Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков



Скачать 114.52 Kb.
Дата09.07.2014
Размер114.52 Kb.
ТипДокументы
ВВЕДЕНИЕ
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков. В рассматриваемый период антропонимы – имена собственные, называющие людей, – еще не сложились в привычную для нас систему: имя, отчество, фамилия. В текстах документов лица именовались одним словом, двумя, тремя и более словами, например: Стефан Лытка Иванов сын Ушаков порядился есми у Троецкого у церковногно старосты <…> пахати и сеяти [1590, л. 1]; Иван Григорев сын Конечного положил вкладом Иоанна Богослову 4 рубля [1598, л. 2 об.]; Ноября в 3 день купил воску семь гривенок у Петра Иванова Обухова дал семь денег [1628, л. 3]; Дано пастуху Митки летного наиму за пасенье три алтына две денги [1669, л. 2]. Но в данном словаре представлены только такие именования, которые состоят из одного или двух имен, т.е. однокомпонентные или двухкомпонентные. Этим определяется и структура словаря, который делится на два соответствующих раздела.

Особенностью предлагаемого словаря является то, что это словарь контекстуальных употреблений именований. По замыслу авторов в нем максимально должна быть отражена специфика контекстов исследованных памятников. С этим связана и организация словарных статей, и подача в них материала.

Каждую словарную статью начинает антропоним, который впервые встретился в том или ином из изученных текстов. Такое имя собственное может использоваться лишь один раз в тексте, но может повторяться в этом же памятнике неоднократно или содержаться в разных документах, при этом также либо повторяясь, либо оставаясь единственным. Естественно, что тот или иной антропоним, употребленный в разных контекстах, может иметь разные грамматические формы, читатель легко их заметит из приведенных иллюстраций. Однако понятно, что нерационально каждую новую словарную статью начинать одной из грамматических форм, поэтому от различного употребления падежных форм можно отвлечься, поясним это на примерах.

Если какое-то именование в одном или разных текстах первоначально употребляется в различных падежах, то все равно в заглавном слове оно приводится в именительном падеже. Например, в текстах первое употребление трех женских имен представлено разными падежными формами: Дано коровницы Ирины с сыном годового наиму рубль [1669, л. 22]; Вдова Ирина порадела в строение церковное 60 копеек строитель подписал и принял [1751, л. 12]; Григорей Васильев сын Селиванов <…> понимает себе в супружество <…> девицу Ирину [1761, л. 6]. Все данные употребления рассматриваются в одной словарной статье с заглавным словом Ирина.

В некоторых случаях для имен, употребленных в текстах только в косвенных падежах, трудно выбрать начальную форму.
Например, в книгах за 1627, 1639 (1629), 1725 года грамматическая форма Игнатья представлена во всех 12 контекстах, в том числе и в первом употреблении данного имени: зборщик <…> дал отпись Спасскова монастыря казначею манаху Игнатью в том что взял у него оброчных денег <…> четыре алтына полтрети денги [1725, л. 1]. Такое употребление этого имени позволяет в равной мере предположить любую из двух форм именительного падежа – Игнатий и Игнатей, следовательно, любой вариант может быть признан исходным. Поэтому, восстанавливая форму именительного падежа для заглавного слова, мы указываем на эту двойственность и принимаем следующую его запись: Игнатий (ей).

Однако если первоначально в каких-то текстах употребляется, например, форма Игнатей, то она берется в качестве заглавного слова отдельной словарной статьи, а все отличающиеся от нее записи рассматриваются как варианты этого имени. Например, слово Игнатей обнаружено в 7 контекстах в документе за 1598 год. Приведем первоначальное употребление этого имени в данном тексте: Игнатей старец дал соляных денег в казну 30 рублев и 12 алтын [1598, л. 3 об.]. В других контекстах встречаем вариант этого имени – Игнатий, например: Месяца того же в 20 день отпускали старца Игнатия в другой поем с солию дал ему денег полтину [1598, л. 10 об.].

Следует сказать также об именованиях, которые несмотря на сходство корней представлены в отдельных словарных статьях. Например, имя Богдан записано в тексте 1583 года: а то сено косити < > Ермоле Воскресенскому да дьяку Богдану. В тексте 1598 года первым употреблением является имя Богдаша: Дьячку Богдаше дал месячну за 3 месяцы дал 6 алтын [1598, л. 9 об.]. То, что подобные имена связаны, у авторов словаря не вызывает сомнения. Однако предпочтение отдается установке на фиксирование имени или его деривата по первому контекстуальному употреблению, поэтому каждое из приведенных имен рассматривается в отдельной словарной статье. Впрочем, такое решение согласуется с оценкой подобных антропонимов другими исследователями, систематизирующими материал на иных основаниях. Например, во вступительной статье к региональному словарю имен жителей Пермского края его автор профессор Е.Н. Полякова пишет, что «каждый вариант и дериват полного календарного имени рассматривается в отдельной словарной статье, так как практически он представляет собой отдельное имя»1.

Регистрация одного и того же антропонима с учетом его первого употребления, а также фиксирование его во всех контекстах как одного, так и разных документов сопровождается ссылкой на соответствующие памятники. В конечном итоге это позволяет судить об общем количестве употреблений того или иного именования в различных текстах изученного периода. Считаем, что на первоначальном этапе лингвистического исследования архивных документов Архангельского края такой подход оправдан. С одной стороны, он позволяет оперативно ввести информацию в научный оборот, что и является одной из задач данного словаря. С другой стороны, представляется методически целесообразным, так как словарная статья оказывается принципиально открытой, что дает возможность пополнять ее новыми данными по мере привлечения к анализу не исследованных до этого текстов. Мы не исключаем того, что в результате дальнейшего изучения словарь может быть дополнен новыми статьями или могут увеличиться ссылки на тексты, в которых употребляются какие-то имена собственные. Однако ни то, ни другое не приводит к нарушению принятых здесь принципов построения словаря, а лишь способно обогатить его.

Двухкомпонентные именования количественно превосходят однокомпонентные. Это объясняется не только тем, что в рассматриваемый период люди чаще именовались двумя именами, но и тем, что несовпадение одного из двух компонентов, кроме их грамматических особенностей, которые уже названы, принималось как основание для выделения отдельной словарной статьи. Например, отдельные статьи представляют следующие именования: Василий Алексеев (6 употреблений), Василий (ей) Гордеев (3 контекста), Василей Павлов (15 употреблений), Василий (ей) Рыба (1 контекст). Нетрудно заметить, что разным у этих именований является второй компонент. Но антропонимы могут различаться и первым компонентом, например: Третьяк Юженин, Ефим Юженин и Богдан Юженин – в книгах 1639 (1629) г.; Родион Федоров (1596 г.), Аникей Федоров (1628 г.), Петирим Федоров (1555 – 1596 гг.), Александр Федоров (1751 г.). Заметим, что двойная ссылка одного из документов вызвана несовпадением архивного обозначения (1639) и выявленного в ходе изучения (1629).

При употреблении в текстах двухкомпонентных антропонимов также могут быть варианты, которые касаются в основном опущения одного из компонентов. Например, первоначально называется Карп Катаев, при последующей записи это же лицо обозначается лишь именем – У Карпа ж взято по порядной проскурне две меры ржи да три меры жита [1634, л. 5 – 5 об.]. В качестве варианта может выступать и второй компонент: Пятку Черемному дал ногавицы да онучи новые да портки <…> да Черемному же дал рубаху конопляную а старую у него взял [1598, л. 22 об.].

Одно и то же лицо в разных частях текстах может именоваться различно. Так, в первой записи встречается Костя Данилов, в книгах 1627 и 1639 (1629) годов этот же человек называется Костантинко Данилов, а в книгах 1628 и 1639 (1629) – Костантин Данилов. В этих случаях каждое из употреблений рассматривается как вариант именования Костя Данилов. Иногда лицо, первоначально обозначенное двухкомпонентным антропонимом, в другом контексте может быть представлено трехкомпонентным именованием, которое по отношению к первому употреблению рассматривается как его вариант. Например, первоначально – Матфей Тряблой, а во втором употреблении при его именовании появляется еще один компонент: У Матфея Тряблого Куростровца с товарищи взял от котла провару к празднику к Екатеринину дни варили 9 алтын 2 денги [1639 (1629), л. 7].

Таким образом, принцип приоритетности первоначального употребления соблюдается во всех случаях: и для однокомпонентных, и для двухкомпонентных именований.

Опишем последовательно части словарных статей.

1. Заглавное слово – имя в форме именительного падежа единственного числа дается прописными буквами полужирным шрифтом. Оно представляет собой первоначальное употребление во всех текстов документов, отмеченных в данной словарной статье. Заглавное слово фиксируется в словаре в том виде, как оно записано в памятниках, даже если его орфография не совпадает с современной, например: Олексей, Ондруша. Буквы, которые вышли в настоящее время из употребления, не воспроизводятся.

2. После заглавного слова обычным шрифтом указывается количество контекстов, в которых употребляется данное именование, например: 1 к. или 14 к., где буква «к.» – сокращение от слова контекст. В подсчет контекстов входят как первоначальные записи, так и последующие, имеющиеся с данным именованием в одном или в разных документах.

3. Помета сев. (северные) или юж. (южные) указывает на территориальные зоны Архангельского края, в которых создавался каждый из изученных памятников. Данную помету не следует считать формальным показателем. В ходе исследования выяснилось, что в памятниках деловой письменности ряд именований, зафиксированных на северных или на южных территориях региона, обладал специфическими языковыми чертами. Помимо этого, есть значительная группа имен, которые употреблялись только на севере или только на юге. На своеобразии состава и форм именований разных диалектных зонах сказались сложные пути заселения региона: переселенцы шли со стороны новгородских и ростово-суздальских земель. Поэтому язык на этих территориях Архангельского края представлял собой новгородские или ростово-суздальские наречия и, кроме того, включал в себя определенные субстратные черты, восходящие к языкам местных финно-угорских племен, заселявших изучаемый регион до прихода славянского населения. Считаем важным отразить в словаре черты различий в употреблении именований, выявленные в ходе исследования.

4. Так как одно и то же именование может употребляться не только в одном, но и в разных памятниках, то в следующей помете указан год создания документа или документов, например: 1598 или 1769. По этой ссылке читатель легко найдет полное название памятника, который содержится в списке изученных источников.

5. После года написания памятника сокращенно указывается место, где он был создан. Благодаря этому, информация о делении памятников деловой письменности на северные и южные диалектные зоны конкретизируется. Пинежские (Пинеж.) и холмогорские (Холм.) источники относятся к северной зоне, а каргопольские (Карг.) и шенкурские (Шенк.) – к южной. Наименования мест создания документов даются в соответствии с современными названиями административно-территориальных единиц, хотя на протяжении рассматриваемого времени территории, занимаемые отдельными административными единицами, как и их названия, менялись несколько раз. Авторам представляется, что сведения об этом сложны для восприятия и малоинформативны, так как изменения административного деления, как и смена названий, никак не сказывались на языковых характеристиках антропонимов.

6. Если в тексте документа именования какого-то лица сопровождали дополнительные характеристики, направленные на повышение степени его идентификации, то они включались в словарную статью. В этой части помет может содержаться различная информация: о сословной принадлежности лица – крестьянин, купец; чине – архиепископ, игумен; выборной должности – сотник, староста; роде занятий – бочкарь, коровник. В ряде случаев приводятся социально-демографические признаки (вдова, девица) или сведения о месте жительства лица (Покшенская волость, Сарцемская деревня). Если же контексты не содержали дополнительных характеристик, то, естественно, в словарной статье эта позиция осталась незанятой. Иногда данная помета представлена лишь одним словом, например, имя Дмитрий в контексте уточняется указанием на род занятий посредством слово кузнец: спицу делал <…> в колесо Дмитрей кузнец из богоявлеского железа взял 6 де [1628, л. 15 об.]. В других случаях может быть несколько дополнительных характеристик, причем они могут отражать разные статусные признаки. Например, из контекстов разных документов, которые послужили материалом для словарной статьи с заглавным словом Федор, извлечены следующие дополнительные сведения о лицах, носивших это имя: стрелец, кузнец, князь.

7. Иллюстративный материал представлен под цифрами со звездочкой (*1, *2, *3). Следует обратить внимание на то, что в этой части словарной статьи содержится еще несколько помет, отражающих структурные и содержательные особенности употребления антропонимов.

Во-первых, форма антропонимов, как неоднократно отмечалось в литературе, зависит от структурной части, в которой они встречаются. В нашем материале также выявлена данная зависимость. Поэтому контексты распределены в соответствии с тем, в какой из структурных частей текста представлено то или иное именование. Под знаком *1 помещены контексты, в которых антропоним употребляются во вступительной части текста. Под знаком *2 содержатся контексты, извлеченные из основной части текста, а под знаком *3 – записи, сделанные в заключительной части документа.

Во-вторых, существенно то, что особенности употребления антропонимов зависят от содержательной стороны документа. Антропонимы для данного словаря извлекались из документов юридического и экономического содержания. Чтобы информация о специфике употребления антропонимов в документах разного содержания была доступна читателю, авторы сочли нужным включить ее в словарь и обозначить соответственно следующими пометами: юрид. (юридический текст) или экон. (экономический текст). Если какое-то именование, употребленное и в юридических, и в экономических памятниках, встретилось в одной и той же структурной части, то в иллюстративной части приводятся примеры из обоих типов документов. Если имя употребляется в нескольких текстах, то в качестве иллюстрации, как правило, используется одна из записей.

В-третьих, повторное употребление именования в одном и том же тексте может быть представлено иначе, чем в первый раз. Такое употребление признается вариантом соответствующего имени, и информация об этом отражена после подчеркнутого слова варианты.

Подача вариантов требует пояснения. Прежде всего отметим, что вариант антропонима записывается в форме именительного падежа единственного числа строчными буквами, кроме первой, и подается полужирным шрифтом.

Первой пометой к варианту антропонима является порядковый номер его употребления. Порядковый номер записывается римскими цифрами, например, Ерасим – III употр. Если вариант имел несколько употреблений, то каждое из них обозначалось соответствующей цифрой. Так, для именования Слеза Иван был обнаружен один вариант в двух употреблениях: Слеза – III, IV употр.

Варианты могли содержаться не во всех текстах, которые послужили материалом для той или иной словарной статьи, поэтому второй пометой является ссылка на памятник, где встретился соответствующий вариант, например: 1627 (Холм.). После названных характеристик варианта следует пример.

8. В конце словарной статьи приводятся комментарии, которые отмечены знаком ♦. В комментариях представлены разные сведения, касающиеся как самого антропонима, так и его места в тексте.

Отметим, что в задачи словаря не входило информировать читателя о происхождении антропонимов, но к некоторым некалендарным антропонимам названы обнаруженные параллели со словами, имеющимися в архангельских диалектах, или с топонимами, бытующими на территории Архангельского края. Такие слова могли стать основой для образования тех или иных имен, хотя без специального изучения, причем на более объемном материале, утверждать наличие определенных связей между приведенными словами считаем преждевременным. И все же в плане накопления материала для решения вопроса о происхождении именований эти параллели представляются интересными и ценными. Например, с некалендарным именем Рудак предлагается сравнить диалектные слова. Приведем пример такой отсылки. Ср.: арх. слова руда ‘грязь, чернота, пятно на одежде’, рудак ‘грязный, выпачканный’ [СРНГ, вып. 35, с. 232–233]. В именовании Вакора Чюхченемец второй компонент соотнесен с топонимом Чюхченема, зафиксированным в Пинежском и Холмогорском районах Архангельской области. Заметим, что при объяснении приведенного для сопоставления топонима используются термины и названия современного административно-террито­риального деления. Это обусловлено теми же причинами, которые были названы, когда давалось объяснение по поводу обозначения территории, где создавался памятник.

Некоторые комментарии вызваны особенностями композиции изученных документов. Например, на листе 17 расположен фрагмент из заключительной части расходной книги, записанной внутри приходно-расходной книги за 1598 г. (Шенк.). Следующие листы этой книги представляют собой записи основной части. Соответственно этому, под знаком *2 приводится контекст, который регистрируется на листе 18 об. В связи со сказанным в комментариях объясняются причины того, что пример из заключительной части текста дается на листе рукописи, который предшествует основной части записи.

Иллюстративная часть словаря антропонимов содержит слова, которые могут быть незнакомы читателям, поэтому словарь содержит толкование значений таких слов. Содержание контекстов, приведенных в словаре, и некоторые комментарии отражают различные историко-культурное сведения и позволяют читателям представить черты быта и трудовой деятельности северян.

Авторы

1 Полякова Е.Н. Словарь имен жителей Пермского края XVI – XVIII веков. Пермь, 2007, с. 6.

Похожие:

Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconА. Раевская (Истфак мгу) Польская шляхта в XVI xviii вв.
Польская шляхта в XVI-XVIII вв. (реферат статьи: Дмитриев М. В. Польская шляхта в XVI xviii вв. // Европейское дворянство XVI xvii...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconВниманию читателей предлагается глава из книги памяти Нижнеудинского района историко-краеведческого клуба «Наше наследие» «Войной оборванные жизни…»

Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков icon-
Вниманию читателей предлагается скромный стихотворный букварь, благодаря которому любой желающий сможет познакомиться с реалиями...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconПостпротестантские секты XVI -xviii веков Социане (Унитарии)
Христос не Бог, но великий учитель и пример самоотверженного служения. Они открыто глумились над церковью и духовенством. В том же...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconТретий рим это русь-орда XIV-XVI веков
Тоже переделанных, отредактированных потом западно-европейскими историками XVII-XVIII веков. Которые также выполняли в общем-то тот...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconВеликой империи XIV-XVI веков превратился на гербах западной европы в одноглавого орла
На самом деле все сказанное здесь в общем-то верно, за исключением хронологии и географии. "Древность" здесь следует понимать как...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconПриложение 7 Первый опыт подобного словаря в силу особой секретности информации содержит только небольшую часть лиц, принадлежащих к масонству и организациям масонского типа
Источниками сведений являются публикации в периодической печати, а также некоторые внутренние документы масонских и связанных с ними...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconПлатинга Э. К. Конфуз Докинза: натурализм ad absurdum
Вниманию читателей предлагается рецензия на книгу известного биолога и критика религии Р. К. Докинза «Бог как иллюзия» («The God...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconСергей фомин сокрушение «коронованной революции»
Временной ее охват начинается с XVII века и завершается первыми двумя десятилетиями истекшего ХХ столетия. Географически – это не...
Вниманию читателей предлагается первый опыт словаря архангельских антропонимов, зафиксированных в документах деловой письменности XVI – XVIII веков iconРусская история XV-XVI веков на страницах книги "есфирь"
Ездры до Есфири, вероятно описывающих очень поздние события, происходившие в центре Великой = "Монгольской" Империи XIV-XVI веков....
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org