Правители московской руси учебное пособие



страница4/13
Дата14.12.2012
Размер2.41 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Василий 1 (1389-1425 гг.)

Новому великому князю при вступлении на престол едва исполнилось 16 лет и опыта державного управления он не имел, но малоопытность молодого князя искупалась знаниями его окружения – боярского совета, править в полном согласии с которым ему завещал Дмитрий Донской. Василий Дмитриевич всю жизнь свою соблюдал советы отца и потому успехи его правления очевидны.

Василий I Дмитриевич

Н.И. Костомаров даже полагал что князь Василий «превосходил отца своего умом». Важнейшие задачи государственного управления, стоявшие перед молодым великим князем и то, описаны в «Истории государства российского» Н.М. Карамзина:

«Три предмета долженствовали быть главными для политики государя Московского: надлежало прервать или облегчить цепи, возложенные ханами на Россию; удержать стремление Литвы на ее владения; усилить великое княжение присоединением к оному уделов независимых. В сих трех отношениях Василий Дмитриевич действовал с неусыпным попечением, но держась правил умеренности, боясь излишней торопливости и добровольно оставляя свом преемникам успехи в славном деле государственного могущества».

«Великий стол» был прямо передан Василию Дмитриевичу Дмитрием Донским, минуя волю хана. Тем не менее новый князь, сообразуясь в действительном положении дел и внимая советам осторожных бояр постарался избежать столкновения с Ордой. На престол он вступил во Владимире в присутствии Шахмата. Спустя долгое время князь сам отправился в ханскую ставку на поклон Тохтамышу, дабы законным, с точки зрения ордынцев образом закрепить за собой великокняжеский престол, получив их рук хана ярлык. Тохтамыш, приятно удивленный смиренным поведением московского князя, от которого он вправе был ожидать своеволия, а то и прямого непокорства, принял Василия Дмитриевича с подчеркнутым дружелюбием. По словам Н.М. Карамзина: «ОН был принят в Орде с удивительною ласкою. Еще никто из владетелей российских не видал там подобной чести».

Ласковым обращением Тохтамыш поощрял великого князя и к дальнейшему такому поведению выражая ему благодарность за смирение и готовность к покорству. Способствовали тому и внешние обстоятельства. Золотая орда готовилась к войне с могущественнейшим правителем мусульманского мира правителем Самарканда Тимуром и нуждалась в мире со стороны Руси, опасаясь, что русские князья могут воспользоваться затруднениями Орды на юге и вспомнить Куликово поле.

Великий князь и его бояре блистательно использовали доброжелательность Тохтамыша с великой выгодой для Москвы. Ордынский хан согласился признать Василия Дмитриевича преемником князя Бориса Городецкого на княжеском престоле Суздальско-Нижегородской земли. Более того, Василий получил от Тохтамыша ярлык на присоединение к московскому княжеству Тарусы, Мещеры, Городца и Мурома. Все земли по нижней Оке теперь были по владении Москвы.
Недолго ждал Василий Дмитриевич и престола Нижегородского. Подкрепив свою просьбу богатыми дарами ордынским вельможам и пользуясь выступлением Тохтамыша с войском против Тимура, московский князь добился ярлыка на Нижегородско-Суздальское княжество немедленно, не дожидаясь смерти князя Бориса.

Нижегородский князь, недавно сам получивший ярлык на своё княжение, был в полном недоумении, получив известие об утрате им своих только что обретенных прав и о передаче их князю Московскому. Он попытался сопротивляться, но сами бояре его во главе со знатнейшим по имени Румянец, дружина княжеская явно сильнейшего правителя Москвы. Случилось это в 1393 г. Владения Москвы значительно расширились и она теперь превосходила все прочие русские земли. Так Василий Дмитриевич показал себя достаточным правнуком хитроумного Ивана Калиты, два года спустя он проявил себя достаточным наследником отца своего Дмитрия Донского.

В 1395 г. в битве на реке Тереке войска Золотой Орды во главе с ханом Тохтамышем потерпели сокрушительнейшее поражение от войск самаркандского Тимура. Такого разгрома Орда за всю свою историю не знала. Среднеазиатские завоеватели сокрушили не просто отдельный отряд ордынцев, даже не рать половины Золотой Орды как Дмитрий на Куликовом, но была повержена вся военная мощь державы, созданной некогда Батыем.

XIV столетие, вообще, оказалось роковым для монгольских государств, преемников империи Чингисхана. В середине 30-х гг. рухнуло господство монголов в Иране и Ираке, в 1368 г. грандиозное восстание в Китае покончило с полуторавековым монгольским игом. В 1370 монголы были изгнаны из Средней Азии. Тимур поначалу поддерживал Тохтамыша, оказывал ему помощь в борьбе с Мамаем, но когда Тохтамыш стал ханом единой Золотой Орды, то ее возрождаемое могущество стало казаться самаркандскому эмиру опасным. Тимур готовился к завоеванию Индии и не желал при этом иметь на севере мильного соседа. Так началась эта роковая для Золотой Орды война.

Разгромив ордынские рати на Северном Кавказе, непобедимое воинство Тимура устремилось на Волгу, где находились жизненные центры Золотой Орды. Сарай, столица золотоордынских ханов, досель не видевшая у своих стен неприятеля, подверглась полнейшему разгрому. Золотая Орда некогда державшая в страхе всех своих соседей и разорявшая их земли своими непрестанными набегами, а то и нашествиями, наконец-то на себе познала все ужасы вражеского вторжения. Богатейшие земли в ордынских владениях были совершенно опустошены, большинство городов превращено в руины. Тохтамыш из могучего властителя огромной державы превратился в жалкого беглеца с кучкой немногих оставшихся верными приближенными. Тимур, разграбив нижневолжские земли Орды двинулся на север и вскоре его передовые отряды достигли уже русских рубежей. Не делая различия между городами ордынскими и русскими воины Тимура разгромили и сожгли город Елец на южной окраине Рязанского княжества. В Русской земле возникло великое волнение, ибо никто не ведал, куда идет Тимур, каковы цели его похода. Страх русских людей был вполне понятен. Лишь 13 лет назад Тохтамыш сжег Москвы и жестоко разграбил русские земли, а теперь идет куда более могучий завоеватель, сокрушивший самого Тохтамыша. К чести русского народа, великого князя Василия Дмитриевича никто и не помышлял смириться перед новым завоевателем. Подобно отцу своему князь Василий стал собирать общерусское войско для отражения неприятеля. Московская рать во главе с великим князем стала близ Коломны на берегу Оки. Сюда как и 13 лет назад должны были собираться русские войска из всех городов. В то же время в Москве во всех храмах беспрестанно совершались молитвы о князе и русском воинстве: враг шел страшнее Мамая и Тохтамыша. Митрополит Киприан почти не выходил из церкви, то благословляя идущих на войну за веру православную и землю русскую, то поддерживая крепость духа оставшихся в столице. Великий князь дабы укрепить нравственное состояние народа московского обратился из Коломны к митрополиту с просьбой послать священнослужителей во Владимир и доставить в Москву главную святыню русской земли – икону Владимирской Богоматери, некогда перевезенной туда из города близ Киева князем Андреем Боголюбским.

15 августа священники, посланные во Владимир митрополитом, торжественно приняли в руки свою святыню. Перенесение иконы Владимирской Богоматери в Москву стало событием, поразившим воображение современников. По свидетельству летописца, народ в бесчисленном множестве, по обеим сторонам дороги, преклоняя колена с воплями и слезами взывал: «Матерь Божья! Спаси землю Русскую!». В этом бесчисленном множестве народа нельзя было видеть человека, который бы не плакал и не воссылал с упованием молений к Пресвятой Владычице. Митрополит, епископы и все духовенство в ризах, с крестами и кадильницами, в сопровождении великокняжеского семейства и бояр, торжественно встретили святыню вне города и, поставив в соборном храме Успенья Пресвятой Богородицы, в радостном предчувствии благодарили Бога, даровавшего им в святой иконе залог мира и утверждения.

Позднее на месте встречи иконы Владимирской Богоматери москвичи возвели Сретенский монастырь, и улица, к нему ведущая из центра города, получила название Сретенка.

К счастью для Москвы и вся Руси русской рати не довелось сразиться с воинством Тимура. От Ельца войско завоевателей неожиданно повернуло на юг. Тимур двинулся в Северное Причерноморье, где разграбил богатые города Крыма. Столь поразивший русских людей внезапный уход Тимура от рубежей Руси объясняется просто отсутствием у самаркандского эмира намерения завоевывать Русскую землю. Главной целью похода Тимура в Восточную Европу было сокрушение Золотой Орды, опасного северного соседа его державы. Цель была полностью достигнута. Совершенно разгромленная орда надолго утратила способность кому-либо угрожать, тем более державе Тимура. Поход на север в русские земли для Тимура был совершенно бессмысленным. Он не сулил особо богатой добычи сравнительно с той, что досталась в Орде, да и ослабление Москвы было бы не к выгоде правителя Самарканда. Наоборот, усиление Москвы, тревожа ослабевшую Орду, избавляло бы Тимура от всяких возможных беспокойств со стороны северного соседа.

На Руси уход войск Тимура от русских был воспринят как чудесное заступничество Богоматери. Разгромленная Золотая Орда, естественно, ни малейшего сочувствия не вызывала. Более того ее поражение сразу напомнило Василию Дмитриевичу слова завещания его отца Дмитрия Донского: «А если Бог Орду переменит, дани ей не давать». События 1395 года нетрудно было истолковать как ту самую желанную для Русской земли перемену Золотой Орды, потому великий князь Московский и всея Руси Василия Дмитриевич с того времени всякую выплату дани в Орду прекратил. Спустя несколько лет ордынцы сумели оправиться от поражения. Сам Тохтамыш, безуспешно пытавшийся найти поддержку в Литве, в конце концов погиб в сражении с войсками еще одного претендента на ханский трон, но скоро в Орде выдвинулась незаурядная фигура полководца Едигея, сумевшего на время восстановить ордынское единство. В 1399 г. на берегах реки Ворсклы Едигей разбил литовско-русско-польское войско литовского князя. В этом сражении погиб один из героев Куликовской битвы князь Андрей Ольгердович Полоцкий. Тимур Золотой Орде более не угрожал, он совершил большой поход в Индию, принесший завоевателям невиданную по богатству добычу и теперь готовился к войне с могущественным турецким султаном Баязетом. Правители Орды осмелели и в 1403 и в 1405 гг. их послы вновь появились в Москве с напоминанием об уплате дани. Василий Дмитриевич принимал послов без особого почета и в требовании дани отказывал, ссылаясь на бедность Москвы и нехватку у нее серебра. Отговорка эта выглядела явной издевкой и напоминала татарам об оскудении самой Орды после Тимура. Также Василий Дмитриевич решительно отказывался ехать в ханскую ставку или же посылать туда кого-либо из братьев или ближних бояр. В эти годы великий князь был более обеспокоен взаимоотношениями с Литвой, где с 1393 г. великим князем был Витовт, двоюродный брат Ягайло. Ягайло с 1386 г. стал польским королем и Литва с Польшей были под одной короной. Витовт признавал себя вассалом Ягайло. Василий Дмитриевич был зятем нового князя Литвы. Вскоре после восшествия на московский престол в 1390 г. он обвенчался с его дочерью Софьей Витовтовной, но родственные отношения с московским князем не умеряли аппетитов Витовта в отношении русских земель.

Витовт значительно расширил пределы Литвы, отодвинув ее южные рубежи к берегам Черного моря, не забывал он и о движении на восток. В 1404 г. литовцы подчинили себе Смоленское княжество, впрочем, достаточно мирным путем. Как заметил Костомаров, «последний смоленский князь Юрий был злодей в полном смысле слова и смольняне предпочитали лучше отдаться Витовту, чем повиноваться своему князю. Вдохновленный такими успехами литовский князь вознамерился подчинить своей власти заодно Псков и Новгород, но это было уже слишком угрожающим для будущего Руси и Москва решительно воспротивилась. Оставив всякую почтительность к тестю, Василий Дмитриевич открыто грозил ему войной, собирал войско, дабы пресечь дальнейшие захваты Литвой русских земель. До настоящей войны дело не дошло и в 1408 г. Москва и Литва заключили мирный договор, согласно которому река Угра стала рубежом между их владениями. Притязания на Новгород и Псков Витовт временно прекратил.

Конец 1408 г. принес Москве тяжелые испытания. Едигей возглавил новое ордынское нашествие на русские земли. Правитель Орды, не только искусный полководец, но и хитроумный дипломат, сумел ввести московского князя в заблуждение, передав в Москву ложные сведения о подготовке своего похода якобы на Литву. В действительности татары вторглись в русские пределы и 30 ноября 1408 г. подошли к Москву. Василий Дмитриевич не готовый к битве с Едигеем подобно отцу своему отъехал в Кострому. Москва была поручена заботам героя Куликовской битвы князя Владимира Андреевича Серпуховского. Москву удалось отстоять, но татары разграбили и сожгли Владимир, Нижний Новгород, Ростов, Переяславль Залесский, Серпухов, Городец. Это стоило нашествия Тохтамыша.

События конца 1408 г. показали Василию Дмитриевичу, что Москва еще недостаточно сильна, чтобы низвергнуть окончательно власть Золотой Орды. Хотя Едигей на Руси не задержался – отступить его заставили междоусобицы в самой Орде – и напоминал московскому князю о необходимости уплаты дани очень мягко, едва ли не смиренно, великий князь решил не искушать судьбу, и вновь признал себя подданным хана и согласился на возобновление уплаты дани. Самый отход Едигея от Москвы был куплен за 3000 рублей серебром. В 1412 г. Василий Дмитриевич съездил в Золотую Орду к хану Джелал-ад-Дину, поклонился ему и заплатил дань и принял ханский ярлык на великое княжение.

После этой поездки в Орду Василий Дмитриевич более с ней осложнений не имел. И благополучно правил до самой своей кончины в 1425 г. Скончался он в возрасте 53 лет.

Важнейшими успехами его княжения следует признать значительное расширение владений Московского княжества. Он укреплял международные связи Москвы. В 1398 г. он отправил большое количество серебра в Византию для поддержки императора Мануила. С императором Мануилом Палеологом Василий Дмитриевич позже породнился. В 1414 сын Мануила Иоанн обвенчался с дочерью Василия Анной.

Время правления Василия Дмитриевича особо знаменательно для русской культуры. Великий духовный подъем, вызванный подвигом Сергия Радонежского и его последователей – не случайно XV столетие стало веком «расцвета русской святости» - и народным подвигом, свершенным на Куликовом поле, породил изумительное явление миру Русского Возрождения. Высшим проявлением его стал «золотой век» русской иконописи, достигшей совершенства в творчестве Феофана Грека, Даниила Черного, Андрея Рублева.

Замечательный русский ученый начала XX века князь Евгений Николаевич Трубецкой в своей работе «Россия в ее иконе» писал:» Подъем нашего великого религиозного искусства с XIV на XV в. определяется прежде всего впечатлением великой духовной победы Россию последствия этой победы необозримы и неисчислимы. Она не только изменяет отношение русского человека к родине: она меняет весь его духовный облик, сообщает всем его чувствам невиданную дотоле силу и глубину.

Народный дух приобретает несвойственную ему дотоле упругость, небывалую способность сопротивления иноземным влияниям. Именно в XV веке наша иконопись, достигая своего высшего расцвета, впервые освобождается от ученической зависимости, становится вполне самобытною и русскою… Но духовная победа русского народного гения выражается еще в углублении и расширении его творческой мысли.

Для России в XV веке есть прежде всего век великой радости… Скорбные иконы XV века уже сами по себе представляют великую победу духа. В них чувствуется тот молитвенный подъем, который в дни святого Сергий исцелил язвы России и вдохнул в нее бодрость. Такие иконы понятны именно как выражение настроения душа народной, которая подвигом веры и самоотвержения только что освободилась от величайшей напасти. Воспоминание о только что перенесенной муке еще свежо: оно необычайно живо и сильно чувствуется. Но с другой стороны, в этом стоянии у креста есть безграничная уверенность в спасении: оно приобретает достоверность свершившегося факта.

Тут опять-таки икона – верная выразительница духовного роста русского народа с XIV на XV столетие.

… Но главное и основное в иконе XV века – не эти глубины отражения, а та радость, в которую претворяется скорбь; то и другое в ней неразделенно: в ней чувствуется состояние духа народа, который умер и воскрес. Мы знаем, что многие иконописцы, например Рублев, писали свои иконы с молитвой и со слезами. И точно, во многих иконах сказывается то настроение жены, которая, после выстраданной предродовой муки, не помнит себя от радости; это – радость духовного рождения России. Она выражается прежде всего в необыкновенности богатства и в необыкновенной яркости красок. Никакие подражания и никакие воспроизведения не в состоянии дать даже отдаленного понятия об этих красках русской иконы XV в. И это, конечно, оттого, что в этой радости небесной радуги здесь сказывается неведомая нам красота и сила духовной жизни»

Так шло духовное возрождение России в конце XIV-XV вв.


Василий II Темный. 1425-1462 гг.



Василий Дмитриевич завещал великокняжеский престол своему сыну Василию, коему едва исполнилось 10 лет. Вновь как и в 1389 г. «великий стол» переходил от великого князя его наследнику по собственной его воле, как бы предрешая и волю ханскую. В Орде никто против перехода великого княжения в детские руки Василия Васильевича и не возражал, противники были в Москве, в самой великокняжеской семье. Хотя на Руси уже устоялся обычай передачи власти от князя старшему его сыну, но многие помнили, что некогда был обычай перехода власти к старшему в роде. Этот-то древний обычай и вспомнили брат Василия Дмитриевича Юрий, по смерти великого князя оставшийся старшим в семье. Он отказался несмотря на обращение к нему митрополита признать племянника великим князем и решился бороться за престол силой. Поддержки в семье он не получил. Юрий был вынужден удалиться в свой удел в Галиче Северном, но намерений добыть себе «великий стол» не оставил, а только ждал выгодного для себя момента, благоприятного поворота событий.

Власть в Москве оказалась в руках бояр, и более всего в руках матери Василия Васильевича Софии Витовтовны.

В 1426 г. Витовт повел войско в Псковскую землю, но потерпел жестокую неудачу под укрепленным городом и принужден был отступиться от Пскова, вытребовав с псковичей откуп в 1450 рублей серебром. Успешней ему удавалось распространять свою власть мирным путем. В следующем 1427 году под руку Витовта перешли князья Твери, Рязани, Пронска. Теперь литовские владения, глубоко вклинившись в русские земли, с трех сторон окружали Москву. Костомаров объяснял переход Рязани и Твери под власть Литвы их желанием обеспечить тем самым свою независимость от Москвы: «Эти так называемые великие князья (Тверской и Рязанский), будучи старейшими над подручными князьями, сами должны были признавать над собой старейшинство московских великих князей и, видя со стороны Москвы дальнейшее посягательство на свою независимость, естественно, искали противовес в Литве».

Витовт, вдохновленный своими успехами на востоке, не прочь был распространить свою власть и на Москву. Он уже уверенно сообщал иноземцам, что дочь его с внуком отдали все великое княжество московское под его опеку и он является правителем всей Руси. Литовский князь был глубоким стариком, возраст его приближался к 80 годам, но честолюбие его играло как и в молодости. Стремясь к полной независимости и понимая, что дальнейшее упрочение в русских землях его власти, ее дальнейшее распространение сдерживаются вассалитетом Литвы от Польши. Витовт замыслил разорвать польско-литовскую унию и намеревался провозгласить себя самостоятельным королем Литвы и Руси. Он сумел даже заполучить поддержку черманского императора Сигизмунда, охотно поддерживавшего притязания Витовта, поскольку они вели к ослаблению польского могущества. Литовские послы были отправлены в Рим, дабы доставить оттуда в Вильно королевскую корону и благословение папы на коронацию Витовта, но здесь удача от престарелого князя отвернулась. Поляки, крайне обеспокоенные королевскими амбициями Витовта, сумели убедить папу, что независимость новоявленного Литовского королевства явится угрозой для судеб католицизма в Восточной Европе, учитывая громадное преобладание русского православного населения в Литве. Папа, вняв уговорам поляков, отказал Витовту. Литовский князь намеревался сделать еще одну попытку добыть себе королевскую корону, но смерть положила предел его честолюбивым замыслам.

После Витовта в Литве начались многолетние междоусобицы и ее влияние на русские дела не замедлило резко упасть. Властные возможности Софьи Витовтовны после смерти ее могущественного отца стали явно меньшими, чем не замедлил воспользоваться Юрий Дмитриевич, в своем дальнем уделе в Галиче Северном отнюдь не оставивший мыслей о великом столе в Москве.

Галицкий князь в 1431 г. вновь восстал на племянника и потребовал себе великого княжения. Василий Васильевич сумел уговорить с помощью своих бояр Юрия Дмитриевича ехать в Орду, где хан Улу-Мухаммед должен был решить их спор. Соперники отправились в ханскую ставку и в 1432 г. их спор разрешился в пользу Василия Васильевича. Великий князь, казалось, мог торжествовать, но своими же стараниями он вскоре свое благополучие разрушил. Толи будучи лишен чувства благодарности, то ли просто по недомыслию он нанес своему благодетелю Ивану Дмитриевичу Всеволжскому жестокую обиду, нарушив данное слово жениться на его дочери. Василий предпочел взять в жены внучку знаменитого князя Владимира Андреевича Серпуховского Марию Ярославну. Оскорбленный боярин немедленно принял сторону Юрия Галицкого и стал настойчиво побуждать того к продолжению борьбы за великокняжеский престол и насильственному отстранению Василия Васильевича от власти.

Тот в то время и не подозревал сколь быстро собираются над его головой тучи. Князь Василий в Москве в присутствии ордынского царевича Улана, представлявшего хана, торжественно принял великое княжение, узаконенное ярлыком хана Улу-Мухаммеда. Впервые великий стол принимался в Москве, тем самым она окончательно признавалась стольным градом всея Руси взамен утратившего свое значение Владимира. Предстояла свадьба великого князя, но пир оказался омрачен происшествием. Вдовствующая великая княжна Софья Витовтовна на пиру заметила, что на старшем сыне Юрия Галицкого Василии надет драгоценный пояс, ей хорош знакомый. Некогда он принадлежал Дмитрию Донскому. Семья Юрия Дмитриевича с точки зрения Софьи владела этим поясом не по праву. Властная и несдержанная нравом княгиня своей рукой решила немедленно восстановить справедливость и сама сорвала с Василия Юрьевича драгоценное наследие Дмитрия Донского.
П.П. Чистяков. Софья Витовтовна на свадьбе Василия второго темного.

Такого оскорбления Галицкого князя вынести уже не могли и на Руси вновь начались кровавые междоусобицы. Юрий Дмитриевич, собрав войско пошел на Москву и великий князь не нашел никаких сил ему противостоять. Князь Юрий вступил в Москву, провозгласил себя великим князем, низложенного же племянника отправил в Коломну. Тут и произошло самое неожиданное. Слово Карамзину: «Сын восходя на трон после отца, оставлял все, как было, окруженный теми же боярами, которые служили прежнему государю: напротив чего брат, княживший дотоле в каком-нибудь особенному уделе, имел своих вельмож, которые переезжая с ним в наследованную по кончине брата землю, обыкновенно удаляли тамошних бояр от правления и вводили новости, часто вредные. Столь явные выгоды и невыгоды вооружили Юрия. В несколько дней Москва опустела: граждане не пожалели ни жилищ, ни садов своих и с драгоценнейшим имуществом выехали в Коломну, где недоставало места в домах для людей, а на улицах для обозов».

Юрию Дмитриевичу не оставалось ничего, как со стыдом удалиться в Галич, возвратив столицу племяннику. В следующем 1434 г. Юрий тем не менее вновь навел свои полки на Москву и вновь овладел ею. На сей раз он не стал предоставлять Василию Васильевич удела блин стольного града, а постарался прогнать его как можно далее. Князь Василий принужден был укрыться в Нижнем Новгороде откуда собирался отправиться в Орду, но вскоре получил известия о благоприятных для себя переменах в Москве. Старый князь Юрий Дмитриевич, не успев насладиться своим пребыванием на великокняжеском престоле, вскоре умер, завешав свою власть старшему сыну Василию, но два других его сын Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный не пожелали служить брату, а предпочли перейти на сторону Василия Васильевича. Скорее всего оба Дмитрия понимали, что Василий Юрьевич в Москве не удержится, а Василий Васильевич в глазах москвичей законный князь.

Вновь князь Василий вернулся в свою столицу, заключив договор с Василием Юрьевичем, по коему тот обязался не искать великого стола. В 1436 г. Галицкий князь, нарушив данное слово, вновь попытался овладеть Москвой, но был разбит. Чтобы навсегда отвадить двоюродного брата от устремлений на великокняжеский престол Василий Васильевич жестокосердно велел ослепить его. Так сын Юрия Дмитриевича стал Василием Косым.

После расправы с Василием Косым Василий II ряд лет княжил в Москве мирно. Император византийский Иоанн Палеолог, видя бессилие свое в борьбе с турками, сделал отчаянную попытку добиться помощи со стороны католической Европы. Он обратился к римскому папе с предложением объединить римско-католическую и Греко-православную церкви под главенством римской курии, за что просил действенной военной помощи. Рим проявил живейший интерес к предложению и было решено созвать в 1439 г. в итальянском городе Ферраре церковный собор для заключения унии, долженствующей воссоединить две великих ветви христианства. Русь должна была быть представлена на этом соборе своим митрополитом и в сентябре 1437 г. митрополит Исидор выехал из Москвы в Италию. Начавшийся в Ферраре собор вскоре был перенесен во Флоренцию. Главным днем его стало 24 марта 1439 г. когда Исидор вступил в поддержку унии на условиях римского папы, что означало подчинение православия католицизму.

По возвращении в Москву Исидор был немедленно схвачен и брошен в темницу за измену православию. Позже ему предоставили возможность бежать из Москвы. Суздальский дьякон Симеон составил повесть «Исидоров собор и хождения его», где резко осуждались действия митрополита. Как смел грек подчинить русскую церковь римскому папе? Мало того, что католические Польша и Литва владеют западными и южными землями, так теперь и всей Руси идти под властью католиков? Нет, не могли в Москве одобрить унии, на подписание которой столько сил положил Исидор. Отныне церковь зависела от власти великого князя московского и всея Руси. Не спасла уния и Константинополя. Спустя 14 лет 29 мая 1453 г. он был взят турками.

В год флорентийской унии произошли и немаловажные события в Золотой Орде, отразившиеся в дальнейшем и на судьбах Русской земли. Хан Улу-Мухаммед был свергнут в 1438 г. Кичи-Мухаммедом и с верной ему частью Орды откочевал к рубежам Руси. Памятуя о поддержке, сказанной им в свое время Василию Васильевичу, Улу-Мухаммед обратился в Москву за поддержкой, но московский князь выразил открытое пренебрежение низвергнутому владыке, не видя от союза с ним для себя никакой пользы. Кроме того, представлялся случай показать свою верность новому хану. Улу-Мухаммед отошел от московских рубежей на Волгу и Каму, где в 1439 г. на месте бывшего здесь некогда Болгарского ханства основал новое татарское государство, независимое от Золотой Орды – Казанское ханство, военную силу коего не слишком дальновидному московском князю вскоре довелось испытать.

Улу-Мухаммед, не простивший Василию Васильевич его неблагодарности и неумного высокомерия, вскоре начал беспокоить набегами московские владения. Особенно страдали земли нижегородские, непосредственно граничившие с Казанским ханством. В 1445 г. большое татарское войско во главе с ханом Улу-Мухаммедом вторглось в русские пределы и подступило к Суздалю. Василий Васильевич собрав свои полки выступил навстречу татарам и дал им бой у стен Суздаля. Увы, полководческого дара у внука Дмитрия Донского не оказалось и он потерпел бесславное поражение, сам попав в член. В Москве известие о разгроме русской рати и пленении великого князя вызвало сильнейшее волнение, горожане стали немедленно готовиться к осаде, но осторожный Улу-Мухаммед отошел к Великому Новгороду. Казанский хан решил подарить Василию Васильевичу свободу, но при этом не забыть о выгоде для себя. Великий князь тут же продемонстрировал еще и низменность своей натуры и очевидную недалекость. Он согласился купить свою свободу у татарского хана за невиданную цену: он обещал дать выкуп «сколько может». В Москву он вернулся вместе с татарскими сборщиками дани, которые стали собирать столько, сколько только было можно, грабя подчистую. Князь утратил всякое доверие к себе в народе, чем воспользовались Галицкие князья. Дмитрий Шемяка неожиданно овладел Москвой и захватил в плен великого князя. Тут-то он и припомнил Василию – князь был ослеплен и получил прозвище Василий Темный.

Дмитрий Юрьевич провозгласил себя великим князем московским и всея Руси и воссел в Москве на княжеский престол. Василий Васильевич должен был доживать свой век в темнице. Слепой, заточенный, низвергнутый князь, перед тем еще и позорно разбитый заклятыми врагами Руси, нанесший жестокую обиду своему народу – на что он теперь мог надеяться? Казалось, Дмитрий Шемяка, наконец-то добился того, о чем так долго мечтали Галицкие князья. И вновь успех его оказался недолговременным.

Нельзя сказать, что на Москве очень уж любили Василия Васильевича, да и цену его военным и державным дарованиям знали, но был он в глазах народа законным князем, по праву, освященному установившимся обычаем, завещанному отцом и дедом, занимавшими свой великокняжеский престол. И ханский ярлык был лишь у него. Дмитрий Шемяка уже был беззаконным князем и ничего здесь уже не изменить. Свергнутого Василия стали жалеть, и Шемяка решил явить к родичу милосердие. По просьбе рязанского епископа Ионы Дмитрий решился освободить Василия Темного, при этом постаравшись закрепить за собой великокняжеский престол «проклятой грамотой», в коей подписавший Василий клялся под угрозой проклятия никогда более не искать великого стола. Но не стала эта грамота указом для многочисленных сторонников законного в их глазах московского князя. А они проявили свое неприятие Шемяке.

Окруженный верными ему боярами слепой князь прибыл в Тверь, где вступил в союз с тверским князем Борисом Александровичем. Княжеская дружба была скреплена и родством. Сын Василия Васильевича, юный князь Иван Васильевича князь Иван Васильевич был обручен с Тверской княжной Марией Борисовной.

В Твери число сторонников Василия Темного непрестанно возрастало. Прибывали бояре и дети боярские из Москвы, из Литвы возвращались те, кто умел туда, не желая признавать Дмитрия Шемяку великим князем. Вскоре перевес Василия стал столь очевидным, что небольшой отроду, посланный им, обошел полки Шемяки, стоявшие у Волоколамска и занял Москву. Москвичи радостно встретили своего законного правителя, Шемяка и верный ему князь Можайский бежали в родной Галич Северный. Всего год Шемяка княжил в Москве и оставил о себе не самую добрую память.

Князь Дмитрий пытался еще бороться за великокняжеский престол, хотя теперь уже его принудили подписать «проклятую грамоту». Духовенство обратилось к Шемяке с увещательной грамотой, но князь не сдавался. Тогда войско московское двинулось походом на Галич. Великого князя сопровождал его сын Иван – это был его первый воинский подход. Побежденный Шемяка бежал в Новгород, где ему дали приют. Даже лишенный всех своих владений Дмитрий Юрьевич продолжал отчаянную борьбу с московским князем. Он пытался поднять на Москву Новгород, но его правительство не решилось на открытую войну с великим князем. Шемяка со своими отрядами, оставшихся ему немногих верных, нападал на великокняжеские города. На время ему даже удалось захватить Устюг, но оттуда он был изгнан московской ратью. Митрополит Иона отлучил Дмитрия Шемяку от церкви и в Москве решились на крайнее средство. В 1453 г. дьяк Степан Бородатый подговорил повара Шемяки отравить его. Со смертью Шемяки Василий обрел покой и правление его с того времени шло без потрясений. Поразительно, но слепой великий князь правил куда более достойно, нежели зрячий.

Духовные власти всегда благоприятствовали стремлению к единодержавию. Во-первых, оно сходилось с церковными понятиями: церковь русская, несмотря на политическое раздробление Русской земли, была всегда единая и неделимая и постоянно оставалась образцом для политического единства. Во-вторых, духовные составляющие единственную умственную силу страны, необходимые для защиты от внешних врагов: только при сосредоточении верховной власти в одних руках представлялась им возможность безопасности для страны и ее жителей».

Иона стал достойнейшим продолжателем дела «русского Ришелье» - митрополит Алексия. На деле стоя во главе великого княжества Московского с 1448 г. и до самой своей смерти в 1461 г., он подготовил почву дл объединения Москвой русских земель в единой державе Российской.

В 1456 г. Москва, используя как предлог помощь новгородцев Дмитрию Шемяке и нежелание их платить наложенную великим князем на Новгород дань в 8000 рублей, нанесла жесточайший удар по могуществу и независимости древней северорусской республики. Новгородское ополчение под городом. Великий князь со своей ратью стал под Новгородом и принудил гордую столицу северной Руси к смирению перед Москвой. Отныне Новгород Великий терял право издавать грамоты от имени своего веча, но лишь от имени великого князя, чья печать также должна была заменить новгородскую. Это всё прямо говорила о политической зависимости Новгорода Москвы. Помимо признания новгородцами новых прав московского князя они вынуждены были обещать не принимать у себя никаких противников Москвы и уплатить еще 8500 рублей. Немалыми были и земельные уступки. Василий Темный закрепил за Москвой Вологду, Волоколамск. Москва заметно укрепляла свое господство в северо-русских землях.

В 1460 г. к Москве за помощью против немецких рыцарей Ливонского Ордена обратился Псков. В Пскове вскоре появился московский наместник, хотя внешне он пока сохранял независимость и приглашенным псковским вече князем оставался выходец из Литвы Александр Чарторыжский.

Два последних больших русских княжества – Тверское и Рязанское – также все более и более склонялись перед Москвой, утверждавшейся решительно в качестве стольного града всея Руси. Общерусское значение Москвы в XV в столетии после Куликова поля становилась неоспоримым. Когда в 1408 Едигей пытался привлечь себе в союзники тверского князя, то тот не решился открыто пойти против москвичей с татарами. По словам Карамзина князь Твери Иван Михайлович, когда предводитель ордынцев потребовал от него явиться под стены Москвы со стенобитными орудиями, без которых татары не решались на приступ, «поступил в сем случае как истинный россиянин и друг отечества: он гнушался мыслию способствовать гибели московского княжения, хотя и весьма опасного для независимости тверского».

В предшествующем столетии до Куликовской битвы какой князь чурался содействия Орде для достижения своего успеха? Угождали татарам и московские князья, и тверские, и суздальские, и рязанские нимало не скорбя об участии Русской земли, разоряемой при их содействии иноплеменными завоевателями. Новое столетие знаменовалось иными отношениями.

В 1454 г. тверской князь по настоянии митрополита Ионы заключил с Москвой договор, по которому Тверь обязалась всегда находиться в союзе с великим князем. В 1456 г. князь Рязанский перед смертью завещал свое княжество попечению Москвы. Юный новый рязанский князь, коему исполнилось едва 8 лет, был отвезен великокняжескими боярами в Москву, в Рязани же появились московские наместники.

Укреплялось и внутреннее единство Московского княжества. Удельные князья, подозреваемые в мятежных настроениях, иной раз просто оговоренные завистниками либо оказывались в заточении подобно князю Василию Ярославичу Серпуховскому, либо вынуждаемы были, спасая себя, бежать в Литву как князья Суздальские.

Скончался великий князь Василий Васильевич, получивший в истории из-за ослепления его по повелению Дмитрия Шемяки прозвание «Темный» 5 марта 1462 г. Если оценивать значение его правления для истории России, то его немалые достижения находятся в родительном контрасте с ничтожной личностью Василия II. «Василий Васильевич был человек ограниченных дарований, слабого ума и слабой воли, но вместе с тем способный на всякие злодеяния и вероломства». – характеристика Костомарова, с коей нельзя не согласиться. И именно в правление такого незадачливого князя Москвы утверждение свое главенство в русских землях, предрешая их скорое объединение. Заслуга в этом в первую очередь Русской православной церкви, митрополита Ионы (если Алексий – Ришелье, то Иона – Мазарини), сподвижников великого князя Патрикеева, Оболенского и других. Главное же в самом значении Москвы – заступницы Русской земли и времен Куликова поля и положением Василия Васильевича как законного его князя, что и даровало ему полное преимущество над любым противником.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Правители московской руси учебное пособие iconПравители киевской руси учебное пособие
Лицо России не может открыться в одном поколении, современном нам. Оно в живой связи всех отживших родов, как музыкальная мелодия...
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие для учащихся 5 класса
Учебное пособие предназначено для учащихся 5 классов основной школы. Оно охватывает историю Сибири с эпохи камня до наших дней. Учебное...
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие москва 2002 удк 536 ш 25 Рецензент д ф. м н. профессор В. М. Кузнецов (рхту им. Д. И. Менделеева) Шарц А. А. Основы термодинамики: учебное пособие. М.: Мгту «станкин»
Учебное пособие предназначено для студентов второго курса и содержит краткое изложение основного материала подраздела «Термодинамика»...
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие Год издания: 2001
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности журналистика. Структурно пособие учитывает учебные программы...
Правители московской руси учебное пособие iconВоссозданная история Руси Часть I
Украины-Руси с древнейших времен до, так называемого, литовского периода. В ней иначе характеризуются исторические личности, правители...
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие Новосибирск 2001 удк 681. 3 Ббк 32. 973-01 в 751 Воробьева А. П., Соппа М. С. Система программирования Турбо паскаль 0: Учебное пособие. Новосибирск: нгасу, 2001. 118 с
Данное учебное пособие написано в рамках изучения курса информатики студентами экономической специальности. В первой части пособия...
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие по специальности 240200 "Судовождение"
Солодовниченко М. Б. Радиотехника: Учебное пособие. Спб., Гма им адм. С. О. Макарова с., ил
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2009
Учебное пособие предназначено для студентов II курса химических специальностей
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие рпк "Политехник"
Л. В. Хоперскова. Электромеханические системы: Учебное пособие /Волггту. — Волгоград, 2002. — 69 с
Правители московской руси учебное пособие iconУчебное пособие для студентов юридического факультета Москва
Сравнительная теория закона: Учебное пособие. – М. Импэ им. А. С. Грибоедова, 2009. – 78 с
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org