Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а



страница3/13
Дата08.12.2012
Размер1.28 Mb.
ТипКурсовая
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

ЛЮДОВИК XIII И РИШЕЛЬЕ (1617–1643)
Людовик XIII и Люинь вернули старых министров: Брюлара – канцлера, дю Вера – хранителя печати, Вилльруа – государственного секретаря иностранных дел, и Жанена – главного финансового интенданта. Программа реформ была разработана собранием нотаблей, но в это время вспыхнули мятежи высших дворян под предводительством д'Эпернора, поддерживаемого Марию Медичи. 7 августв 1620 года Людовику удалось заставить восставших сложить оружие.

В то время, пока Франция была поглощена внутренними раздорами, в Европе разгорался пожар перовой континентальной войны, названной впоследствии Тридцатилетней. Гегемонистские претензии Габсбургов на управление всем христианским миром, а также попытки католицизма взять реванш за Реформацию натолкнулись на самое решительное сопротивление входивших в Священную Римскую империю протестантских княжеств и большинства европейских государств. Еще в 1608 года германские протестантские объединились в Евангелическую, или Протестантскую унию, с тем чтобы сообща противостоять католической реакции, возглавляемой императором Рудольфом II. В свою очередь, католические князья во главе с Максимилианом Баварским, создали в 1609 году Католическую лигу. Оба союза начали ожесточенную борьбу, в которой протестанты получили поддержку Генриха IV, а католики – Испании и папского Рима. Генрих IV уже готов был вмешаться в конфликт на стороне Протестантской унии, но кинжал Равальяка предотвратил это вмешательство к нескрываемому облегчению вождей Католической унии. Преемник Рудольфа II на императорском престоле в Вене Матиас лишил привилегий чешских протестантов. В Праге вспыхнуло восстание, которое завершилось освобождением не только Чехии, но также Моравии и Силезии. Когда в 1619 году умер император Матиас и встал вопрос о престолонаследии, началась ожесточенная борьба за трон. Вене также угрожали чешская и венгерская армии. Решалась судьба империи Габсбургов. Лишившись двух корон и едва удерживавший третью, император в отчаянии взывал к папе римскому, Филиппу III Испанскому и Людовику XIII Французскому. Из Рима выслали деньги на комплектование армии, Мадрид обещал военную помощь испанских Нидерландов; Париж многозначительно молчал. Король Франции оказался в весьма затруднительном положении, ведь за помощью к Франции обратился также и молодой король Чехии Фридрих V. От того, на чью сторону встанет Франции в критических момент в немалой степени зависела судьба империи Габсбургов. Правительство долго колебалось, но тем не менее в мае 1620 года посольство во главе с принцем крови Шарлем де Валуа, графом Овернским, выехало из Парижа с миссией уговорить протестантских князей пойти на компромисс. Им это удалось; посредничество французской дипломатии оказалось поистине спасительным для императора. Франция сыграла свою роль и в ней больше не нуждались. Нарушив прежние обещания император разгромил Фридриха V; Чехия и Моравия были возвращены под власть католицизма.
В результате с 1621 года сложился устойчивый противовес сил габсбургско католического блока.

Ришелье тяжело переживал в это время провалы французской дипломатии, так же как и собственную бездеятельность. Он по прежнему делает все возможной, чтобы получить кардинальскую мантию, пытается обезоружить своих врагов, причем весьма интересными методами. Например теперь доподлинно известно, что он лично принимал участие в составлении памфлетов против королевского фаворита Люиня, которого по праву считал своим главным противником на пути к власти. Мария Медичи также беспрестанно хлопотала за своего любимца.

Весной 1621 года Королевский совет принял решение начать войну с протестантами. Людовик XIII занялся Беарном, родиной Генриха IV. После обновления католического культа и разделения Беарна и Наварры на французские Krondomane гугеноты, посовещавшись в Лодуне и Ла Рошели, взялись за оружие под предводительством герцога де Рогана. Во время военного похода Людовик пытался сломить это сопротивление на юго западе Франции. Многочисленные города подверглись осаде, но под Монтобаном он потерпел неудачу.

Стоит заметить, что Людовик XIII сразу хватался за оружие, когда ему казалось, что его авторитету наносится ущерб. Решение проблем он видел скорее в абсолютной дисциплине подчиненных, нежели в лавировании между различными интересами. Ему и в голову не приходило ущемлять религиозные права гугенотов; с другой стороны он находился под постоянным влиянием усилившегося католицизма.

Люинь умер 15 декабря 1621 года, в разгар очередной осады небольшой гугенотской крепости Монёр. Современники сообщаю, что за два дня, что он болел, никто даже не навестил умирающего, все так ненавидели его. После похорон своего фаворита Людовик XIII признался одному из приближенных, что смерть Люиня сделала его свободным. О коннетабле (Люинь перед началом похода против гугенота выпросил у короля это звание) очень скоро все забыли; забыла и его собственная жена, которая уже через четыре месяца благополучно вышла замуж за герцога де Шевреза.

Однако Людовик XIII не привык долгое время обходится без поводыря. В его окружении началась борьба за место умершего фаворита. Самым явным претендентом был принц Конде. Людовик сблизился с матерью – Мария Медичи даже присутствовала одно время в военном лагере, однако злые языки не забывали нашептывать королю, что любовь, которую он питает к матери, может привести к тому, что она разделит с ним власть. То, что Людовик и в следующем году предпринял долгий военный поход все же свидетельствует о том, что иногда в нем просыпался сын Генриха IV, однако он не мог долго действовать и самостоятельно, не имея сильного влияния.

Вскоре он вынужден был заключить мир с герцогом де Роганом под Монпелье, который королевские войска не смогли взять. Нантский эдикт был подтвержден. Гугеноты потеряли около 80 укрепленных мест, только Ла Рошель и Монтобан сохранили свои защитные сооружения. Навряд ли кто сомневался, что достигнутый компромисс носит временный характер.

В 1622 году Ришелье по содействию королевы матери получает возможность выступить в ее защиту на Королевском совете. Здесь влиятельнейшие люди Франции относятся к нему более чем с опаской, ясно оценивая его достоинства и возможности, честолюбие и непреклонность перед поставленной целью. Выступая в Совете, Ришелье еще больше укрепил министров в их опасениях. Тогда государственный секретарь де Пюизье, после того, как Мария Медичи обратилась к нему с просьбой выдвинуть кандидатуру Ришелье на кардинальский сан, убедил королеву, что ее желание исполниться быстрее, если епископ Люсонский оправиться в Рим. План Пюизье прост: отдалить Ришелье от Марии Медичи, лишить ее опытного советника, без которого она была бы не так опасна, и одновременно убрать из Франции самого реального претендента на пост государственного секретаря. Ришелье решает переиграть Пюизье и заявляет о своем согласии отправиться в Рим; главное для него – официальная просьба короля папе римскому, а там видно будет. В результате совместных усилий епископа Люсонского, Марии Медичи и даже вмешавшегося в это дело Людовика XIII 5 сентября 1622 года епископ Люссонский был возведен в кардинальский сан. Однако Ришелье ощущал себя не столько кардиналом церкви, сколько кардиналом государства. Блестяще выиграв эту партию он вознамерился выиграть вторую – министерство.

С этого дня положение Ришелье коренным образом изменилось. Он уже не полуссыльный изгой. Теперь с ним вынуждены считаться даже члены Королевского совета. В обществе возвышение Ришелье было встречено доброжелательно. На фоне незначительных и даже мелких политиканов, окружавших в то время французский престол, Ришелье, несомненно, выглядел впечатляюще. Известный поэт Малерб писал одному из своих друзей: "Вы знаете, что я не льстец и не лжец, но клянусь Вам, что в этом кардинале есть нечто такое, что выходит за общепринятые рамки, и если наш корабль все же справится с бурей, то это произойдет лишь тогда, когда эта доблестная рука будет держать бразды правления".

Однако кардинал все еще не пользовался расположением короля, но намерен был внушить к себе доверие. Венецианский посол докладывает своему правительству: "Господин кардинал де Ришелье здесь единственный, кто противодействует министрам. Он прилагает все усилия для того, чтобы возвысить себя в глазах короля.., внушая ему идею величия и славы короны". Тактика Ришелье включала замаскированную дискредитацию правительственной политики как внутри страны, так и за ее пределами. Он осуждал политику уступок Мадриду. Судя по всему Ришелье хорошо изучил характер Людовика XIII, сделав упор на его тщеславие, желание походить на своего знаменитого отца. Он упорно внедрял в сознание молодого короля такие понятия, как величие, слава, родина.

С апреля 1624 года Ришелье входит в состав Королевского совета. Вскоре Ришелье удалось убедить короля в полной беспомощности и несостоятельности его министров – Силлери, Пюизье, и первого министра – любимца короля маркиза Ла Вьевиля. Действительно, внутренняя обстановка во Франции была крайне неблагополучной; повсюду тлели очаги недовольства. Серьезно был подорван и международный престиж Франции, отказавшейся от союза с германскими протестантскими княжествами из религиозно идеологической солидарности с Габсбургами. На протяжении последних лет как внутренней так и внешней политикой Франции занимался кто угодно, только не король.

Людовик XIII буквально видит в кардинале Ришелье человека, который должен спасти Францию. Он все чаще прибегает к его советам и вскоре не может и вовсе без него обходиться. Вышеупомянутые министры полностью отстранились от очень важного для Франции урегулирования конфликта в Вальтелине (области Северной Ломбардии, где вспыхнула религиозная вражда между католиками и протестантами и куда тут же поспешили вмешаться австрийцы и испанцы) Исход этого конфликта был очень важен для Франции, которая, полагал Ришелье, не должна допустить соединения испанских владений в Северной Италии с имперскими, а такая возможность существовала в случае захвата испанцами альпийских горных перевалов. (Как мы видим, контуры будущей антигабсбургской политики Ришелье уже намечены). Обо всем об этом Ришелье не перестает расталкивать королю. Однажды после очередной беседы Людовик XIII неожиданно предлагает Ришелье возглавить его Совет и самому определить его состав. Он приказывает арестовать своего бывшего фаворита Ла Вьевиля. На заседании нового Совета Ришелье умело создал впечатление, что отныне всеми делами будет управлять только король. Он умоляет его "не слушать никаких жалоб на того или иного министра в частном порядке, но самому встать во главе Совета". Идея Ришелье проста: отныне все решения Совета должны быть освящены лично королем, поэтому обвинить министров и прежде всего самого Ришелье за допущенные промахи будет просто невозможно. Кардинал прекрасно знал, что Людовик XIII не способен к самостоятельным поступкам и тем более к изнурительному ежедневному труду. Истинным творцом и проводником политической линии будет он – Ришелье. Таким образом кардинал умело взял бразды правления в свои руки, оставив королю иллюзию, что все теперь зависит исключительно от его монаршей воли.

Итак 13 августа 1624 года Ришелье становится первым министром Людовика XIII. на этом посту он бессменно пробудет восемнадцать лет, три месяца и двадцать дней вплоть до самой своей смерти.
Оказавшись на новом посту, Ришелье еще раз оглядел безрадостную картину: внутренняя разобщенность страны, слабость королевской власти при наличии мощной оппозиции, истощенная казна, непоследовательная, пагубная для интересов Франции внешняя политика. Как исправить положение? На этот счет у нового главы Королевского совета совершенно определенные намерения.

"Я Вам обещал употребить все мои способности и всю власть, которую Вы изволили мне дать, чтобы ликвидировать гугенотскую партию, уменьшить притязания знати, привести в послушание всех Ваших подданных и возвысить имя Ваше в глазах чужих народов на такую ступень, на какой ему надлежит быть", – писал Ришелье в книге "Государственные максимы, или Политическое завещание" В ней он изложил основы своей политики. Книга эта была опубликована лишь после его смерти, и многими историкам ее подлинность оспаривалась, но, несомненно, она отражает подлинные мысли самого Ришелье. Хотя в своей государственной деятельности он следовал всегда голосу практики и подчас круто менял курс в зависимости от обстоятельств, от внутреннего и международного соотношения сил, Ришелье сумел здесь обобщить некоторые ее линии и придать ей видимость наперед продуманного плана.

Ришелье говорит в этом "Политическом завещании": "Моей первой целью было величие короля. Моей второй целью было могущество королевства". Если можно сомневаться в буквальном смысле первого, то могущество абсолютистской власти он действительно стремился утвердить всеми доступными способами, как внешнюю силу Франции.

Одну из главных своих задач Ришелье видел в обеспечении первенствующего положения дворянства перед поднимающейся буржуазией. Дворянин по происхождению, он явно хотел перевеса дворянства, которому искренне сочувствовал и которое в своем огромном большинстве видело в его политике свою политику. Но королевский двор, выражая интересы дворянства, играл роль как бы воспитателя дворянского класса. Отсюда два положения Ришелье: с одной стороны, пишет от, "богатство и гордость одних [буржуа, чиновников] подавляют бедность других [дворян] – богатых лишь доблестью…", а с другой – "очень распространенный недостаток лиц, родившихся в этом сословии [дворянском], – что они применяют к народу насилие". Право на насилие Ришелье хотел бы резервировать только за государственным аппаратом монархии.

"Право" же дворян и монархии эксплуатировать народные массы Ришелье не только постулирует, но даже обосновывает психологически: "Если бы народ чересчур благоденствовал, было бы невозможно удержать его в границах его обязанностей…". Народ для Ришелье – это "мул, который, привыкнув к нагрузке, портится от долгого отдыха больше, чем от работы". Правда, он тут же добавляет, что работа эта должна быть пропорциональной силам мула народа; но это относилось уже к области благих (и невыполнимых) пожеланий. Практика же взимания невероятных податей и поборов прикрыта у Ришелье теорией гармонии интересов короля и народа. "Можно утверждать, что суммы, извлекаемые королем у народа, к нему же и возвращаются; народ их авансирует, чтобы получить их обратно в виде пользования своим покоем и своим имуществом, что не может быть ему обеспечено, если он не будет способствовать сохранению государства".

Ришелье действительно хотел начать свою деятельность с внутренней консолидации государства, но ему пришлось первые полтора два года заниматься делами международными и лишь затем вернуться к тому, что он считал основой всего, – созданию сильного централизованного государства.

По прежнему самой неотложной оставалась проблема Вальтелины, где с новой силой вспыхнуло давнее соперничество габсбургской империи и Граубюндена (республики гризонов) – протестантского кантона, расположенного на юго востоке Швейцарии. Со времен Франциска I и Генриха IV Франция традиционно поддерживала Граубюнден, который предоставлял ее армии свободу прохода через Альпы. Однако начиная с регентства Марии Медичи и вплоть до падения Ла Вьевиля Франция, по существу, бросила Граубюнден, как, впрочем и других своих союзников в Северной Италии, на произвол судьбы, оставив их без поддержки перед мощными противниками – испанскими и австрийскими габсбургами. Здесь Ришелье сделал все возможное, чтобы прийти на помощь Граубюндену и вновь сделать Францию хозяйкой стратегически важных горных перевалов. (Монсонский договор от 5 мая 1626 года, когда посол Франции и первый министр Испании подписали договор о статусе Вальтелины, то есть о передачи этой области под формальный суверенитет Граубюндена). С этих пор обостряются отношения Франции с папским.

Ришелье также считал важным укрепить отношения с Англией, поскольку его тревожила обозначившаяся в начале 20–х годов перспектива англо испанского сближения. С этой целью французская принцесса Генриетта была выдана замуж за наследника английского престола Карла I. Однако этот брак не оправдал возлагавшихся на него надежд. Желанного сближения с Англией не только не произошло, но, напротив, отношения еще более ухудшились. Причина крылась в нежелании Франции в тот момент открыто выступить против Испании.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconСтиль Людовика XIII и Людовика XIV в эпоху Возрождения
Царствование Людовика XIII и Людовика XIV было для Франции периодом расцвета и сияния. Это государство служило примером для всей...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЭкскурсии Марэ квартал, где жили короли в XIV-XVI вв.: площадь Вогезов
Романовых; Дворец королевы Марго; иезуитская церковь св. Павла самая богатая церковь Парижа XVII века, где до революции хранились...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconСидоренко М. А. Опала Фуке, как акт репрезентативной политики Людовика XIV
Людовика XI хотя традиционно принято вести отчет самого долгого правления в истории с заседания Совета 10 марта 1661 г., на следующий...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЗримое прошлое
И. Врубель, А. Савушкин. Рыцари Ордена Святого Духа: От основания до эпохи Людовика XIV. Из коллекции гравюр Ф. Ф. Вигеля
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЕкатерина Глаголева Повседневная жизнь Франции в эпоху Ришелье и Людовика ХIII людовик Справедливый и великий кардинал Семнадцатый век во французской истории делится на две почти равные половины: вторую принято называть «Великим веком»
Не будь тридцатилетнего правления Людовика XIII, его сын, официально пробывший на троне целых семьдесят лет, не смог бы сказать:...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconКурсовая работа Табу в рекламе Студент 2-ого курса Группы 1055
Сентябрь 2007 Кузнецов Пётр Евгеньевич
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconДвор Людовика XIV
Но, так как французское общество было в основной массе неграмотным, самым действенным методом было явление образа власти, которым...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconАлександр Дюма Жизнь Людовика XIV
В мировой истории известно четыре великих века: век Перикла, век Августа, век Льва X и век Луи XIV
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в париже
Версальского дворца среди скульптур, фонтанов, бассейнов и гротов проходили придворные празднества и увеселения Людовика XIV и его...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в париже
Версальского дворца среди скульптур, фонтанов, бассейнов и гротов проходили придворные празднества и увеселения Людовика XIV и его...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org