Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а



страница7/13
Дата08.12.2012
Размер1.28 Mb.
ТипКурсовая
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Вне Парижа междоусобная война причиняла самые сильные волнения в Нормандии, в Провансе и в Анжу; столица этой последней провинции сдалась Ла Тремулю. Спокойствие была на время восстановлено повсюду. Мазарини получил возможность заняться иностранной войной. Губернатор испанских Нидерландов, эрцгерцог Леопольд проник в Шампань и в Пикардию. Он стал отступать, но завладел французскими крепостями Сент Венаном и Ипром; французские войска безуспешно осаждали Камбре. С другой стороны, в Италии, Францию покинул ее союзник герцог Моденский и французская армия была принуждена очистить Кремонскую область. В Каталонии Испанцы продвигались вперед. Французское правительство не могло загладить эти неудачи в особенности потому, что в то время очень нуждалось в деньгах.

Волнения возобновились в нескольких пунктах в конце 1649 года. Труднее всего порядок был восстановлен в Гиене, где горожане и члены бордосского парламента взялись за оружие для борьбы с герцогом д'Эперноном.

Но все эти тревоги были ничтожны сравнительно с теми, которые пришлось выносить кардиналу Мазарини в Париже немедленно после заключения мирного договора в Рюэле: их причиняли ему его прежние сторонники, в особенности Конде. Этот принц взял сторону Фронды только в тайной надежде занять место Мазарини. Постоянно играя главную роль и в войнах и в переговорах, он скоро привык считать себя чем то вроде первого министра. Его поощряла к борьбе с Мазарини его сестра, герцогиня де Лонгвилль. Мазарини не был еще готов мстить своим врагам; поэтому он обязался на основании тайного договора не делать никаких правительственных распоряжений иначе, как4 под контролем принца Конде или с его разрешения. Сам Конде в своей наглости дошел до того, что вздумал навязать королеве нового фаворита по своему выбору, который заменил бы Мазарини. Это был некий маркиз Жарнэ. Впрочем, из этого плана ничего не вышло, королева прогнала его, хоть Конде и настаивал, чтобы она была к нему милостива.

С тех пор регентша возненавидела Конде. Осознавая опасность своего положения, принц стал отважно готовиться к борьбе. Но Мазарини со своей стороны, стараясь довести его до погибели, поссорил его с парижским парламентом и с прежними союзниками. В конце концов Конде попался в расставленные им сети: 18 января 1650 года он был арестован в Пале Рояле вместе со своим братом Конти и со своим зятем Лонгвиллем; все трое долго держались под арестом.

Этот государственный переворот не возбудил недовольства в Париже, где Конде де был любим, но тогда возобновилась в нескольких провинциях междоусобная война. Герцогиня Лонгвилль привлекла на свою сторону население Нормандии и старалась поднять восстание, но ей это не удалось. Но ей удалось привлечь на свою сторону Тюренна, который заключил союзный договор с Испанией. Герцог Бульонский отправился в Лимузен и в Гиену с целью возбудить там народные волнения. Таваннь поднял от имени принцев восстание в Бургунди.
Наконец, герцог де Ларошфуко отправился собирать войска в Пуату и повел их к Сомюру, который был осажден королевской армией.

Мазарини прежде всего пошел в Нормандию, чтобы восстановить там внутреннее спокойствие и достиг этой цели. Затем он заставил сдаться Тюрена, завладел Сомюром. Ларошфуко был вынужден отступать и присоединился со своей армией к герцогу Бульонскому. Королевский двор возвратился в Париж.

В это время эрцгерцог Леопольд выступил в поход вместе с Тюренном. Испанцы завладели двумя крепостями, но вскоре Мазарини принудил их снять осаду. Но тревожные известия, полученные в то время с юго запада, заставили Мазарини на долгое время воздерживаться от вмешательства в управление Нидерландами. Принцесса Конде, которую в Шантильи держали под надзором, спаслась бегством. Она отправилась в Лимузен к герцогу Больонскому и к Ларошфуко, которые отвезли ее в Бордо. Там она была с восторгом приняла местным населением. Принцесса учредила там настоящее правительство, которое распространило свою власть на большую часть Гиены. Это новое восстание заставило Мазарини еще раз изменить план военных действий. Ему пришлось набрать новую армию и направить ее к Бордо. Он по обыкновению взял с собой вдовствующую королеву и молодого короля, с которыми он не хотел разлучаться, потому что они служили охраной для его личной безопасности. Но он был вынужден оставить в Париже с самыми широкими полномочиями герцога Орлеанского, на преданность которого не мог вполне полагаться.

В Бордо в 1650 году произошло то же самое, что случилось в предшествовавшем году в Париже: местный парламент не хотел союза с Испанией, к заключению которого стремились принцы. Началась внутренняя смута. Королевские войска осадили Бордо и опустошили его окрестности. После шестинедельной борьбы начались переговоры. Мир был заключен в конце сентября. Принцесса Конде, Ларошфуко и герцог Бульонский выехали из Бордо, которым завладели королевские войска.

Однако Мазарини недооценивал могущества и единодушия своих врагов, воображая, что будет по прежнему удовлетворять их обманчивыми обещаниями и разжигать раздоры между ними. Он также надеялся держать их в страхе посредством блестящих успехов в войне с Испанией. Однако нависла новая опасность: неприятельская армия под руководством Тюренна. Под ее властью оказались Вервень, Ретель, Шато Прованс, Физм и пр. Даже можно было опасаться, что испанцы дойдут до Парижа. Однако Кардинал вместе с маршалом Плесси Прасленом отнял у захватчиков Ретель и нанес Тюренну такое решительное поражение, что неприятель был в течение нескольких месяцев неспособен возобновить наступательное движение.

Но это был запоздалый успех, который не мог спасти министерство от падения. Гонди и его друзья господствовали в Париже. Парламент был готов исполнить просьбу принцессы Конде и потребовать возвращения свободы арестованным принцам. Со всех сторон высказывалось желание отправить Мазарини в изгнание. Главные деятели 1649 года (Гонди, Бофор и другие) держали в своих руках герцога Орлеанского, уже настроенного против кардинала. Заключенный между ними и агентами арестованных принцев тайный договор скрепил союз между двумя Фрондами. Начался решительный мятеж против регентши и Мазарини. Дошло до того, что парламент предъявил королеве ультиматум: он требовал возвращения свободы принцам и увольнения кардинала. Анна Австрийская попыталась отсрочить решение; парламент на другой день, так сказать, низложил ее: он объявил, что впредь не будет признавать ничьей верховной власти, кроме власти королевского наместника герцога Орлеанского. Затем потребовал от королевы декларации, которая всех иностранцев и тех, которые принесли присягу на верность каким либо другим государям, кроме Французского.

Накануне Мазарини бежал из Парижа. Он надеялся, что королева уедет вслед за ним и также, как в 1649 году, увезет с собой короля. Она действительно на это решилась, но ее намерение было известно вождям оппозиции. Они так взволновали народ, что он окружил Пале Рояль и потребовал, чтобы ему показали молодого Людовика XIV. Мазарини был отправлен в изгнание (он уехал в Германию, чем вызвал радость во всей Франции (1650)), принцам была возвращена свобода и они с триумфом вернулись в Париж.

Но коалиция, низложившая первого министра, скоро распалась. Она разделилась на три или четыре партии, которые готовы были вступить между собой в борьбу. Гастон Орлеанский и принц Конде некоторое время не решались принять сторону какой нибудь из партий. Союз с последним казался необходимым кардиналу и регентше. Они старались сблизится с Коне и он дорого продал им свою поддержку (ему была обещана Гиена, его брату – Прованс, Ларошфуко – Блэ, герцогу Немурскому – Овернь). Принц стал поддерживать приверженцев Мазарини, предавал дружеские связи со своими прежними сторонниками (Гонди, госпожой де Шеврез). Он, по видимому, сделался всемогущим, но в сущности служил послушным орудием для Мазарини.

Однако регентша вопреки своим обещаниям стала действовать заодно с Гонди, который плел интриги против Конде, и окончательно привлекла на свою сторону давнишних сторонников Фронды. Конде был обвинен в государственной измене и уже не мог привлечь на свою сторону парламент. Он это сознавал, но еще ухудшил свое положение, отдавшись в руки иностранцев. В то время, как объявленный совершеннолетним, Людовик XIV звал его к себе, а Анна Австрийская притворно признавала его невинным, чтобы отнять у него всякий предлог для восстания, скоро стало известным, что он появился в Берри и старался поднять мятеж в Гинене и наконец призвал туда испанские войска.

Восстание принца Конде поставило Анну Австрийскую в крайне затруднительное положение. Находившийся за границей Мазарини не мог помогать ей своими советами. Внешняя война снова принимала неблагоприятный для Франции оборот. Конде и его сторонники, присоединившись к испанской армии, захватили множество крепостей в юго западных провинциях. Они уже угрожали вторжением в бассейн Луары.

Чтобы Анна Австрийская намеривалась призвать во Францию Мазарини, который в то время выступил во главе своей Армии ко французской границы. Этим регентша могла вызвать восстание в Париже, но она прежде всего хотела остановить опасность со стороны испанцев и принцев. Также, как и в 1650 году, она оставила Париж на герцога Орлеанского, поручив Полю Гонди следить за ним, направилась к Буржу и привела его в покорность. После этого граф Гаркур во главе королевской армии завладел Ла Рошелью и оттеснил Конде к берегам Дордони и Гаронны. Анна Австрийская выбрала своей резиденцией Пуатье, откуда удобно было наблюдать за герцогом Роганом, который открыто выступил против правительства.

Это новое восстание довело бы Анну Австрийского до очень критического положения, если бы не прибыл к ней на помощь Мазарини. Он перешел французскую границу; впереди него шло несколько тысяч немецких и польских наемников. Командовавший его армией, маршал Гокинкур проложил ему дорогу сквозь восточные и центральные французские провинции. Через месяц он вступил в Пуатье, где королева приготовила ему торжественный прием. Он немедленно снова занял свое место в королевском совете и снова сделался для Франции тем же, чем был прежде, – главой министерства. Парламент снова начал протестовать против него и даже назначил цену за его голову.

Тем временем герцог де Бофор и герцог Немурский подошли к берегам Луары во главе армии, состоявшей на половину из испанцев. Если бы два полководца вместе двинулись к Анжеру, они могли бы разбить королевскую армию или загородить ей путь к Парижу. В виду такой опасности Мазарини объяснил королеве, что не следовало идти против Конде, следовало ослабить Рогана и помешать ему завладеть берегами Луары при содействии Бофора и герцога Немурского. Посредством щедрых обещаний Мазарини привлек на свою сторону герцога Бульонского и Тюренна, еще недавно принадлежавших к числу мятежников. Тюренну было поручено руководить военными действиями на берегах Луары, чтобы остановить наступление герцогов; Гаркур должен был вести борьбу с Конде на берегах Дордони и Гаронны, а Гокинкур должен был осаждать Анжер. Подавив восстание в Анжу, Гокинкур присоединился к Тюренну. Эти два маршала повезли королевское семейство в направлении к Орлеану. Они хотели завладеть городом, но их опередила мадемуазель де Монпансье, которую вдохновили подвиги герцогини де Лонгвилль и ей удалось завладеть Орлеаном от имени принцев.

Тогда случилось неожиданное событие: принцу Конде надоела война на юге Франции и он, встревоженный возведением в сан кардинала своего врага Гонди, вернулся в Париж. Там он выказал себя еще более отважным и властолюбивым, чем когда либо. Он возбуждал в народе ненависть к Мазарини, на время подчинил себе герцога Орлеанского. Париж все более тяготился междоусобной войной; его население придерживалось нейтралитета и не впускало в столицу войска обеих партий. Все желали возвращения короля, а влияние партии кардинала заметно усиливалось.

Воспользовавшись положением, Конде некоторое время посредством страха господствовал в Париже. Несмотря на то, что Людовик XIV уже год как был объявлен совершеннолетним, Конде заставил одну из парламентских партий назначить Гастона Орлеанского королевским наместником.

Эта чрезмерная отвага вызвала со стороны Мазарини мастерские оборонительные меры. Был издан манифест, обращавший внимание Франции на интриги бессовестного агитатора, который для удовлетворения своей жажды мщения и своего властолюбия отдавал отечество в руки врагов (Конде действительно в мае–июне 1652 позволил эрцгерцогу Леопольду завладеть равнинами в Артуа и Пикардии, а герцогу Лотарингскому равнинами Шампани и Иль де Франса). Теперь герцог Лотарингский снова приблизился к Парижу на расстояние нескольких миль. Мазарини притворился, будто приносил себя в жертву общественному спокойствию и, по видимому, отправился в изгнание. Этим он отнимал у принцев благовидный предлог для восстания. Королевское правительство предложило им амнистию. Чрезмерные уступки, за которые они согласились подчиниться, ясно указывали на их недобросовестность.

Парижане никогда не любили Конде, а бесплодная четырехлетняя междоусобная борьба отбила у них охоту к восстаниям; поэтому они все более склонялись на сторону мира. Кардинал Рец отправился во главе депутации от духовенства умолять Людовика XIV и королеву, чтобы они возвратились в свою столицу. В то же время отважные агенты министерства бродили по улицам Парижа и вызывали народные манифестации в пользу Мазарини. Попытка Конде возобновить военные действия ни к чему не привела из за нищеты его армии. А когда король объявил, что возвратиться в столицу если она перестанет оказывать какую либо помощь его врагам. Вот почему Конде наконец уехал 13 октября из Парижа, присоединился к герцогу Лотарингскому и открыто вступил в ряды испанской армии.

Королевское семейство согласилось возвратиться в столицу. Молодой король и его мать были приняты там 21 октября с восторгом. На другой день Гастон Орлеанский, мадемуазель де Монпансье и некоторые из вожаков восстаний, исключенные из амнистии, удалились в свои имения. Снова начались притеснительные финансовые меры, такие же многочисленные, как и в 1648 году. Народ все это терпел лишь из чувства отвращения к тем людям, которые причинили ему так много вреда, уверяя, что будут заботиться о его пользе. Парламент был уже даже не в состоянии протестовать.

Междоусобная война 1652 года была выгодна для испанцев. И на севере, и по ту сторону Пиренеев они отняли у французов несколько крепостей. Наконец, герцог Лотарингский и Конде, удаляясь из Парижа завладели рядом городов. Тогда Мазарини снова вступил во Францию во главе армии, в несколько дней он отнял у Конде несколько городов (январь 1653). Таким образом этот фаворит Анны Австрийской, прежде внушавший ненависть столичному населению, придал своему возвращению в Париж внешний вид триумфа. Он спокойно старался восстановить свой авторитет. Нельзя не отдать ему справедливость в том, что он не менее горячо заботился о высших интересах французского государства и старался принудить Испанию к заключению мира подобно тому, как когда то к тому же принудил Австрию.

Ему нужно было прежде всего подавить во Франции последние вспышки междоусобий. Королевская власть, восстановленная в Париже в конце 1652 года, была в то же время восстановлена в Провансе, в Берри и в Лангедоке, а некоторое время спусти – в Бургундии, в 1653 королевские войска блокировали Бордо. Но ей еще не подчинились Гиена, где партия принцев и испанцев еще отражала нападения королевской армии. Французский флот вошел в Жиронду и принудил стоявших в Бурге испанцев сдаться на капитуляцию (5 июля). В начале августа жители Бордо открыли свои ворота королевским войскам, а через несколько недель мосле этого междоусобная война была наконец прекращена взятием Перигё.

От Фронды оставалось в королевстве лишь много нищеты и развалины. Сент жерменская декларация считалась недействительной. Интенданты были в короткое время восстановлены в своих должностях во всех провинциях без всякого сопротивления. Парламент пытался восстановить свою оппозицию, но был принужден немедленно прекратить ее. Дворянство выказало себя под управлением "великого короля" столько же раболепным, сколько было неспособным к дисциплине в течение предшествовавших стал лет. Судейская аристократия и феодальная каста, заботясь прежде всего о собственных интересах, довели одна другую до бессилия. Побежденными оказались в равной мере и судейское сословие и знатные вельможи и буржуазия.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Похожие:

Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconСтиль Людовика XIII и Людовика XIV в эпоху Возрождения
Царствование Людовика XIII и Людовика XIV было для Франции периодом расцвета и сияния. Это государство служило примером для всей...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЭкскурсии Марэ квартал, где жили короли в XIV-XVI вв.: площадь Вогезов
Романовых; Дворец королевы Марго; иезуитская церковь св. Павла самая богатая церковь Парижа XVII века, где до революции хранились...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconСидоренко М. А. Опала Фуке, как акт репрезентативной политики Людовика XIV
Людовика XI хотя традиционно принято вести отчет самого долгого правления в истории с заседания Совета 10 марта 1661 г., на следующий...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЗримое прошлое
И. Врубель, А. Савушкин. Рыцари Ордена Святого Духа: От основания до эпохи Людовика XIV. Из коллекции гравюр Ф. Ф. Вигеля
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconЕкатерина Глаголева Повседневная жизнь Франции в эпоху Ришелье и Людовика ХIII людовик Справедливый и великий кардинал Семнадцатый век во французской истории делится на две почти равные половины: вторую принято называть «Великим веком»
Не будь тридцатилетнего правления Людовика XIII, его сын, официально пробывший на троне целых семьдесят лет, не смог бы сказать:...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconКурсовая работа Табу в рекламе Студент 2-ого курса Группы 1055
Сентябрь 2007 Кузнецов Пётр Евгеньевич
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconДвор Людовика XIV
Но, так как французское общество было в основной массе неграмотным, самым действенным методом было явление образа власти, которым...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconАлександр Дюма Жизнь Людовика XIV
В мировой истории известно четыре великих века: век Перикла, век Августа, век Льва X и век Луи XIV
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в париже
Версальского дворца среди скульптур, фонтанов, бассейнов и гротов проходили придворные празднества и увеселения Людовика XIV и его...
Курсовая работа французский абсолютизм эпохи людовика XIII и людовика XIV студентка 1-ого курса Группы мв-03-1а iconПрограмма концертов, выставок и спортивных соревнований в париже
Версальского дворца среди скульптур, фонтанов, бассейнов и гротов проходили придворные празднества и увеселения Людовика XIV и его...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org