскѣ съ серебряными по сторонамъ и въ верху Ангелами и съ гербомъ своимъ внизу; также прислалъ ему трость, оправленную золотомъ и драгоцѣнными каменьями. На другой день Бояринъ препроводилъ къ Первосвятителю соболье одѣяло въ девятьсотъ рублей, двѣ драгоцѣнныя парчи и пять сороковъ горностаевъ; одарилъ также любимца Папы, Кардинала Спаду, и Епископовъ. Кардиналъ провожалъ Шереметева до кареты, — Передъ выѣздомъ Бориса Петровича изъ Рима, Иннокентій прислалъ ему съ Епископомъ, Петромъ Ламбертомъ, золотый крестъ, вмѣщавшій частицу древа Животворящаго Креста Господня, и приказалъ извиниться, что не можетъ, по причинѣ болѣзни, лично вручить ему это побѣдоносное знаменіе.
Изъ Рима Шереметевъ продолжалъ путешествіе вь семи коляскахъ (кромѣ двухъ фуръ съ мѣхами) до Неаполя; оттуда, моремъ, въ Мальту; былъ въ Сициліи; осмотрѣлъ огнедышущую Этну; принятъ (2-го Мая) въ Мальтѣ съ большими почестями, при громѣ орудій. У пристани ожидали его три кареты Великаго Магистра; Генералъ-Командоръ и два Кавалера встрѣтили передъ крыльцомъ отведенной ему квартиры, поддерживали Шереметева при выходѣ изъ экипажа и объявили: что велѣно имъ находиться при немъ безотлучно; довольствовать его со свитою столомъ и напитками во все время пребыванія въ Мальтѣ. Тщетно Борисъ Петровичь старался отклонить послѣднее намѣреніе; Кавалеры отвѣчали: «что у нихъ обычай угощать пріѣзжающихъ изъ странъ близкихъ, не только отдаленныхъ и что знаменитыя побѣды его надъ невѣрными, высокое рожденіе и достоинство Генералиссимуса Россійскихъ войскъ даютъ ему предпочтительное право на ихъ уваженіе.» — Великій Магистръ, Раймундъ-Переллосъ-Рокафуллъ, прислалъ еще къ Шереметеву своего трубача, приказавъ послѣднему трубить у знаменитаго путешественника передъ обѣденнымъ столомъ и вечернимъ, почесть, которую онъ отмѣнилъ у себя на то время. 4-го Мая Бояринъ имѣлъ аудіенцію у Великаго Магистра и встрѣченъ былъ за воротами многими Кавалерами, которые предшествовали ему во дворецъ. Рокафуллъ вышелъ къ нему въ третью комнату и повелъ черезъ двѣ другія въ пріемную. Шереметевъ произнесъ рѣчь, сначала стоя, когда говорилъ титулъ Царскій (въ которое время и Великій Магистръ стоялъ, снявъ шляпу), потомъ, сидя въ креслахъ подъ балдахиномъ, противъ Великаго Магистра. Послѣдній поцѣловалъ подпись Царскую на Грамотѣ; благодарилъ Шереметева за посѣщеніе; изъявилъ радость, что видитъ въ отечествѣ своемъ толь знаменитаго мужа; проводилъ Боярина въ третью комнату, гдѣ его встрѣтилъ. Борисъ Петровичь осматривалъ, 5 и 6 Мая, укрѣпленія; 8 числа былъ въ церкви Св. Іоанна Предтечи и, во время литургіи, занималъ мѣсто, особо для него устроенное, на правой сторонѣ Великаго Магистра, обитое коврами, гдѣ лежали двѣ бархатныя подушки. Въ тотъ же день Шереметевъ отправилъ къ Великому Магистру свои подарки, состоявшіе изъ разныхъ мѣховъ и парчей; одарилъ и главныхъ Кавалеровъ. 9-го Мая онъ былъ приглашенъ къ обѣденному столу Великаго Магистра, который возложилъ на него алмазный Мальтійскій командорственный крестъ, обнялъ Шереметева три раза и ввѣрилъ ему, согласно изъявленному желанію, начальство надъ двумя галерами, долженствовавшими выступить противъ Турокъ. За столомъ служили Кавалеры; Шереметевъ сидѣлъ подлѣ Великаго Магистра{47}. Вечеромъ галеры пустились въ открытое море: сраженія не было; но довѣренность воинственныхъ рыцарей не менѣе дѣлаетъ чести Россійскому Полководцу{48}.
22-го Мая Шереметевъ снова увидѣлъ Неаполь; оттуда ѣздилъ въ Баръ на поклоненіе мощамъ Святителя Николая и, совершивъ набожное путешествіе, былъ двое сутокъ свидѣтелемъ сильнаго изверженія Везувія. Грозный волканъ, съ ужаснымъ гуломъ, трескомъ и страшными громовыми ударами, выбрасывалъ раскаленные каменья на три или на четыре мили; огненная лава поглощала окрестныя жилища; изранено, погибло множество людей; до тридцати тысячь бѣжало въ Неаполь{49}; въ оба дни не льзя было ходить по улицамъ, покрытымъ пепломъ болѣе, нежели на четверть аршина; на третій, послѣ церковнаго хода, сильный дождь утушилъ ночью пламя и спокойствіе въ городѣ возстановилось. Въ Римѣ Борисъ Петровичь осмотрѣлъ древности и любопытныя заведенія этого города, видѣлся съ Папою, получилъ отъ него отвѣтныя грамоты Царю и Императору Леопольду; потомъ, поѣхалъ въ Флоренцію и посѣтилъ Великаго Герцога Козьму IIІ-го. Онъ встрѣтилъ Шереметева въ другой комнатѣ; показалъ ему гравированный портретъ Петра Великаго, къ которому - изъяснился Герцогъ — онъ питаетъ одинакое уваженіе, какъ и къ самому Царю; карту, представляющую Черное море, начертанную Петромъ; свои сокровища: алмазы, жемчугъ и прочія драгоцѣнности; подарилъ Борису Петровичу рѣзную шкатулку, оправленную серебромъ и разными каменьями, въ которой находились лѣкарства{50}.
На возвратномъ пути, чрезъ Венецію, въ Вѣну, Шереметевъ представлялся Императору и сыну его. Леопольдъ І-й слушалъ, съ любопытствомъ, разсказъ Бориса Петровича, въ особенности, объ Италіи и Мальтѣ; желалъ, чтобы полученный имъ орденскій знакъ поощрилъ его къ новымъ подвигамъ, полезнымъ для всего Христіанства. Переводчикомъ былъ Іезуитъ Вольфъ. — Іосифъ препроводилъ къ Шереметеву золотую шпагу, осыпанную бриліантами. Изъ Вѣны Борисъ Петровичь выѣхалъ 11-го Сентября; былъ въ Кіевѣ на поклоненіи Святымъ Угодникамъ Божіимъ; 10 Февраля 1699 года увидѣлъ бѣлокаменную Москву и 12 числа явился къ Государю въ Нѣмецкомъ платьѣ, съ Мальтійскимъ командорственнымъ крестомъ и драгоцѣнной шпагою{51}. Можно представить себѣ съ какимъ восторгомъ онъ былъ принятъ Монархомъ, старавшимся тогда уничтожать въ Боярахъ древніе предразсудки и обыкновенія.
Вскорѣ возгорѣлась война между Россіею и Швеціею. Шереметевъ начальствовалъ нерегулярною конницею подъ Нарвою (1700 г.); совѣтовалъГлавнокомандовавшему обложить городъ малою только частію войска, а съ остальною идти на встрѣчу Карла XII, ожидать его на выгодномъ мѣстъ и дать сраженіе, въ которомъ вся армія могла бы дѣйствовать противъ Шведовъ соединенными силами, но Герцогъ Крои отвергнулъ мнѣніе опытнаго вождя; сраженіе проиграно и Шереметевъ принужденъ былъ отступить къ границамъ, для прикрытія ихъ отъ нападенія. Удостовѣрясь въ правотѣ любимаго имъ полководца, Петръ Великій возвелъ Бориса Петровича въ достоинство Генералъ-Аншефа и, вскорѣ, пожаловалъ Генералъ — Фельдмаршаломъ, поручивъ ему открыть военныя дѣйствія въ Лифляндіи (1701 г.). Онъ оправдалъ на дѣлѣ довѣренность Государя: не смотря на холодную погоду и глубокій снѣгъ, рѣшился атаковать, 30 Декабря, при деревнѣ Эррестферѣ Генерала Шлиппенбаха, имѣвшаго подъ ружьемъ семь тысячь человѣкъ. Непріятель сначала опрокинулъ Русскую кавалерію, но послѣдняя, бывъ подкрѣплена пѣхотою, вторично напала (1-го Января 1702 г.) на Шведовъ, которые, растративъ все заряды, принуждены были бѣжать къ Сагницѣ, мызѣ, отстоящей въ 21-й верстъ отъ Эррестфера{52}. Полковникъ Энскіельдъ, Подполковникъ Ливенъ, Маіоръ Нолькенъ со многими другими офицерами и 350 нижнихъ чиновъ взяты въ плѣнъ. Весь обозъ, четыре пушки и восемь знаменъ достались побѣдителямъ. За этотъ подвигъ Фельдмаршалъ удостоенъ ордена Св. Андрея Первозваннаго. Новые лавры ожидали его: 19 Іюля истребилъ онъ эскадру Шведскую, намѣревавшуюся переправиться черезъ озеро Пейпусъ для высадки войскъ въ Псковскую и Новогородскую губерніи; сразился во второй разъ, въ томъ же мѣсяцѣ, съ Шлиппенбахомъ. Желая загладить прежнюю неудачу, Шведскій полководецъ выступилъ противъ Россіянъ съ свѣжими полками. Фельдмаршалъ не ожидалъ нападенія, но любилъ предупреждать непріятеля: пошелъ на встрѣчу, совершилъ переходъ довольно трудный, ударилъ на Шведовъ при селеніи Гуммельгофъ, истребилъ большую часть ихъ пѣхоты, взялъ около пятисотъ человѣкъ въ плѣнъ, шесть мѣдныхъ и девять чугунныхъ орудій, шестнадцать знаменъ; положилъ на мѣстѣ до пяти тысячь человѣкъ; обратилъ Шлиппенбаха въ бѣгство къ Пернову со всею конницею. Слѣдствіемъ этой побѣды было опустошеніе Лифляндіи. Съ того времени кичливые Шведы начали иначе думать о Россіянахъ. Взятіе городовъ Вольмара, Маріенбурга и Нётебурга, переименованнаго Шлиссельбургомъ, послѣдовало вскорѣ за этимъ пораженіемъ, въ томъ же 1702 году. Ніеншанцъ, Ямъ или Ямбургъ увеличили потомъ завоеванія Шереметева (1703 г.). Государь остался недоволенъ ошибочными его распоряженіями подъ Дерптомъ (1704 г.); отмѣнилъ нѣкоторыя изъ нихъ, велѣлъ открыть новыя траншеи и овладѣлъ городомъ 13 Іюля.
Въ 1705 году Фельдмаршалъ имѣлъ неудачную битву (16 Іюля) въ Курляндіи съ Шведскимъ Генераломъ Левенгауптомъ, при деревнъ МуроМызѣ. Выгодное мѣстоположеніе непріятеля и опрометчивость Россійской конницы, состоявшей изъ Козаковъ и Калмыковъ, были главною тому причиною. Не дождавшись пѣхоты и артиллеріи, они бросились послѣ маловажной поверхности на непріятельскій обозъ, между тѣмъ какъ Левенгауптъ напалъ съ превосходными силами на четырехъ тысячную Россійскую пѣхоту. Фельдмаршалъ принужденъ отступить, оставивъ Шведамъ тринадцать пушекъ. «Не извольте о бывшемъ несчастіи печальны быть — утѣшалъ великодушный Государь Шереметева — (понеже всегдашняя удача много людей ввела въ пагубу), но забывать, и паче людей ободрять.»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

Похожие:

Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconБантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов
Департамента Министерства Государственныхъ Имуществъ, 1840. — 1 часть — 314 с., 2 часть — 268 с. /// Бантыш-Каменский Д. Биография...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconД. Н. Бантыш-Каменский. М. Эксмо, 2008. 799 с ил., цв ил
Айрапетов, О. Р. Генералы, либералы и предприниматели: работа на фронт и на революцию [1907-1917] / О. Р. Айрапетов. М. Модест Колеров...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconПеший ратник Пензенского ополчения
В результате 70 ополченцев были отправлены на каторгу и отданы в качестве солдат в дальние гарнизоны, около 500 человек выведены...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconБюллетень поступлений литературы в библиотеку крсу с 01. 05. 04 по 01. 09. 04
Каменский А. А. Каменский, Андрей Александрович Биология. Типовые тестовые задания: Учебно-практическое пособие/ А. А. Каменский,...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов icon2. Об истории рождения Военного ордена Из истории награждения
Николай николаевич (старший)(1831-1891). Великий Князь, генерал-адъютант с 1856 г., генерал-фельдмаршал с 1878 года
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconКнига вторая. Под общей редакцией генерал-лейтенанта Б. И. Грибанова воронеж 1999
Тепляков А. К., Каменский Ю. Н., Постников О. В., Михалев О. Ю., Кириченко В. В., Минина Г. Б., Плющ Л. А., Стерликов В. Н., Голдаевич...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов icon4. Командир 1 отделения, Арнаутов
...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconКаменский район, как самостоятельная единица
Долголесковская, Каменская, Ситовская, а также- языковская волость из Чернского уезда. В архив сектора загс администрации мо каменский...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconПро уродов и людей. Дмитрий Медведев наградил российских военных и обвинил грузинских и западных политиков
Ь резкими заявлениями. Президент Дмитрий Медведев говорил о "политических уродцах", которых надо наказывать. Французский лидер Николя...
Бантыш-Каменский Дмитрий Николаевич Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов iconАбакумов Дмитрий Николаевич 21. 02. 1982 Абасов Габиль Эльдар оглы 25. 12. 1968

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org