Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции



Скачать 354.93 Kb.
страница1/2
Дата09.07.2014
Размер354.93 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2


На правах рукописи

Азерникова Ирина Павловна
САЛОННАЯ КУЛЬТУРА ДВОРЯНСТВА В РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.: ИСТОКИ И ТРАДИЦИИ

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре истории России нового времени Историко-архивного института ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Березовая Лидия Григорьевна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Зверева Галина Ивановна
кандидат исторических наук, доцент

Соловьев Ян Валерьевич

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО

«Московский педагогический

государственный университет»


Защита состоится «11» ноября 2011 г. в 14 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.212.198.03 (по историческим наукам) в ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан «6» октября 2011 г.

Ученый секретарь

Кандидат исторических наук, доцент Е.В. Барышева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Содержание научной проблемы и ее актуальность

Диссертационное исследование посвящено формированию и роли салонной культуры российского дворянства в общественной жизни страны в первой половине XIX в.

Салоны в России как тип коммуникации и социальные практики дворянства появились еще в середине XVIII в. благодаря тесным взаимоотношениям с Францией. Это обстоятельство признают практически все исследователи, однако, история и механизмы влияния французской салонной культуры на практики общения российского дворянства, а также роль салонов в общественной жизни России не становились предметом специального исследования в отечественной литературе.

Важной научной проблемой является функционирование и социально-политическая роль великосветского салона, поскольку именно салонная структура и салонная коммуникация во многом формировали корпоративную культуру дворянства, представляли собой «площадку» его самоидентификации.
Способы и механизмы взаимодействия через салоны высшей знати и представителей властных структур также представляют интерес с точки зрения изучения неформальных политических механизмов российского самодержавия.


Разнообразие салонов, наличие как французской, так и российской традиции салонной культуры, определили сложную структуру объекта данного исследования. В рамках заявленной проблемы интерес представляли французские салоны, в основном, до революции 1789 г., а также наиболее знаменитые и влиятельные, по мнению современников, салоны в Петербурге и Москве. Не все салоны в России играли заметную общественную роль, поэтому в данном исследовании сделан акцент на тех дворянских собраниях, которые носили не только светский и литературный характер, но и имели определенное влияние на общественную жизнь России.

Историографию проблемы изучения салонов в России и Франции условно можно разделить на две группы.

Наиболее важную и концептуальную группу составляют работы, в которых на материале конкретных салонов изучается их социальная функция и роль в обществе. В данной группе исследований существует два противоположных подхода.

Первый подход. Салоны воспринимаются как социальные институты в контексте эволюционного развития общественно-политической и культурной жизни. Этот подход характерен для всей зарубежной историографии и некоторых современных отечественных исследований.

Еще в конце XIX в. появилось немало публикаций популярного характера о салонах с подробными описаниями интриг, любовных приключений, скандальных историй хозяек салонов. Интерес к салонам как составной части «микроистории» продолжился в начале XX в., когда появилось немало обстоятельных биографий французских салоньерок. В середине ХХ в., благодаря работам Ю. Хабермаса и Н. Элиаса, салоны стали восприниматься как социальные институты в контексте эволюционного развития общественно-политической и культурной жизни.

Исследования А.Г. Мейсон, Д. Брукс, Х. Клерге, Т. Латур, Э. Холл (которая творила под псевдонимом С.Г. Таллентайер), Э. Путнам и У. Ноэля представляют большую ценность для данного диссертационного исследования, поскольку они написаны на основе множества источников, зачастую недоступных для российского исследователя. Вышеизложенные работы не издавались в России, и для цитирования их в данном исследовании был выполнен авторский перевод.

Особое значение для исследования заявленной проблемы имеют работы французского историка А. Мартин-Фужьер, посвященные повседневной жизни дворянства Франции XIX и начала XX вв. Её монография «Салоны во времена Третьей Республики: Искусство, литература, политика», изданная на французском языке, посвящена рассмотрению практик светской салонной жизни во времена Третьей Республики. Мартин-Фужьер, в отличие от советской историографической традиции, не делит салоны на литературные, художественные или политические. В её модели в каждом салоне существовали все три направления общения, однако, каждый салон имел собственную специфику, которая зависела чаще всего от личных предпочтений его хозяйки.

Из российских работ в русле этого подхода находятся статьи Б.А. Дорошина о роли салонов в жизни российского общества и С.С. Комиссаренко о салонах как центрах формирования дворянской культуры, которые уделяют внимание в том числе и политической компоненте салонного общения. Особенно стоит отметить недавно вышедшую статью А. Никоновой «Салон в культуре Франции», которая представляет собой качественное исследование истории возникновения салонной культуры во Франции в XVII в. и последующее её развитие в XVIII в. Работы отечественных авторов, в которых салоны интерпретируются как место для неофициального выражения аристократией своих общественно-политических позиций или как форма социальной коммуникации, стали появляться лишь относительно недавно.

Второй подход получил широкое распространение в советской историографии. Он заключается в признании исключительно литературной составляющей великосветских салонов. Данная традиция восходит к сборнику М. Аронсона и С. Рейсера, впервые изданному еще в 1930-е гг. Он посвящен литературным кружкам и салонам первой половины XIX в. Авторы сделали вывод об определяющей роли литературной тематики салонных коммуникаций: «В начале XIX в. русское общество было уже сильно насыщено литературой. Поэтому, если и не все тогдашние кружки и салоны носили явно литературный характер, то все они представляют для литературоведа тот интерес, что все они культивируют литературу…»1. Данное утверждение осталось неизменным и господствующим в отечественной историографии, что подтверждает переиздание работ этих авторов в последние годы.

Общественное значение светских салонов и, тем более, их политическое влияние в первой половине XIX в. в отечественной науке не изучались. Исследователи в значительной степени остаются в границах прежней традиции, что доказывает недавно появившиеся работы Е.Н. Палий, которые посвящены исключительно литературно-музыкальным салонам в России первой половины XIX в.

Стоит также отметить, что в отечественной науке ранее не проводились сопоставительные исследования относительно истоков и механизмов формирования салонной культуры и ее роли в общественной жизни России и Франции XIX в. Единственной исследовательской работой, в которой присутствует сравнение французских и русских салонов XVIII в., является статья профессора Женевского университета В. Береловича. В сферу своих научных интересов ученый включил проблему переноса чужестранных культур на русскую почву и формирования элит в дореволюционной России. В своей работе Берелович рассматривает светскую жизнь при Екатерине II, в частности, новую практику дворянской элиты, которую активно внедряла сама императрица, - держать свой салон. Профессор приходит к выводу, что русские салоны XVIII в. мало напоминали классические французские салоны, которые служили для них образцами, и даже в XIX веке салоны в России не были свободны от мнений императорского двора, являясь своего рода продолжением придворной жизни.

Отдельную и довольно обширную историографическую группу исследований по теме диссертации составляют биографические работы, посвященные представителям высшего дворянства, которые сыграли значительную роль в формировании салонной культуры: вдовствующей императрице Марии Фёдоровне, императрице Александре Фёдоровне, великой княгине Елене Павловне, княгине Дарье Христофоровне Ливен, княгине Зинаиде Александровне Волконской и Екатерине Андреевне Карамзиной.

Активная деятельность Марии Фёдоровны в сфере благотворительности вызывала и до сих пор вызывает интерес у исследователей. Хотя, конечно, следует отметить, что работы дореволюционных и советских исследователей о Марии Федоровне значительно отличаются в своих оценках. Если в XIX и начале XX вв. ведомство Императрицы Марии вызывало сугубо исторический интерес как у отечественных, так и у зарубежных авторов, то сейчас исследования благотворительной стороны деятельности императрицы всё чаще соотносятся с насущными социальными проблемами в современной России.

Важное значение для темы данного диссертационного исследования имеет биографический труд французского историка Э. Доде, который, с одной стороны, занимает весьма серьезную позицию в историографии салонов, а с другой, содержит уникальные источники о деятельности княгини Ливен. Э.Доде в начале XX в. издал монографию, в которой впервые был опубликован огромный пласт документов о жизни княгини, особенно это касается личной переписки Доротеи Ливен и её брата Александра Бенкендорфа. Книга выдержала пять изданий во Франции, но ни разу не была переведена на русский язык, поэтому ее перевод в данной работе также принадлежит автору диссертации. Феномен политического влияния княгини Дарьи Христофоровны Ливен на европейские дипломатические круги уже давно стал признанным фактом в зарубежной историографии, однако, в отечественных исторических исследованиях лишь начинается осознание той уникальной роли, которую играла супруга посла России в Британии во внешней политике Российской Империи.

Таким образом, существующая историографическая традиция ограничивает исследование салонной культуры их литературно-художественной ролью и нуждается в дополнении и коррекции, поскольку существует целая группа салонов, которая ранее выпадала из поля зрения исследователей. Это салоны, которые имели значительный общественно-политический уклон, и литературная тематика разговоров в этих салонах не была преобладающей. Их нельзя в полной мере отнести к литературным салонам еще и потому, что практика таких салонов восходила к французской, а не отечественной традиции.

Объектом диссертационного исследования являются две группы салонов:

- салоны, которые в отечественной историографии принято называть литературными. В России для данной работы наибольший интерес представляют салоны Александры Смирновой-Россет, Екатерины Андреевны Карамзиной, Зинаиды Александровны Волконской. Именно эти салоны требуют тщательного рассмотрения для понимания общественных практик дворянства в первой половине XIX в. В данном исследовании сделан акцент на их роли не только в литературной, но и в общественной жизни. Также было отобрано восемь самых влиятельных и знаменитых французских салонов, хозяйками которых были: мадемуазель де Скюдери, мадам де Сабле, маркиза де Ламбер, мадам де Тенсин, мадам дю Шателе, мадам Жоффрен, мадам д’Эпине и мадемуазель де Леспинасс.

- общественно-политические салоны, чья деятельность явно выходила за рамки литературоведческих споров. Во Франции они лучше всего представлены салонами мадам де Лафайетт, мадам дю Деффан и мадам Рекамье. В России самыми яркими представителями данного типа салонной культуры являются приёмы у великой княгини Елены Павловны, где обсуждалась предстоящая аграрная реформа, и собрания у княгини Дарьи Ливен, которая превратила свой салон в международный центр принятия политический решений.

Предметом данной работы являются истоки и традиции салонной культуры российского дворянства первой половины XIX в. как основной формы коммуникации дворянства и способа общественно-политического влияния.

Целью настоящей работы является выявление практики участия высшего дворянства в общественно-политической жизни в XIX в. через неофициальные каналы коммуникаций – светские политические салоны.

В процессе работы над исследованием были решены следующие задачи:

  • показано конкретное влияние французских, прежде всего дореволюционных, салонов Франции XVIII в. на их аналоги в России в первой половине XIX в.;

  • проведена типология салонов высшей знати в России в зависимости от содержания их деятельности в условиях ограничения иных общественно-политических возможностей дворянства;

  • на основе выявления механизмов и способов влияния отдельных общественно-политических салонов на принятие политических решений власти дана оценка их общественной роли в первой половине XIX в.

Поставленные задачи рассматриваются на материале великосветских салонов императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны, великой княгини Елены Павловны, княгини Дарьи Ливен, Александры Смирновой-Россет, Екатерины Карамзиной, княгини Зинаиды Волконской, графини Долли Фикельмон и других, отмеченных современниками, значимых с точки зрения общественных коммуникаций дворянства, салонов.

Несмотря на то, что хронологические рамки диссертационной работы ограничены относительно цельным для российской истории периодом первой половины XIX века, для анализа традиций салонной культуры, которая зародилась во Франции, рассматривались также наиболее знаменитые салоны Парижа не только XVIII, но и XVII вв. Некоторое смещение хронологических рамок вызвано асинхронностью исторического развития России и Франции, что обусловило присутствие сходных социокультурных феноменов в разные исторические периоды.

Методологические и теоретические основания исследования

Данное исследование выполнено в рамках антропологического подхода, в контексте современных исследований различных аспектов повседневности.

Одним из основных методов данного исследования является социокультурный метод, позволяющий раскрыть повседневную жизнь дворянства как результат взаимодействия политических, экономических и культурных факторов.

Историзм исследования заключается в последовательном раскрытии свойств, функций, изменений изучаемых объектов в процессе их исторического развития.

В основе исследования лежит методология современного понимания истории повседневности.

Осмысление вопросов повседневной жизни связано с французской школой «Анналов», возникшей в конце 1920-х гг. Главным замыслом её основателей М. Блока и Л. Февра было преодоление барьеров между общественными науками, освоение историками методик смежных наук и отношение к истории как науке о людях в историческом измерении. Исследователи этого направления предложили переориентировать исторические исследования и перейти от событийной политической истории, поисков всеобщих закономерностей развития экономики и этнографических описаний к комплексному аналитическому изучению историко-психологических, историко-демографических, историко-культурных аспектов. Историком Ф. Броделем был введен термин «структура повседневности». Содержанием повседневной жизни он считал способы организации и оформление пространства человеческой жизни - ландшафт, архитектуру, организацию интерьера; поведение и общение - обряды, обычаи, традиции, ритуалы, этикет. Броделевский подход к истории повседневности предполагает сосредоточенность на большом хронологическом периоде.

В германской и итальянской историографии история повседневности приобрела несколько иное направление. В 70-х гг. XX в. в Германии возникло течение «историко-критической социальной науки». Крупнейшие представители этого направления - Х.-У. Велер, Ю. Кокка, X. Медик, А. Людтке, в Италии - К. Гинзбург, Д. Леви и др., являясь приверженцами «анналистов», ориентировали ученых на изучение микроистории отдельных рядовых людей или их групп.

С 80-х гг. XX в. началось развитие данной методологии в современном её понимании отечественными историками, что породило поиск новых научных ориентиров, методик. Повседневная жизнь стала предметом научного интереса не только истории, но также философии, социологии, психологии и культурологии. В настоящее время активно развивается такое направление как «новая социальная история», трактующая исторический процесс как диалектическое взаимодействие системообразующих факторов. Общетеоретические источники этого направления находятся в трудах А.Я. Гуревича, А.С. Ахиезера, Н.И. Лапина.

Таким образом, история повседневности - новая отрасль исторического знания, в центре внимания которой находится комплексное исследование образа жизни и его изменений у представителей разных социальных слоев, их поведения и эмоциональных реакций на жизненные события, возможное при использовании междисциплинарных связей с культурологией, социологией, психологией. Под «повседневностью» автор понимает особую сферу социокультурной реальности, основанную на системной повторяемости смыслов человеческого бытия, имеющую пространственные и временные рамки.

В целом, решение поставленных задач на данном историческом материале представляется логичным в рамках истории повседневности, методология которой разработана плеядой выдающихся зарубежных и отечественных историков.

В данной работе одним из концептообразующих терминов является термин «практики», который всё чаще «фигурирует в качестве основной категории в антропологии, философии, истории, социологии, политической теории, теории языка, литературной теории»2. Для его раскрытия используется концепция профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге В. Волкова о социальных и политических практиках. В рамках данного исследования практики воспринимаются как привычно повторяющееся социокультурное поведение, своего рода социальный обычай. В.Волков отмечает, что именно практики раскрывают основные способы социального существования, возможные в данной культуре в данный момент истории. В этом смысле они понимаются как «различные упорядоченные совокупности навыков целесообразной деятельности (практического искусства), которые в то же время, раскрывают человеку возможности состояться в том или ином социальном качестве»3. В подтверждение данного тезиса следует отметить, что салоны являлись одной из основных форм социальной коммуникации аристократии во Франции XVII-XVIII вв. и в России XIX в.

Основным концептом работы является конкретно-историческое понятие «салон». В конкретно-историческом смысле салоны – это форма общения и социокультурной идентификации в процессе общения, которая была в наибольшей степени присуща именно дворянству, т.к. интеллигенция проводила свои собрания в кружках.

В XVII в. во Франции салон становится частью жизни аристократии и приобретает общественно-политический оттенок. Главным действующим лицом в салоне является женщина - хозяйка, салоньерка (от фр. «saloniere»). Эта черта присуща практически всем салонам Франции и большей части салонов России. Они создавали моду на литературные и музыкальные произведения, авторов, даже на декор в доме или на украшения. Хозяйки салонов имели большой авторитет, и их собственная оценка часто влияла на настроение всего общества.

В России в начале XIX в. салоны вошли в моду в придворных аристократических кругах, и многие именитые дамы принимали у себя гостей, следуя определенному правилу. Но свою главную роль в России салоны начали играть лишь с воцарением Николая I, когда установилась жесткая иерархия власти. Именно в это время салоны, особенно петербургские и московские, стали функционировать как главные центры свободной коммуникации дворянства.

После Великих реформ влияние дворянских салонов резко упало, большую роль начала играть пресса и другие формы общественной коммуникации, в первую очередь, новой интеллектуальной элиты.

Таким образом, в данном исследовании французские и русские салоны рассматриваются не просто как способ общения аристократии, а как повседневные практики дворянства по участию в общественной жизни своей страны. Наибольший интерес для автора представляют не столько литературные, сколько общественно-политические салоны, хотя четкого их разделения в реальности не существовало.

Отсюда появляется еще одно важное для данной темы понятие «политический салон». Для его исторического определения используется традиция французской историографии, поскольку именно во Франции политические салоны получили наибольшее развитие.

«Политический салон» – это разновидность великосветского салона, отличающегося следующими признаками:
  1   2

Похожие:

Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconЛекция Русская культура в первой половине ХIХ в. Предварительная подготовка к уроку
Ученики готовят сообщения на темы: «Развитие живописи в России в первой половине ХIХ в.»; «Театральное и музыкальное искусство в...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconА. Б. Бирюкова Россия, г. Самара, Самгту особенности религиозной жизни горожан первой половине XIX века (по материалам поволжских губерний) // Наука и культура России
По материалам поволжских губерний // Наука и культура России. Материалы V международной научно-практической конференции, посвященной...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconСша в первой половине XIX в. Гражданская война (1861-1865) США в первой половине XIX века
Этому содействовало наличие свободных земель на запад от первоначальных 13 штатов, природные богатства, прекрасный климат, все возраставший...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconА. В. Калинкин. Внешняя торговля России в первой половине XIX в
Первая половина XIX в. — один из ключевых периодов в истории России. Именно в это время закладывались основные предпосылки к коренному...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconКурс лекций по истории россии часть I. история россии с древнейших времен до конца XIX века Учебное пособие
Лекция № Европейское средневековье. Московская Русь в XIII первой половине XV вв. Начало нового времени. Образование единого Русского...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconВнешняя политика России в 20–50-х гг. XIX в. Крымская война
Внешняя политика России в первой половине XIX в преследовала следующие задачи; 1 сохранение монархических режимов в Европе; 2 укрепление...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconКультура и быт в первой половине XIX в
Классовая рьба, социальные противоречия находят свое отражение и в льтуре. Более того, сама культура является важнейшей аре- й идейной,...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconКультура тверского края во второй половине XIX начале XX в
Приложение 13. Урок на тему: «Культура тверского края во второй половине XIX – начале XX в.». Автор: Стремилова Г. Г., учитель истории...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции icon«Романтизм и реализм: история развития русской литературы в первой половине XIX века» Тип: Урок-лекция; урок-практикум. Цели: 1 сформировать представление об основных литературных направлениях русской литературы в первой половине XIX века
Цели: 1 сформировать представление об основных литературных направлениях русской литературы в первой половине XIX века, выявить их...
Салонная культура дворянства в россии в первой половине XIX в.: Истоки и традиции iconНаука и образование первой половины XIX в
Российской империи в первой половине XIX века, а так же с достижениями российской науки в это время
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org