Введение актуальность темы



Скачать 336.78 Kb.
страница1/2
Дата09.07.2014
Размер336.78 Kb.
ТипДокументы
  1   2

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность темы диссертационного исследования определяется недостаточной изученностью позднефеодального города. Даже само понятие «город» вообще, и «позднефеодальный город» в частности, в историографии трактуется неоднозначно.

Наиболее распространенное до недавнего времени определение феодального города, ставшее почти классическим, исходит из его торгово-промышленной сути, дополненной посадской общиной. Однако посадская община не покрывала собой разнообразные функции города. Некоторые из них, подобно торгово-промышленной, были тесно связаны с посадским населением (но далеко не всегда), для других функций эта связь была не столь сильной или отсутствовала вовсе (военная, административная, культурная). Даже основной признак посадской общины – ее тяглый характер – не был абсолютен.

Отсутствие или слабое развитие посадской общины далеко не всегда лишало поселение специфических городских, в том числе экономических функций. Это особенно ярко видно на примере юго-западных городов, имевших большую региональную специфику. В целом, изучение указанных городов призвано способствовать уточнению понятия и определения города.

В отличие от представителей этого взгляда, Я.Е.Водарский и В.М.Кабузан призывали в городское население включать всех тех, кто проживал в данном городе на определенную дату, исключая жителей пригородов1. Этот подход был поддержан многими исследователями, в том числе и Б.Н.Мироновым в его фундаментальной работе, посвященной русскому городу XVIII-XIX вв.2 Результатом многочисленных исследований феодального города стало признание советскими историками необходимости конкретно-исторических исследований русских городов.

В этом плане заслуживают внимания локальные исследования, позволяющие рассмотреть особенности городообразовательного процесса в различных регионах России, изучить процессы становления городов общей исторической, социально-экономической и политической судьбы. Обращение к изучению социального и экономического развития Брянска в позднефеодальный период, помимо слабой изученности его истории, обуславливалось особенностями самого региона, представляющего большой интерес в качестве объекта изучения.

Объектом исследования является позднефеодальный город, как сложный социальный организм.

Предметом исследования стал город Брянск, находившийся в специфических условиях, и демонстрировавший один из путей формирования русского позднефеодального города. В частности, в работе исследуются его социальная структура, численность и динамики населения, занятия горожан и др., что позволит, на наш взгляд, на конкретном материале уточнить существующие определения города.


Хронологические рамки исследования определяются спецификой развития городов юго-западного края, которые существовали в иных естественно-климатических, исторических и экономических условиях, чем расположенные западнее и отделенные от них малопроходимыми лесами Рославль, Смоленск и др. Отличались изучаемые эти города и от расположенных южнее городов, особенно тех, которые были образованы в XVI – начале XVII в. в результате правительственной политики. Дальше же на юго-западе находились «украинные» города – Почеп, Стародуб, Новгород-Северский и др. Юго-западные города, в том числе и Брянск, долго оспаривались Польшей. Только в конце 1660-x годов угроза военных вторжений исчезла и поэтому нижней хронологической гранью исследования стали 1670-е годы, то есть, время, когда на юго-западных границах России политическая ситуация стабилизировалась, создались благоприятные условия для экономического развития края, стала меняться структура населения. Наиболее заметные изменения в структуре населения России, в том числе и городского, произвели преобразования Петра I и особенно податная реформа. В силу этого верхней хронологической гранью исследования стала первая четверть XVIII столетия, особенно годы проведения первой ревизии, которая унифицировали сословную структуру русского общества. Хронологические рамки работы тесно связаны с обеспеченностью источниками: именно на крайние даты исследования приходятся переписи 1678 и 1718-1727 гг. Однако следует учитывать и то, что в отдельных моментах исследования автору приходилось выходить на очерченные в работе рамки.

Историография проблемы. Общие проблемы русского позднефеодального города изучались весьма пристально и со всей полнотой на протяжении долгого времени. В многочисленных исследованиях, посвященных этой проблеме, имеются полновесные историографические обзоры, что избавляет нас от необходимости рассматривать состояние исторической литературы по данному вопросу3.

Следует заметить, что в постсоветское время резко снизился интерес исследователей к общим проблемам позднефеодального города. Пожалуй, последними крупными форумами исследователей русского города были конференции в Москве и Твери, проведенные в 1999 г. На конференции в Твери внимание исследователей было сосредоточено на самом широком круге проблем русского города XV-XVIII вв.4 Столь же масштабной по тематике и хронологии была и конференция, проведенная в конце 1999 г., под эгидой РАН и Института российской истории. В рамках конференции обсуждались проблемы русского города средневекового и раннего нового времени5.

Кроме того, следует отметить конференции, посвященные конкретным вопросам истории городов, в частности, краеведы активно стали изучать «малые города». Так, в 1998 г. в Переславле-Залесском была проведена первая конференция, посвященная этой теме6. Вторая конференция состоялась в Рыльске Курской области в 2000 г.7

В последнее время проводились и конференции, посвященные истории конкретных городов и их места в истории России. Таким стал форум историков-краеведов, проведенный 30 октября 2007 г. в г. Суздале, и посвященный теме: «Суздаль в истории России». Здесь был затронут самый широкий круг вопросов: от политической истории до истории повседневности8.

Несмотря на эти относительные успехи, следует заметить, что исследовательский интерес сместился в область изучения городов второй половины XVIII и, в основном, изучаются отдельные города XIX-начала XX столетий. Проблемам русского города XVII-первой половины XVIII вв. уделяется неоправданно мало внимания9. Как правило, это работы, посвященные истории отдельных городов Сибири, Поволжья и Центральной России. Юго-западные города оказались на периферии исследовательского интереса.

Однако исследование городов юга России в рассматриваемое время имеет определенную историографическую традицию. Еще дореволюционные историки обратили внимание на специфические условия развития городов юга Московского государства. Южные города рассматривались ими исключительно как крепости и военные поселения, жители которых пополнялись в результате так называемого «сползания вооруженных сил» страны от центра к периферии, вовсе не были связаны с сельской округой и весьма слабо – с местной экономикой. Так, А.С.Лаппо-Данилевский возникновение южных городов объяснял только политическими условиями и считал, что население нередко даже значительное «почти целиком состояло из служилых людей разных разрядов, быстро менялось и в большинстве случаев не могло образовать городского класса с особым, ему одному свойственными интересами, обязанностями и правами»10. Более осторожно высказывался Н.Н.Оглоблин. Отмечая большое количество служилого населения в южных и юго-восточных городах, он не отрицал наличие в них посадской общины, особо указывая на крайнюю ее слабость11.

Тогда же появились работы, рассматривавшие экономическую деятельность служилых людей. Е.Д.Сташевский отмечал ведущую роль служилого населения в торговой деятельности южных городов12. Это положение было поддержано в краеведческих исследованиях, в частности в работах по истории Брянска Ф.Дмитриева и Г.Пясецкого, появившихся в последней четверти XIX века13. Однако работы краеведов носили описательный характер и, в основном, рассматривали историю городов на протяжении многих столетий через призму церковной и политической истории, что оставляло в стороне проблему изучения городского населения и его занятий. Сведения о численности и структуре населения носили случайный характер. Мало внимания уделялось и экономической истории. Авторы, как правило, использовали отрывочные и случайные факты. Однако в заслугу дореволюционным авторам следует поставить то, что они активно использовали материалы местных архивов, многие из которых оказались впоследствии утерянными. В целом же можно сказать, что эти работы соответствовали тому уровню развития исторических исследований, на котором находилось краеведение того времени.

Итак, изучение южных городов (в том числе и юго-западных) в дореволюционный период носило преимущественно краеведческий характер. Специальных исследований, посвященных истории этих городов в рассматриваемое время, не появилось.

В советское время города юга и юго-запада России долгое время не привлекали внимания историков. Только в послевоенные годы начинается изучение некоторых разрядов служилых людей юга и некоторых южных городов. Главное внимание было обращено на развитие городской экономики, в ходе изучения которой выяснялась роль служилых людей в экономическом развитии городов. Е.В.Чистякова впервые подробно изучила развитие ремесла и торговли на воронежском посаде в середине XVII в. и пришла к выводу о большой роли в этих видах деятельности служилых людей по прибору14. Ряд статей о торговых связях южных городов принадлежит перу В.М.Важинского15. Основываясь на материалах таможенных книг второй половины XVII в. по всем южным городам, Важинский показал, что в большинстве городов юга основную массу торговцев составляли приборные чины. Его же перу принадлежит и работа, написанная не так давно, и рассматривающая города Черноземья в структуре всероссийского рынка16. Однако концептуально эта работа продолжает те положения, которые были высказаны автором еще в советский период.

Однако в современной историографии практически нет работ о структуре городского населения на юге. Первым исследованием населения юго-западных городов стала статья Я.Е.Водарского, посвященная населению Севского разряда17. Не вдаваясь в подробную характеристику городского населения юго-западных городов, Водарский установил общую численность служилого и посадского населения. Однако вопросы сословной структуры автором не рассматривались.

В постсоветский период появился ряд работ, исследующих экономические вопросы развития южных городов XVII в. Следует отметить обширное исследование тамбовского историка Ю.А.Мизиса18. Курский рынок XVII в. на материалах таможенных книг изучает исследователь из Санкт-Петербурга А.И.Раздорский19.

Последней по времени и единственной работой, посвященной городам юго-западного края, стала кандидатская диссертация М.В.Брянцева, посвященная численности и социальной структуре населения этих городов20. Используя огромный архивный материал, впервые вводимый в научный оборот, автор показал процесс эволюции социальной структуры городов этого региона, затронул вопросы формирования корпоративного купечества и вопросы экономического развития городов края.

Современная краеведческая литература немногочисленна и носит описательный характер, стремясь охватить историю Брянска на протяжении многих столетий. Авторы таких исследований мало уделили внимания социальным и экономическим проблемам развития города в рассматриваемое время, фактически продолжая дореволюционную традицию, обращаясь, в большей мере, к политической истории21. Эти исследования, как правило, построены на случайных фактах, не сопровождаемых ссылками на источники. Причем, история Брянска этого периода исследуется на материалах, в массе своей, заимствованных из работ дореволюционных историков. В то же время, следует отметить, что в краеведческой литературе имеются отдельные исследования, посвященные некоторым сторонам развития экономики Брянска в рассматриваемый период22.

Исходя из степени изученности сословной структуры городского населения России, уровня исследования городов юго-западного края, в целом, и Брянска, в частности, целью данной работы стало изучение сословно-социальной структуры населения Брянска и хозяйственных занятий его жителей в последней четверти XVII – первой четверти XVIII в.

Для достижения цели в исследовании решались следующие задачи:

  1. Выявить удельный вес отдельных сословий и сословных групп городских жителей, тенденции их развития и факторы, влиявшие на изменение численности и состава городских сословий.

  2. Исследовать развитие ремесла и торговли в Брянске рассматриваемого времени и определить место этих занятий в жизни отдельных категорий городских жителей, что поможет глубже и адекватнее решить вопрос о функциональной определенности юго-западных городов.

  3. Изучить хозяйственную деятельность и организацию дела представителей крупнейших торговых фамилий города.

Для решения поставленных задач мы располагаем большой источниковой базой — законодательными материалами, материалами писцового и приказного делопроизводства, актовыми источниками.

При изучении сословно-социальной структуры населения важное значение имеют законодательные акты, раскрывающие сословный статус той или иной группы населения, их взаимоотношения с государством и их место в социальной структуре феодального общества.

Помимо Соборного Уложения, которое на протяжении долгого времени определяло правовое положение населения России, нами были использованы многочисленные указы и распоряжения правительства и различных ведомств23. В целом, законодательные материалы позволяют проследить эволюцию социального статуса основных разрядов городского населения и политику государства в отношении отдельных сословий. Однако далеко не всегда эти материалы освещают правовое положение гулящих людей, приказнослужителей и др. Такая ситуация лишний раз подтверждает, что изучение сословно-социальной структуры феодального общества России нельзя ограничивать изучением юридического или экономического положения сословий, требуется разносторонний, комплексный подход при исследовании этой проблемы.

Для выявления структуры и численности городского населения первостепенное значение имеют материалы писцового и приказного делопроизводства, хранящиеся в РГАДА.

В системе центральных учреждений – Московского государства важная роль принадлежала Разрядному приказу, существовавшему с первой половины XVII в. до 1711 г. В компетенции этого приказа находились дела не только всего служилого сословия, но и других разрядов населения. Все это привело к тому, что архив Разряда сосредоточил в себе огромное количество дел: 1727 книг, 7394 вязки и столбца24. Из всего обширного корпуса документов нами были привлечены «сметные книги», «росписные списки», «смотренные списки», таможенные книги, «сказки» городского населения и другие материалы.

Нами были изучены, практически, все сметы, росписи, «смотренные списки» за последнюю четверть XVII - начало XVIII в. по юго-западным городам. Военно-учетная документация быта результатом деятельности, как правило, местных воевод. Вновь назначенный воевода, приезжая в город, должен был «расписаться» со старым воеводой. Он принимал город, описывая укрепления, запасы и др. Важное место занимала перепись населения. Здесь указывались все категории населения, в том числе и те, кто среди служилых людей не числился: посадские, гулящие, подьячие и др. Эти материалы включали и дворян, и детей боярских, которые, как правило, не жили в городе, но относились к данному служилому городу. На это указывает сметная книга по Брянску за 1704 г.: «я те отставные дворяне живут во Брянском уезде в поместьях своих»25. Эти категории населения при перечислении шли первыми, за ними следовали, как правило, подьячие местных учреждений, а затем различные разряды гражданского населения. Служилые по прибору всегда перечислялись впереди гражданских лиц. Важным недостатком такого вида материалов является разнобой в указанной на тот или иной год численности различных категорий населения. Поэтому важно изучать не только численность за определенный год, но и привлекать данные за ряд как предшествующих, так и последующих лет. Как правило, военно-учетная документация учитывала не только боеспособное население, достигшее призывного пятнадцатилетнего возраста. По мнению Я.В.Водарского, оно составляло только половину мужского населения: для подсчета всего мужского населения надо число боеспособных увеличить вдвое26.

Необходимо учитывать и то, что сметы, росписи не создавались каждый год, но в ряде случаев они просто повторяли данные предшествующего года. На наш взгляд, точность военно-учетного материала такого характера относительна, как и вся статистика XVII в. Сметы и росписи позволяют определять круг обязанностей служилого населения. Их службы в различных районах страны были далеко неодинаковы. Иногда сметы указывали величину окладов различных групп служилых людей и местных подьячих. В целом же эти материалы являются однотипными и требуют сплошной статистической обработки.

Несколько информативнее являются материалы разборов. По Брянску они сохранились за 1700 г.27 Помимо общих введений о составе населения и его численности, материалы разборов сохранили «сказки», где указывались побочные занятия служилых людей.

Особую ценность имеют материалы переписей, которые проводились в 1678, 1710 и 1718–1727 гг. Сохранность переписных книг за первые две переписи невелика, тем большую ценность представляют переписные книги за 1678 г., сохранившиеся для юго-западных только по Брянску28. Сравнение данных переписи 1678 г. с материалами переписи 1710 г. показывает, что, в целом, перепись 1678 г. не знает тех разрядов населения, которые отмечены в переписи 1710 г. По наблюдению М.В.Клочкова, в Киевской, Азовской и Сибирской губерниях перепись 1710 г. учла городовых дворян и детей боярских, однодворцев, служилых людей по прибору и др.29

Значительный корпус документов отложился от проведения переписи 1718–1727 гг. Здесь сохранились не только переписные книги, но и «сказки», что для нас особенно ценно. Среди всех городов юго-западного края наибольшее число материалов этой переписи имеется по Брянску30. Переписные книги отражают процесс переписи и не всегда результаты переписи населения за тот или иной год совпадают, что требует проверки результатов переписи. Как известно, перепись проводилась с целью увеличения числа налогоплательщиков и поэтому в материалах переписи нашли отражение, главным образом, податные сословия. Однако, описывая податные сословия, переписчики давали сведения и о других категориях населения. Так, по Брянску сохранились «Книга города Брянска ямщикам и их детям...», «Книга города Брянска попам и дьячка и пономарям и их детем и дворовым людем», «Книга города Брянска прежних служб и отставным солдатам и их детям и других чинов…», «Книга города Брянска приказным и синодального правления подьячим и их дворовым людям» 31.

Особое место среди материалов переписи занимает «сказки», подававшиеся в ходе ревизии. Нами были проанализированы все сохранившиеся «сказки» посадских людей и членов гостиной сотни по Брянску32. Эти «сказки», помимо демографической информации (возраст, количество членов семьи и др.), называют происхождение подававшего сказку, время его приписки к посаду, род занятий, иногда и наиболее важные вехи жизни главы семейства (где родился, как и при каких обстоятельствах попал в город, чем занимался до временя подачи «сказки» и др.).

Кроме материалов переписей, нами были привлечены итоговые данные. По итогам переписи 1678 г. было составлено несколько итоговых документов33. Они не всегда указывают одинаковые результаты, однако их сравнение позволяет определить наиболее корректные цифры посадского населения. Значительно сложнее с материалами переписи 1710 г. Здесь наиболее полные сведения дает М.В.Клочков34. Несмотря на критическое отношение к результатам этой переписи, историки полагают, что ее можно с полным основанием рассматривать как своеобразную случайную выборку35. Опубликованы материалы по итогам переписи 1718–1727 гг.36

В целом, материалы переписей и военно-учетная документация, дополняя и уточняя друг друга, позволяют установить численность населения юго-западных городов, определить его состав. Они также содержат различного рода информацию по экономике, которая значительно дополняет другие источники помогает раскрыть социальную структуру городского населения в рассматриваемое время.

Важную роль при характеристике хозяйственной деятельности городских жителей играют материалы таможенного делопроизводства. Среди них наиболее важными были приходно-расходные книги, которые составлялись для учета пошлин, взятых с торгующих на местном рынке, а также сборов за провоз товаров. Таможенные книги давно введены в научный оборот и оценены как важный источник не только по истории торговли, но и различных вопросов социально-экономической истории37.

По Брянску за 1670-е годы сохранилось 4 книги38. Таможенные книги, как правило, сообщали сословную принадлежность владельца товаров, их ассортимент, количество и цену или сумму «явленных» на покупку денег, сведения о собранных пошлинах. Записи могли иметь некоторые варианты, например, при продаже соли могла указываться цена пуда, при явке наличных денег порой сообщалась цель предъявления денег и место будущей покупки. Однако часто книги не регистрировали состав товара и его количество. Как уже отмечали исследователи, таможенные книги южных городов значительно уступают по содержанию книгам других городов, особенно северных39. На скудность записей в таможенных книгах указывали официальные материалы, присылаемые в юго-западные города. Так, царская память брянскому таможенному голове от 12 октября 1683 г. требовала, чтобы все товaры записывались с указанием меры и веса, «а буде впредь такия глухие выписи объявятся, счету и весу и меры в них вписано не будет, и за то вам учтено будет в торговый день на площади наказанье», грозил царский указ40.

Еще хуже представлена таможенными книгами первая четверть XVIII в. — сохранилась всего одна таможенная книга по Брянску41. По уровню информации таможенные книги 1720-х гг. мало отличались от книг XVII в., но они велись более строго и не имели «глухих» записей. Новизной, пожалуй, являлось указание на место продажи товара, а также указание сумм, собранных с мелочной продажи. Таможенные книги юго-западных городов использовались советскими исследователями: книги XVII в. изучал М.В.Важинский, отдельные фрагменты таможенной книги по Брянску за 1726 г. использовал при изучении всероссийского рынка Б.Б.Кафенгауз42.

Сведения таможенных книг дополняются материалами оброчных книг, которые фиксировали поступление денег с различных торговых помещений, кузниц, дворовых мест, харчевен и др. Нам удалось обнаружить всего одну книгу за первую четверть XVIII в. по Брянску43. Наибольшим недостатком оброчных книг является отсутствие указания на социальную принадлежность владельца оброчного места. Для решения этой задачи приходилось идентифицировать владельцев по другим материалам, что не всегда удавалось.

Важное место в архивах приказных изб занимали «Книги крепостных актов», которые в 1720-е годы велись в особых крепостных конторах. За рассматриваемое время (первую четверть XVIII в.) по Брянску обнаружено всего 3 книги за 1715 и 1725 гг., что значительно меньше, чем по другим юго-западным городам44. Для работы были привлечены жилые, купчие, закладные и заемные записи крепостных книг. Жилые записи найма работников рисуют состав наемных работников, условия найма, характер отношений между работником и хозяином; купчие и закладные – состав дворовладельцев, условия продажи и найма недвижимости, иногда с перечислением жилых и хозяйственных построек и др. Заемные записи свидетельствуют о социальном составе кредиторов и должников, раскрывают условия сделки.

Кроме того, исследовались различного рода грамоты: воеводам, жалованные грамоты служилым людям и др.45

Среди источников личного происхождения использовались различные челобитья, которые содержали, как правило, жалобы на тяжелые условия труда, на дополнительные обязанности, которые часто не соответствовали сословному статусу представителей того или иного сословия46. Для служилых и приказных людей частым было обращение с просьбой выплаты жалования или прибавки к жалованию. Особенностью этого вида источника является то, что он отражает конкретные факты жизни и деятельности различных групп населения, позволяет судить о материальном уровне жителей города.

Итак, для изучения социально-экономической истории Брянска имеется солидная источниковая база. Она позволяет привлечь к работе документы самого различного характера. Однако, несмотря на обилие материалов, не все стороны поставленной проблемы можно осветить с должной полнотой. Но, тем не менее, на основные вопросы исследования привлеченные источники позволяют ответить.

Методологической основой работы являются принципы историзма, объективности и научной достоверности. Решение поставленных задач достигалось путем комплексного анализа источников, а также логически последовательного и всестороннего анализа исторических событий, их взаимосвязи и взаимообусловленности. Примененные принципы историзма, по которым учитывается специфика эпохи, составляющая исследовательское поле, согласуется, таким образом, с принципом научной объективности.

В работе также использовались историко-генетический, сравнительно-исторический, системный, статистический методы, позволившие рассматривать город во всем его многообразии, как сложно функционирующую систему. Использование генеалогического метода позволило с большей определенностью говорить не просто о населении (служилых людях, посадских и пр.), а показать процесс становления тех или иных династий городских жителей, проследить их «взлеты» и «падения», степень вовлеченности в «дело».

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в историографии город Брянск конца XVII-первой четверти XVIII в. стал предметом исследования. Изучая процессы становления населения города, долгое время имевшего заметное военное значение на границе Московского и Польско-Литовского государств, определяется на конкретном примере роль служилых людей «по прибору» в формировании посадского населения и приобретении городом иных, чем военные и административные, хозяйственных функций. Выявляется специфика формирования торгово-промышленного города в юго-западном крае.

Исследование существенным образом углубляет понимание процесса городообразования в позднефеодальный период и показывает иные, чем в центральных и северо-западных регионах, источники формирования посадского населения.

В результате исследования в научный оборот вводится большое количество архивного материала, ранее слабо использовавшегося или вовсе неиспользованного исследователями.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что она углубляет на основе конкретного материала наши представления о процессе городообразования в позднефеодальный период. Положения и выводы диссертации могут быть использованы в обобщающих работах по экономической и социальной истории России, в том числе по истории русского позднефеодального года, при изучении локальной истории, в краеведении. Исследование может быть полезно при разработке спецкурсов, учебных пособий и лекций по отечественной истории и краеведению.

Апробация работы. Основные результаты исследования опубликованы в 5 работах автора, в том числе 1 в издании из перечня ВАК и монографии, и представлены научной общественности на межрегиональных и международных научных конференциях в 2007-2008 гг.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, приложения, списка источников и литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и новизна темы, определяются объект и предмет, хронологические рамки, методологические подходы, содержится анализ литературы и на его основе формулируются цель и задачи работы, характеризуется источниковая база, определяются научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Численность и структура населения г.Брянска в конце XVII-первой четверти XVIII вв.» рассматриваются численность и структура населения Брянска в период сложных трансформаций российского общества.

В первом параграфе исследуется численность и структура служилого населения, определяется его место среди других категорий городских жителей.


Анализ статистических данных, представленных таблицами, показал, что на протяжении всего XVII столетия и в начале XVIII в. основной категорией населения Брянска были служилые люди, выполнявшие как воинские, так и гражданские службы. Все это усугубляло положение приборных людей. Жизненные тяготы служилого населения особенно обострялись тем, что правительство постепенно ограничивало их торговые привилегии и изменяло политику формирования армии, не нуждаясь больше в «приборных» служилых людях. В результате этого в первой четверти XVIII в. они были приписаны к посаду. Хотя и в последующее время, вплоть до второй переписи, некоторые категории бывших военно-служилых людей, не записанных в посад, назывались в официальных документах людьми «прежних служб».

Второй параграф раскрывает численность и состав посадских и членов гостиной сотни. Автор отмечает, что важное место в структуре городского населения и экономике города занимали члены гостиной сотни и посадские люди. Однако формирование посадской общины Брянска было сопряжено с большими трудностями. В первой половине XVII в. посадское население не было постоянной категорией населения, лишь правительственные мероприятия 1649 г. положили начало процессу формирования посада. Однако, мероприятия этого периода (1649 – конец XVII в.) носили фрагментарный характер и не могли создать крепкой постоянной посадской общины.

Указы 1699 и 1700 гг., открывшие доступ в посад, практически, всем категориям населения можно считать началом нового периода в создании посада. Этот период длился до 20-х гг. XVIII в. и отличался бурным ростом численности посадских людей. С этого времени ведущие позиции в экономике города перешли в руки посадского населения. Главной причиной бурного роста посадского населения Брянска стала социально-экономическая обстановка, сложившаяся на юго-западе России в конце XVII – первой четверти XVIII в. Ликвидация приборных войск привела к тому, что значительная часть их оказалась приписанной к посаду. Лишь незначительную роль играли другие категории населения и иногородние, что значительно отличало юго-западные посадские общины от центральных и северо-западных городов.

В середине XVII в. Правительство Алексея Михайловича пред­приняло ряд мер по укреплению корпоративного купечества. В ряду таких мероприятий была попытка зачисления в гостиную сотню жителей юго-западных городов: в 1653 г. по царскому указу в гостиную сотню был записан и переведен в Москву брянский пушкарь С.Безчаснов «з братом». Более широкие мероприятия были проведены в ходе переписи 1678 г. Правда, для Брянска достоверно лишь время зачисления в эту корпорацию брянского пушкаря А.Чамова: он был взят в гостиную сотню в 1679 г. Вероятно, тогда же были записаны и остальные горожане. Генеалогическое изучение показывает, что все они вышли из пушкарей. Всего к началу XVIII в. в Брянске насчитывалось 10 семей членов гостиной сотни.

В третьем параграфе рассматриваются немногочисленные группы население, которые существовали в городе только в определенные моменты времени и, как правило, в небольшом количестве. Их общая доля в общей численности жителей Брянска в 1722 г. составляла 22,9%.

Таким образом, следует отметить увеличение общей численности городских жителей – в среднем оно выросло на 25%. Отдельные категории населения в связи с изменением статуса юго-западных городов и политикой государства в начале XVIII столетия увеличилось в разы. Так посадское население Брянска увеличилось в 5,4 раза, что было значительно больше, чем в соседних Севске и Путивле. Только Рыльск имел 9-ти кратное увеличение посада.

В то же время значительному изменению подверглась сословно-социальная структура населения Брянска. Петровская политика в отношении отдельных сословий и слоев городских жителей привела к ликвидации ряда сословий, унифицировала сословную структуру. Прежде всего, в посад устремились служилые люди «по прибору», которые еще у XVII в. активно приобщались к торгово-промысловым занятиям. Исчезли и промежуточные слои городского населения. Городское общество стало выглядеть более консолидированным.

Во второй главе «Развитие ремесла и торговли в г.Брянске в конце XVII-первой четверти XVIII вв.» анализируются развитие ремесла и торговли и вовлеченность в хозяйственную деятельность различных категорий городского населения.

В первом параграфе рассматриваются природно-географические, экономические и политические условия развития хозяйственной деятельности на юго-западе Московского государства. Исследование показывает, что в процессе исторического развития на территории края к XVIII в. сложились крупные центры по производству сельскохозяйственной продукции, главным образом, конопли и зерна. В свою очередь развитие сельского хозяйства стимулировало развитие торговли и разных промыслов: винокуренного, стекольного, поташного, деревообделочного и других. Население края широко использовало природные богатства: лес, болотная руда, камень, известняк и другие.

Важное место в экономике юго-западного края занимали торговые связи с другими областями и в первую очередь с Украиной. Особенно заметно они усилились во второй половине XVII и в XVIII вв. по мере развития всероссийского рынка. Через Брянск, Севск и другие города края проходили торговые пути, связывавшие Украину с Россией. По данным книги московской таможни за 1693-1694 гг., большая часть товаров, доставленных из Украины в Москву, приходилась на Севскую таможню и Свенскую ярмарку. Кроме того, товары направлялись через Путивльскую и Брянскую таможни.

Рассмотренный материал показывает, что развитие сельского хозяйства и промыслов создавали широкую базу для торговли и способствовали вовлечению широких масс населения в товарно-денежные отношения, что отражало объективный процесс экономического развития России в XVII – первой половине XVIII вв.

Специфический состав населения и особенности исторического развития предопределили то, что практически все группы населения Брянска, вне зависимости от их сословной принадлежности, так или иначе, были связаны с различными видами хозяйственной деятельности. Это определяет и то, что уровень экономического развития городов нужно рассматривать с учетом деятельности не только, а порой и не столько посадского населения, сколько всех сословных групп. Особенно это важно там, где сословие посадских не только экономически, но и численно было значительно меньшим других сословных групп.

Экономическое развитие юго-западного региона тесно было связано с теми экономическими и политическими процессами, которые происходили в России в XVII – XVIII вв. В XVII в. экономика городов края развивалась в сложных условиях. Но сразу же после «Смутного времени» в «Севере» интенсивное развитие получила торговля. Уже в первой половине XVII в. к числу крупнейших торговых центров относились Брянск и Путивль. Е.Сташевский, изучавший пятинный сбор 1634 г., пришел к выводу, что среди Северских городов особенно выделялся Брянск, превосходивший самый крупный город в Литовской Украине – Вязьму, которая находилась на прямой дороге в Литву.

Второй параграф посвящен изучению торговли, которая в рассматриваемый период развивалась весьма динамично. В торговле Брянска на протяжении XVII в. главенствующее положение занимали купцы из служилого населения, которые в первой четверти XVIII в. влились в посадскую общину и составили ее костяк. Основными предметами торговли брянского купечества являлись продукты сельскохозяйственного производства: скот, зерно и конопля. Причем сельскохозяйственная продукция поступала не только из Брянского уезда, но и из других уездов и Украины, т.е. Брянск становился центром торгового обмена не только между городами Русского государства, но и центром международной торговли. В межгородском обмене Брянск был связан со многими городами России, Украины и Белоруссии. Торговцы из Брянска посещали рынки многих городов не только России, но и Украины, и Белоруссии. В свою очередь в Брянск также приезжали торговцы из многих городов Московского государства. В XVIII в. важное место в торговле города заняла экспортная торговля пенькой с европейскими государствами через портовые города.

В третьем параграфе рассматриваются ремесло и промыслы. Автор приходит к выводу о том, что ремесленные занятия были развиты не столь значимо как торговля, но и здесь наблюдаются те же закономерности что и в торговле – преобладание служилых людей. В результате приписки большое количество служилых людей пополнили различные ремесленные цехи, численность ремесленников значительно возросла и составляла около трети всего посадского населения в первой половине XVIII в.

Часть жителей Брянска вкладывала часть своих капиталов в различные промыслы, которые были связаны с переработкой сельскохозяйственной продукции, прежде всего, зерна и семян конопли. Лишь единицы имели «заводы» по производству смольчуга, мыла и стекла. Купечество Брянска, как и других городов, постоянно страдая от нехватки оборотных средств, всегда было в поиске свободных денег. Посадские и члены гостиной сотни были наиболее активными потребителями различного рода кредитов. Они же и сами кредитовали своих собратьев.

В третьей главе «Хозяйственная деятельность представителей крупнейших торговых фамилий г.Брянска» на основании генеалогического исследования рассматривается хозяйственная деятельность представителей различных сословий, организация их дела.

В первом параграфе исследуется торговая деятельность 13 торговых фамилий Брянска, игравших заметную роль в экономике города в различные периоды на протяжении полутора столетий. Нужно отметить, что подавляющая масса их вышла из служилых людей Брянска. Их активная торговая деятельность продолжалась в течение XVII – первой половины XVIII в. Правда, в различное время позиции этих фамилий в торговом мире Брянска была разной. Но общим для большинства семей остается сохранение торгово-промыслового могущества на протяжении рассматриваемого периода. В середине XVIII столетия в деятельности крупнейших представителей торгового капитала наблюдается стремление к заведению крупных промышленных предприятий, например, Чамовы, Кольцовы, Никулины.

Во втором параграфе рассматривается механизм организации торгового дела и в частности применение рабочей силы в купеческих хозяйствах. Изученный материал позволяет сказать, что организация торгового дела брянского купечества вызывала необходимость применения не только усилий членов семей самих торговцев, но и требовала привлечения дополнительных рабочих рук. Для них было характерно применение в своем хозяйстве не только наемного труда, но и желание обзавестись собственными крепостными работниками. Формы оплаты труда работников тоже отражали реалии экономики того времени: наряду с денежным вознаграждением широко была распространена натуральная форма оплаты и отработка за долги.

В третьем параграфе исследуется купеческое землевладение. Автор приходит к заключению, что, во многом, в силу отсутствия свободных земель вкладывание денег в сельское хозяйство среди купечества Брянска не было распространено. Посадские люди города, как правило, владели небольшим усадебным местом, с маленьким огородом. Помимо этого за городом имелись общинные луга и выпасы. Внутри города практиковалась сдача земельных участков для заведения различных промыслов. За городом купечество приобретало монастырские земли, в основном, луга для заготовки сена. Однако из всего сказанного вовсе не следует, что брянское купечество не хотело и не стремилось к приобретению земель. Другое дело, что реальная ситуация не позволяло этого делать.

Генеалогическое исследование ряда крупных купеческих домов показывает, что все эти фамилии занимались торгово-промысловой деятельностью на протяжении изучаемого времени: многие из них не смогли удержаться на гребне успеха, который им сопутствовал в XVII в., другие – же приобрели успех в первой четверти XVIII в., третьи же – удерживались на вершине успеха на протяжении всего рассматриваемого времени.

Следует также отметить, что для брянского купечества было характерно стремление диверсифицировать свои занятия: занимались всем, что приносило хоть малейшую прибыль. В условиях нестабильности главным было сохранение хотя бы малейшего дохода. Правда в силу специфики региона у купцов Брянска наблюдается некоторая торговая и промысловая специализация – это, прежде всего, торговля коноплей и производными от нее, а также переработка конопли и хлеба.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования.

Процесс экономического развития края оказывал благоприятное влияние на развитие городов. На протяжении XVII – первой четверти XVIII вв. они теряли значение крепостей и превращались в рядовые уездные города с преобладанием административных и экономических функций. Брянск XVII в. можно определить как город-крепость, населенный в основном служилыми людьми и их родственниками. Правда, в пределах города имелись две дворцовых посопных слободы, в которых жили крестьяне. Однако часть из них в связи с близостью города, а главным образом, из-за малоземелья предпочитали заниматься торгово-промысловой деятельностью. Численность посадского населения была незначительной, и говорить о каком-либо их влиянии на развитие экономики города можно лишь с большими оговорками. Формирование посадской общины города завершилось в первой четверти XVIII в., когда экономически доминирующая категория населения Брянска была включена в посад в ходе петровской переписи.

В XVII в. преобладание служилого населения и малочисленность посадских людей определило доминирование первых в занятиях ремеслами и торговлей.

Говоря о крупнейших купеческих фамилиях Брянска, нужно отметить, что большинство их просуществовали на протяжении значительного периода времени. Начав торговлю в XVII в., купцы, как правило, сохраняли свои позиции на протяжении изучаемого времени (в основном на протяжении 4 – 5 поколений).

Изменение сословного состава населения Брянска, проявившееся в сокращении численности служилых по прибору и росте посадского населения не оказало принципиального воздействия на хозяйственную жизнь, в силу того, что в посад включались те же служилые люди, которые в прежнем своем статусе занимались торгово-промысловой деятельностью. Это свидетельство того, что социальный облик города определялся не только сословной структурой, но и характером занятий и образом жизни его населения. В то же время новая сословная структура населения города в большей мере соответствовала их ведущей функции (военно-обо­ро­ни­тельной), эволюционировавшей к административно-хозяйст­венной.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
В ведущих рецензируемых научных изданиях из перечня, утвержденного ВАК:

1. Цырульников Д.Е. Служилое население г.Брянска в XVII-в первой половине XVIII в.// Вестник Брянского государственного университета. 2010. №2. С.50-55.



В иных изданиях:

2. Цырульников Д.Е. Город Брянск (социально-экономическое развитие в конце XVII-первой четверти XVIII века). Брянск: Изд-во ООО «Ладомир», 2009. — 167 с.

3. Цырульников Д.Е. Материалы по истории брянского купечества XVII-первой половины XVIII вв. в Российском государственном архиве древних актов// Наш край в судьбе Отечества: Материалы научно-практической конференции. Брянск, 2008. С.87-95.

4. Цырульников Д.Е. Использование рабочей силы в хозяйствах бярнского купечества в XVII-начале XVIII века// Российско-Белорусско-Украинское пограничье: проблемы формирования единого социокультурного пространства — история и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. Брянск: Изд-во ООО «Ладомир», 2008. С.257-260.

5.Цырульников Д.Е. Численность и состав служилого населения г.Брянска в конце XVII-XVIII вв.// Право: история, теория, практика. Сб. статей и материалов. Выпуск 14. Брянск: Изд-во ООО «Ладомир», 2010. С.366-380.


  1   2

Похожие:

Введение актуальность темы iconВведение. Актуальность темы исследования
Актуальность темы исследования. Эпистемологической основой человеческой деятельности и мирового Прогресса с точки зрения западного...
Введение актуальность темы iconЛитература приложения Введение Введение. Актуальность темы
Охватывают период с 1933-го по 1945 гг. Нижняя временная граница объясняется приходом Гитлера к власти, распространением национал-социалистической...
Введение актуальность темы iconВведение актуальность темы
Межполу тарная асимметрия как универсальный принцип организации мозга у животных и человека
Введение актуальность темы iconВведение актуальность темы
Значительную помощь в этом плане оказывает разработка различных моделей, позволяющих системно организовать имеющуюся информацию
Введение актуальность темы iconВведение актуальность темы
Одним из условий успешного развития биржевой торговли в Украине является обеспечение надлежащей правовой основы заключения биржевых...
Введение актуальность темы iconВведение. Актуальность темы
Фактически его можно считать новым способом познания, позволяющим на соответствующих моделях детально исследовать различные аспекты...
Введение актуальность темы iconТемы контрольных работ по дисциплине «концепции современного естествознания»
В реферате обосновывается актуальность темы, излагаются имеющиеся в литературе подходы к конкретной проблеме, анализируются ведущие...
Введение актуальность темы iconI. Введение: Актуальность поставленной темы. Основные литературные источники, используемые
Подобный факт не мог пройти мимо внимания общественности. И чем больше становилось известно о действии радиации на человеческий организм...
Введение актуальность темы iconНогайский героический эпос (способы эпического изображения героев)
Актуальность темы. Обострившийся интерес к национально – традиционным формам народного искусства обуславливает актуальность задачи...
Введение актуальность темы icon3 § Учение Огюста Конта 5 § Место Огюста Конта в истории социологии 9 Заключение 13 Список использованной литературы 15 Введение Актуальность темы исследования
Осмысление истории позволяет более профессионально формировать представления о том, что такое социология. Изучаемые тексты производят...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org