2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23



Скачать 266.73 Kb.
Дата12.10.2012
Размер266.73 Kb.
ТипДокументы
План


Введение 2

Организационная структура НКВД СССР в 1930-е годы 4

Заключение 21

Использованная литература 23

Введение


После ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союзных и автономных республик руководство милицией и уголовным розыском стали осуществлять главные управления милиции и уголовного розыска при Совнаркомах республик. Кроме того, в составе ОПТУ СССР была создана Главная инспекция до милиции и уголовному розыску, в республиканских, краевых, Областных органах ГПУ - особые инспекции по милиции и уголовному розыску. Эти инспекции руководили оперативной работой органов милиции, осуществляли контроль и инспектирование их деятельности, назначение, перемещение и смещение руководящего состава, несли ответственность за политико-моральное состояние кадров.

Таким образом, была осуществлена централизация органов милиции в масштабе Советского Союза. Эта мера вскоре получила законодательное закрепление в принятом 25 мая 1931 году СНК СССР "Положении о рабоче-крестьянской милиции".

В Положении рабоче-крестьянская милиция характеризовалась как административно-исполнительный орган Советской власти. Основными задачами милиции являлись наблюдение "за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих революционный порядок и общественную безопасность". Ей поручалось вести борьбу с преступностью, расследовать дела о преступлениях, охранять государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан и их имущество.

Милиция делилась на общую и ведомственную. Ведомственная милиция организовывалась на основе соглашения республиканских, краевых, областных органов милиции с государственными и общественными органами для специальной охраны отдельных предприятий и сооружений и иного имущества. Она действовала на основе общих положений и уставов милиции и дополнительных инструкций, необходимых ввиду особых условий ее службы. Ведомственная милиция содержалась за счет средств, отпускавшихся теми государственными и общественными органами, которые ею обслуживались.

Общая милиция Положением от 25 мая 1931 года переводилась с местного бюджета на общегосударственный и снабжалась вооружением, снаряжением и вещевым довольствием в централизованном порядке. Благодаря этому улучшалось материальное положение работников милиции, делался важный шаг к прекращению продолжавшегося на протяжении 20-х годов, по сути дела, нищенского существования милиции, крайне отрицательно отражавшегося на качественном состоянии ее кадров и эффективности работы.

Организационная структура НКВД СССР в 1930-е годы



В декабре 1932 года произошло создание постановлением ЦИК И СНК СССР Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОПТУ СССР (ГУРКМ при ОГПУ СССР). Одновременно с этим постановлением было утверждено и "Положение о Главном управлении рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР". На главное управление возлагалось осуществление общего руководства работой управлений милиции союзных республик. Оно контролировало и инспектировало деятельность всех органов рабоче-крестьянской милиции, руководило подготовкой и переподготовкой кадров милиции для всего Союза ССР, разрабатывало уставы, положения, приказы и инструкции по вопросам, относящимся к деятельности всех органов милиции, вносило в законодательные органы СССР законопроекты, относящиеся к деятельности органов рабоче-крестьянской милиции.

Однозначную оценку факту установления единой централизованной общесоюзной системы органов милиции дать нельзя. В ней видится по крайней мере две стороны. С одной, такая реорганизация милиции, несомненно, снижала уровень демократизма в ее построении, ослабляла организационные связи с республиканскими и местными органами государственной власти, вела к крайнему централизму, превращала милицию в придаток органов ОГПУ.

С другой стороны, подчинение милиции ОГПУ, перевод ее обеспечения на государственный бюджет способствовали преодолению тех негативных явлений, которые были связаны с присущей для предшествующего периода децентрализацией руководства милицией, переводом ее на местный бюджет. Теперь укреплялась материальная база милиции, что позволяло поднять качественный уровень кадров. Организационная связь с ОГПУ позволила перевести часть его работников в милицию.

Но положительные результаты не могли проявиться сразу. Через девять месяцев после ликвидации наркоматов внутренних дел, в сентябре 1931 года, Главмилиция издала приказ, в котором констатировалось, что в милиции и уголовном розыске имеют место издевательства, избиения, применение физических способов воздействия на допрашиваемых и задерживаемых. "Эти позорные явления, культивировавшиеся в царской охранке, перенесены к нам классово чуждыми элементами. Лица, допустившие хотя бы малейшее издевательство над арестованными, не могут быть работниками РК милиции, а являются врагами нашего дела и заслуживают беспощадной кары пролетарского суда". Однако практика "физических способов воздействия" продолжалась, и аналогичные приказы издавались и позднее.

Организационное объединение милиции с органами ОГПУ СССР в печати оценивалось как явление положительное в том смысле, что позволило повысить уровень ее работы. Представляется, что это нуждается в более обстоятельном анализе. Подчинение милиции ОГПУ предусматривало оперативное использование местными органами последнего соответствующих аппаратов угрозыска и милиции. Ведомственные акты оперативное -использование раскрывали так: а) построение негласной сети милиции с учетом возможностей ее использования по линии ОГПУ; б) использование органами ОГПУ для своих целей гласного состава милиции и подсобных сил (дворников, сторожей, сельских исполнителей и др.); в) использование для органов ОГПУ научно-технических подразделений милиции; г) использование органами ОГПУ гласного и негласного состава милиции для борьбы с тяжкими общеуголовными преступлениями (взяточничество, спекуляция, фальшивомонетничество, хищения, должностные преступления).

И хотя в приказах, циркулярах и директивах ОГПУ неоднократно говорилось о перенесении в милицию оперативного опыта органов ОГПУ, целевые установки, о которых говорилось выше, ставят под сомнение саму возможность повышения эффективности борьбы с уголовной преступностью, поскольку крен был сделан на широкое и активное подключение аппаратов уголовного розыска и милиции к политическому сыску1.

Надо полагать, что ставившиеся цели не были достигнуты в должной мере. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в одном из приказов вновь образованного НКВД СССР (приказ от 15 августа 1934 года "О недочетах в работе милиции") говорилось, что уголовный розыск "вместо активной борьбы с преступностью ждет заявлений потерпевших", вместо тщательного собирания и изучения всех обстоятельств преступления "работники угрозыска в ряде случаев прибегают к недопустимым методам следствия, что является основным признаком неумения работать". Эти оценки были даны после более чем трехлетнего оперативного руководства угрозыском со стороны ОГПУ.

Начавшаяся в конце 20-х годов линия на бюрократизацию и централизацию государственного аппарата, формирование командно-административной системы была продолжена и еще больше усилена в 30-е годы. Одним из самых решающих ее моментов было образование Народного комиссариата внутренних дел Союза ССР 10 июля 1934 года. НКВД СССР был создан как орган, объединявший в своем составе огромный аппарат принуждения, одним из звеньев которого являлась милиция. Главное управление милиции НКВД СССР сосредоточило в своих руках решение всех оперативных вопросов, причем в таком объеме, что нижестоящие органы без согласования с главком не могли решать ни одного сколько-нибудь значительного вопроса. Такая централизация в построении органов милиции привела к тому, что их работники на местах в значительной мере перестали проявлять инициативу, самостоятельность, ожидали директив от вышестоящих органов. Данное обстоятельство не могло не влиять отрицательно на качественный уровень работы милиции.

Тем не менее, во второй половине 30-х годов было немало и положительных моментов в развитии милиции. Рост автомобильного транспорта, повышение интенсивности дорожного движения вызвали необходимость принятия более эффективных мер по обеспечению безопасности дорожного движения. В 1935 году в Центральном управлении шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (Цудортранс) была образована Государственная автомобильная инспекция (ГАИ). В марте 1936 г. постановлением Совета Народных Комиссаров СССР Государственная автомобильная инспекция передается в ведение Главного управления рабоче-крестьянской милиции. 3 июля 1936 года СНК СССР утвердил Положение о Государственной автомобильной инспекции. Этим нормативным актом на ГАИ возлагались обязанности бороться с аварийностью и хищническим использованием автотранспорта, наблюдать за подготовкой и воспитанием шоферских кадров, вести количественный и качественный учет автопарка. На нее возлагался также учет аварий автомобильного транспорта, выявление их причин, привлечение к ответственности водителей машин и других виновных в авариях лиц, контролировать проведение хозяйственными организациями и учреждениями необходимых мероприятий по содержанию автопарка в технически исправном состоянии. Важной функцией ГАИ являлось регулирование уличного движения, надзор за безопасностью движения транспорта и пешеходов в городах и на транспортных магистралях. Работникам Госавтоинспекции предоставлялись все права, установленные для сотрудников милиции.

В эти годы повысилась роль милиции в обеспечении общественного порядка на железнодорожном и водном транспорте. В середине 1937 года вновь создается железнодорожная милиция. В Главном управлении милиции НКВД СССР был образован отдел железнодорожной милиции, в ведении которого находились отделы железнодорожной милиции, учрежденные в местах нахождения управлений железных дорог. Тогда же в морских и речных портах и на пристанях также были созданы отделы (отделения) милиции, которые обеспечивали порядок на речных путях и коммуникациях.

Закрепление в Конституции СССР социалистической собственности как экономической основы Советского государства повлекло за собой проведение широкого комплекса организационных и правовых мер, направленных на усиление охраны этой собственности. Функции органов милиции в этой области были значительно расширены. 16 марта 1937 года в составе Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР был образован Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС). В утвержденном НКВД СССР Положении об отделе указывалось, что он создается для обеспечения борьбы с хищениями социалистической собственности в организациях и учреждениях государственной торговли, потребительской, промысловой и инвалидной кооперации, в заготовительных органах и сберкассах, а также для борьбы со спекуляцией2.

Отдел руководил работой республиканских, краевых и областных управлений по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. В управлениях милиции союзных и автономных республик, краев, областей, крупных городов были созданы отделы, отделения или группы по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. В тех городских отделах и отделениях милиции, где самостоятельные группы не создавались, борьба с хищениями социалистической собственности возлагалась на общую милицию и уголовный розыск.

В последующие годы структура аппарата БХСС дополнялась и развивалась. В августе 1939 года в отделах БХСС и уголовного розыска республиканских, краевых и областных органов милиции были организованы следственные группы. Тем самым преследовалась цель укрепить взаимодействие оперативного состава и следователей в раскрытии преступлений. Вслед за этим происходит организационное укрепление отделов БХСС. В частности, более чем на 30 процентов увеличивается их штатная численность.

Как и в прежние годы, органы милиции уделяли самое серьезное внимание.борьбе с детской беспризорностью и преступностью несовершеннолетних. В декабре 1937 года было утверждено новое Положение о приемниках-распределителях НКВД. В 1940 году с учетом пятилетнего опыта работы по ликвидации детской беспризорности, возложенной на милицию постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 года, издается специальная инструкция, определявшая пути улучшения работы с несовершеннолетними. На начальников органов милиции возлагалась обязанность непосредственно заниматься разработкой конкретных мероприятий по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности, входить в местные государственные и общественные организации с практическими предложениями по этому вопросу. В соответствии с инструкцией при отделах службы и подготовки управлений милиции создавались отделения по профилактике и предупреждению правонарушений среди подростков, по работе с несовершеннолетними. Органы милиции обязывались тщательно выяснять конкретные причины, приводившие подростков к беспризорности и безнадзорности, внимательно обследовать бытовые условия несовершеннолетних правонарушителей, оказывать помощь семьям, в которых родителям трудно было воспитывать детей, привлекать для этого общественность. В 1940 году стали создаваться и в короткий срок получили распространение детские комнаты милиции, ставшие центрами работы по преодолению беспризорности, безнадзорности детей, правонарушений подростков.

В эти же годы происходит расширение функций милиции в области борьбы с пьянством. В частности, в 1939 году медицинские вытрезвители передаются из системы народного комиссариата здравоохранения в систему НКВД и структурно входят в органы милиции.

Усилившаяся международная напряженность сделала необходимым осуществление мер, обеспечивавших готовность милиции к работе в условиях военной обстановки. С этой целью приказом НКВД СССР от 3 июля 1939 года было введено в действие наставление по мобилизационной работе в органах рабоче-крестьянской милиции. Наставление определяло ее задачи и обязанности на случай военного времени. Одновременно на места была направлена директива по вопросам разработки мобилизационных планов территориальных органов внутренних дел. Новые задачи по повышению боевой готовности милиции были поставлены в приказе НКВД от 26 февраля 1941 года. Каждый орган обязывался иметь планы сбора личного состава по тревоге.

Подготовка страны к обороне обусловила необходимость наделения НКВД СССР и его органов некоторыми новыми функциями. В частности, в октябре 1940 года на органы внутренних дел была возложена задача организации местной противовоздушной обороны страны. В составе НКВД СССР образуется Главное управление МПВО. При НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей образовывались отделы, отделения МПВО. В городских и районных органах милиции вводились должности старших инспекторов по местной противовоздушной обороне.

Основными задачами МПВО являлись: оповещение населения об угрозе нападения с воздуха, обучение граждан способам защиты от воздушных и химических средств нападения, маскирование населенных пунктов и объектов народного хозяйства, строительство убежищ, укрытий и других защитных сооружений, обеспечение населения средствами индивидуальной защиты, организация первой медицинской помощи в очагах поражения, ликвидация последствий воздушных налетов, борьба с пожарами, поддержание установленного общественного порядка в период воздушных налетов.

В соответствии с Законом СССР "О всеобщей воинской обязанности" от 1 сентября 1939 года на органы милиции возлагалась обязанность осуществлять учет военнообязанных и призывников. Для этого во всех городских, районных и поселковых отделениях милиции были созданы военно-учетные столы. В предвоенные годы они проделали значительную работу по систематизации и учету военнообязанных, организации и проведению призыва на действительную военную службу в Красную Армию.

В 30-е годы многое было сделано для укрепления кадров милиции. Перевод с 1932 года содержания милиции на общегосударственный бюджет создал предпосылки для повышения уровня денежного и материально-технического снабжения личного состава. Это позволило также ликвидировать и явные для всех, но неразрешимые в условиях содержания милиции на местном бюджете несуразности. Так, с 1927 года по 1932 год население Нижнего Новгорода увеличилось в 2 раза, а штаты милиции уменьшились. С 1924 года по 1932 год население Ленинграда возросло более чем в 2,3 раза, а количество участковых оставалось на прежнем уровне. Всего же с 1923 по 1930 год численность милиции и уголовного розыска РСФСР уменьшилась более чем в 2,5 раза. Постепенно штатная численность начинает увеличиваться и в 1938 году достигает 160495 человек (без Средней Азии), а в 1941 году - 227650 человек.

В начале 30-х годов после передачи милиции в ведение ОГПУ был осуществлен ряд мер по изменению правового и материального положения ее работников. Крупным шагом в этом плане стало принятие ЦИК и СНК СССР 3 февраля 1931 года постановления "О правовом и материальном положении работников милиции и уголовного розыска". Теперь условия труда работников милиции регулировались не общим законодательством о труде, а Положением о рабоче-крестьянской милиции, утвержденном Советом Народных Комиссаров СССР, уставами и иными ведомственными нормативными актами. В июле 1931 года Главное управление РКМ СССР утвердило новый Дисциплинарный устав рабоче-крестьянской милиции. В нем давалась более детальная правовая регламентация вопросов дисциплины работников милиции, устанавливались меры поощрения и дисциплинарные взыскания.

В августе 1931 года был утвержден Временный устав внутренней службы рабоче-крестьянской милиции. Он регулировал порядок поступления на службу и ее прохождения, определял условия труда в милиции и меры по сохранению здоровья ее работников. Устав определял порядок ответственности за преступления по службе, совершенные работниками милиции, относя их к воинским преступлениям, подсудным военным трибуналам. В феврале 1932 года постановлением СНК СССР подсудность военным трибуналам работников милиции была расширена.

В условиях, когда Коммунистическая партия в начале 30-х годов провозгласила курс на развернутое наступление социализма, повышалось значение партийно-политической работы с кадрами милиции. Поэтому в органах милиции восстанавливался политический аппарат, упраздненный в 20-е годы. В Главном управлении милиции при СНК РСФСР был создан политотдел, в местных органах милиции - политинспекции. С передачей милиции в систему ОГПУ 1 ноября 1931 года секретарем ЦК ВКП(б) П. П. Постышевым была утверждена Инструкция о работе политорганов милиции.

Инструкция определяла организационное построение и основные задачи политорганов милиции. Общее руководство партийной работой в органах милиции осуществлял ЦК ВКП(б) через политотдел Главной инспекции ОГПУ по милиции. Непосредственное руководство парторганизациями милиции осуществлялось соответствующими областными (краевыми) комитетами ВКП(б), ЦК нацкомпартий, горкомами и райкомами партии через политотделы, политчасти и политинспекции милиции, которые являлись рабочим аппаратом этих партийных комитетов.

Основными задачами политорганов являлось руководство всей политической, культурно-просветительной и партийно-воспитательной работой, укрепление партийных и комсомольских организаций, улучшение их работы и повышение политико-морального состояния рабоче-крестьянской милиции. Естественно, документ, определявший задачи политаппарата милиции, не мог не отразить духа времени. Поскольку в момент издания инструкции был взят курс на ликвидацию эксплуататорских классов в городе и деревне, одной из важнейших задач политорганов являлась работа "по дальнейшей коммунизации и орабочению личного состава, а также по очищению органов милиции от классово-чуждого и преступного элемента"3.

С образованием политорганов активизировалась работа по политическому воспитанию кадров милиции, повышению их общеобразовательного уровня. С октября 1932 года вводится обязательная марксистско-ленинская учеба для лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава. Центрами политической и культурно-воспитательной работы стали возникшие еще в 20-е годы красные столы и ленинские уголки. Они образовывались во всех органах и подразделениях милиции со штатом более 25 человек и являлись "опорной базой всей массовой общественно-политической и культурной работы..., повышения классовой сознательности, боевой подготовки и укрепления политико-морального состояния личного состава".

В соответствии с циркуляром от 8 октября 1932 года "О развитии общеобразовательной работы в органах РК милиции" все сотрудники, которые нуждались в повышении своего образовательного уровня, должны были сесть за парты.

После образования в июле 1934 года Народного комиссариата внутренних дел СССР основную кадровую работу во всех его службах и подразделениях ведут специализированные аппараты. Во главе этих аппаратов стоял отдел кадров НКВД СССР. Свидетельством большой значимости его работы явилось изданное 3 мая 1939 года Положение об отделе кадров НКВД СССР4.

Важным этапом в деле укрепления кадрового состава милиции, повышения его качественного уровня стало проведение в ноябре-декабре 1935 года аттестовации всего начальствующего состава и установление специальных званий и знаков различия для сотрудников, четкое определение прав и обязанностей начсостава, порядка назначения и увольнения работников. Все эти вопросы получили правовую регламентацию в "Положении о прохождении службы начальствующим составом милиции", утвержденном Советом Народных Комиссаров СССР 3 июля 1936 г.

В зависимости от специальной подготовки и квалификации, служебной аттестации и стажа работы начальствующему составу присваивались специальные звания. Согласно Положению о прохождении службы устанавливались следующие специальные звания: сержант милиции, младший лейтенант милиции, лейтенант милиции, старший лейтенант милиции, майор милиции, старший майор милиции, инспектор милиции, директор милиции, главный директор милиции.

В условиях складывающейся командно-административной системы особое значение имело обеспечение политической благонадежности кадров, привитие им чувства внутренней убежденности в правоте того дела, которому они служат, законности тех методов, которыми они пользуются, беспрекословного выполнения возложенных на них задач, безусловной преданности Коммунистической партии. Поэтому происходит существенное расширение и усиление политического аппарата милиции. В августе 1937 года были введены новые штаты политаппа-ратов. 15 сентября 1939 г. ЦК ВКП(б) утвердил Положение о политическом отделе Главного управления (отдела) НКВД СССР.

Политотдел ГУРКМ являлся руководящим партийно-политическим органом НКВД СССР. Всю свою работу политотдел ГУРКМ НКВД СССР проводил через местные политотделы, по-литаппараты, политруков, партийные и комсомольские организации. Политотделы работали в тесном контакте с территориальными партийными органами - обкомами (крайкомами), горкомами, райкомами ВКП(б), регулярно докладывали им о сэсто-янии партийно-политической работы с сотрудниками.

Таким образом, кадровый состав милиции был поставлен под строгий контроль партийного аппарата с тем, чтобы быть надежным проводником политического курса ВКП(б), надежным и эффективным инструментом в ее руках.

Воспитательная деятельность политаппарата давала определенные положительные результаты. В частности, в органах крепла дисциплина личного состава, сотрудники стали более ответственно относиться к служебному долгу. Это, в конечном счете, положительно сказывалось на оперативно-служебной деятельности милиции. Надо также сказать, что по-литорганы уделяли большое внимание повышению общеобразовательного уровня работников милиции. Это было очень важно потому, что в 1940 году только 17 процентов начальствующего состава и 1,5 процента рядового состава имели среднее образование. Благодаря усилиям политорганов в 1940/1941 учебном году за школьные парты сели почти 53 тысячи работников милиции.

В этот же период времени продолжала развиваться система профессиональной подготовки работников милиции. Она приобрела более четкие формы, включала в себя различные уровни. Определенной вехой в этом отношении стало постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 9 июля 1930 года по докладу НКВД "О состоянии и работе милиции и уголовного розыска", которым предусматривались следующие меры по развитию системы профессиональной подготовки: открытие в Москве высшего учебного заведения; увеличение числа госбюджетных школ милиции и количества обучающихся в них; сосредоточение подготовки национальных кадров в специально организованных для этого отделениях школ НКВД; развитие системы заочного обучения. Правительство РСФСР предложило всем краевым и областным исполнительным комитетам открыть в 1930/1931 учебном году не менее чем по одной школе младшего начальствующего состава, а также расширить сеть курсов по подготовке или переподготовке рядового состава милиции.

Уже летом 1930 года в Москве стал функционировать Институт административного строительства с тремя факультетами: административно-милицейским, научно-технической экспертизы и расследования, исправительно-трудовым. Учебные занятия в институте начались 1 октября. Срок обучения был установлен три года. Институт готовил кадры старшего начальствующего состава.

Кадры среднего начальствующего состава готовили девять школ, которые ежегодно выпускали более 1600 специалистов. Продолжали функционировать школы и курсы, готовившие кадры младшего начальствующего состава. Хотя они увеличили количество выпускников, тем не менее потребность в подготовленных кадрах данной категории оставалась крайне острой. В масштабе РСФСР только 8 процентов лиц младшего начальствующего состава прошли профессиональную подготовку в школах и на курсах.

Положение о рабоче-крестьянской милиции от 25 мая 1931 году установило деление сотрудников милиции на высший, старший, средний и младший начальствующий состав в зависимости от занимаемой должности. Этот факт отразился и на системе учебных заведений, готовивших милицейские кадры. В 1931 году Институт административного строительства был объединен с Высшими курсами усовершенствования в Центральную высшую школу Главного управления РКМ при Совете Народных Комиссаров РСФСР со сроком обучения в один год (трехлетний срок в условиях острой нехватки кадров был признан слишком продолжительным). На ЦВШ были возложены подготовка и переподготовка высшего и среднего начальствующего состава.

Тогда же, в 1931 году в Ленинграде, а в 1932 году в Москве открылись две школы для подготовки старшего начальствующего состава со сроком обучения в 10 месяцев.

После образования НКВД СССР система подготовки и переподготовки милицейских кадров приобрела более стройный вид. Центральная высшая школа НКВД СССР в Москве готовила руководящий состав милиции. Подготовка в школе включала существенные элементы высшего образования. Многие дисциплины юридического цикла изучались слушателями в объеме общевузовской программы.

В 1936 году Центральная высшая школа и все школы старшего и среднего начальствующего состава были переведены на двухгодичное обучение.

К моменту образования Управления учебных заведений НКВД СССР (приказ НКВД СССР от 18 марта 1941 г.) существовала весьма разветвленная сеть учебных заведений: по Главному управлению шоссейных дорог - 4 автодорожных института (Москва, Харьков, Саратов, Омск), б техникумов соответствующего профиля; по Главному архивному управлению - Московский историко-архивный институт, Ленинградский историко-архивный техникум; по Главному управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний - курсы ГУЛАГа в городах Люблино, Киеве, Куйбышеве, Вязьме, 3 школы ВОХР, школа служебного собаководства, курсы ВОХР в г. Тайшете; по Главному управлению пожарной охраны - 5 школ среднего начсостава. Ленинградский пожарный техникум, Харьковские курсы усовершенствования комсостава, факультет инженеров пожарной охраны при Ленинградском институте инженеров коммунального хозяйства; по Главному управлению милиции - Центральная школа в Москве, Ленинградская школа политработников, 21 двухгодичная школа (межобластные), 7 школ с годичным сроком обучения, 5 школ служебного собаководства, 27 милицейских курсов.

В эти же годы милиция по-прежнему широко привлекалась к выполнению обязанностей, непосредственно не соответствующих ее прямому предназначению. Так, она сыграла активную роль в осуществлении "политики ликвидации кулачества как класса" и в проведении массовой коллективизации. Кроме того, как сообщал в конце 1932 года Г. Ягода в ЦИК СССР, реорганизация милиции подняла ее политическую роль в хозяйственно-политической жизни страны, активизировалось ее участие в проведении хозяйственных кампаний. К примеру, во время посевной кампании 1932 года милиция провела 2690 проверок готовности к севу, участвовала в хлебозаготовительных кампаниях, проведении займов, сборе денежных ресурсов и т.д.. Только зимой 1931/1932 гг. по 17 краям и областям милицией в порядке трудовой гужевой повинности привлечено 574640 человек.

В 30-е годы существенно расширились возможности милиции в области внесудебной репрессии. 27 мая 1935 года приказом НКВД была объявлена подписанная Ягодой и Вышинским инструкция тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и злостных нарушителях положения о паспортах. Эти тройки образовывались для предварительного рассмотрения указанной категории дел на уровне союзных, автономных республик, краев и областей в следующем составе: председатель тройки - начальник УНКВД или его заместитель, ее члены - начальник управления милиции и начальник соответствующего отдела, представляющего материал на рассмотрение. Инструкция предусматривала обязательное участие в заседании тройки прокурора и лица, привлекаемого к ответственности. Решение тройки приводилось в исполнение немедленно, а протокол направлялся на утверждение Особого со-вещения НКВД СССР.

В тройках рассматривались дела о следующих категориях лиц:

а) имеющих судимости или приводы за уголовные преступления и не порвавшие связи с уголовно-преступной средой;

б) не имеющие судимостей и приводов, но не занятые общественно полезным трудом, не имеющие определенного места жительства и связанные с уголовно-преступной средой;

в) воры-рецидивисты, уличенные в конкретных преступлениях;

г) хулиганы-рецидивисты, приговоренные ранее судом за хулиганство не менее двух раз к тюремному заключению или к принудительным работам на срок от года и более, в случае совершения ими хулиганства, вызывающего необходимость привлечения их снова в уголовном порядке;

д) нищие-профессионалы;

е) злостные нарушители паспортного режима. И хотя в инструкции говорилось об абсолютной недопустимости "массовых операций" (что само по себе свидетельствовало о наличии таковых), сопоставление с другими нормативными актами дает основание считать это требование декларативным, если не фарисейским. Так, в упоминавшемся уже приказе НКВД СССР от 15 августа 1934 года говорилось о том, что изъятие социально вредного элемента органами милиции и уголовного розыска ведется в ряде регионов не планово и систематично, а "рывками". В качестве негативного примера называлась Западная Сибирь, где в марте изъято было 4000, а в мае 1934 года -только 300 "социально вредных элементов"5.

О масштабах этой деятельности свидетельствуют следующие цифры (без данных Таджикской и Туркменской союзных республик, Курской области и Кировского края): к 1 ноября 1935 года по Союзу ССР изъято 265720 "социально вредных элементов", из них рассмотрено тройками УНКВД - 84903, заключено в ИТЛ - 65274, приняты другие меры социальной защиты по отношению к 64483, передано в суды НКЮ и другие органы - 97920, освобождено -13630 человек.

Эти меры безусловно повлияли на снижение уровня преступности. Так, 17 марта 1936 года НКВД СССР издал специальный приказ по итогам работы за 1935 год, в котором говорилось, что по сравнению с 1934 годом в СССР число вооруженных грабежей снизилось на 45 процентов, невооруженных грабежей - на 46 процентов, квалифицированных краж - на 32 процента, конокрадства - на 55 процентов.

Однако уже в 1938 году обозначились тревожные тенденции в структуре и динамике преступности. Несмотря на снижение общего числа преступлений, во втором квартале отмечался рост тяжких преступлений (грабежей, квалифицированных краж и др.). В циркуляре ГУРКМ НКВД СССР от 5 октября 1938 года это объяснялось прежде всего существенными недостатками в оперативно-розыскной работе аппаратов уголовного розыска.

В поисках путей ее улучшения вновь был пересмотрен принцип организации аппаратов уголовного розыска. Так, приказом управления милиции Ленинграда и Ленинградской области от 27 мая 1937 года отмечалось, что существующая организационная структура оперативных отделов аппаратов уголовного розыска (по линейному принципу) "не обеспечивает в должной мере надлежащей постановки работы по борьбе с преступностью и проведения профилактических мероприятий". Громоздкость оперативно-следственных аппаратов отдела уголовного розыска называлась основной тому причиной. Поэтому предлагалось организовать работу уголовного розыска по принципу территориального обслуживания. В каждом отделении УР выделялись наиболее квалифицированные работники для ведения следствия.

Поиск новых организационных форм борьбы с преступностью приводил к созданию новых подразделений. В 30-е годы вслед за Москвой в крупных промышленных центрах начали формироваться команды (отряды) ночной охраны. В столице такая команда была образована в 1931 году в количестве 150 человек и содержалась за счет отчислений от домовладений. Сотрудники патрулировали по установленным маршрутам пешком или на автомобилях. С 1 апреля по 5 июля ими было задержано за хулиганство 1993, на месте совершения преступления - 574 человека.

Расширение работы по расследованию преступлений заставило искать пути организационного обеспечения этого важного направления борьбы с преступностью. На местах пошли по пути разделения аппаратов уголовного розыска на части: оперативно-розыскную и следственную. Обобщив этот опыт, Наркомат внутренних дел СССР принял решение об организации в отделах УР и отделах БХСС следственных групп. В соответствии с приказом НКВД СССР от 27 августа 1939 года в отделах уголовного розыска управления милиции республик, областей, краев и дорожных отделов милиции создавались следственные группы из наличного штата. Руководство ими возлагалось на заместителей начальников отделов уголовного розыска. В следственные группы выделялись наиболее подготовленные сотрудники.

Заключение



Проведенная в предвоенные годы работа по специализации аппаратов уголовного розыска, по улучшению их оперативной осведомленности дала положительные результаты. Было предупреждено 1500 преступлений, ликвидировано 613 воровско-грабительских групп. Число вооруженных грабежей в 1940 году сократилось на 3 процента, дерзких хулиганств - на 27 процентов по сравнению с 1939 годом. В первом полугодии 1941 года преступность по всем видам сократилась на 61 процент по сравнению со второй половиной 1940 года. Количество убийств снизилось наполовину, краж - на 68 процентов. Раскрываемость преступлений достигла 85,7 процента. Вместе с тем в 30 - е годы в милиции, как и в целом в системе НКВД, наблюдается существенный рост различных злоупотреблений, что документально подтверждается архивными материалами. Вот наиболее типичные факты, приводившиеся в секретных приказах: "Работники уголовного розыска прибегают к недопустимым методам следствия, что является основным признаком неумения работать", часто упоминается об избиении арестованных и подследственных, нарушениях процессуальных сроков, говорилось о случаях, когда в результате безосновательных обвинений в совершении правонарушений и бесчеловечного обращения со стороны работников милиции граждане кончали жизнь самоубийством. Ведомственные проверки вскрывали серьезные нарушения и другого характера: "заимствование" изъятых при обыске и аресте вещей, ценностей и денег; содержание сверхштатных единиц за счет "пожертвований" от хозяйственных организаций и т.п.

В немалой степени процветанию различного рода злоупотреблений способствовал и установленный порядок расследования преступлений, совершенных работниками органов внутренних дел, милиции. Его осуществляла или особая инспекция или дознаватели, назначаемые руководством соответствующего органа, причем начальники подразделений сами и должны были утверждать обвинительное заключение. Неудивительно поэтому, что большинство расследований подобного рода не доводилось до суда. Чаще всего за должностные преступления, злоупотребления совершившие их отделывались выговором, арестом на несколько суток, в худшем случае - увольнением.

Использованная литература





  1. Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996.

  2. Щелокова Н.А. История советской милиции. – Т.1, 2. – М., 1996.




1 Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996. С. 247.

2 Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996. С. 249.

3 Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996. С. 253.

4 Там же.

5 Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. – М., 1996. С. 259.

Похожие:

2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconПлан Введение Предмет и определение психологической службы образования Современное состояние отечественной школьной психологической службы Современные концепции психологической службы в образовании Заключение Использованная литература
Отсюда следует, что в системе образования должна присутствовать структура, основной миссией которой является обеспечение развивающего...
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconОрганизационная структура управления национального приоритетного проекта «Образование»
Организационная структура управления проектом в части обеспечения доступа к сети Интернет общеобразовательных учреждений
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconСсср в 1920—1930-е годы СССР в 1920-е годы
На Генуэзской конференции страны Антанты отказались заключить договор с Советской Рос­сией, потому что она участвовала в создании...
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 icon287 стрелковый полк нквд СССР (от начала формирования 03. 1942 г по 1945 г.)
А центральный архив Внутренних Войск сведениями о 287 сп нквд СССР не располагает
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconЛитература в политике номенклатуры СССР (1930-е 1950-е гг.)
Сталинизм и детская литература в политике номенклатуры СССР. М.: Макс пресс, 2007. – 352 с
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconПсихологические механизмы воображения 4 Заключение 20 Использованная литература 22
Существование данного феномена обусловило возможность чело­века воздействовать на окружающую среду и целенаправленно изменять ее
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconИстория России. 11 класс. Ссср в 1920—1930-е годы Ссср в 1920-е годы. Тест
На Генуэзской конференции страны Антанты отказались заключить договор с Советской Россией, потому что она участвовала в создании...
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 iconСсср в 1930-е годы Первый вариант Выберите правильный ответ
Целью индустриализации в СССР являлось опе­режающие развитие легкой промышленности
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 icon3 Экологическая экспертиза 5 Заключение 11 Использованная литература 13
Но в отличие от других гарантий (текущего контроля, ответственности за последствия) она имеет чисто предупредительное значение, ибо,...
2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23 icon2 Методика выявления и разоблачения инсценировки в процессе расследования преступлений 4 Заключение 9 Использованная литература 11
Одна из разновидностей противодействия правоохранительным органам, ведущим борьбу с преступностью, со стороны лиц, незаинтересованных...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org