Поэмах семена липкина «техник-интендант»



Скачать 116.29 Kb.
Дата09.07.2014
Размер116.29 Kb.
ТипПоэма


Р.М. Ханинова
ВРЕМЯ В ПОЭМАХ

СЕМЕНА ЛИПКИНА «ТЕХНИК-ИНТЕНДАНТ» И МИХАИЛА ХОНИНОВА «МОЙ ПУТЬ»
Есть такие произведения в творчестве каждого автора, которые дороги ему не только в силу автобиографического факта, хотя и это важно, но прежде всего потому, что, созданные спустя много лет после описанных событий, они стали сгущенной моделью их мировидения и мироощущения. К таким явлениям возвращенной литературы ХХ века можно отнести как поэму «Техник-интендант» (1961–1963) русского поэта Семена Израилевича Липкина (1911 – 2003), так и поэму «Мой путь» (1970)1 калмыцкого поэта Михаила Ванькаевича Хонинова (1919–1981). Объединяет авторов этих текстов, помимо творческого содружества (Липкин – переводчик хониновских вещей), близкое понимание истории и времени, в частности связанное с темой калмыцкого народа, с мотивами войны и геноцида.

«Уже многие годы главная тема творчества Семена Липкина – война, холокост, сталинские депортации, вся эта кровавая мясорубка ХХ века. (Отметим на полях мнение И. Бродского, считавшего Липкина самым крупным поэтом из всех, писавших о войне)» 2.

Сам поэт вспоминал, как зимой 1961 г. написал «главную свою стихотворную работу – поэму “Техник-интендант”»: «Я читал ее в доме поэтессы Нины Манухиной, вдовы Георгия Шенгели, читал ей и жившей в то время у нее Ахматовой. Я заметил слезы на глазах у Анны Андреевны. Пришло лето. Анна Андреевна подарила мне свою маленькую книжицу в черном переплете, вышедшую в серии “Библиотека советской поэзии”. Вот надпись: “С. Липкину, чьи стихи я всегда слышу, а один раз плакала. Ахматова. 6 июля”» (курсив автора, в неоговоренных случаях наш. – Р.Х.)3.

Довоенный переводчик калмыцкого эпоса «Джангар», Липкин, признался: «Я признателен судьбе за то, что в жаркое лето 1942 года, в рядах 110-й кавалерийской дивизии, я делил с воинами-калмыками опасность боев и тяжкую горечь нашего временного отступления. Когда в эпоху сталинского геноцида решили ликвидировать как нации калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, крымских татар, я с ума сходил от невыносимой боли, я плакал по ночам, вспоминая высланных друзей. Эта боль мучает меня и поныне»4. Герою его поэмы, технику-интенданту, прибывшему первой военной весной в штаб тыла Южного фронта, дано авторское всеведение грядущих событий, среди которых – трагедия депортации. Уже в первой главе читаем: «И вдруг тебе не свойственным провидящим / взором, / <…> Видишь ты лето, грядущее, близкое лето»5. Описывая своего полковника-калмыка, четверть столетия прослужившего в строю, автор-рассказчик задался полемическим вопросом, для чего тот храбро, хитро, умело сражался: «Чтобы в ночь под новый сорок четвертый год / Весь его древний народ выселен был из / степи?»6.


Известно, калмыцкий народ сталинским решением был объявлен народом-предателем, перешедшим на сторону немецких войск.

В этом плане, думается, показательна перекличка липкинского текста с письмом Михаила Хонинова, написанным в далеком 1944 году в Элисте, чудом пронесенным через ссылку и сохраненным в писательском архиве. Демобилизованный старший лейтенант приехал на родину, к своей семье, не зная о всеобщей беде (операция «Улусы» была секретной).

Его письмо под названием «Прощай, родная степь!» – два листа из школьной тетради.
«Степь ты калмыцкая, славные твои сыны за тебя сражались в 1918–20 годах с твоими врагами. Они шашкой рубили, штыком кололи, пулей били, чем только попало [твоих врагов]. Героями тех времен были отважные командиры Харти Кануков, Василий Хомутников, Нарма Шапшукова, генерал-полковник Ока Ив. <анович > Городовиков и др. Замечательные люди тогда отвоевали у врагов свою любимую республику и установили Советскую власть.

При Советской власти ты, моя степь, зацвела сказочной жизнью: построили замечательные дома вместо кочевой кибитки, создавались большие колхозы и совхозы, МТС, культурные учрежд. <ения>. В широкой степи была столица калмыцкой республики – город Элиста, а в этой столице было построено много учебных заведений, школа, кино, клубы и драматический театр, [была] литература-печать и пр. В течение 20-ти лет твои сыны строили такую замечательную жизнь, и они жили отлично… И вот война началась в 1941 г. 22 июня.

И снова твои богатыри шли за тебя, родная степь, сражаться с твоими врагами – немецкими фашистами. Они били немцев у стен Сталинграда, в степях Дона и Украины, и беспощадно били в глубоком тылу врага – в лесах Белоруссии и, наконец, на своей земле. А все-таки, родная матушка степь, ты воспитала наряду с замечательными людьми и предателей. Вот эти предатели продали твое богатство немцам и пошли против тебя, и за это ты опозорила хороших своих сыновей и себя, и поэтому славная республика калмыцкого народа не существует (в тексте подчеркнуто. – Р.Х.).

И вот приехал один из твоих сыновей, я, проведать тебя из далекой белорусской земли.

Родная степь, я тебя не узнал. Разве ты такая была? Где же твои сыны, где же твое богатство и где же твоя столица – родная Элиста?

Родная моя мать, степь, тебе позорно и стыдно перед всеми, как и мне позорно и стыдно перед тобой!

Зачем ты меня тянула к себе, родная моя? Чтобы я плакал перед тобой за твои преступления?.. Да, ты меня заставила плакать много дней. Люди на меня смотрят, как на волка, хотя я три года сражался за тебя с врагами. А вот скоро я пойду на врага – добить его, отомстить за тебя, моя родная. Я с тобою не могу расстаться, как с матерью любимый ее сын.

Кончится война, победа будет за Советами, и тогда, быть может, возвратятся славные твои сыны на свою родную землю.

Буду желать тебе, матушка степь, чтобы ты восстановила свои прежние виды после такой печали.

Буду за тебя и в дальнейшем стоять: за твои луга и за твоих сыновей честных, против врага народа, пускай он будет хоть родной брат, если он пошел против советской Родины!

Да здравствует Великая Отечественная война и Красная Армия!

Пускай здравствуют твои честные сыны!

Смерть немецко-фашистским захватчикам!

Партизан-командир Хонинов Михаил Ванькаевич.

Дорогие товарищи! Если кто найдет это мое письмо, прошу сохранить при себе до моего приезда в Элисту.

За бережное сохранение этого письма на долгие годы обещаю дать большое вознаграждение!

Командир-партизан Отечественной войны старший лейтенант Хонинов Михаил Ванькаевич. Партизанил около трех лет в лесах Белоруссии, в Могилевской области; районы Кличевский, Могилевский, Березинский, Белынический, Шкловский, Крупский, Рогачевский, Быховский, Бобруйский, Пропойский, Журавический, (Гомельской обл.), Чауский и в Смоленской обл.<асти > в р-не Демидово входил в состав бригады: 208 им. тов. Сталина и 15 бригады при Могилевской обл.

21. 9.44 г.»7.
Письмо из 1944 года – характерный документ эпохи: в нем и боль человека за судьбу репрессированного народа, и понимание опасности своего письма, и вера в историческую справедливость, и любовь к родине.

Как было указано Э.М. Ханиновой и С.В. Шовадаевой, «в стихотворении М. Хонинова «Два письма» (пер. А. Грекова) тема депортации в Сибирь и возвращения прозвучала тогда, по цензурным соображениям, латентно, через метафору (отчий дом “спалил безжалостный огонь”, “на краю земли”, “ветер выл в том северном краю”, “наш конь упал…”, “впереди чернела Элиста”), эпитет (“роковой сорок четвертый год”, “степей привольных старожил – ветер”). И даже начало стихотворения о собственной похоронке, пришедшей семье, автор по-особому кодирует: “Был убит немецкой пулей я”, подразумевая и обвинения сталинского режима целому народу в измене Отечеству»8. Теперь можно увидеть в названии «Два письма» (1963) не только указанные в стихотворении письма жены и мужа друг другу, но и неназванное главное письмо «Прощай, родная степь».

В четвертой главе поэмы С. Липкина тоже есть военное письмо. Это воспоминание-эпизод о гибели однополчанина-калмыка в бою, когда голова Пюрбеева катится по донской траве, а его сестра читает утром отцу в кибитке письмо от сына. И никто не знает: «Настанет ночь под новый, / сорок четвертый год. / Его сестру, и весь улус, / и все калмыцкое племя / Увезут на машинах,/ а потом в теплушках в Сибирь. / Но разве может жить без него степная трава, / Но разве может жить на земле человечество, / Если оно недосчитается хотя бы одного, / Даже самого малого племени9.

Мысль по-прежнему гуманистически актуальная.

Рефрен поэмы о разновекторности памяти и событий («Ты недвижен, а время уносит тебя, как река»), заданный вначале (весна, Краснодар), разворачивается разными гранями времени и пространства («Ты еще здесь, где весна, – / а время твое – впереди, / Время твое в степи, в июльской степи,/ Окруженной врагом»), чтобы в кульминационной точке (автобиографической, исторической, онтологической) отсчета явить «сырым, грязным, зимним утром на сгоревшей станции под Сталинградом» «непонятный состав, конвойных»10. Оттуда, «из узкого, тюремного окна теплушки,/ <…> На тебя посмотрят косого разреза глаза,/ Цвета подточенной напильником стали»11. С чем можно сравнить эти глаза: с породистыми лошадьми для бойни или с печалью земли, бесконечной, «как время, или как степь»12. В одном составе сестра героя, Нина, и жена предателя, Тегряш, – как два отражения зеркала истории прошедшего столетия: у одной есть «справка о геройской звезде» погибшего брата и «книга народного, буддийского эпоса» (автобиографический артефакт), у другой – пять чемоданов с «союзнической» едой. (Символично, сам Хонинов взял с собой в ссылку две книги, прежде всего довоенное издание эпоса «Джангар»).

В поэме «Мой путь» нет такой дифференциации потому, что автор-рассказчик отважно обращается в 1944 году с речью к Сталину о восстановлении попранных прав сосланного народа, рисуя картины страданий и смерти спецпереселенцев по дороге в вагонах (не будучи очевидцем, в отличие от Липкина), в Широклаге. «Жались друг к другу там на ветру / Те эшелоны – вот станция: стой. / С визгом раздвинули двери – засов,/ Как будто вспорот Небесный здесь шов»13. Метафора Млечного пути у поэта корреспондирует с архетипом матери – материнского молока/ жизни/ будущего. Ср. в «Технике-интенданте»: «Степь вливается в небо, как в тело душа»14.

У Липкина из будущего автор обращается к себе, уже капитану: «Видишь ты эту теплушку? / Слышишь ты эти крики? / Останови состав с высланным племенем: <…> Останови состав, останови!/ Иначе – ты виноват, ты, ты, ты виноват!»15. Ст. Рассадин заметил, что если герой А. Платонова был убежден, что «без меня народ неполный», всего лишь неполный; все равно – народ, то Липкин не мог бы сказать: человечество неполно без такого-то народа; верней, говорит обратное: «Поголовная смерть одного, / даже малого племени / есть бесславный конец всего человечества16.

Но оказывается техник-интендант в финале поэмы только что «спрыгнул в весну» с площадки краснодарского трамвая и не знал еще, куда пойти: «А время уносит тебя, как река, / и ты, недвижный, плывешь, плывешь…»17. Такая кольцевая композиция поэмы – авторское понимание времени, когда оно воспринимается как целостное, непрерывное, субъективное, ибо «живущие и те, кто жили, – / Все мы рядом. То, что есть Давно, / Что Сейчас и Завтра именуем, – / Не определяет ничего»18. Нравственным камертоном поэмы становится авторское обращение: «И вот вы идете к людям, / Не потому, что вы одной крови, / А потому, что вы одной любви»19. Та же мысль в его летописной повести «Декада» (1979–1980) активизирована и темой депортации горских народов Северного Кавказа: «Только свободный обладает Временем»20.

В поэме М. Хонинова «Мой путь» такой же прием авторского обращения к себе, к своей молодости, пришедшейся на войну и сибирскую ссылку, развивает тему личной ответственности каждого за свой народ и человечество, когда самостоятельного времени нет, поскольку, по Липавскому, «источник времени – в событиях, т.е. в преобразованиях»21 (курсив автора). Лирический герой в финале показан в белорусском партизанском отряде (акцентуация героизма репрессированного народа), несмотря на то, что событийный ряд (война, ссылка) образует временную параболу: детство, молодость (учеба в техникуме искусств, работа в Калмыцком драмтеатре, служба в Красной Армии) с топографическими координатами малой и большой родины (калмыцкая степь, Астрахань, Забайкалье, белорусские леса, сибирские края), восходя к хронотопу Вечности и Космоса: «Вселенная для нас, как матери подол»22.

Общий мотив реки времени у Хонинова конкретизирован гидронимом Березина как символическим водоразделом совместных побед и поражений в отечественных войнах (поэма «Бой на Березине», стихи «Верблюжьи всадники в Париже»). «Березина! Ты тоже не забудь/ Своих героев. Славься, вечно будь/ В двенадцатом и вновь в сороковых,/ В тех опаленных, горьких, роковых;/ И в новых днях кати свою волну/ На берег памяти, на молодость мою»23. Волга же маркирует родной топос: «Ойраты в Волге увидели мать:/ Как же нам, детям, мать предавать?»24. Дискретность повествования и лирические отступления создают «поток сознания», а также, в свою очередь, поток реки Жизни, в которой человек, вынужденный плыть по течению, всегда помнит не только о порогах, водоворотах, стремнинах, но и о берегах.

У Липкина такими знаками стали реки Дон и Волга. Модификацией времени в его поэме становится песок («Время течет, как песок»), где образ песка многозначен с доминирующей коннотацией призрака/ обмана/ смерти.

Таким образом, в этих поэмах «символ времени в виде реки, т.е. реки времени, который, с одной стороны, принадлежит (как и вся символика воды) к сфере теллурическо-природной Матери-Земли, а с другой – вследствие своей “нескончаемости” выводит из земного времени в “безвременье”, в “вечность”»25.

Лирический герой хониновской поэмы обретает путь белых облаков («Выйду я в путь белых мне облаков»), где колористичность (белый) сопряжена, с одной стороны, в ментальном аспекте с понятиями чистоты, сакральности, с другой – с хронотопом: белая дорога (путь) как пожелание преодоления преград и достижение цели. В то же время, как и в стихотворении «Когда плывут облака», «пересечение вертикали – небесного, высокого, духовного, истинного с горизонталью – земным бытием, бренностью, скоротечностью дает в соединяющей точке вербализации памяти мотив бессмертия жизни, определяемой ролью материнского начала в древней трехъярусной картине мироздания предков (Небо – Человек – Земля)»26. Поэтому время и пространство открываются во взаимосвязи человека и истории, рода и человечества, в парадигме Космо-Психо-Логоса:
И Жизнь итожа, вслух всем так сказал:

– Радуюсь я, что вам сын я и брат,

Мой путь таков – я любовью богат.

Мой путь иначе не мыслился мне

На материнской заветной Земле!27
Обращение к людям-землянам транслирует память калмыцкого жанра йоряла-благопожелания: пожелание любви, согласия, благополучия, которым, как правило, начинается и заканчивается каждая встреча, каждая жизнь номада. У Липкина же обостренное восприятие катаклизмов военной истории вызывает катарсис: «Именно тогда ты впервые почувствовал,/ Что эта земля – Россия,/ и что ты – Россия,/ И что ты без России – ничто…»28. Поэма отличается «гиперреализмом, обретающим, однако, онтологическое измерение. Житейская история обретает пафос притчи, повествующей о всяком человеке: «Но вы идете по земле,/ Потому что вы – начало грядущего,/ А грядущее это и есть возмездие, – / Потому что человек равен человеку, / И никто другой ему не равен,/ Потому что любовь родится даже из зла,/ А вы, люди, – дети любви»29.

Следовательно, можно заключить, что время – поток реки жизни в стремнине истории – в произведениях русского и калмыцкого поэтов, преломленное через призму автобиографического компонента, являет гносеологический, онтологический и семиотический ракурсы.

Примечания

1 Ханинова Р.М.. Тема исторической памяти в поэме «Мой путь» Михаила Хонинова // Вклад народов Северного Кавказа в победу над фашизмом в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: материалы Межрегиональной научно-практической конференции (27–28 апреля 2005 года). Элиста: КалмГУ, 2005. С. 127–129; Ханинова Р. «Другой судьбы не надо…»: Жизнь и творчество Михаила Хонинова. Элиста: Издательство Калмыцкого университета, 2005. С. 216-221.

2 Урицкий А. На пороге // http: // www: netslova.ru / uritsky / r11. html

3 Липкин С. Странички автобиографии // Липкин С. Декада. М.: Книжная палата, 1990. С. 10.

4 Там же. С. 8.

5 Липкин С. Техник-интендант // Липкин С. Декада. М.: Книжная палата, 1990. С. 183.

6 Там же. С. 184.

7 Из личного архива М.В. Хонинова.

8 Ханинова Э.М., Шовадаева С.В. Им снилась по ночам война… Тема Великой Отечественной войны в художественном диалоге Михаила Хонинова и Риммы Ханиновой // Ханинова Р. «Другой судьбы не надо…»: Жизнь и творчество Михаила Хонинова. Элиста: Издательство Калмыцкого университета, 2005. С. 224.

9 Липкин С. Техник-интендант. С. 189–190.

10 Там же.

11 Там же.

12 Там же.

13 Хонинов М. Мой путь. Пер. Р. Ханиновой // Хальмг үнн. – 2006. – 29 ноября. – С. 3.

14 Липкин С. Техник-интендант. С. 187.

15 Там же. С. 191.

16 Рассадин С. Очевидец // Липкин С. Декада. М.: Книжная палата, 1990. С. 285.

17 Липкин С. Техник-интендант. С. 207.

18 Липкин С. Воля: стихи; поэмы. М., 2003. С. 215.

19 Липкин С. Техник-интендант. С. 203.

20 Липкин С. Декада. М.: Книжная палата, 1990. С. 60.

21 Липавский Л. Исследование ужаса. М.: Ад Маргинем, 2005. С. 69.

22 Хонинов М. Мой путь. С. 3.

23 Там же.

24 Там же.

25 Ханзен-Леве А. Мифо-поэтический символизм. Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм. Космическая символика / пер. с нем. М.Ю. Некрасова. СПб.: Академический проект, 2003. С.69.

26 Ханинова Э.М., Ханинова Р.М. Нравственный императив сыновней памяти в лирике Михаила Хонинова // Русская литература ХХ века. Типологические аспекты изучения: материалы Х Шешуковских чтений. М., 2005. С. 414.

27 Хонинов М. Мой путь. С. 3.

28 Липкин С. Техник-интендант. С. 196.

29 http: // www. knigoboz. ru / news / news 1312. Html
Восстановление национальной государственности репрессированных народов России и перспективы их развития на современном этапе: материалы Российской научно-практической конференции. – Элиста, 2006. – С. 139-143.


Похожие:

Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconПоэмах «Илиада» и«Одиссея» ив поэмах Гесиода «Труды и дни»
Охватывает все аналитические приемы, которые откры­вают множество в единстве. Сюда относятся логическое деление в собственном смысле...
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconГруппа 12 масличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно; лекарственные растения и растения для технических целей; солома и фураж примечания
В товарную позицию 1207 включаются, inter alia, пальмовые орехи и ядра, семена хлопчатника, клещевины, кунжута, горчицы, сафлора,...
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconПрограмма дисциплины «Современный танец»
Освоение техник современного танца, импровизации и композиции, техник Release и Body awareness, а также теории и методики изучения...
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconСемена Boronia heterophylla 20. 00 руб
Семена Billardiera longiflora (Purple appleberry, пурпурная яблочная ягода). 30. 00 руб
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconПерсональные выставки Выставка перфоманс, городская галерея, июнь 2012г., Стамбул • «Семена пожара»
«Семена пожара», мексиканское консульство, 29 июля – 4 сентября 2011 г., Монреаль
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconМасличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно; лекарственные растения и растения для технических целей; солома и фураж Примечания
В товарную позицию 12. 07 включаются, inter alia, пальмовые орехи и ядра, семена хлопчатника, клещевины, кунжута, горчицы, сафлора,...
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconПоэмах «мертвые души» н в. гоголя и «кому на руси жить хорошо»
Некрасов н а. Тема дороги, пути в поэмах «мертвые души» н в гоголя и «кому на руси жить хорошо» н а некрасова
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconСемена подсолнечника
Излюбленным кормом некоторых птиц являются семена различных растений, особенно злаков. Насыпав в кормушку пшено или овес, вы привлечете...
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconУругвай Часть I предметы, запрещенные к ввозу
Масличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно; лекарственные растения и растения для технических целей; солома и фураж
Поэмах семена липкина «техник-интендант» iconИсследование феномена эпатажа в сфере рекламы. Особый интерес представляет суггестивная составляющая эпатажных техник
Основной целью работы является анализ методов и механизмов функционирования эпатажных техник. Важным представляется выявление возможных...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org