Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время



страница8/73
Дата08.12.2012
Размер9.56 Mb.
ТипКурс лекций
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   73

Постановка проблемы. Духовные предпосылки революции. Первые Стюарты и парламент. Спор о прерогативе.



Англия конца XVI начала XVII в. – это канун первой в Новое время революции. Споры о ее характере и причинах не прекращаются и спустя 350 лет. Ее библиография перевалила за 1300 работ.

О чем, применительно к истории Английской революции, следует говорить прежде всего?

Можно говорить о двух подходах к изучению и изложению исторического материала. Один из них предполагает последовательное изложение фактического материала плюс современную интерпретацию событий. Это важно, если иметь в виду, что история не должна представлять собой только обсуждение проблем развития. На человеческом уровне она ничуть не менее интересна, чем на уровне теоретических обобщений. Ведь от поведения людей, как и от состояния их умов во время революции зависело очень многое. Эта сторона изучения прошедшего интересна, прежде всего, той части человечества, которая любит Историю ради нее самой. Им не нужно говорить о пользе Истории, об уроках Истории и т. п6.

Для тех же, кто отказывает Истории в праве называться наукой, кто сомневается в необходимости тратить время и деньги на изучение давно прошедшего, важны доказательства ее научной значимости и пользы в виде ее уроков. Для них из совокупности исторического материала необходимо выбирать все то, что будет иметь исторические последствия и проявится в последующих событиях на континенте и в мире и тем самым будет “учить”, “предостерегать”, “напоминать”. Это требует иного, проблемного подхода в изложении исторических событий159.

Например, Английская революция привела к казни короля по суду за государственную измену160 событие, которое потрясло Европу. Спустя 150 лет после казни Карла I Стюарта французских короля и королеву казнили уже с меньшим трепетом; для значительной части французских депутатов Законодательного собрания уже не было проблемы: “судить или не судить?”, “казнить или не казнить?”. А когда речь пошла о революции 1917 г. в России, то вожди большевиков (например, Троцкий) готовились к роли прокуроров, обвинителей на историческом процессе над Николаем II, который, к счастью, не состоялся. То есть проблема суда над королем и его казни в XVIII, а тем более в XX веке уже не была новой, ее решали исходя из прецедента: Английской революции.

Способна ли История научить кого-либо? Да. Способна. На это указывает опыт истории стран Западной Европы и США в 1945-2000 гг. В ее основе страх перед возможностью повторения ошибок прошлого. Например, наученное горьким опытом западное общество результативно защищается от тоталитарных устремлений государства. Другой пример: правящие круги этих стран научились не доводить внутренние противоречия до серьезных социальных конфликтов161.


Применительно к потребностям “пользы”, говорить следует о причинах революции: политических, социально-экономических и, конечно, духовных (или идеологических, как говаривали недавно, ограничивая эту сферу исключительно борьбой идей, и исключая духовный и моральный климат событий). В рамках духовной сферы следует говорить о религиозных проблемах времен революции.

В течение многих столетий Английскую революцию считают пуританской (т. е. связанной с проблемами Реформации). На эту ее сторону мы обратим большее внимание, чем на социальные причины, которые, несомненно, тоже имели место. Видный английский историк М. Тревельян остроумно заметил: “Народные страсти … (в английской столице) имели своим мотивом не голод, а религию, толпа завывала под окнами епископов, а не булочников”. Англия была “социально здоровой и экономически процветающей страной, а поэтому причины гражданской войны “не были экономическими и лишь косвенно они были социальными”. Эта революция происходила под религиозными знаменами, но она же способствовала развитию всего того, что сегодня мы называем демократией.

Следует сказать еще об одном связанном с Английской революцией опыте: шок, пережитый страной от вызванных революцией гражданских войн, способствовал тому, что на ее территории вот уже 350 лет не было ни революций, ни гражданских войн.

Духовные предпосылки революции


Знакомство с историей революции начнем с рассказа о ее духовных предпосылках, коренящихся в особенностях Реформации в Англии. История знает три вида Реформации: королевскую или княжескую, буржуазную и народную. Все они нашли свое отражение в религиозной жизни Англии162. Королевская реформация в Англии привела к созданию Англиканской (или епископальной) церкви. С чисто формальной стороны, можно сказать, что в ее основе лежали личные мотивы. В ответ на отказ папы Римского развести Генриха VIII Тюдора (1509-1547) с его женой Екатериной Арагонской163, король провозгласил себя главой церкви, выведя ее из-под юрисдикции папы. Парламентом было принято соответствующее решение, провозглашавшее короля “единственным верховным земным главой английской церкви” (3 ноября 1534)164. Так возникла Англиканская церковь. Среди тех немногих (4-х) членов парламента, кто отказался поддержать затею короля, был знаменитый английский мыслитель и государственный деятель Томас Мор (1478-1535). Он был казнен по приказу короля (в какой-то степени его воспитанника) и позднее канонизирован Католической церковью.

Возникнув в результате эмоциональной реакции, королевская реформа Церкви разрешила весь пласт накопившихся за столетия проблем во взаимоотношениях королевской власти с Римом, епископатом и собственным парламентом. Были конфискованы земельные владения монастырей165 и король, по мере надобности, продавал их для укрепления своей финансовой независимости от парламента166.

Англиканство как религиозное вероисповедание догматически и организационно было оформлено в два приема. В царствование сына Генриха VIII Эдуарда VI (1547-1553) был принят английский катехизис — “42 статьи веры” (1552), а при Елизавете I (1558-1603)167 созданные на основе катехизиса “39 статей”. Это был своеобразный сплав католицизма, лютеранства и кальвинизма.

Англиканская церковь существует до сих пор. Ее верховным хранителем является король, хотя и не в той форме, в какой им был Генрих VIII. Король взял на себя обязанности хранить уставы церкви, бороться с ересями и т. д. В этой церкви сохранился епископат, иерархия, таинства. Она — епископальная церковь. Но епископы были должны просить у короля подтверждения своих церковных прав. Почти нетронутым сохранился порядок католического богослужения, церковные облачения и основные праздники. Принципиальные изменения в англиканстве происходят лишь в наши дни.

Для борьбы с противниками реформы — религиозными диссидентами — была создана Высокая комиссия. Утвержденная при Елизавете I, при ее наследнике Якове I Стюарте она расширяет свой состав и полномочия: принимает присягу, отнимает детей у подозрительных родителей, налагает штрафы и заключает в тюрьму. Она разбирает всякого рода религиозные дела, цензурирует книги не только с точки зрения их правоверия, но и с точки зрения политической (А. Савин).

Упрочению англиканской церкви долгое время препятствовала католическая ориентация высшей аристократии и симпатии к католицизму в королевской семье. Правда, открытая попытка реставрации католицизма предпринималась только два раза: в царствование Марии Кровавой (1553-1558)168 и Якова II Стюарта (1685-1688).

Реформация буржуазная, которую считают родоначальницей политической демократии в Европе, связана с именем Ж. Кальвина и его учением о предопределении, о земном призвании и о Церкви. В 1549 г. в Англию прибывает Д. Нокс по выражению К. Маркса, “шотландский Кальвин”, который много способствовал распространению и укреплению в стране ортодоксального кальвинизма. Во времена Марии Кровавой протестанты бегут от преследований в Германию и Швейцарию. В эмиграции их поддерживают деньгами английские купцы и банкиры. На эти деньги создаются школы для подготовки проповедников, разрабатывается доктрина протестантизма и вырабатываются политические тираноборческие идеи.

Так Д. Понет разрабатывал теорию общественного договора между королем и народом. В своем “Кратком трактате о политической власти” он доказывал законность сопротивления королевской власти и даже законность тираноубийства, как акта борьбы против недостойного монарха. В 1558 г. Гудман написал трактат “В какой мере подданные обязаны повиновением верховной власти”, утверждая тезис о выборной ее природе. В этом же году вышел памфлет Нокса “Первый звук трубы, прозвучавший против чудовищного правления женщины”. Тиндаль перевел на английский язык Библию, а это очень дорогостоящая работа. Так формировался английский кальвинизм, одним из направлений которого стал провозгласивший борьбу против католических суеверий пуританизм (от лат. puros чистый).

Организационные принципы пуританской церкви разработал профессор Кембриджского университета Картрайт. Его труд “Наставления о вере” основывался на переработанном Кальвином учении блж. Августина, в котором Церковь понималась как “государство Божие Христа”, как институт, совершенно независимый от светского государства и его правителей. Им предлагались выборность проповедников и управление общиной лучшими людьми пресвитерами, а в масштабах государства Советом пресвитеров. Прежде всего, кальвинисты-пуритане побеждают в Шотландии, в которой создают господствующую пресвитерианскую церковь. Эта церковь руководима выборными старейшинами, как правило, людьми богатыми, отмеченными успехом в торгово-предпринимательской деятельности (“земное призвание”).

Пуритане требовали лишить короля права управлять церковью, отделить церковь от светской власти, уничтожить епископат, очистить церковь от папизма и католицизма, проповедовали аскетизм. Пуританские доктрины выражали взгляд на жизнь, который глубоко укоренился в английском обществе XVI-XVII вв. Как пишет современный американский историк Дж. Хекстер, «революция была следствием сдвигов в сознании, вызванных кальвинизмом, который подорвал веру в незыблемость иерархической организации общества. Главным мотивом оппозиции Стюартам групп господствовавшего класса было не соображение выгоды, а представления об общем благе, уважение традиций и обычаев, вольностей подданных, на которые посягала Корона»169.

Реформация не ограничилась преуспевающими в миру “избранными”. Очень быстро пресвитерианству стали противостоять будущие индепенденты — конгрегационисты. Один из создателей этого направления Броун утверждал, что Божья воля выражается не лучшими — пресвитерами, а большинством. Другой его идеолог Робинсон, отрицая право лучших на руководство церковной общиной, утверждая, что глава церковной общины — Христос, тем самым ориентировал верующих на “демократическое” управление общиной. Всякий, кто уверовал, учили они, уже не может быть отвергнут Богом, ибо сказано: «грядущего ко Мне не иждену вон».

Отрицая учение об “избранности”, индепенденты утверждали, что Христос принес Себя в жертву за всех, и, следовательно, все избраны и никто не должен предписывать веру другому. Исходя из тезиса о всеобщем спасении, индепендентские проповедники сделали вывод о необходимости активной борьбы с греховным миром и устройством. Уверовав в свое избрание, индепендент как бы становился под защиту неземных сил. Он считал, что действует во славу Господа. И тогда, что для него могут означать земные муки и гнев земных владык, в которых он видел “отродья сатаны”, час гибели которых близок. Сатана теряет силу только тогда, когда ему смело глядят в глаза, учили проповедники накануне революции. Идите вперед и выкажите мужественное сердце и серьезное желание побеждать.

В качестве проповедников все чаще выступают сами верующие, независимо от происхождения и социального положения. Требования регламентации в делах веры рассматривались индепендентами как дело сатаны. Это время зарождения будущих сект: прежде всего анабаптизма и социанства.

Очень важно, что перед революцией вовлеченные в Реформацию народные массы научились говорить на важные темы. Если раньше они были пассивным церковным стадом, которое слушает священника, то перед революцией они были уже способны спорить, обсуждать богословские проблемы. А стоит только начать обсуждать богословские проблемы, как в соответствующих условиях человек становится способен обсуждать и политические проблемы (что и было продемонстрировано во время революции). Новые религиозные представления были перенесены ими на политическую почву и со временем превратились в политические (республиканские) теории. Борясь против королевского верховенства в церкви, они боролись против абсолютизма в государственной жизни.

Чтобы представить себе уровень религиозной активности, достаточно сказать, что в пуританских семьях, выдавая замуж, в приданое невесте давали Библию на английском языке. Это была книга, которую читали в каждой семье. Священное Писание на английском языке, служба велась на английском языке и, что не менее важно, начинает развиваться прикладная наука (тоже на английском языке). Появляются учебные заведения, где, в противовес средневековой традиции, предписывавшей преподавание на латыни, преподают на английском языке.

Канун революции в Англии это время быстрого развития естественнонаучных знаний. Можно сказать, что протестантизм покровительствовал этому. Не менее важно для понимания общественного настроения было то, что Реформация и открытия в астрономии разрушали старую картину мира, а новая картина еще не сложилась. Человек чувствовал себя неуверенно. Это тоже характерно для предреволюционного времени. Когда все стабильно, человек спокоен и ведет себя не радикально, а лояльно к существующему строю. Когда же человека из этого состояния выбивают, никто не знает, куда он пойдет. В канун революции в Англии господствовало именно настроение ожидавшихся перемен (страхи). Весь вопрос заключался в том, в каком направлении они будут происходить.

Первые Стюарты и парламент. Спор о прерогативе.


В начале XVII в. Население Англии и Уэльса насчитывало ок. 4 млн. жителей (в Уэльсе порядка 300 тыс.). К концу столетия население достигло 5,5 млн. человек. Население Лондона в канун революции не превышало 200 тыс. и 400 тыс. в конце столетия. Численность других крупнейших городов страны (Бристоль, Норвик, Йорк, Ньюкасл) колебалась от 15 до 30 тыс. жителей. В самой экономически развитой части Англии (восточная и южная часть страны) 46,2% мужского населения было занято в сельском хозяйстве, 53,8% в нарождающейся промышленности (мануфактуры) и ремесле. Следует помнить, что значительная часть тех, кто был занят в ремесле и промышленности, одновременно работали и на земле.

Английские короли (и это очень важная для любой революции проблема) подготавливают революцию тем, что без нужды травмируют и вовлекают в политическую деятельность людей, которые до того ею не занимались. Прежде всего, речь идет о конфликте короля с парламентом. Поскольку эта борьба формально носила характер спора о правах парламента, остановимся кратко на ее истории.

Первую хартию, предоставляющую гарантии неприкосновенности имуществу свободных людей и общин против враждебных ему баронов, дает английский король Генрих I (1100-1137). Борьбу между Генрихом II (1154 -1189) с созвавшим первый парламент Симоном Монфором продолжил его сын Иоанн Безземельный (1199-1216), подписавший в 1212 г. вторую хартию знаменитую Великую хартию вольностей (ВХВ). Она положила начало парламенту, в котором опора короля в этой борьбе общины (нижняя Палата общин) получили право вотировать налоги. Борьба на этом не закончилась. В 1297 г. очередная королевская хартия подтвердила ВХВ. Кажется, что с этого времени в Англии возник порядок, согласно которому 2 раза в год по церквям народу прочитывались копии королевских хартий о правах парламента. Эти копии хранились во всех кафедральных соборах страны. Англичане раньше других пришли к выводу, что одной из гарантии соблюдения прав является знание этих прав населением страны.

Окончательное право вотировать налоги парламент получил при Эдуарде III (1327-1377). Отречение от престола короля Ричарда II было санкционировано парламентом и создало соответствующий прецедент. К концу XV в. парламент приобрел право законодательной инициативы, часто вмешиваясь в дела управления (слабая королевская власть). С середины XIV в. парламенты выражали желание, чтобы их собирали регулярно. Для членов парламента было получено право личной неприкосновенности и свободы слова в парламенте. Открывая сессии парламента, короли подтверждали его права. В дальнейшем появилась традиция преследования королевских министров. Нижняя палата Палата общин возбуждала преследование, а верхняя Палата лордов судила.

Правление первых Стюартов (они наследовали бездетной Елизавете I Тюдор) пришлось на время укрепления не ограниченного никакими генеральными штатами и парламентами абсолютизма в ряде стран Европы. Для Стюартов главная проблема – психологическая - состояла в том, чтобы быть не хуже королей на континенте. Как мы помним из русской истории, Иван Грозный в своем послании Елизавете I обличал английскую королеву: мало того, что незамужняя, еще и подчиняется торговым мужикам. А вот он самодержец! Наследники Елизаветы тоже хотели быть самодержцами170.

При Тюдорах Палата общин была уже богаче Палаты лордов. Но она не противодействовала королю и раболепствовала перед королевской властью. Надо отдать должное власти: со времен Елизаветы I (1558-1603) власть понимала, с кем имеет дело. В 1621 г., принимая делегацию Палаты общин Яков I (сын Марии Стюарт, 1603-1625) приказал поставить для делегатов 12 кресел: ”Я буду принимать 12 королей”.

Елизавета I умела зарабатывать деньги. Она принимала участие в создании всех торговых кампаний (по торговле с Африкой Марокканской, с Прибалтикой Остзейской, хлопком Левантийской, перцем Ост-Индской). Королева не вкладывала туда денег, будучи экономной (скупой), но всегда участвовала в разделе барышей. Эта способность самостоятельно, не прибегая к помощи парламента, решать финансовые проблемы во многом определяла границы власти королей. Следует помнить, что король из этих средств (плюс выделяемые парламентом суммы) содержал двор, оплачивал министров, послов, шпионов, подкупал депутатов парламента.

Елизавета I была умная королева, способная к компромиссу и политической интриге. Например, она вела долгие секретные переговоры с папским престолом, делая вид, что желает восстановления католицизма. Тем самым она предотвращала возможность организации заговоров с целью восстановления католичества171. Функция главы государства это, прежде всего, функция третейского судьи: он не должен быть главой партии. Тогда его позиции всегда прочны. Если же он возглавляет какую-то партию, то становится участником политической борьбы. Елизавета умела стоять “над” (в ее случае над аристократией и верхушкой городов) и зарабатывать деньги172. Ее наследники (Стюарты) не умели ни того, ни другого.

Есть такое понятие феодальная реакция, она наступает перед каждой буржуазной революцией. Феодальные отношения изжили себя; законы, по которым жило феодальное общество, давно не применяются. Но в чисто фискальных целях, чтобы получить, не обращаясь к парламенту, необходимые ему деньги, король (в данном случае в Англии) начинает прибегать к старым феодальным способам сбора денег, заставляя людей в начале XVII в. платить по нормам XIII-XIV веков. В канун революции Стюарты пытаются реанимировать свои феодальные права.

Основой феодального строя является феодальная собственность на землю. И хотя основная масса земли в течение XV-XVII вв. перешла в руки новых собственников (новое дворянство), с точки зрения права, абсолютное большинство владений страны являлись “рыцарскими держаниями” обязанными королю. “Рыцарский феод” передавался по наследству только старшему сыну, который, в свою очередь, платил королю выкуп (рельеф).

В день рождения короля, по случаю рождения наследника, его женитьбы, и т. д. все дворянство было обязано присылать определенную сумму. Стюарты напомнили, что они являются опекунами малолетних наследников: без их согласия невесты (до 14-16 лет) не могут выйти замуж. Опека над наследниками-мужчинами сохранялась до 21 года. До замужества одних и совершеннолетия других король является распорядителем, не отвечающим ни перед кем за имущество опекаемых. В завершении опеки он получал “платеж за передачу”. С целью интенсификации получения платежей по феодальным правам Стюарты создают “Палату по делам опеки и отчуждения”.

Если в 1603 г. Палата собирала 12 тыс. фунтов стерлингов в год, то в 1625 г. уже 36 тыс. За первые 12 лет правления Карла I (1625-1637) сборы Палаты составили 83 тыс. фунтов. Эти короли зарабатывали свои деньги таким образом. Другим способом приобретения денег была продажа королевских земель (бывшие монастырские земли). Елизавета I продала их на 817 тыс. фунтов, Стюарты в два раза больше.

Стюарты облагали принудительным налогом новых богачей. Всякий приобретавший в Англии землю автоматически должен был купить у короля рыцарский патент. Покупки в особо крупных размерах делали новых владельцев баронетами. Так появилось “новое дворянство”, которое было новым и по происхождению своей собственности и по образу мысли и жизни. Они вкладывали в землю деньги как в экономически обеспеченный объект применения капитала. Например, граф Бедфорд вложил в кампанию по мелиорации 300 тыс. фунтов стерлингов. Это огромные деньги.

В 1540 г. в Англии к высшей аристократии (пэры) относилось 60 родов, к началу революции уже 160. Численность титулованного дворянства (knights) выросла с 500 до 1400 родов. Численность дворян - земельных собственников (esquires) возросла с 800 до 3000 родов. Численность гербового дворянства (armigeros gentry) возросла с ок. 5 тысяч родов в 1540 г. до 15 тысяч сто лет спустя. Можно сделать вывод, что за столетие предшествовавшее революции численность земельных собственников выросла в три раза173.

Еще одним внепарламентским источником пополнения королевской казны был продажа патентов на торговую монополию, позволявших ее владельцам монопольную внешнюю торговлю, которая в те времена была основной формой торговли. Король разрешает определенным компаниям (за большие деньги) беспошлинную торговлю, предоставляет право ввозить в Англию мыло, шерсть и т. д., а все остальные торговые кампании конкурентов разоряются. Это королевское право устанавливать монополию больше всего раздражало тех, кто занимается торговлей и промышленностью. С монополиями связывала средняя буржуазия (и ее представители в парламенте) кризис в сукноткацкой промышленности начала XVII в. Каждый созыв парламента при Стюартах будет начинаться с требования отмены монополий (свобода торговли) и наказания министров, злых советников174. О короле пока речь не идет, только о злых советниках: они виновны, они плохо советуют королю, их и надо наказать.

Яков I старался избегать конфликтов с парламентом. Более того, парламент просто не созывался. Это ему удавалось до тех пор, пока не появились внешние враги. Ими стали для английских Стюартов Шотландия и Ирландия. Шотландия — это до конца не присоединенное к Англии королевство; английский король был одновременно и королем шотландским. В ней победило пресвитерианство. Попытки английского короля навязать Шотландии англиканскую церковь силой вызывают войну против Англии. Кроме того, Стюарты пытаются покорить католическую Ирландию. Войны требуют денег.

Третий враг, Испания, действительно бывшая врагом во времена Елизаветы I. Это католическая страна, а католиков протестантская Англия боялась на протяжении столетий, и для этого у нее были основания. Короли продают монастырские земли, и всякий держатель их рассматривает восстановление католицизма как угрозу своей собственности. Есть прецедент: когда на престоле появилась Мария Кровавая, она начинала отбирать эти земли. К счастью для англичан, ее правление было недолгим. К власти пришла Елизавета I, которая восстановила англиканскую церковь. Страх перед папистами (католиками) преследовал англичан до середины XIX века. Католики все это время не имели в Англии никаких прав. Во время Английской революции страх перед папистами будет дежурным лозунгом, хотя на самом деле он был сильно преувеличен. Испания была уже не так сильна, к тому же католические страны в начале XVII в. увязли в 30-летней войне и им было не до Англии. Но общественное мнение Англии было антикатолическим и ожидало беды с их стороны.
Спор о прерогативе

Война с Шотландией заставила Якова I в 1611 г. созвать парламент. Между ним и палатой начался спор о королевской прерогативе. Король заявил, что монарх выше закона, которому он, тем не менее, свободно подчиняется для примера поданным. “Я муж, а весь остров моя законная жена. Я голова, а остров мое тело. Я пастырь, а остров мое стадо”.

Точка зрения парламента была выражена епископом Вильямсом: “У короля нет суверенной власти, а есть прерогатива” (т. е. исключительное право, связанное с занятием должности). Лидер парламентской оппозиции при Стюартах судья Эдуард Кок заявил, что в Великой хартии вольностей нет понятия суверена, а есть прерогатива. Суверенная власть не парламентский термин и не термин английского права.

Точка зрения палаты была выражена так же в первом значительном документе английской политической оппозиции “Апологии палаты общин”. В ней парламент провозглашается верховным органом государства. Власть смертного короля не является ни божественной, ни абсолютной, ни единоличной. Для этого документа характерно внесение в Великую хартию вольностей, на которую ссылаются в “Апологии”, современного (начала XVII в.) толкования.

Палата была недовольна происпанской политикой короля, монополиями, фиском на феодальном праве. Она предложила королю выкупить рыцарские держания за 200 тыс. фунтов в год дополнительных сумм и протестовала против попыток ввести без ее согласия налоги. Король потребовал 300 тыс. фунтов. Палата отказалась и приняла билль против пошлин. В ответ на это король распустил парламент.

Следующая сессия была созвана в 1621 г. и была распущена из-за стремления палаты воспрепятствовать испанскому браку наследника престола и возбудить преследования против королевского фаворита герцога Бэкингэма. В 1624 г. угроза финансового краха заставила Якова I вновь созвать парламент. За отмену монополий и подтверждение ее прав палата соглашается на субсидии. Вскоре король умирает. Настоящая борьба между парламентом и королем развернулась при Карле I, когда на каждый созыв и обращение за субсидиями, парламент отвечал обсуждением дел в королевстве и напоминанием о своих правах.

Историки считают, что у Карла I были основания просить о новых налогах, потому что инфляция значительно сократила его доходы: по сравнению с тем довольствием, которое получал Яков I, не говоря уж о Елизавете. Они уменьшились на треть. Так что король имел и моральное, и всякое другое право требовать об увеличении содержания (цивильного листа).

Английских кальвинистов и их представителей в Палате общин возмущала жизнь двора175. При новом короле английский двор по роскоши, богатству картинной галереи, по выдающимся художникам и музыкантам, которые на него работали, стал одним из самых блестящих дворов Европы. Раздражали страну королевские фавориты. Со слов Александра Дюма все знают о существовании герцога Бэкингемского. Он действительно вел себя так, как описывает Дюма, и даже хуже. Он был фаворитом и Якова I, и Карла I. Его образ жизни был притчей во языцех для скромного протестантского населения Англии. Для добрых жителей Англии, рачительных и экономных протестантов, вкладывающих в дело каждую копейку, такой фаворит был оскорблением. Все военные экспедиции герцога кончаются поражением для Англии. Завершилась его жизнь так, как это и описывает Дюма: его убили. Англия встретила сообщение об этом со вздохом облегчения.

Основной документ этого периода противостояния между королем и парламентом проект Великой ремонстрации. Он был сожжен палачом на площади, а Палата распущена. Для пресечения разговоров о правах парламента по распоряжению короля в церквах читались проповеди о безусловном повиновении королю. Архиепископ Кентерберийский Аббот за отказ разработать такую проповедь был отстранен от должности.

Поражение под Ларошелью (Англия оказывала поддержку французским гугенотам) заставило короля созвать парламент, на котором палата выступила с “Петицией о праве”. Карл первоначально отказался принять ее, но бунт палаты напугал его и он принял петицию. Правда, передышка была недолгой, и парламент был вновь распушен. Новый созыв также окончился роспуском парламента и беспарламентским правлением в течение 11 лет. Именно в этот период главными советниками короля стали Томас Вентворт (будущий граф Страффорд) и новый архиепископ Кентерберийский Лод.

Страффорд когда-то был в оппозиции, но король перекупил его, дав ему титул графа и назначив наместником в Ирландии. Там Страффорд показал себя как жестокий правитель. Он набирает армию из католиков, и оппозиция королю начинает видеть в нем человека, способного привести католические войска в Лондон, благо Ирландия под боком. У короля нет своей армии, она общая с парламентом, а тут появляется армия, над которой парламент не властен. Все, что издает парламент, ограничено территорией Англии и ни на Шотландию, ни на Ирландию не распространяется. В завоеванной Ирландии у короля свободные руки. На все, что король там делает, депутаты парламента смотрят с подозрением: не будет ли это использовано против них? Тем более, что во главе королевской администрации в Ирландии стоит человек, известный им как противник парламента.

Архиепископ Лод пытается в годы перед революцией бороться со всеми реформационными движениями и с пресвитерианами, и с сектами, добиваясь церковного единства и господства англиканской церкви. Но реформационный процесс в Англии уже зашел слишком глубоко. Королевская власть и архиепископ Лод оказываются в конфликте с огромной частью населения.
Кризис королевской власти

Королевская власть внешне напоминала европейский абсолютизм. Шаткой была лишь ее финансовая основа, так как население отказывалось платить неутвержденные палатой налоги и их собирали, применяя силу. С наибольшей остротой конфликт проявился в связи с корабельным налогом. Он был введен для продолжения войны с Испанией и для новой войны с Францией176.

Это был старый законный налог, который король имел право собирать с прибрежных городов для защиты от пиратов. Историки говорят, что деньги королю нужны были для постройки флота, но истрачены были совсем не на флот. Кроме того, король, вместо того чтобы собрать эти деньги только с прибрежных городов (на что он имел право), приказал собирать их со всех английских городов. Первые 10 лет эти деньги собираются, и никто не смеет отказать королю.

С корабельным налогом связано дело Джона Гемпбдена. Это был богатый торговец, родственник Оливера Кромвеля. Ему надо было заплатить 20 шиллингов корабельного налога (для него это были копейки). Гемпден не только отказался платить, но и подал в суд. Хотя подобные случаи уже были, король не позволял судам принимать эти дела к рассмотрению. Относительно Гемпбдена Карл решил дать мятежникам показательный процесс, тем более, что был уверен в лояльности судей. Но он не учел характера английского судопроизводства.

Во время суда Гемпбден, сам первоклассный юрист (которого к тому же консультировали лучшие юристы Англии), обсуждал право английского короля вводить налоги. Были прения сторон, и в течение 15 дней вся страна обсуждала эту проблему. Нет ничего страшнее для власти, если ее незаконные деяния публично обсуждаются. То, что, в конце концов, судьи большинством в два голоса приняли приговор, заставляющий Гемпбдена заплатить эти 20 шиллингов, не имело значения. Урон, который понесла в результате судебного разбирательства королевская власть, был огромным. Этот судебный процесс относят к важнейшим событиям, предшествовавшим революции. Король проиграл в глазах активной части общества. Речь шла, конечно же, не о 20 шиллингах, а о праве короля взимать налог. Сомнительность приговора была ясна для общества.

Первое же внешнее испытание показало полную беспомощность королевской власти. Этим испытанием стала родная Карлу I Шотландия. Попытка короля ввести в пресвитерианской Шотландии англиканскую церковь вызвала 23 июля 1637 г. мятеж. В марте 1638 г. шотландцы подписали “ковенант” (соглашение), в котором обещали бороться за истинную веру до конца. Шотландские войска вторглись на территорию Англии. У короля не было войск для отражения нападения и денег на доставку армии из Ирландии. Созыв парламента ничего не дал. Он начал свое заседание с обсуждения положения в стране и был распущен (“Короткий парламент”). Только поражение королевской армии под Шрюсбери, протест Сити и требование 12 пэров вынудили короля созвать парламент.

3 ноября 1640 г. он собрался на свое первое заседание. Это был Долгий парламент (просуществовал ок. 13 лет).

Его открытие традиционно рассматривают как начало революции. В ее основе спор о правах парламента и границах королевской власти.


Приложение I

Век Реформации в Англии.
По книге Р. Ю. Виппера: История Нового времени. Киев, 1996


Король Генрих VIII (1509—1547), по обычаю времени, держал сторону просветителей против обскурантов; самый талантливый из оксфордских реформаторов, Томас Мор, был близким к нему человеком. Но английский король совсем не думал о реформе церкви: в 20-х годах во время великого кризиса в Германии, он считался оплотом католичества. Находясь к тому же в родстве с испанским домом, сам писал резкие возражения против Люте­ра. Чисто личные дела повели к разрыву его с Римом. Папа отка­зался дать Генриху VIII развод с первой женой, испанской прин­цессой. Тогда король обратился к английскому парламенту и конвокации английского духовенства. Парламенты при первых Тюдорах, Генрихе VII и VIII, правивших после междоусобной войны177 были весьма послушны: они были наполнены частью вновь пожалованными лордами и мелкими дворянами, частью юристами на королевской службе.

И парламент, и духовенство легко было привлечь к резким заяв­лениям против Рима в духе протестов XIV в.: оба собрания признали правильность развода и высказались против вмеша­тельства папы в дела Англии. Затем парламент уничтожил аннаты, платившиеся в Рим, и запретил исполнять в Англии папские интердикты. Соглашаясь на эти перемены, как будто вытекавшие из старинного английского законодательства XIV в., духовенство отдавало себя в распоряжение светской власти: короля и поддер­живавшего его парламента. После того, как университеты и со­брания духовенства высказались против власти римского папы над Англией, парламент, по требованию Генриха VIII, Актом о верховенстве объявил короля главой церкви и передал ему право судить, раздавать чины и должности, распоряжаться дохо­дами духовных учреждений, производить визитации (осмотры) церквей и монастырей, искоренять ереси и злоупотребления (1534). Вместо обычной молитвы за Папу было предписано в церквах читать: "избави нас, Господи, от тирании римского епи­скопа!" Духовные лица и светские чиновники должны были при­носить королю особую присягу, как главе церкви. Особым ко­миссарам было поручено произвести опись монастырских име­ний и доходов, чтобы взимать с них аннаты и десятину для коро­ля.

Но это вовсе не значило, что в Англии открывались двери протестантскому учению. Напротив, сторонников евангеличе­ского направления преследовали и сжигали в качестве еретиков; одновременно с ними, в силу "законов об измене", казнили, уже в качестве политических преступников, тех католиков, которые не соглашались признать церковное главенство короля; среди них был Мор, веривший когда-то, что король Генрих VIII откроет собой эpy просвещенного мира и гуманности. Большим несчас­тьем было то, что король, при своем капризном деспотизме, счи­тал себя еще великим богословом, способным установить истин­ный религиозный путь для своих подданных. Согласно его взгля­дам, парламент, чтобы укрепить вероучение, определил непо­движность догматов статутом "шести пунктов"; этот закон, "бич о шести хвостах", как его назвали протестанты, запрещал прича­щение под обоими видами', требовал безбрачия священников, католической обедни и тайной исповеди и грозил за отступление смертью на костре и конфискацией имущества.

Так же, как в скандинавских странах, король Англии извлек из церковной реформы большую финансовую выгоду и поделился ею с дворянством. Новому любимцу, Томасу Кромвелю, было поручено в качестве генерального викария короля в церковных делах, произвести ревизию монастырей и духовных госпиталей под видом проверки политической благонадежности клириков и образа их жизни. Духовенство было очень небезупречно, но реви­зоры, желавшие угодить королю, были еще хуже. Кромвель и его подчиненные наскоро собрали массу россказней и сплетен и со­ставили огромный обвинительный акт, "Черную книгу", на осно­вании которой приступили к конфискации церковного имущест­ва. Новые конфискации крупных церковных учреждений приняли вид настоящего грабежа. Драгоценные риз­ницы были расхищены чиновниками усердствовавшего Кромвеля; разбивали иконы и распятия под предлогом истребления "язычества", сожгли, между прочим, останки старого противника королевского самовластия Фомы Бекета, рака с мощами которо­го привлекала много богомольцев.

Сначала закрыли небольшие монастыри и пустили в продажу их владения. Массы богомольцев, которые лишились привычных мест поклонения, и бедных, кормившихся при церковных уч­реждениях, двинулись с севера к Лондону; они несли знамя с изображением пяти ран Христа, требовали восстановления па­пизма и монастырей и наказания Кромвеля. Их остановили обе­щанием пересмотреть церковные дела, но в сущности правитель­ство воспользовалось движением, как предлогом для нового об­винения монахов в измене государю. Начались казни аббатов, подозреваемых в подстрекательстве народа к демонстрации. Ис­пуганные клирики в монастырях сами признавались в невероят­ных грехах, чтобы спасти жизнь, и предлагали отобрание церковного имущества. Монастырские земли распро­давались спешно и достались большей частью придворным и дворянству. Король посадил новых лордов в Верхнюю палату на места, освободившиеся вследствие исчезновения аббатов. Но Кромвель также вызвал подозрения Генриха VIII и был казнен.

Епископы, признавшие главенство короля, исполняли по­слушно его церковные предписания, особенно Кранмер, архи­епископ Кентерберийский. При всей строгости, с какой соблюда­лись старинные обряды, все-таки неизбежно происходили неко­торые новшества. Так, были допущены перевод Библии на ан­глийский язык и английская литургия.

Со смертью Генриха VIII, при его малолетнем сыне Эдуар­де VI, выступили сторонники более решительной Реформации; тот же податливый Кранмер сделал еще несколько шагов в на­правлении протестантизма. Закрытие монастырей и конфискация церковного имущества сопровождались народными волнениями. В Англии правитель­ство, а не народ, совершило переворот и разбило внешние сим­волы старого культа; низшие классы, напротив, местами высту­пали на защиту его. В большом разделе накопленного веками до­стояния они ничего не получили, напротив, явно выиграли выс­шие классы, особенно землевладельцы, которые и без того вызы­вали недовольство крестьян своими огораживаниями, захватом общинных земель и крупным овцеводством, вытеснявшим зем­леделие. Теперь все эти обидные впечатления от разгрома свя­тыни и несправедливого обогащения немногих соединились в умах простого народа и вызвали восстания, особенно в Юго-Западной и в Восточной Англии (Норфолке). Норфолкцы под предводительством кожевника Кета ломали ненавистные изгоро­ди, возвращали огороженные земли в общинное владение и про­изводили передел, исходя из взгляда, что земля должна принад­лежать всем одинаково (1549 г.).

Приложение II


В книге современного английского историка Макджи "Божий человек стюартовской Англии. Англикане, пуритане и две скрижали" следующим образом излагаются принципиальные различия между пуританами и сторонниками англиканской церкви. Они касаются отношения к Десяти заповедям:

"Главной проблемой была проблема страдания. Ни англикане, ни пуритане не сомневались в том, что причиной человеческих страданий является грех, что страдание есть не что иное, как Божие наказание за грехи. Однако направленность ниспосланного Богом страдания могла носить различный характер. По отношению к истинно верующему оно было проявлением Божественной любви, по отношению к отступникам и врагам веры — проявлением Божественного гнева. Страдание предызбранных к спасению трактовалось как средство связи между ними и Богом, как средство наставления на путь избавления от греха и обращения. При этом как англикане, так и пуритане полагали, что на долю Божьих людей могут выпасть даже более суровые испытания, чем на долю отступников, особенно во времена общественных и национальных бедствий, так как Бог с большим тщанием заботится о порядке в Собственном доме. Именно испытанием, которому Бог подвергает Божьих людей, объясняли борющиеся стороны те или иные свои неудачи в ходе гражданской войны. В связи с этим, естественно, возникал вопрос о возможности интерпретации человеком истинного смысла Божественного Промысла, о наличии внешних показателей и знаков, по которым с большей или меньшей уверенностью можно было судить, входит ли данный человек в число Божьих людей, предызбранных к спасению. В конечном счете, и англикане, и пуритане были убеждены, что ответ на этот вопрос может быть найден. Для этого человек должен знать, соответствует ли его образ жизни образу жизни истинного христианина,знать, в чем состоят плоды истинного обращения. Другими словами, он должен соизмерять свою деятельность с моделью истинного христианина".

В чем она заключалась?

Пуритане делали акцент на первых четырех заповедях, так называемых заповедях Первой скрижали, определявших обязанности верующих по отношению к Богу. Они рассматривали эти заповеди как основу всех остальных, поскольку обязанности по отношению к Богу — главные обязанности истинного христианина. Нарушение их — наиболее тяжкий грех. Логическим следствием того, что они считали главной первую скрижаль, было объявление единственным источником истины Священное Писание. Пуритане отрицали все, что предписывалось не Словом Божиим, а Церковью или мнением людей, считая это идолопоклонством, т. е. нарушением заповедей Первой скрижали. В частности, они настаивали на том, что почитание Бога не должно принимать никаких других форм, кроме установленных Священным Писанием, и на этом основании отрицали все, что установлено и в католической, и в англиканской церкви и таинства, и саму церковную организацию.

Англикане были убеждены, что заповеди Первой скрижали целиком осуществляются в результате искреннего участия в ритуалах и таинствах английской церкви, поэтому на первое место они ставили необходимость исполнения шести последних заповедей заповедей Второй скрижали. Человеческие установления в делах религии они отрицали столь же энергично, как и пуритане, но трактовали их с прямо противоположных позиций. Если пуритане объявляли идолопоклонством исполнение обрядов и таинств, установленных в английской церкви, то англикане видели проявление людского мнения в отказе от исполнения этих обрядов. Если самым тяжким грехом с точки зрения пуритан являлось идолопоклонство, то для англикан таким грехом было непослушание установлениям и предписаниям церкви. Мерой совершенства в исполнении заповеди второй скрижали было обращение к Христу как к образцу для подражания.

Пуритане ставили во главу угла слово, англикане таинство. Идея подражания Христу во имя спасения в рамках официальной церкви приводила англикан к выводу, что пуритане заменили суеверие римского католицизма иным, но столь же коварным заблуждением. Ни один человек, утверждали англикане, не может быть уверен в собственном спасении, если он повинен в грехе жестокости, проявляющемся, в частности, в суждении о других людях как суеверных идолопоклонниках, притеснителях христианской свободы.

Самое интересное, что в практической жизни англикане считали главным проявления милосердия, благотворительность, пуритане же считали главным проповедь Слова Божия. Поэтому когда речь идет об индепендентах (пуританах) в Английской революции, то они — активные участники всевозможных дискуссий, сторонники того, что потом будет называться демократией, поскольку понимание авторитета у них — в старом христианском смысле — отсутствует”.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   73

Похожие:

Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций Москва 2008 Содержание Лекция лекция Научные знания в средневековой Руси и окружающем мире 9
Лекция Развитие науки и техники в России в Новое время (вторая пол. XVII-XVIII вв.) 26
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций москва инфра-м 2002 Кононенко Б. И. Основы культурологии: Курс лекций. М.: Инфра-м
Охватывают не только необъятное поле взаимоотношений, например, науки и религии, но и рефлексию всех форм общественного сознания
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconПрограмма учебной дисциплины история германии в новое время
Курс лекций читается студентам кафедры философии культуры и культурологии философского факультета спбГУ
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций Москва 2003 Содержание Вводная лекция. Политическая система стран Запада в межвоенный период. Фашизм как общественно-политическое явление
Охватывает все стороны жизни индивида. – «Германия – превыше всего!»
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconМ. А. Мунтян геополитика и геополитическое мышление (история и современность) I классическая геополитика москва 2007 Курс лекций
Настоящий курс лекций состоит из 4-х выпусков, в каждом из которых отражена специфика 3-х основных исторических периодов развития...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconВ новое время. Общие проблемы Страны Востока в новое время: периодизация
Вопросы к экзамену для студентов заочного отделения по курсу: «История стран Азии и Африки в новое время»
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций по русской истории «Полный курс лекций по русской истории»
Этот курс лекций выдержал до 1917 года около 20 изданий
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconП. Н. Пятов Курс Тема 1 курс Теорема Эйлера о пятиугольных числах Предлагается разобрать два доказательства этой теоремы: краткое см. Г. Харди "Двенадцать лекций о Рамануджане", лекция
...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconКурс лекций, I семестр, 34 часа I. Механика >II. Молекулярная физика и термодинамика
Лекция Введение. Место физики в системе наук о природе. Эксперимент и теория в физических исследованиях. Физические модели. Пространство...
Курс лекций Москва 2002 Лекция 1 о критериях и смысле периода Новое время iconСодержание дисциплины лекционный курс
Периодизация истории Казахстана в новое время; эволюция теоретико-методологических подходов в изучении истории Казахстана нового...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org