Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время



страница5/73
Дата08.12.2012
Размер9.56 Mb.
ТипКурс лекций
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73

ПриложениеVI Индивидуализм

Из Опытов М. Монтеня

«Величайшее благо на земле – знать, как принадлежать себе самому. Все смотрят перед собой. Но я смотрю внутрь себя. Ничто меня не касается, кроме моего собственного. Я постоянно раздумываю о себе; я контролирую себя; я пробую себя на вкус... кое-чем мы обязаны обществу, но по большей части мы обязаны себе. Можно давать себя в долг другим, но отдаваться только себе самому.
Из «Очерка мистического богословия Восточной церкви» В.Н. Лосского

«То, что мы обычно называем «личности», «личное», обозначает скорее индивиды, индивидуальное. Мы привыкли считать эти два выражения – личность и индивид – почти синонимами; мы одинаково пользуемся и тем и другим, чтобы выразить одно и то же. Однако, в известном смысле. Индивид и личность имеют противоположное значение; индивид означает извечное смешение личности с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность, напротив, означает то, что от природы отлично…».

«У Отцов личность есть свобода по отношению к природе: она не может быть никак обусловлена психологически или нравственно. Всякое свойство (атрибут) повторно: оно принадлежит природе, сочетание качеств можно где-то найти. Личностная же неповторимость есть то, что пребывает даже тогда, когда изъят всякий контекст, космический, социальный или индивидуальный – все, что может быть выражено… Личность всегда «единственна».
Приложение VII

Легенда о Фаусте (Г.В. Якушева)

Вот, что сообщал в 1507 году придворному астрологу и математику курфюршества Пфальцского достославный аббат Шпонгеймского монастыря Иоганн Тритемий: «Человек, о котором ты мне пи­шешь... имеющий дерзать называть себя главой некромантов — бродяга, пустослов и мошенник... Так, он придумал себе под­ходящее, на его взгляд, звание «Магистр Георгий Сабелликус, Фауст младший, кла­дезь некромантии, астролог, преуспеваю­щий маг, хиромант, аэромант, пиромант и выдающийся гидромант...» Рассказывали мне еще священники, что... он хвастался таким знанием всех наук и такой памятью, что если бы все труды Платона и Аристо­теля и вся их философия были начисто забыты, то он... по памяти полностью вос­становил бы их и даже в более изящном виде», а, явившись в Вюрцбург, он «не менее самонадеянно говорил в большом собрании, что ничего достойного удивле­ния в чудесах Христовых нет, что он сам берется в любое время и сколько угодно раз совершить все то, что совершил Спа­ситель».

Имя Иоганна Фауста, бакалавра тео­логии, числится в списках Гейдельбергского университета за 1509 год: иногда он упоминается как Фауст из Зиммерн, иног­да — как выходец из городка Кундлинг, учившийся магии в Кракове, где в то время ее преподавали открыто. Сохранились и развалины замка на краю Виттенберга, ко­торые до сих пор называют домом Фауста.
Говорили, что он объявил себя «филосо­фом из философов», пользовался покро­вительством мятежного имперского рыца­ря, друга Гутгена — Франца фон Зиккенгена и высокообразованного князя-епи­скопа Бамбергского, и что его всегда со­провождал «пес, под личиной которого скрывался дьявол».

Во второй трети XVI века эти рассказы были записаны, и в 1587 году франкфурт­ский книгоиздатель И. Шпис выпустил первую из серии «народных книг» на дан­ную тему — «Историю о докторе Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике». В ней говорилось о том, как ученый по имени Фауст заключил договор с дьяво­лом, ибо иначе не мог узнать, «что движет миром и на чем движется этот мир»; что при императорском дворе он вызывал об­разы древних, студентам показывал Елену Спартанскую, из-за которой разгорелась Троянская война и с которой впоследст­вии сам чародей вступил в любовную связь, что перед смертью он раскаялся в содеянном, но, подчеркивал в назидание читателям рассказчик — суровый лютера­нин, это не спасло Фауста от когтей дья­вола, утащившего дерзкого в преиспод­нюю.

Легенда о Фаусте — отважном строп­тивце и отчаянном экспериментаторе, эпикурейце и безбожнике, авантюристе и искателе знания в XVI—XVII веках, когда в умах людей и в общественной жизни разгорелась особенно острая борьба между диктатом догм и принципом свободы по­иска, притягивала, как вкус запретного плода, всю Европу. Среди множества ее переложений, переделок и переводов наи­более известными стали: книга француз­ского доктора богословия Виктора Кайе, прослывшего «чернокнижником» (15 переизданий с 1598 года), книга нюрн­бергского врача Николауса Пфитцера, вышедшая в 1674 году и впервые рас­сказавшая о любви Фауста к некоей «красивой, но бедной служанке», и вос­принявшая эту сюжетную линию ано­нимная книга «Верующий христианин» (10 переизданий за 1725—1797 годы), уже в скептическом духе рационалис­тического века предупреждавшая, что речь в ней идет не столько о конкрет­ных жизненных ситуациях, сколько о поучительной притче.

Но, пожалуй, самый большой успех ждал «Трагическую историю доктора Фа­уста» Кристофера Марло — выдающегося английского драматурга и поэта XVI века, члена лондонского кружка философов, астрономов, математиков и географов, ко­торый друзья именовали «маленькой Ака­демией», а враги — «школой атеизма», что звучало самым страшным обвинением в устах ретроградов эпохи столкновения средневековья и Возрождения. В своей драме о Фаусте Марло осуждал не столь­ко стремления разума, сколько бесконеч­ную жажду наслаждений, когда лич­ность, почувствовав свое всемогущество, не считается с нравственными («боже­ственными») установлениями. И хотя предсмертные мучения раскаявшегося Фауста — Марло были так ужасны, а еже­минутное ожидание им мига расплаты описано так красноречиво, что герою нельзя было не сочувствовать, назида­тельное заключение автора воспринима­лось с пониманием.
Приложение VIII

Декарт

Как пишет П. Гайденко, Декарт - это «один из родоначальников «новой философии» и новой науки, выступившей с требованием пересмотра всей прошлой традиции. При этом в отличие от Ф. Бэко­на, апеллировавшего к опыту и наблюдению, он обра­щался к автономному разуму и самосознанию. Не без внутренней поле­мики со средневековой философией Декарт требовал положить в основу философского мышления принцип очевидности, или непосредственной достоверности, тождественный требованию проверки всякого знания с помощью естественного света разума. Это предполагало отказ от всех суждений, при­нятых когда-либо на веру; обычай и пример — традиционные формы передачи знания — Декарт противопоставлял знанию достоверному и был убеждён, что на истину «...натолкнется скорее отдельный человек, чем целый народ»99.
Приложение IX

Ведьмы (по Дэвису)

В 1635 д-р Бенедикт Карпцов (1595-1666), профессор из Лейпцига и брат самых знаменитых юристов Саксонии, опубликовал свой труд Practica rerum criminalium о проведении процессов над ведьмами. Он хотя и признавал, что под пытками часто дают ложные показания, но выступал за их применение. «Он доживет до глубокой старости, с удовлетворением оглядываясь на заслуженную жизнь, за время которой он 53 раза прочитал Библию, причащался каждую неделю ... и стал причиной смерти 20000 человек». Карпцов был протестантом и самым известным в Европе охотником на ведьм. В наши дни, впрочем, историки сомневаются в точности цифр.

Несколькими годами раньше Иоханн Юлий, бургомистр Бамберга во Франконии, лежал в городской темнице, осужденный на смерть за посещение шабаша ведьм. Его выдал канцлер этого княжества, который к тому времени уже был сожжен за «подозрительную снисходительность» на процессах ведьм. Но он сумел тайно передать подробный рассказ о происходящем своей дочери. «Мое драгоценнейшее дитя... это все ложь и измышления, так что помогай мне Бог... Они не прекратят пыток, пока чего-нибудь не скажешь... Если Господь не пошлет средства обнаружить истину, все наши родственники будут сожжены».Католический князь-епископ Бамберга Иохан Георг II Фукс фон Дорнхейм имел специально построенный „дом ведьм“, где пыточная комната была украшена библейскими текстами. За десять лет своего правления (1623-33) он, говорят, сжег 600 ведьм.

Одержимость поиском ведьм в Европе достигла тогда одного из своих периодических пиков. В Англии в 1612 прошел процесс над Pendle ведьмами Ланкашира. В Польше, отчет о процессе в Калише (того же года) подробно все описывает: «Обнаженная, обритая сверху и снизу, облитая освященным маслом, подвешенная к потолку, чтобы не касаться земли, он призывала дьявола на помощь, и связанная по рукам и ногам, не желала сказать ничего, кроме того, что иногда купала больных людей в травах. Когда ее вздернули на дыбу, она говорила, что, Бог свидетель, невиновна. Когда ее жгли свечами, она не говорила ничего, только то, что невиновна. Когда ее опустили, она сказала, что невиновна перед Всемогущим Господом в Троице славимым. Когда ее снова вздернули и снова жгли свечами, она сказала Ах! Ах! Ах! Ради Бога, она ходила с Доротой и женой мельника... Затем признания совпадали».

В деревне крестьяне часто брали дело в свои руки. Если подозреваемая в колдовстве тонула, когда ее погружали в пруд на позорном стуле (укреплённый на подвижном бревне стул), то она, конечно, была невиновна. Если она не тонула, то – виновна.

Много ученых трактатов было написано о черной магии и колдовстве. К ним относились De la démonomanie des sorciers (1580) Жана Бодена, Daemonolatreia (1595) Никола Реми в Лорене, обширная энциклопедия Мартина дель Рио опубликованная в Лувене в 1600, и Demonologie (1597) короля Якова I (VI) в Шотландии. В этих трудах рассказывалось о механике ночных полетов на метле, о природе и действии заговоров и проклятий, о меню ведьминых котлов, а главное, об оргиях на шабашах. Говорилось, что дьявол появляется или в виде черного мужчины с бородой, или в виде «вонючей козы», которая любит, чтобы ее целовали под хвостом, или в виде жабы. Он может явиться или инкубом (злым духом в образе мужчины) ради ведьм женского пола, или суккубом (злым духом в образе женщины) ради колдунов-мужчин. Он иногда собирал преданную ему пятую колонну на многочисленные общие собрания в таких печально известных местах, как Blakulla Луг в Швеции, вершина Блоксберг в Гарце или на Aquelarre в La Hendaye в Наварре.

Это помешательство на ведьмах ставит много вопросов. Историкам следует разъяснить, почему время Возрождения и Реформации оказалось в указанном отношении гораздо хуже так называемых Темных веков, почему суеверие достигло предельного развития именно тогда, когда гуманизм и научная революция должны были бы действовать в обратном направлении. Часто это объясняют патологическим действием религиозного конфликта. Историки должны объяснить, почему некоторые страны в особенности, как Германия и Альпы, были подвержены в большей мере, чем другие; и почему самые яростные охотники на ведьм, как король Яков VI (I), принадлежали к самым образованным и к самым сознательно верующим христианам своего времени. Можно отметить важное сходство: коллективная истерия и ложные обвинения охотников на ведьм имеют много общего с такими явлениями, как преследования евреев и коммунистические чистки.

Начиная с папской буллы 1484-го до своего затухания в XVIII эта одержимость просуществовала непрерывно в течение 300 лет и поглотила громадное количество невинных. Впервые признаки критики и протеста появились среди иезуитов Баварии, где преследования были особенно свирепыми, особенно с появлением Cautio criminalis (1631) Фридриха Шпее. Последнее в Европе сожжение книг имело место в Шотландии в 1722, в Швейцарии и Испании в 1782, а в оккупированной Пруссией Познани в 1793. Но к тому времени такие действия уже повсюду были незаконными. Последняя из ланкаширских ведьм Мэри Наттер умерла своей смертью в 1828.
Лекция 3

Формирование (трансформация старых) основных институтов Нового времени
Католическая церковь (Католическая реформация). Капитализм и его “дух”. Государство и рождение гражданского общества. Мораль и политика. Россия как часть Европы Нового времени. Приложение: Хуан де Авила; Капитализм; “Дух капитализма”; Новый человек — буржуа; Кардинал Ришелье и “raison d' etat”

Католическая церковь (Католическая реформация) .

Как известно, в Средние века именно Церковь была высшим авторитетом в сфере морали, политики, знаний о мире. В истории Католической церкви, а именно о ней у нас идет речь, XV век означал обострение всех тех проблем, которые приведут к падению ее авторитета. Важнейшим сигналом на этом пути было избрание папы Мартина V (1417). Оно означало не только преодоление последствий “авиньонского пленения”100 и ликвидацию церковного противостояния между антипапами, но и то, что эпохе церковных Соборов пришел конец. Католическая церковь вступила на путь церковного авторитаризма101. Тем самым в ней в условиях нарастающего кризиса ликвидировалась возможность соборно обсуждать и разрешать возникающие проблемы. В этом смысле, Реформация – продукт длительного и безрезультатного движения за реформы в католичестве. В свою очередь Реформации привела к религиозному расколу Западной Церкви и Западной Европы.

Можно сказать, что речь идет о двух параллельных процессах: о католической Реформации, т.е. о реакции на протестантскую Реформацию, направленную на залечивание нанесенных ею ран и возвращение утраченных в пользу протестантизма позиций, и о собственной католической Реформации, как о движении направленном на оздоровлении католической церкви. На Тридентском соборе были представлены оба направления.

Католическую (контр) реформацию обычно принято делить на три периода: первый - с 1400 до начала 40-х годов XVI в.102, второй охватывает два последующие десятилетия103 и третий берет начало с заключительной сессии Тридентского собора (1561-1563) и продолжается на протяжении нескольких десятилетий XVII столетия. Тридентский период в истории католичества завершился во второй половине XX века104.

Первоначально папство отреагировало на религиозные движения традиционно105. В Риме было учреждено верховное инквизиционное судилище (Конгрегация высшей и всеобщей инквизиции, Sanctam Officium, 1542), организована строгая книжная цензура106, регулярно обновлялся список (Индекс) запрещенной литературы (1557). Самый вид Рима и папского двора изменился. Папы перестали поддерживать светское жизнерадостное, полуязыческое искус­ство. На "Страшном Суде" Микеланджело в Сикстинской капеллы велено было зарисовать одеждами обнаженные фигуры Христа и святых107. Но этих мер оказалось недостаточно.

Жизнеспособность Католической церкви проявилась во взаимодействии двух главных факторов: идущего "снизу" - из кругов клира и монашества движения за обновление Церкви и направляемого (скорее, поддерживаемого) "сверху" Тридентским собором и папами Римскими процесса постепенного реформирования католичества. Что касается роли пап в процессе оздоровления и восстановления влияния Католической церкви, то можно назвать следующих пап-реформаторов: Адриана VI (1521-1523)108, Павла III (1534—1549)109, Юлия III (1550-1555)110, Павла IV (1559— 1565)111, Пия V (1566-1572)112, Григория XIII (1572-1585)113, Сикста V (1585-1890)114, Климента VIII (1592-1605)115, Павла V (1605-1621)116, Григория XV (1621-1623)117.

Тот факт, что движение Реформации не сумело сломить католицизм, хотя и способствовало его значительной трансформации, предопределило, говоря языком современной геополитики, "двухполюсную" модель дальнейшего развития Западной Европы.
Тридентский собор (1545-1563)

И хотя папская булла, изданная к его открытию, провозгласила его выдающимся средством спасения Церкви, еще долгое время собор не смог по настоящему начать свою работу. Как отмечает Лортц, папы боялись возрождения соборной идеи (верховенства собора над папой), римская курия, ее кардиналы и чиновников боялись, что Собор урежет их права или даже вообще уничтожит материальную основу их существования. На созыве собора настаивал император Священной Римской империи Карл V. Противодействовал открытию собора король Франции Франциск I. Только после прекращения войны между этими католическими монархами и с опозданием на девять месяцев от назначенного срока собор был открыт в Триденте 13 декабря 1545 года118.

Число участников Собора с правом голоса поначалу было очень небольшим. В момент открытия на нем присутствовал тридцать один человек; к концу — примерно семьдесят. Ядро участников постоянно составляли испанцы, чья серьезность, воцерковленность и компетентность оказали на всех самое сильное влияние (Лортц). Испания послала на Собор самых крупных теологов, экспертов.

Первоначально предполагалось участии в работе собора протестантов. В 1548 году император Карл V заставил немецких протестантов прибыть на Собор; на втором этапе (1551–1552) приехали представители из Курбранденбурга, Вюртемберга, от князя Морица Саксонского и от шести верхненемецких городов. Но они выдвинули неприемлемые требования119. После этого собор работал как исключительно католический.

Решающее значение для хода Собора и для его результатов имело то обстоятельство, что руководили Собором (через своих легатов) папы. Тем самым они могли оказывать решающее влияние на ход дискуссий и принятие решений. Право голоса на этом Соборе, в отличие от Констанцы и Базеля, где голосовали также и теологи, имели только прелаты, обладавшие собственной юрисдикцией (епископы, кардиналы-легаты, аббаты и генералы крупных орденов). Голосовали не по нациям, а поименно120.

Аугсбургскому исповеданию лютеран Отцы Собора противопоставили канонические определения по трем основополагающим проблемам: Священного Писания, роли веры и добрых дел и таинств. Протестантам, которые видели в Священном Писании – непосредственно или в свободной интерпретации – единственный источник Богоявления, противопоставили евангелизаторскую миссию Церкви: бдение над интегральностью двух источников веры, то есть Священное Писание и Традиция. В противовес Лютеру, Собор подтвердил, что оправдание не может быть достигнуто ни при помощи веры, ни в результате убеждения, но объединенными усилиями добрых дел и веры. Что касается таинств, то Собор подтвердил, что они действительно ведут к Милости (а не несут чисто символический характер, как у протестантов).

К важнейшим решениям Собора историки относят: создание Катехизиса Тридентского собора (1566), издание Вульгаты (латинской Библии), реформа требника (1568) и служебника (1570), кардинальная переработка календаря и мартиролога (1582). Были определены обязанности как священников, так и князей121.

Очень важным для укрепления дисциплины в церкви было постановление собора о регулярном посещении епископами своих епархий (диоцезов) и о ежегодных епархиальных синодах священнослужителей. Большое значение имело также постановление собора о порядке обнародования и выполнения соборных и папских указов, запрещавшее их толкование на местах без одобрения папы. Для укрепления религиозного духа у духовенства пастырям (в том числе и кардиналам) было запрещено иметь в одних руках более одного прихода; должность собирателя милостыни (сопряженная с правом отпущения грехов, то есть с продажей индульгенций) была упразднена; святость брака защищал декрет о том, что брак должен заключать только священник.

Методические решения. Было принято постановление о регулярных и более возвышенных проповедях по воскресным и праздничным дням. На воскресной литургии рекомендовалось чтение Евангелия на на местном языке. Было рекомендовано избегать полемики во время проповедей.

Была осознана необходимость создания нового клира. В знаменитом декрете о семинариях говорилось о перспективе создания соответствующих воспитательных учреждений для будущих священнослужителей (при этом вовсе не имелось в виду какое-либо противопоставление этих учреждений университетам). Этот декрет о семинариях стал оплотом Реформы

Тем не менее, Собор не сумел разрешить всех поставленных Реформацией проблем. По мнению французского католического историка Пиерарда, ни одна из доктрин Католической церкви не была на Соборе вполне определена и еще долго содержала неясности. Не была решена и поставленная Лютером проблема роли мирян в жизни церкви. Да и какой мог быть тогда диалог между духовенством и мирянами в обстановке насилия со стороны христианских князей.

В результате предпринятых усилий Католическая церковь выстояла, но перестала играть решающую роль в интеллектуальной и политической жизни континента. От контроля Церкви постепенно освобождалась и политическая власть (государей) и умственная (творческая) и экономическая жизнь людей (секуляризация). Одновременно с этим усиливается процесс усиления власти монархов над Католической церковью. Одним из важнейших последствий новых исторических процессов было постепенное выталкивание Церкви на обочину общественной жизни в католических странах и превращение проблем веры в частное дело человека.

Только в середине XIX века начнется инициируемый снизу новый процесс приспособления католицизма к реалиям Нового времени. Тогда рождается социальный и политический католицизм, социальная доктрина папства.

Но решения собора остались бы в истории Церкви только клочком бумаги, если бы не активная деятельность священников и монашествующих, создавших способствующие реформе и обновлению церковной жизни психологический и духовный климат.
Новые ордена

Одним из наиболее заметных проявлений активности клира и монашества в деле обновления церкви стало создание новых религиозных орденов и сообществ (конгрегаций), призванных удовлетворить назревшую потребность в обновлении на местах. Эти новые ордена возникали в Италии, Испании и Франции, где позиции католичества оставались сильны. Все они отличались стремлением к активному служению, беспрецедентному в католичестве со времен создания в XII в. средневековых воинствующих орденов. Это был конструктивный ответ на вызов нового времени.

Процесс создания нового типа религиозных орденов, получивших название "регулярных служителей" ("clericorum regularium" - от латинского "regula" -"правило") относится к началу XVI в122. Первый из них - театинцы - был создан 14 сентября 1524 г. Его основателями были монахи Гаэтано Тьене (впоследствии канонизированный св. Каэтан) и Джиан Пьетро Карафа (будущий папа Павел IV). Оба были выходцами из богатых аристократических семейств. Оба получили прекрасное образование. Отличительной чертой этого ордена являлась подчеркнутая приверженность его членов нищете, сопровождавшаяся запретом просить милостыню, но питаться исключительно доброхотными даяниями. Театинцы служили не в церкви, а "в народе", носили обычные монашеские рясы. Театинцы желали служить живым примером для приходских священников.

Самыми знаменитыми из орденов, способствующих успеху католической Реформации были иезуиты, капуцины и “босоногие кармелиты”.

Теоретические основы в формирование политики Контрреформации в целом и ордена иезуитов в частности заложил Хуан де Авила (1499-1569)123, называемый современниками "апостолом Андалузии", один из наиболее выдающихся гуманистов католичества. К его советам прислушивались и во многом следовали им, такие известные деятели католичества, как Игнатий Лойола, св. Тереза из Авилы, Луис де Гранада и др.
Орден Иисуса (иезуиты)

Орден иезуитов позднее назвали corps d'élite (элитой) и воспитателями европейской католической реформы. Его основателями были семь студентов Парижского университета, которые в 1534 г. приняли обет отправиться в Палестину для ведения там миссионерской деятельности. Возглавлял группу Игнатий Лойола (1491-1556). Для последующей истории важно, что основатели имели первоклассное по тому времени образование, и что их группа носила интернациональный характер (два баска, два кастильца, арагонец, португалец и савояр). В 1537 г. эта группа вместе с присоединившимися к ней несколькими французами собралась в Венеции, чтобы отплыть оттуда в Палестину, но этому помешала война, вспыхнувшая между Венецией и Османской империей

Принятый ими в Париже обет содержал условие, согласно которому, в случае невозможности путешествия в Палестину, они должны были предоставить себя в распоряжение папы. Папа Павел III124 рукоположил их в священники и использовал в качестве преподавателей и проповедников. Со временем они приняли решение создать религиозный орден. Подготовленный Лойолой и его секретарем Хуаном Поланко (1516-1576) проект устава ордена был утвержден Павлом III в 1540 г. (булла Regimini Militantis Ecclesiae). Всю оставшуюся жизнь авторы совершенствовали документы ордена, которые были утверждены уже после смерти Лойолы в 1558 г. и опубликованы в 1559 г.

Многие из их нововведений, такие как жесткая централизация организации ордена125, предпочтение, отдаваемое служению ближнему перед молитвой, строгие методы поддержания дисциплины, насторожили и обеспокоили монахов, принадлежащих к другим орденам. Три папы, бывшие членами других религиозных орденов - Павел IV (1555- 1559), Пий V (1566-1572) и Сикст V (1581-1590) подвергли сомнению и запретили ряд таких нововведений, однако после их смерти иезуиты восстановили все отмененные ими пункты.

Кроме устава Лойола оставил в наследство ордену свою книгу "Духовные упражнения" (1548). Эта небольшая книжечка, выдержавшая более 5 тыс. изданий, до сих пор является основным руководством для иезуитов в медитации и отправлении их служения, основой которого изначально была и остается миссионерская деятельность. Члены ордена были организованы иерархически во главе с генералом. О самосознании ордена лучше всего говорит то, что иезуиты считали себя companions of Jesus.

Хотя в начале Лойола не придавал большого значения деятельности ордена в сфере просвещения, успех первых основанных иезуитами школ вскоре выдвинул это служение на первый план наряду с миссионерством. Среди ранних иезуитов было немало известных ученых. Иезуитов нередко рассматривают как ударный отряд в борьбе против протестантизма, однако эта сторона их деятельности способствовала оживлению католицизма в меньшей степени, чем труды иезуитских миссионеров и просветителей. В течение первых же десятилетий существования ордена иезуиты появились повсюду: от Мексики до Японии и Китая. В каждом уголке католической Европы появился иезуитский колледж: от Браганцы (Португалия) до Киева126.

Впрочем, несмотря на эти успехи, иезуиты изначально стали вызывать страх и неприятие. Они были известны как казуисты в спорах, и все считали, что они придерживаются тактики “цель оправдывает средства”. Наконец их стали считать тайной полицией Церкви, неподотчетной никому, а их главу стали называть “черным папой”. Уже в 1612 была опубликована в Кракове направленная против ордена фальшивка Monita Secreta127.

Первоначально иезуиты отличались способностью к живому восприятию всего нового в гуманитарных и точных науках. Но этого заряда хватило на неполные сто лет. Победил присущий Церкви консерватизм и, в конце концов, иезуиты превратились в защитников старого интеллектуального порядка. В естественной философии они оказались прочно привязанными к Аристотелю, философия которого рассматривалась ими как основа схоластической теологии. Именно поражение в длившейся на протяжении почти столетия дискуссии внутри Ордена таких ученых, как, например, математик Клавиус, пытавшийся отстоять достоинство математики как истинной науки, и победа воинствующих защитников теологии как "королевы наук" предопределило его обращение к "твердой и единообразной доктрине". Орден был инициатором включения в 1616 г. труда Коперника в список книг, запрещенных церковью и преследования Галилея128.

Капуцины (1528) селились небольшими группами отшельников вблизи городов, дополняя труды иезуитов, вращавшихся главным образом среди городской элиты, служением среди сельской паствы. Они прославили себя самоотверженной готовностью приходить на помощь жертвам эпидемий чумы и других опасных поветрий. В то же время, на удивление большое количество капуцинов служило советниками при дворах европейских монархов и в окружении кардиналов. Так, например, капуцином был знаменитый помощник кардинала Ришелье, "серый кардинал" - отец Жозеф барон дю Трамблэ (1577-1638)129.

Орден босоногих кармелитов зародился в Испании во многом трудами одной из самых выдающихся женщин своего времени св. Терезы Авильской (1515-1582), выступившей инициатором целого ряда реформ среди кармелитов, таких как отказ от доходов с принадлежащих монастырям церквей, упразднения титулов среди монахов и монахинь, разрешения бедным послушникам и послушницам вступать в монастырь без взноса и т.п. Само название "босоногих" реформированные кармелиты получили вслед за введенным ею правилом носить в знак смирения не башмаки, но сандалии.

Важным нововведением в католицизме XVI-XVII вв. явилось образование "ораторий" сообществ (конгрегации) священников, монахов и мирян, проводящих совместные службы, но берущих на себя лишь отдельные обеты, либо не берущих обетов вообще. В конце XVI — начале XVII в. "ораторианцы" получили от папы статус ордена и право на священнослужение.

Важнейшими сферами деятельности новых орденов были: просвещение, миссионерство и проповедь в сельских районах. Члены новых орденов публиковали огромное количество литературы - теологических трактатов, учебников для своих школ, книжек для простого народа, научных пособий. Но все эти произведения были основаны на схоластике XIII в. и отвергали новые веяния.

Более результативным было установления церковью социального контроля над обществом посредством морального воспитания верующих — политика, со времени Тридентского собора проводившаяся Католической церковью на протяжении столетий. Для руководства распространением католицизма на новые территории (миссионерство) папами был создан (1622) специальный орган: Конгрегация пропаганды веры (откуда и пошел термин пропаганда). Наряду с Инквизицией и орденом иезуитов новая конгрегация стала ведущим орудием Католической церкви во взаимоотношениях с миром.

Капитализм130

“Скорее верблюд войдет в Царство Небесное…”
В словарях XVIII в. “man” означал не только человек (human being), и мужчина (not a woman), но и богатое и независимое лицо.

Новое время - это эпоха зарождения, развития и победы капиталистических отношений в Западной Европе. На первом этапе речь идет не о том, что экономика обособилась и стала самостоятельно развиваться, как чисто экономический процесс, но о том, что мотивы человеческих действий стали часто проистекать теперь из эко­номических интересов, или тон стали задавать люди, мыслящие экономи­чески (Линденберг).

Говоря о предпосылках развития этих отношений, следует указать несколько важнейших: Во-первых, большое значение для общественного развития в Новое время имел высокий уровень средневекового права, которое еще до промышленной революции способствовало экономическому и политическому развитию западного сообщества ().

Во-вторых, последствия Великих географических открытий, в результате которых в Западной Европе (1) появился избыток денег, (2) стимулировавших экономическую экспансию и переориентацию торговли на рынки Америки, Африки, Индии и Восточной Азии. Приток золота и серебра из Центральной и Юж­ной Америки стал причиной инфляции, которая, в свою очередь, привела к серьезным социальным кризисам, в частности, к подрыву феодальной системы131, способствовало первоначальному накоплению капитала (Маркс).

В-третьих, экономические и идеологические последствия Реформации, экономические предпосылки которой выразились в перераспределении земельной собственности в протестантских странах и в создании рынка “свободных” земель132.

Но развитие капитализма не исчерпывается созданием материальных и юридических предпосылок его развития. Для средневекового человека более значимыми было проблемы духовные. Очень важным для развития капиталистических отношений было создание благоприятствующего этому процессу психологического климата. Реформация (прежде всего кальвинизм) создала мощное идеологическое (теологическое) обоснование мирской активности (предпринимательской деятельности) верующего человека133.

Нельзя забывать, что на пути развития товарно-денежных отношений стоит христианская традиция осуждения неправедного богатства. Евангелие рассказывает, как Спаситель изгнал торговцев из Храма, и все Средневековье торговая деятельность рассматривалась, как допустимая, но не более того. Она не была почетным и благородным занятием (во Франции дворянин занявшийся торговыми операциями лишался сословных привилегий). Но если торговлю церковь терпела, то ростовщичество запрещалось категорически. Только в 1600 г. папа разрешает финансовую деятельность католикам. В протестантских странах осуждение ростовщичества было также сурово. Только в 1658 г. протестантское государство Голландии запретило отлучать банкиров от причастия за занятия ростовщичеством. Это не значит, что под проценты не давали и не брали. Средневековый мир нашел выход: брать и давать под проценты разрешалось евреям. У евреев тоже существовал запрет на ростовщическую деятельность, но только среди евреев. Еврей мог давать в рост христианину, это не запрещалось134. Но как только запрет был снят, серьезную конкуренцию евреям в торгово-финансовой деятельности составили монашеские ордена (в частности, иезуиты).

Но до этого голландские и итальянские купцы не желающие выпустить из своих рук развивающееся денежное хозяйство выступают конкурентами евреев. Для обмана церкви возникает двойная бухгалтерия, когда банкиры-христиане дают в рост, а записывают как обмен денег. В ответ на это нарушение запрета церковь готовит специалистов по банковскому делу. Когда банкир умирал, эти специалисты проверяли его банковские книги и выявляли незаконные с точки зрения Церкви доходы. От банкира требовали, чтобы он либо возвращал проценты тем, у кого он незаконно взял, либо жертвовал Церкви на благотворительность. “Мы располагаем сотня­ми завещаний, пишет известный французский историк Л. Февр, авторы которых, купцы или финансисты, завеща­ли своим наследникам отдать полностью или частично их имуще­ство либо Церкви, либо тем, за чей счет завещатели его нажива­ли"135.

Из внимания к этой проблеме возникла концепция взаимосвязи между Реформацией и капитализмом. Существует два варианта этой связи. Капитализм как порождение Реформации и Реформация как порождение капитализма.

Первым кто поставил проблему связей и соотношений между капитализмом и Реформацией был Карл Маркс. По мнению Л. Февра, “он обратил внимание на период первоначального накопления капитала и на XVI век как время рождения капитализма. Этот героический XVI век видел также Возрождение наук и искусств, Реформацию старин­ного христианства, национальную политику, проводимую нацио­нальными королями и противостоящую средневековому интер­национализму ученых богословов и людей Церкви”. Для него “революция в политике, революция интеллектуальная, революция религиоз­ная — все это вытекает из одного и того же явления, направ­ляющего и господствующего: экономической революции”. У Маркса из капитализма родилась Реформация. “Реформация, великая и могучая Реформация, ро­дившаяся в XVI веке, - пишет Февр, - дочь той новой формы экономики, кото­рая возникла тогда и навязала себя стремительно покоренному ею миру,— капиталистической экономике”136.

Формируясь, капитал порождает капиталистиче­ское сознание, придает капиталистическую окраску мыслям, чувствам и веро­ваниям, диктует капиталистическую политику. Политические события, религиозные, интеллектуаль­ные — все это меняющиеся маски, за которыми скрывается истинное лицо, одно-единственное,— лицо капитала137.

По мнению Вебера, определяющим для развития экономики нового типа являются не материальные капиталистические отношения, а дух капитализма. Об этом он говорит в своей знаменитой книге "Протестантская этика". Для капитализма, утверждает Вебер, нужен особый человек. Он первым поставил вопрос о "духе" капитализма.

В качестве примера Вебер цитирует письмо сыну крупнейшего американского философа XVIII в. Вениамина Франклина, одного из создателей Соединенных Штатов Америки (Приложение ). Жизненную мудрость этого великого американца Вебер резюмирует следующим образом: из скота добывают сало, из людей – деньги. Идеал Франклина - кредитоспособный, добропорядочный человек, долг которого -преумножение своего капитала. Заниматься своим ремеслом, выполнять на Земле свои профес­сиональные обязанности — это долг, основной долг человека. Продолжая эту мысль, Вебер пишет, что цель существования человека воодушевленного протестантской этикой во Вселенной — свидетельствовать о славе Господней. А Бог любит труды. Выполнять свои профессиональ­ные обязанности — значит подчиняться воле Божьей. Это значит - служить общему благу и одновременно славе Божьей. Ключевым понятием в этом мировоззрении является “долг”138.

Капитализм без этого духа, по Веберу, существовал и в Китае, Индии, Вавилоне и в древности и в Средние века, однако ему не доставало, как мы увидим из дальнейшего того своеобразного этоса139, который мы обнаружим у Франклина. Все нравственные правила Франклина имеют утилитарное обоснование: Честность - полезна, ибо она приносит кредит. Так же обстоит дело с пунктуальностью, прилежанием, умеренностью. Все эти качества именно поэтому и являются добродетельными. В этом заключено принципиальное отличие от средневекового человека. Тот честен не потому, что это полезно, а потому что это угодно Богу. Здесь честность полезна, потому что приносит кредит и деньги. Американцы раньше других создали систему школ бесплатных, но мотивировали это тем, что образование полезно для экономической деятельности.

Высшее благо этой этики в наживе при полном отказе от наслаждения, даруемого деньгами, от всех гедонистических моментов. Эта нажива в такой степени мыслится, как самоцель, что становится чем-то трансцендентным и даже просто иррациональным. Первые герои эпохи накопления на себя ничего не тратят. Вспомните литературных героев Ч. Диккенса, Евгению Гранде из романа О. де Бальзака: все ради наживы. В этом смысл жизни. Теперь уже не приобретательство служит человеку средством удовлетворения его материальных потребностей, а все существование человека направлено на приобретательство, которое становится целью его жизни.

Новое сознание утверждает, что “только тот, кто работает, зарабатывает. Кто работает, тот бо­гатеет или может разбогатеть. Как теперь относиться к богатст­ву? Проклинать его? Да, если богатство влечет за собою празд­ность. Да, если богатый бросает труд ради наслаждений. Не бо­гатство — зло, а безделье и наслаждения. Работать ради обогаще­ния — зло? Нет, если человек трудится в поте лица своего не ради презренных радостей плоти и греха, а чтобы исполнить все­могущую волю Господа на своем месте и в своей профессии, ве­домый его рукою. Отсюда до заключения, что человек, преуспе­вающий в делах, благословен Богом, остается один шаг. Извест­но, что пуритане сделали его очень скоро” (Л. Февр).

Подводя итог столетней дискуссии о природе капитализма, Февр написал: “Реформация — дочь капитализма, или же, наоборот, капита­лизм — продукт Реформации: нет, тысячу раз нет. Догматизм столь примитивной интерпретации мы заменим “новым” (можно ли назвать его новым?) представлением о взаимной обусловлен­ности явлений, ибо современная наука дает нам именно такое представление”.

Первоначальное накопление капитала (ПНК) осуществлялась разными путями140. Авторы пособия “Новая и новейшая история стран Европы и Америки” (М.,2000) Пономарев М.В. и Смирнова С.Ю. различают ПНК как экономическое и как историческое явление141. К примеру, в Англии новое дворянство формировало капиталы при помощи таких способов, как внешняя торговля, огораживание, пиратство. Во Франции источником капиталов, прежде всего, были откупа142. Еще одним способом накопления капитала (прежде всего в Голландии и Англии) было внедрение новых, более прогрессивных методов землепользования и совершенствование земельного права. Это способствовало увеличению производства сельскохозяйственной продукции. Использование механической техники вызвало скачок в промышленности. Благодаря этому создавались большие запасы капитала, которые получили возможность быстро вкладываться в отрасли, дающие быструю и выгодную отдачу: во внешнюю торговлю.

Параллельно с процессом накопления капитала шло формирование экономической мысли, обосновывавших необходимость государственной политики протекцио­низма, покровительства промышлен­ным и торговым предприятиям, прак­тику создания монополий. Пономарев и Смирнова приводят названия следующих работ и их авторов: англичан Уильяма Страффорда “Краткое изложение некоторых жалоб наших соотечественников” (1581) и Томаса Мена (1571-1641) “Суждение о торговле Англии с Ост-Индией” (1621); французов Жана Бодена (1530-1596) “Ответ на парадоксы г. Малеструа” (1568) ) и Антуана Монкретьена (1576-1621) “Трактат политической экономии (1615), итальянцев Е. Даванцати “Чтение о монете” (1582) и А. Серра “Краткий тракт (1613).

Ранняя промышленная экспансия осуществлялась при активном участии государства (государственном контроле над внешней торговлей и валютном обороте). Власти стремились привлечь в страну как можно больше иностранной валюты посредством быстрого развития важнейших экспортных отраслей. Благодаря тому, что такая система поддержки отвечала новым суверенным интересам национальных государств, она, естественно, влияла на общеевропейское хозяйство. Став экономически выгодной для роста капитала, эта система стимулировала промышленное производство.

В результате совместных действий государства и активных предпринимателей возникает рыночная, то есть капиталистическая система хозяйства. В своем дальнейшем развитии капитализм будет связан с буржуазными революциями, промышленным переворотом и рождением пролетариата, с возникновением экономического и политического либерализма, с борьбой за власть, с рождением политических партий, рабочего и социалистического движения.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73

Похожие:

Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций Москва 2008 Содержание Лекция лекция Научные знания в средневековой Руси и окружающем мире 9
Лекция Развитие науки и техники в России в Новое время (вторая пол. XVII-XVIII вв.) 26
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м
Охватывают не только необъятное поле взаимоотношений, например, науки и религии, но и рефлексию всех форм общественного сознания
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconПрограмма учебной дисциплины история германии в новое время
Курс лекций читается студентам кафедры философии культуры и культурологии философского факультета спбГУ
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций Москва 2003 Содержание Вводная лекция. Политическая система стран Запада в межвоенный период. Фашизм как общественно-политическое явление
Охватывает все стороны жизни индивида. – «Германия – превыше всего!»
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconМ. А. Мунтян геополитика и геополитическое мышление (история и современность) I классическая геополитика москва 2007 Курс лекций
Настоящий курс лекций состоит из 4-х выпусков, в каждом из которых отражена специфика 3-х основных исторических периодов развития...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconВ новое время. Общие проблемы Страны Востока в новое время: периодизация
Вопросы к экзамену для студентов заочного отделения по курсу: «История стран Азии и Африки в новое время»
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций по русской истории «Полный курс лекций по русской истории»
Этот курс лекций выдержал до 1917 года около 20 изданий
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconП. Н. Пятов Курс Тема 1 курс Теорема Эйлера о пятиугольных числах Предлагается разобрать два доказательства этой теоремы: краткое см. Г. Харди "Двенадцать лекций о Рамануджане", лекция
...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций, I семестр, 34 часа I. Механика >II. Молекулярная физика и термодинамика
Лекция Введение. Место физики в системе наук о природе. Эксперимент и теория в физических исследованиях. Физические модели. Пространство...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconСодержание дисциплины лекционный курс
Периодизация истории Казахстана в новое время; эволюция теоретико-методологических подходов в изучении истории Казахстана нового...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org