Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг



страница2/3
Дата09.07.2014
Размер0.49 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3
Глава 1 «Становление советского государственного аппарата Забайкалья в период с 1922 г. по 1925 г.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Роль ревкомов в создании государственного аппарата власти и управления в Забайкалье (1922-1923 гг.)» рассмотрен процесс формирования и последующей реорганизации ревкомов в Забайкалье.

В ноябре 1922 г. на Дальнем Востоке и в Забайкалье было ликвидировано буферное государство – Дальневосточная республика, территория которой вошла в состав РСФСР. Для осуществления перехода от органов управления Дальневосточной республики к Советам использовались ревкомы. Отличительной особенностью ревкомов Забайкалья являлось то, что они создавались на базе местных управлений ДВР, которые на начальном этапе были лишь переименованы. Сохранение структуры и сотрудников бывших управлений позволило ревкомам не прерывать текущую работу, обеспечивать общественный порядок, осуществлять руководство восстановлением хозяйства. Система ревкомов включала в себя губернские, уездные, волостные, сельские ревкомы, которые формировались в составе 3-5 членов, кандидатуры которых назначались вышестоящими ревкомами по согласованию с партийными органами.

В отличие от русских районов Забайкалья, в сомонах не создавались ревкомы, а функции управления выполняли сомонные зайсаны. В БМАО аймачные ревкомы практиковали перевод членов ревкомов из одного хошуна в другой с целью «вытеснения узко-местнических мыслей»1. Кроме этого, аймачные ревкомы Бурятии ограничивались административными функциями и не осуществляли руководства восстановлением хозяйства. Особенности создания ревкомов Бурятии были обусловлены спецификой жизни и быта коренного населения.

С февраля 1923 г. началась реорганизация ревкомов Забайкалья согласно структуре и штатам, разработанным Дальревкомом. Ревкомы Забайкалья создавались по образцу исполкомов, но с меньшим числом отделов. Реорганизация уездных и волостных ревкомов, в отличие от губернских, проходила значительно медленнее. Отсутствие подготовленных работников затрудняло укомплектование уездных органов и порождало совместительство.

С началом реорганизации аппарата началась интенсивная работа по замене членов ревкомов, которая в основном затронула вышестоящие ревкомы, так как полной замены личного состава сельских ревкомов не производилось. В результате к апрелю 1923 г. губернские и уездные ревкомы полностью состояли из коммунистов. Процент коммунистов в ревкомах БМАО был значительно меньше, нередко все члены аймачных и хошунных ревкомов были беспартийными. Это было обусловлено малочисленностью расположенных на территории Бурятии в 1922-1923 гг. партийных организаций.

Ревкомы использовались в качестве временных переходных форм управления при создании аппарата БМАССР, в составе которой объединились три административные единицы. Высшим органом власти стал Ревком БМАССР, к которому с 1 августа 1923 г. перешла вся полнота власти в объединенных областях.
В качестве исполнительных органов власти были созданы наркомиссариаты. Создание наркоматов при Ревкоме БМАССР одновременно с объединением сопровождалось сокращением первоначально установленных штатов на 48,7%, что было обусловлено необходимость экономии бюджета республики. С целью создания единой системы органов власти на местах были созданы аймачные, хошунные и сомонные ревкомы. Ревкомы Бурятии строились с учетом специфики жизни населения и развития хозяйства, в частности не создавались отделы промышленности, финансов, РКИ. Особое значение придавалось статистики, поэтому во всех аймачных ревкомах были созданы статбюро.

Ревкомы сыграли важную роль на начальном этапе создания советского аппарата в Забайкалье. Принцип их формирования, немногочисленный состав, широкие полномочия позволили в короткие сроки создать в Забайкалье советский аппарат власти и управления.

Во втором параграфе «Создание и укрепление системы выборных органов власти и управления в Забайкалье (1923-1925 гг.)» рассмотрен процесс перехода от ревкомов к Советам и их органам, избираемых согласно Конституции РСФСР 1918 г.

В первой половине 1923 г. подготовка и проведение выборов в Советы являлись основным направлением в деятельности партийных и советских органов на Дальнем Востоке. Дальбюро ЦК РКП(б) и Дальревком определили процесс постепенного создания выборных органов Советской власти на Дальнем Востоке. Советы в Забайкалье избирались по пониженным нормам, установленным специально для Дальнего Востока. В короткие сроки (апрель – начало июля 1923 г.) в Забайкальской и Прибайкальской губерниях была создана единая структура советского аппарата. Высшими органами власти на местах стали губернские, уездные и волостные съезды Советов, постоянно действующими органами власти в губерниях стали сельсоветы, волостные исполкомы, горсоветы, уездные исполкомы и губернские исполкомы, непосредственно подчиняющиеся Дальревкому.

Проведение выборов в БМАО Дальнего Востока стало возможным после объединения Бурятии осенью 1923 г. В начале декабря 1923 г. состоялся I Республиканский съезд БМАССР, избравший ЦИК БМАССР, которому и была передана вся полнота власти от ревкома БМАССР. Созданная в БМАССР система органов государственной власти была представлена республиканским, аймачными и хошунными съездами Советов, в период между съездами - сомонными Советами, хошунными исполкомами, аймачными исполкомами, а в качестве высших органов управления были созданы ЦИК, СНК и наркоматы БМАССР.

Состав созданных в 1923 г. Советов Забайкальской и Прибайкальской губерний отличался достаточно высоким процентом коммунистов на всех уровнях по сравнению с Советами РСФСР. Например, коммунисты в составе Читинского горсовета составляли 84,8% при среднем проценте коммунистов и комсомольцев в составе городских Советов по РСФСР в 1923 г. 69,2%. В сельском и волостном аппарате Забайкалья в 1923 г. большинство составляли беспартийные крестьяне. Состав губернских и уездных органов власти Забайкальской губернии отличался от республиканских и аймачных органов более высоким процентом коммунистов и рабочих, что было обусловлено отсталостью промышленности и малочисленностью партийных организаций Бурятии.

В работе рассматривается структура выборного аппарата Забайкальской губернии и БМАССР, который создавался на основе изданных в 1922 г. специальных положений, но с учетом особенностей региона. В работе анализируются особенности кадрового состав БМАССР, в частности, более низкий процент лиц со средним образованием в составе аппарата ЦИКа БМАССР, значительно меньший процент рабочих и более высокий процент служащих.

В 1923-1924 гг. аппарат Забайкальской губернии и БМАССР подвергался упрощению и сокращению: была упрощена структура уездных (аймачных) и губернских исполкомов, был упразднен НКВД БМАССР. При реорганизации аймачных исполкомов БМАССР учитывалась отсталость региона, поэтому отделы народного образования и здравоохранения были оставлены на правах самостоятельных отделов. Осуществленное в 1924 г. с целью сокращения расходов на содержание аппарата механическое укрупнение сел и волостей привело к практически полному отсутствию руководства на местах. Количественно аппарат в период 1923-1925 гг. увеличился, что было достигнуто за счет привлечения в органы власти беспартийных крестьян. Процесс введения крестьян в аппарат сопровождался увеличением числа лиц с начальным образованием, а также малограмотных. В результате в Забайкальском губисполкоме в 1923 г. 66% членов имели среднее образование, а в начале 1925 г. лишь 22% членов.

В диссертации анализируются принятые в 1924-1925 гг. положения, которые официально расширяли права местных органов власти в сфере руководства хозяйственным и культурным строительством. Но местные органы власти оставались исполнителями распоряжений вышестоящих исполкомов. Основной причиной являлось отсутствие материальной базы местных органов власти. К 1925 г. в Забайкалье, несмотря на наличие недостатков, был создан вполне работоспособный аппарат, осуществлявший проведение различных мероприятий.

В главе 2 «Государственный аппарат Забайкалья в процессе социально-экономических преобразований в период с 1926 г. по 1936 г.» исследуется структура, состав и применяемые государственным аппаратом Забайкалья формы работы.

В первом параграфе «Структура и кадровый состав государственного аппарата Забайкалья» рассматривается процесс изменения структуры и кадрового состава органов власти и управления Забайкалья.

В результате осуществленной в 1926 г. в Забайкалье административной реформы вместо системы управления, включавшей губернские, уездные, волостные и сельские органы, была создана система, состоявшая из окружных, районных и сельских органов. Высшими органами власти в округах стали окружные съезды, а в период между съездами – окружные исполкомы, подчинявшиеся Далькрайисполкому. Районирование привело к расширению имущественных и финансовых прав райисполкомов, горсоветов и сельсоветов. В Бурятии при осуществлении в 1927 г. районирования ликвидация хошунных органов привела не к приближению власти, а наоборот, органы управления оказались практически недоступны для жителей в силу объективных условий. Это было связано с игнорированием особенностей проживания коренного населения, которое вело полукочевой образ жизни, а селения были крайне удалены друг от друга. В результате к концу 1920-х гг. стало отмечаться недостаточное руководство сомонными Советами.

Изменение структуры госаппарата в 1920-х гг. сопровождалось сокращениями, основной целью которых было уменьшение расходов на содержание аппарата. В частности, с 1 октября 1927 г. окружной и районный аппарат Забайкалья был сокращен на 20%. Центральный аппарат БМАССР был сокращен на 507 штатных единиц, отдельные наркоматы были упразднены или объединены. В результате реорганизация аппарата, как округов, так и Бурятии, которая должна была создать условия для его более эффективной работы, на практике свелась к механическому сокращению и парализации работы госаппарата.

В 1930 г. политика коллективизации потребовала усиления районного звена, что привело к упразднению округов. Основным звеном управления стали районные органы власти, которые перешли в непосредственное подчинение краевым органам. Ликвидация окружных органов должная была решить проблему кадров в районах, но в результате план укомплектования районных органов был выполнен лишь наполовину. В Бурятии система управления, включавшая республиканские, аймачные и сомонные органы, в целом не подверглась изменениям в 1930-х гг. При этом республиканские органы подверглись реорганизации с целью осуществления дифференцированного управления районами Бурятии.

В результате ликвидации округов в 1930 г. было упрощено административное деление, перераспределены финансово-материальные средства в пользу районного и городского звена, заметно изменились структура и штаты аппарата. Но это не обеспечило реального усиления роли и места райисполкомов и горсоветов в структуре государственного аппарата. В конце 1920-х гг. отказ от политики нэпа и ускорение темпов социалистического строительства привели к нарастанию элементов централизации в управлении. Роль местных Советов в решении экономических, хозяйственных вопросов была сведена к минимуму. К середине 1930-х гг. полновластие и демократизм выборных органов власти был сведен к формальным процедурам. Партийные органы решали вопросы формирования кадрового состава, контролировали деятельность органов власти.

Проведенный в работе анализ состава аппарата Забайкалья показывает, что основные изменения были связаны с процессом привлечения с середины 1920-х гг. рабочих. Например, в Читинском окружном исполкоме к концу 1920-х гг. число рабочих увеличилось в 2 раза, а служащих уменьшилось в 2 раза. Кадровая политика 1930-х гг. характеризовалась проведением чисток, досрочно-выборных кампаний, в результате которых к середине 1930-х гг. в составе местных органов власти Забайкалья большинство стали составлять рабочие и колхозники-ударники. В сельских органах власти Бурятии к 1936 г. колхозники, в отличие от других регионов России, составляли не более третьей части всего состава. Особенностью состава госаппарата Бурятии являлся и меньший процент рабочих по сравнению с РСФСР и другими регионами Сибири и Забайкалья. Но к середине 1930-х гг. в Советах среднего звена Бурятии произошло значительное увеличение рабочих, что было обусловлено развитием экономики Бурятии. Кроме этого, в результате проведения политики национализации в госаппарате Бурятии, в отличие от 1920-х гг., представители коренной национальности стали составлять около 40%. В результате привлечения рабочих и колхозников образовательный и квалификационный уровень работников Советов 1930-х гг. как среди рядовых работников, так и руководящих на всех уровнях аппарата был крайне низок. В составе руководящего состава ЦИКа БМАССР на 1 января 1934 г. из 14 человек только двое имели среднее образование. Невысокий общеобразовательный уровень заставлял руководство уделять внимание подготовке кадров, поэтому в 1930-е гг. увеличилось число лиц, прошедших курсы.

Таким образом, экономические, политические и социальные изменения 1920-1930-х гг., связанные с районированием, с коллективизацией, индустриализацией непосредственным образом отразились на государственном аппарате Забайкалья. Процесс изменения структуры и кадрового состава госаппарата Забайкалья имел также особенности, обусловленные спецификой региона.

Во втором параграфе «Организационные формы массовой работы органов власти и управления Забайкалья» анализируется эффективность применяемых органами власти Забайкалья в 1920-1930-х гг. форм работы.

Основными организационными формами деятельности местных органов государственной власти в период 1926 – 1936 гг. являлись пленумы городских и сельских Советов, пленумы исполнительных комитетов и заседания их президиумов. Для более широкого привлечения трудящихся масс к деятельности органов власти в этот период огромное значение придавалось проведению расширенных и выездных заседаний. В Забайкалье регулярное проведение выездных заседания во многих районах было неосуществимо вследствие разбросанности селений, неукомплектованности местного аппарата, отсутствия средств и транспорта. Поэтому выездные заседания проводились редко. Так, во 2 полугодии 1927 г. из 16 лишь 5 аймисполкомов БМАССР провели выездные пленумы.

В целом же, окружные, районные и городские органы власти Забайкалья во второй половине 1920-х гг. проводили заседания регулярно. Исключение составляли сельсоветы, заседания которых ввиду отсутствия руководства в большинстве из них проводились редко или вообще не проводились. Например, во второй половине 1920-х гг. сельсоветы Читинского и Сретенского округов проводили в среднем по 1,5 заседания в месяц. Практически в каждом районе были сельсоветы, которые проводили заседания не чаще 2-3 раз в год.

В 1930-х гг. в связи с ликвидацией окружных органов полномочия пленумов городских Советов и райисполкомов были расширены. Для более широкого вовлечения трудящихся в работу пленумов предусматривалось проведение пленумов Советов непосредственно на фабриках, заводах, в клубах. В начале 1930-х гг. районные исполкомы Забайкалья проводили по 2 пленарных заседания в год, заседания президиума райисполкомов проводились 4 раза в месяц. Райисполкомы Забайкалья в 1930-х гг. на заседаниях президиума заслушивали в среднем до 70 докладов и отчетов учреждений, колхозов, сельсоветов, секций райисполкомов, на пленарных заседаниях райисполкомов рассматривались вопросы, связанные с проведением кампаний. Аймачные исполкомы БМАССР в 1930-х гг. проводили в среднем по 3 заседания президиума в месяц, при этом в 1934 г. отмечалось увеличение количества заседаний. В первой половине 1930-х гг. сельсоветы стали проводить заседания более регулярно, что было связано с проводимой в стране коллективизацией. В отдельных бурятских районах заседания президиумов сельсоветов проводились нередко чаще, чем в русских. Например, 17 сельсоветов Хилоко-Хаоцайского района за второе полугодие 1931 г. провели 180 заседаний и рассмотрели 655 вопросов. Вопросы, рассматриваемые сельсоветами, были немногочисленны и связаны с проведением различных кампаний на селе. В 1930-е гг. проведение заседаний превратилось в формальную процедуру, в результате деятельность местного аппарата становилась неэффективной: решалось мало вопросов, контроль за выполнением которых со стороны Советов отсутствовал. Во многих отдаленных районах Забайкалья сельский, городской и нередко районный аппарат вообще бездействовал.

В параграфе анализируются состав, методы и эффективность деятельности секций, комиссий, депутатских групп, ревизионных комиссий, которые использовались Советами с целью приближения аппарата к населению. Центральной фигурой актива этих органов стали передовые колхозники в селах и рабочие в городах, а также женщины. Таким образом создавалось впечатление народовластия, демократизации местных органов власти. В целом, эффективность массовой работы Советов в Забайкалье в рассматриваемый период была невысока: заседания проводились редко, решалось мало вопросов, обследования зачастую не проводились, большинство секций, комиссий и депутатских групп существовало формально. Например, к 1936 г. из организованных 43 секций при 4 горсоветах БМАССР работало 23 секции. Исключение составляли лишь отдельные секции, депутатские группы и уличные комитеты, которые активно работали и пользовались популярностью у населения. Основной причиной являлось отсутствие руководства со стороны Советов и исполкомов, которые нередко полностью игнорировали массовую работу. В условиях административно-командной системы секции и депутатские группы реально не могли влиять на решения Советов и партийных органов. В результате к середине 1930-х гг. эти формы массовой работы Советов, несмотря на попытки партийных органов активизировать их деятельность, оказались неэффективны.

В 1920-1930-х гг. Советы на практике выработали систему приемов работы, которые в последующие годы широко применялись в советском аппарате. Несмотря на огромные расстояния, полукочевой образ жизни бурятского населения работа местного госаппарата Забайкалья к середине 1930-х гг. в целом была налажена. Однако вследствие того, что значительная часть принимаемых местными органами решений не осуществлялась на практике, проводимые в 1930-х гг. пленумы и заседания Советов, их органов имели формальный характер.

В главе 3 «Органы суда и прокуратуры в структуре государственного аппарата Забайкалья (1922-1936 гг.)» рассматривается процесс формирования и деятельность органов суда и прокуратуры в исследуемый период.

В первом параграфе «Организация и деятельность судебных органов Забайкалья» рассматривается процесс создания и реорганизации судебной системы Забайкалья, состав и деятельность судебных органов в 1920-1930-х гг.

После ликвидации ДВР судебные учреждения Забайкалья, как и управления, не подверглись никаким изменениям, за исключением переименования. В результате осуществления судебной реформы согласно Положению о судоустройстве РСФСР с 15 апреля 1923 г. система судебных органов Забайкалья состояла из нарсудов, губернских судов и Дальневосточного отделения Верховного суда РСФСР. В БМАО Дальнего Востока был создан областной суд, а после создания БМАССР в сентябре 1923 г. для руководства судебно-следственными учреждениями Бурятии в составе НКЮ БМАССР был создан Главсуд БМАССР.

С 1926 г. в связи с изменением административно-территориального деления страны судебная система Забайкалья стала включать нарсуды, окружные суды и Дальневосточный краевой суд. В 1930-е гг. основным звеном судебной системы стали районные суды, возглавляемые Восточно-Сибирским Краевым судом. С упразднением в 1930 г. НКЮ БМАССР Главсуд стал самостоятельным институтом, осуществляющим руководство деятельностью нарсудов Бурятии и подчиняющийся непосредственно Восточно-Сибирскому краевому суду. Судебные органы Забайкалья имели минимальный штат. Сретенская окружная сессия на протяжении значительного времени не могла организовать работу вследствие крайне ограниченного штата в 5 человек. Несмотря на это судебные органы Забайкалья с целью удешевления аппарата подвергались сокращениям.

Анализ состава судебных работников позволяет сделать вывод о том, что на протяжении 1920-1930-х гг. происходило снижение общего и специального образовательного уровня сотрудников. В 1922-1924 гг. около половины нарсудей Забайкальской губернии имела высшее образование, так как судьи ДВР, большинство которых имело высшее специальное образование, были оставлены на своих должностях. В последующие годы в органы суда стали привлекаться рабочие-выдвиженцы, кандидатуры которых утверждались партийными органами. В результате к началу 1928 г. сотрудники с начальным образованием в составе районного судебного аппарата Читинского округа составляли 80%. В 1932 г. 84% нарсудей и 90% следователей Бурятии не имели никакой специальной подготовки. Процесс сокращения профессионалов сопровождался увеличением числа коммунистов. Следствием орабочивания судебного аппарата стал рост непрофессионализма судебно-следственных работников, развитие бюрократизма и волокиты при рассмотрении дел.

Приводимая в диссертации статистика свидетельствует, что судебные органы Забайкалья в 1920-х гг. не справлялись с поступающими делами. Это было обусловлено, прежде всего, увеличением поступающих дел в связи с расширением товарно-денежных отношений и ростом преступности. Если в 1924 г. в нарсуды Забайкальской губернии поступило 16.956 дел, то в 1926 г. только по Читинскому округу в нарсуды поступило 18.574 дел. В нарсудах Бурятии остаток дел на 1 апреля 1926 г. в среднем составлял 250 дел при норме в 70 дел. К концу 1920-х гг. суды смогли обеспечить рассмотрение дел в соответствии с установленными сроками. Отличительной особенностью деятельности судебной системы Бурятии являлся низкий процент отменяемых приговоров и решений, так как население отдаленных районов Бурятии не знало правил кассации.

Рассматривая деятельность судебных органов, автор обращает внимание на то, что в начале 1920-х гг. основным направлением деятельности судов являлась борьба с преступлениями против личности и имущества. Кроме этого, в 1920-х гг. отмечался достаточно высокий процент выносимых судами оправдательных и условных приговоров. В частности, в нарсудах Читинского округа условные приговоры в 1 полугодии 1927 г. составляли 9%, в то время как средний процент по краю составлял 5,5%.

С началом коллективизации в стране начался новый этап в деятельности органов суда, который характеризовался ужесточением карательной политики государства. С начала 1930-х гг. особое внимание стало уделяться борьбе с контрреволюционными преступлениями, хищениями госсобственности, саботажем, должностными преступлениями. Основным объектом защиты в этот период стала государственная и колхозная собственность, за хищения которой суд устанавливал крайне жесткие меры социальной защиты. В 1930-х гг. большинство рассматриваемых судами дел было связано с проведением различных кампаний и разрешалось в выездных сессиях. Например, в БМАССР в 1931 г. 78% всех дел были рассмотрены судьями в выездных сессиях.

Работа судебных органов Забайкалья в 1930-х гг. характеризовалась следующими признаками: большинство дел рассматривались в выездных заседаниях, часто проводились показательные процессы, сроки рассмотрения дел в суде предельно сокращались, судопроизводство осуществлялось без соблюдения процессуальных норм, процент отмены приговоров и решений вышестоящими судами был незначительным. Расширение масштабов репрессий в 1930-е годы сопровождалось нарушением законности, что приводило к многочисленным перегибам в деятельности судов. Судебные органы при рассмотрении конкретных дел руководствовались не принципами законности и справедливости а, прежде всего, политическими мотивами.

В параграфе втором «Реализация основных функций прокуратуры Забайкалья в 1922-1936 гг.» исследуется процесс формирования и деятельность органов прокуратуры Забайкалья.

Реорганизация прокуратуры в соответствии с Положением о прокурорском надзоре 1922 г. началась в Забайкалье в марте 1923 г. В результате система прокуратуры была представлена краевой прокуратурой, губернскими прокуратурами и участками помощников прокурора в уездах. С образованием БМАССР вместо действовавших на территории Бурятии 3 прокуратур в составе НКЮ БМАССР был организован отдел прокуратуры, который подразделялся на 3 подотдела. В апреле 1926 г. с образованием округов были созданы Читинская и Сретенская окружные прокуратуры. С 1930 г. были ликвидированы окружные органы Забайкалья, в том числе и окружные прокуратуры. В БМАССР в 1930 г. была проведена реорганизация аппарата центральной прокуратуры, в результате которой прокуратура была разбита на 4 сектора. В аймаках БМАССР в 1923 г. было создано 9 прокурорских аймачных участков, а в 1931 г. вместо 9 стало 15 аймачных прокурорских участков, т.е. в каждом районе БМАССР была создана участковая прокуратура.

Штаты прокуратур, как в центре, так и на местах, были крайне ограниченными. Несмотря на это на протяжении всего периода остро стояла проблема укомплектования прокуратур, особенно участковых. Нередко один прокурор обслуживал два и более районов, в аймаках Бурятии участковые прокуроры выполняли и функции следователей. Проведенный анализ состава прокуратур Забайкалья свидетельствует, что среди прокуроров, в отличие от судей, с момента организации прокуратуры был достаточно высок процент коммунистов. К концу 1920-х гг. в аппарате прокуратуры Забайкалья все помощники прокурора были членами ВКП(б). Большинство помощников прокурора в конце 1920-х – начале 1930-х гг. имели только начальное образование, а юридическое образование имели лишь единицы. Кроме этого, очень высока была сменяемость прокуроров, что приводило к тому, что на должности прокуроров назначались совершенно неопытные лица.

В работе особое внимание уделяется анализу деятельности прокуратуры. Помощники прокурора Забайкальской губернии и БМАССР присутствовали на заседаниях различных органов власти, проводили их обследования, расследовали газетные заметки и жалобы населения, отменяли незаконные распоряжения. Например, аймачная прокуратура Бурятии за 2 полугодие 1925 г. опротестовала 223 постановления аймачных и хошунных исполкомов. Учитывая неопытность и неграмотность руководящих работников, это деятельность прокуратуры была крайне необходимой.

Введение прокурорского надзора в Забайкалье оказало положительное влияние на работу милиции и следственного аппарата, так как прокуратурой были приняты меры к разгрузке следственных участков, к сокращению срока расследования дел, к повышению уровня подготовки сотрудников милиции и уголовного розыска. В результате уже в 1924 г. процент раскрываемости преступлений по Забайкальской губернии составил в среднем 50%, а по Бурятии – 80%. Прокуратура поддерживала обвинение в суде и выносила протесты в отношении незаконных решений и приговоров судов. Но значительная часть незаконных решений нарсудов не опротестовывались участковыми прокурорами. Это являлось как следствием того, что в силу объективных причин участковые прокуроры не могли регулярно контролировать деятельность нарсудов, так и результатом недостаточной профессиональной подготовки прокуроров. Надзор прокуратуры за деятельностью органов ОГПУ был крайне затруднен в силу особых полномочий, принадлежащих ОГПУ. В целом, в Забайкалье в 1920-х гг. был создан аппарат прокуратуры, сумевший поставить на должную высоту дело общего надзора, установить связь с газетами, наладить борьбу с преступностью, изжить колоссальную судебную волокиту.

С начала 1930-х гг. основное внимание в сфере общего надзора прокуратурой уделялось соблюдению законности в колхозах, совхозах, на предприятиях. Объектами преследования прокуратуры в борьбе с хищениями и спекуляцией стали рабочие и колхозники. Надзор за деятельностью сельсоветов, райисполкомов, горсоветов существенно ослаб, в результате незамеченными оставались незаконно введенные местными органами власти налоги, штрафы. В этот период особое значение стало придаваться работе с жалобами и заметками, которые должны были расследоваться в кратчайшие сроки. Но прокуратурой Забайкалья работе с заметками не уделялось внимания, их рассмотрение затягивалось.

Решения и приговоры судов в 1930-х гг. отменялись прокуратурой в крайне редких случаях, обычно по причине мягкости вынесенных приговоров. Число нерассмотренных дел в судебных участках в 1933 г. по районам Забайкалья составляло от 120 до 180 дел, а в некоторых участках достигало 300 дел. Прокуратура мало уделяла внимания упорядочиванию работы судов, крайне редко участвовала в процессах по делам, которые не были связаны с хищениями государственной и колхозной собственности. Прокуратура не осуществляла надзора за деятельностью милиции и органов дознания, так как эти органы перешли в непосредственное подчинение ОГПУ. Прокуратура не только не опротестовывала, а часто содействовала неправомерным действиям органов следствия. Органам ОГПУ в 1930-е гг. были предоставлены чрезвычайные внесудебные полномочия, в результате прокуратура была лишена возможности осуществлять надзор за законностью их действий. Надзор за местами заключений осуществлялся прокуратурой лишь с целью выявления, насколько рационально используются заключенные на общественно-полезных работах. Кроме этого, прокуратура, которая должна была осуществлять борьбу с бюрократизмом и волокитой в органах власти, сама нередко являлась источником бюрократизма.

Прокуратура сыграла важную роль в налаживании работы советского аппарата в Забайкалье в первые годы после советизации. Изменение политического курса государства в 1930-х гг. привело к изменению задач органов прокуратуры, которые в своей деятельности были вынуждены руководствоваться не принципами законности и справедливости, а указаниями партийных органов.
1   2   3

Похожие:

Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconПостроение информационно открытого общества: информационные системы для взаимодействия промышленности и власти
Ма управления особенно на региональном уровне. Это позволит решить проблемы качества управления, декриминализации государственного...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconИзмерение результативности в социальной сфере как нацеленность органов власти на повышение эффективности управления регионом
Ного аспекта эффективности публичного управления. Суть современных реформ государственного управления состоит в переходе на клиентскую...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconДополнений к диалектике мифа
Университета, Московской Консерватории (1922), 2-го мгу, Государственной Академии художественных наук, Московского государственного...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconИнформационно-аналитический центр
«О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» как фактор эффективного функционирования государственного аппарата,...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconИнформационно-аналитический центр
«О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» как фактор эффективного функционирования государственного аппарата,...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг icon7 Глава Эволюция государственного администрировани
Взаимодействие органов государственной власти и органов местного самоуправлени
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconСтановление и эволюция инженерного мышления. Институциональный контекст
Я начинаю историю инженерии с Возрождения и связываю становление инженерного мышления с тремя линиями
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconПолитика государственной власти Российской империи в отношении Православной церкви, инославных конфессий и авраамических (нехристианских) вероисповеданий в 1721-1917гг.; сущность, принципы, эволюция
Диссертация выполнена на кафедре теологии Российского государственного социального университета и кафедре истории и культурологи...
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconВсероссийский центральный исполнительный комитет совет народных комиссаров рсфср
Собр. Узак., 1922, n 30, ст. 365; 8 мая 1922 года Собр. Узак., 1922, n 34, ст. 398; 12 июля 1922
Становление и эволюция государственного аппаратА власти и управления Забайкалья в 1922-1936 гг iconСудебное управление в России: становление и организационные модели Д. О. Серов
Новосибирского государственного университета экономики и управления, кандидат исторических наук
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org