В. М. Доброштан культурология учебное пособие



страница3/22
Дата13.10.2012
Размер3.87 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Выводы


Система культуры не только слож­на и многообразна, но весьма подвижна — она есть “живой процесс, живая судьба народов” (Н. А. Бердяев). Она не находится в статичном состоянии, а наоборот, постепенно движется, развивается и видоизменяется. Это развитие имеет свою внутреннюю логику и определяется многими факторами. Приглашаем в этот мир - таинственный и прекрасный.


Тема 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ КУЛЬТУРЫ.
Культура – это продукт общества, важнейший аспект общественной жизни. Не может быть общества без культуры, так же как не может культура существовать вне общества. Специ­фика культуры как явления состоит в присущей ей способности вбирать в себя, закреплять и накапливать в виде знаний, орудий труда и т.д. результаты деятельности и мысли многих поколений людей. Культура выражает, прежде всего, тот аспект общественной жизни, кото­рый связан с преемственностью, с накоплением ценностей, с их передачей будущим поколе­ниям. Культура образуется посредством соединения усилий миллиардов людей, в процессе практической преобразовательной деятельности человека. Вот почему основные функции культуры должны соответствовать основным видам и направлениям деятельности человека в обществе.

1. ФУНКЦИЯ ОСВОЕНИЯ И ПРЕОБРАЗОВАНИЯ МИРА.

Осваивать и преобразовывать окружающий мир человека заставляет физическая потребность в средствах существования: в пище, одежде, жилье, а также социальная потребность в под­ходящем жизненном пространстве, в территории, которая могла бы служить ареной деятель­ности и культурного творчества. Кроме того, творчество и преобразование сами являются жизненной потребностью. Если бы человек руководствовался только соображениями безо­пасности, удобства, материального довольства, невозможно было бы понять, зачем он с фа­натическим упорством стремится проникнуть в джунгли и на полюса Земли, подняться на Эверест и опуститься на дно океана.

Понимая творческую, преобразующую деятельность как специфически приспособи­тельную, обусловленную только жизненными биологическими потребностями организма, мы вынуждены были бы признать человека существом глубоко иррациональным. Ведь пре­образование природы всегда связано с риском, опасностью для жизни, которые отнюдь не уменьшаются с расширением масштабов преобразования, с выходом человека в космос. Для человечества, если его рассматривать как саморазвивающуюся систему, стремящуюся к оп­тимальному саморегулированию, было бы рациональнее на каком-то этапе прекратить экс­пансию во внешнюю среду и направить свои силы и внимание на достижение максимальной внутренней гармонии. Но оно этого не делает.
Как же понять в таком случае саму потреб­ность в преобразовании, постоянное побуждение к творчеству?

Разумное объяснение данному явлению, на наш взгляд, заключается в том, что источ­ник преобразующей деятельности и соответствующей ей функции культуры заключен в бы­тии общественного человека, в заложенном в человеке самой природой стремлении к выходу за пределы существующих рамок деятельности. Развивающиеся и постоянно растущие в числе возможности человека толкают его к духовному и практическому взаимодействию с миром и другими людьми. Начиная с удовлетворения первичных потребностей, с необходи­мой деятельности, человек переходит к потребностям все более сложным, к деятельности свободной и творческой.

Вторжение в природу и господство над ней сами по себе не делают человека счастливее, свободнее и добрее. До сих пор последствия преобразовательной деятельности имели двой­ственное значение для культурной жизни и культурного развития. Наряду с увеличением комфорта и благосостояния они приводят к нарушению связей между человеком и природой, в результате чего сокращаются водные ресурсы, загрязняются воздушные бассейны, гибнут леса и животный мир. Справедливость этого утверждения подтверждают следующие факты: за первые 18 веков нашей эры на Земле каждые 55 лет исчезал один вид птиц и млекопитающих (включая подвиды), а начиная с 20 в. – ежегодно. Причем большую их часть истребил чело­век. Человечеству грозит опасность задохнуться в собственных отходах. Культура, если она развивается стихийно, а не направляется сознательно… оставляет после себя пустыню, - писал К. Маркс. Эти слова в высшей степени актуальны сегодня.

Преобразование природы – не единственная и даже не самая важная функция куль­туры. В конечном итоге главным оказывается развитие самого человека, установление глу­боких и гармоничных, духовных отношений между людьми. Гипертрофирование функции преобразования, превращение в самоцель стремление к комфорту и обладанию вещами приводит к дегуманизации преобразовательной деятельности. Между тем ценностью для человека является творчество, а не преобразование как таковое.

В современных условиях размах человеческой деятельности требует глубоких науч­ных исследований, сознательности, учета как близких, так и отдаленных ее результатов, ор­ганизации использования природных ресурсов в масштабе всей планеты.

2. КОММУНИКАТИВНАЯ ФУНКЦИЯ.

Коммуникативная функция культуры отвечает глубочайшей потребности человека в обще­нии с другими людьми. Эта потребность обусловлена как биопсихическими, так и социально-культурными условиями, требующими постоянного обмена энергией и информацией, а также эмоционального взаимовлияния. Общение – это взаимодействие людей или иных су­ществ, наделенных психикой, в рамках какой-то общности, к которой они принадлежат, при условии хотя бы частичной согласованности их действий.

Общение может иметь: антропологический смысл, поскольку оно связано с продолже­нием рода и поддержанием родовой целостности; социальный смысл, поскольку общение необходимо для функционирования социальных институтов и социальных систем в целом; психологический смысл, связанный с удовлетворением потребности личности и жизнью ма­лых неформальных групп; идеальный смысл, выражающий единство личностей в рамках ду­ховной культуры, их общее стремление к истине, добру и красоте. Более специальные виды общения: производственное, семейное, игровое, просветительное – также происходят в рам­ках каких-то общностей.

Специфически культурной формой общения является коммуникация, т. е. обмен ин­формацией между людьми посредством знаков и символов, при котором информация пере­дается целенаправленно и принимается избирательно, а взаимодействие осуществляется в соответствии с определенными правилами и нормами.

Основой человеческой коммуникации служат языки и знаковые системы, используе­мые в языке (речи). Язык является высшим и сложнейшим инструментом культурной ком­муникации.

К естественному языку примыкают искусственные языки в науке, а также специаль­ные языки для слепых, глухонемых, многочисленные коды и шифры. Но этот канал комму­никации не является естественным. Наряду с ним используются зрительный и осязательный каналы. К неязыковым средствам коммуникации можно отнести мимику, телодвижения, эм­фатически-интонационные особенности речи.

Так, мимика играет важную роль при установлении контактов на первой стадии зна­комства. По ней модно судить о культурном уровне и характере человека. На уровне интим­ном она передает многие оттенки мнений и переживаний, которые трудно выразить словами. Эмо­ционально окрашенные интонации и жесты увеличивают эффектность коммуникации и ши­роко используются в обыденном общении, а особенно ораторами и артистами.

Некоторые жесты и выражения лица закрепляются в культуре и служат для передачи стандартных сообщений, приветствий, выражают согласие или несогласие. В разных культу­рах для одних и тех же целей используются разнообразные выразительные средства. В китай­ской культуре, например, высовывание языка означает удивление, расширение глаз – гнев, царапанье ушей и щек – радость, хлопанье руками – горе и разочарование. В искусстве, осо­бенно в кино и телевидении, используются специальные выразительные сред­ства, благодаря чему достигается более глубокое и целенаправленное воздействие.

Успешная коммуникация возможна при соблюдении ряда условий: технических, психофизи­ческих, социально-культурных.

С технической точки зрения важно, чтобы передаваемые сигналы превосходили по силе те “шумы” и помехи, которые исходят из окружающей среды. Скорость передачи ин­формации не должна превышать некоторых верхнего и нижнего пределов, за которыми она перестает восприниматься как осмысленная. Между партнерами должна существовать хотя бы в минимальной степени обратная связь.

Культура отвечает на эти требования, вырабатывая коммуникативные средства, при­способленные к природным и социальным условиям общения. Так, некоторые народы, жи­вущие в горах и вынужденные общаться на расстоянии, имеют язык свистов “сильбо”, содержащий конструкции грамматического типа. В джунглях для этой цели применяются барабаны. В море – сигнализация с помощью флажков и прожекторов. В городах, где очень высок шумо­вой фон и возможности звуковой сигнализации исчерпаны, получают распространение све­товые газеты, плакаты, знаковые указатели.

Психофизические условия коммуникации состоят в том, чтобы оба партнера находи­лись в бодрствующем состоянии, не испытывали слишком сильной боли или волнения, были бы в максимальной степени “настроены” друг на друга. Общий объем передаваемой инфор­мации не должен быть слишком велик.

Культура стремится удовлетворить этим требованиям, устанавливая “правила” обще­ния, в частности, сложные и тонкие нормы этикета, накладывая ограничения на характер общения, связанные с местом временем и содержанием передаваемых сообщений. Успеху коммуникаций соответствует выражение взаимной заинтересованности, оптимальное соче­тание у каждого из партнеров доверия и критичности к словам другого. Коммуникация рас­страивается, когда один из партнеров совершенно не критично воспринимает то, что говорит другой, или же, напротив, постоянно выражает несогласие и сомнение.

Социально-культурные условия коммуникации касаются используемых в ней симво­лов, языка и понятийного аппарата, выполняемых участниками правил, принимаемых ими ролей и занимаемых позиций. Партнеры по коммуникации должны обладать какой-то зна­чимостью друг для друга, каждый должен осознавать свою роль в общении и уметь сделать ее явной для другого человека. Личность включается в коммуникацию, лишь заняв определенную по­зицию: соседа, друга, попутчика, сотрудника, сочувствующего, критика, помощника и т. п. Чем интимнее и глубже взаимодействие, тем тоньше и индивидуальнее занимаемые позиции. Общаться же друг с друга просто как “человек с человеком”, не занимая никаких позиций, люди не могут. Если эти позиции взаимно не определены, не находятся ни в какой значимой связи или взаимонеприемлемы, коммуникация не состоится. Информация не может быть осмыслена, а сообщение не может быть составлено, если у участников коммуникации нет никакого представления друг о друге. В связи с этим понятна вся трудность общения с пред­ставителями иных цивилизаций и тем более иных миров.

Таким образом, успешная коммуникация и достижение взаимопонимания требует со­блюдения множества условий. Многие из них обеспечиваются культурой, которая запрещает или затрудняет одни виды коммуникации, разрешает и поощряет другие. Например, среди многих народов мира распространен обычай, согласно которому, зять не должен видеть тещи или говорить с ней.

Строго определенный тип коммуникаций допускается между людьми с большой раз­ницей в возрасте, между священником и прихожанами, врачом и больным, учителем и уче­ником. Отношения дружбы и любви также налагают ограничения и создают предписания, связанные с общением.

В деле организации общения культура может идти разными путями. Общение может сосредотачиваться в основных сферах: производственной и семейной, следовать довольно строго формальному или неформальному типу. Может существовать и ряд промежуточных сфер общения: общественно-политических организаций, религиозных или дружеских групп. Барьеры между разными сферами общения могут быть более или менее жесткими.

Специфичность общения связана также с национальными и культурными тради­циями. Например, американцы в затруднительных случаях предпочитают переговоры “ли­цом к лицу”, а японцы стремятся обходить случаи прямого соперничества, где выбор в пользу одной из сторон означал бы “потерю лица” для другой. Отсюда распространенный в Японии обычай вести переговоры через посредников.

Изучая процесс общения в различных культурах, можно выделить три характерных типа об­щения: традиционный, функционально-ролевой и личностный.

Традиционный тип общения свойственен небольшой сельской общине, где все друг друга знают, где роль каждого человека в общении четко определена его возрастом и образом жизни, а нормы общения известны всем с детства. Все находятся как бы в постоянном кон­такте друг с другом, нет строго фиксированных границ между сферами общения. Никто не чувствует себя отчужденным, изолированным, не существует проблемы “некоммуникабель­ности”.

Функционально-ролевой тип общения развивается в большом городе, в сфере экономических, политических и коммунальных учреждений. Он является безличным и специализирован­ным. Позиции, правила и условия коммуникации целиком определены той ролью, которую человек играет в данной системе деятельности, его статусом в соответствующей иерархии. При этом типе общения появляются многочисленные градации в личностных отношениях. Например, горожане не вступают в общение на улице, в городском транспорте, возникают правила знакомства и представления. Функционально-ролевое поведение требует психиче­ской выносливости и постоянного самоконтроля.

Личностный тип общения развивается, прежде всего, внутри семьи, в небольших дружеских коллективах, между любящими людьми. Личностная коммуникация зависит от индивиду­альной инициативы, склонностей, настроений, особенностей характера. Правила и цели коммуникации не заданы здесь заранее в виде внешних предписаний, а устанавливаются в самом процессе коммуникации по мере развития отношений. Личностное общение необхо­димо в процессе социализации для развития эмоциональной и нравственной стороны лично­сти, для пробуждения глубоких духовных интересов, для эмоциональной разрядки.

Рассмотренные типы коммуникации в современном обществе не встречаются в чистом виде и сложным образом влияют друг на друга.

Современное общество нуждается во все более совершенных средствах коммуникации, в преодолении духовной разобщенности – языковых, идеологических, культурных барьеров, что в итоге должно привести человечество к полному взаимопониманию и сделать коммуни­кацию более эффективной.

3. ФУНКЦИЯ ЗНАЧЕНИЯ (СИГНИФИКАЦИИ).

Одной из существенных сторон любого вида деятельности является познание. Оно может быть как теоретическим, так и практическим. Но есть деятельность, которая по содержанию близка к познанию, но в то же время не совпадающая с ним. Это деятельность, связанная с наименованием, обозначением, оценкой, приданием какого-либо смысла явлениям с целью определения их места в структуре жизнедеятельности человека. Это деятельности соответст­вует функция культуры, которую можно назвать функцией сигнификации (от англ. signification – значение, значимость, придавать значение чему-либо), или функцией значения.

Культура вырабатывает и постоянно пополняет запас собственных и несобственных имен, значений, знаков, с помощью которых добытая информация закрепляется, включается в дея­тельность.

Условием и предпосылкой развития сигнификативной функции являлась дифференциация трех планов деятельности, направленной соответственно на действия с предметами, знаками и значениями. “Общественные” животные, такие как пчелы и муравьи, используют знаки чисто инстинктивно, без осмысления и понимания. Языки животных называют неинтенциональными (от англ. intentional – умышленный, преднамеренный).

У антропоидов имеются зачатки интенциального языка и способность символически выра­жать значение. Значение предмета включает в себя представление о том влиянии, которым он обладает, о том, что можно с этим предметом делать, что можно от него ожидать. Значе­ние не спрятано в предмете или во фразе. Оно является их функциональным свойством.

Значение возникает в уме, когда человек видит предмет или читает фразу. Вместе с тем, зна­чение отлично от внутреннего состояния субъекта. Оно обладает устойчивым бытием вне индивидуального сознания, поскольку оно закреплено в знаках, образах, символах, понятиях и как таковое есть элемент культуры. Но значение не существует вне общественного созна­ния.

Значение выражаются в наглядных образах, в звуках, в условных знаках. Они могут содер­жаться в жестах, словах, приветствиях, украшениях, деталях одежды, ритуалах. Одинаковые значения могут содержаться в произносимых словах, записанных на бумаге буквосочетаниях, в нарисованных изображениях, в жестах, в материальных предметах. Например, значение “деньги” или “стоимость” передается звуком, словом, условными знаками или видом бан­ковского билета, видом золота. В принципе любая более или менее однородная группа явле­ний, воспринимаемых каким-либо органом чувств – нарисованные значки, звуки, движения, цвета, запахи, узелки, осязаемые объекты – может быть избрана для передачи значений, при­сущих или приписываемых любым другим группам явлений, т.е. в качестве своеобразного языка. При этом, однако, предпочтительны такие языки, в которых “материя” знаков не от­влекает внимания от самих значений. Такой “прозрачностью” для значений отличаются, прежде всего, словесный язык и музыка.

Надо иметь в виду, что значения не отождествляются со знаниями. Значения как таковые не содержат в себе информации. Они служат лишь материалом для построения несущих ин­формацию знаний и теоретических моделей. Кроме того, процесс выработки значений и про­цесс получения знаний не совпадают друг с другом. Так, значения вырабатываются, оттачи­ваются, систематизируются в течение многих веков, в то время как знание в принципе можно получить мгновенно, например, через Интернет. Знания включены в практическую деятельность, фиксируют связи ме­жду предметами или действиями. Знания зафиксированы в сознании или текстах. Утвержде­ние, вырванное из конкретного текста, сохраняет какое-то значение, но перестает быть зна­нием.

Чем обусловлена необходимость для человека вырабатывать значения, обозначать вещи, свои собственные поступки и переживания?

Во-первых, человек не имеет достаточно сильных инстинктивных побуждений, которые у животных образуют естественную систему ориентаций в природе. Обладая разумом, человек способен “дистанцироваться” от собственных переживаний и от наблюдаемых им явлений, способен активно, свободно, сознательно к ним относиться. Воодушевившись культурными идеалами, он может преодолеть в себе любое инстинктивное побуждение, боль, страх смерти, одиночество. Самопожертвованию человек способен придать значение ценности, осмыслить его как героизм.

Во-вторых, будучи социальным существом, человек должен сообразовывать свои внутрен­ние стремления с общественными, групповыми интересами, с культурными требованиями. Вступая во взаимодействие со средой разными сторонами своей личности и, сталкиваясь с противоречивыми ситуациями, он учится строить стратегию поведения, отвлекаясь от сию­минутных требований и переживаемых в данный момент состояний. Одни и те же побужде­ния и мотивы приобретают различное значение, по-разному оцениваются в зависимости от того, какова роль субъекта в ситуации, каково занимаемое им общественное положение.

В-третьих, человек живет не столько в естественном мире, сколько в искусственно созданной им же самим культурной среде. Каждое явление культуры обладает гораздо большим коли­чеством свойств, а не только теми, которые доступны непосредственному наблюдению. Внешний облик культурного предмета часто вообще ничего не говорит о том, для чего предмет служит и как к нему следует относиться. Без посредства сложной системы значений паровоз, самолет, те­лефон, счетно-решающее устройство, равно как и образ божества, не могут быть включены в человеческую практику. Предварительным условием правильного обращения с продуктами культуры является сложная цепь умственных действий, производимых с относящимися к ним значениями. По мере того, как усложняется общественная жизнь и культура, мысленное моделирование явлений, с которыми предстоит иметь дело, и самого поведения становятся все более универсальным способом отношения человека к действительности.

В-четвертых, имея дело с множеством стандартных, повторяющихся ситуаций, человек вы­нужден закреплять свой опыт в общезначимых символах, которые могли бы быть соотне­сены друг с другом, систематизированы и переданы следующим поколениям.

Таким образом, ни инстинкты, ни сумма внешних восприятий, ни совокупность непосредст­венно переживаемых состояний сознания не могут обеспечить человека устойчивой, четкой и адекватной системой ориентации. Эту функцию выполняют значения.

Культура находит яркие, запоминающиеся имена, позволяющие воссоздавать в воображении образы отсутствующих предметов, перечислять и сочетать их в любой последовательности; создает разветвленную систему значений, с помощью которой можно отличить друг от друга тончайшие оттенки в переживаниях и явлениях видимого мира; вырабатывает сложную ие­рархию оценок, в которой сконцентрирован опыт многих поколений. Обозначая и оценивая явления, человек упорядочивает, осмысляет, истолковывает мир и свое бытие в нем, полу­чает возможность ориентироваться в мире.

В значениях сочетаются побудительные, познавательные и оценочные моменты. Благодаря первым человек относится к миру практически, благодаря вторым – теоретически, благодаря третьим он осознает место вещей и своих поступков в общей иерархии ценностей. Побуди­тельные элементы знания явственно ощутимы в этических терминах: добро, зло, долг, ни­зость, благородство. Теоретическое осмысление мира происходит в понятиях, образах, из ко­торых состоят научные и философские системы. Оценка явлений заключена в критериях ис­тины и лжи, красоты и безобразия, трагического и комического, священного и светского, справедливого и преступного. В обычной языковой практике побуждение, познание и оценка органически слиты друг с другом, но в специальных случаях они требуют тщательного раз­граничения.

Значения отражают объективные свойства явлений. Но с другой стороны многие важные для человека свойства вещей приобретают реальное содержание именно с помощью значений: благодаря им камень становится культовым предметом, игрушкой, украшением; звук – сиг­налом опасности, выражением торжества, признанием в любви; необычный поступок вос­принимается либо как подвиг святости, либо как акт сумасшествия.

Значения вырабатываются в процессе деятельности и общения, в мысленном про­цессе. Они могут храниться в памяти, книгах, добываться и открываться по мере надобности с помощью карт, таблиц, словарей, часов, секстантов, компасов, барометров и других прибо­ров. В значениях сконцентрирован человеческий опыт по отношению к природным и обще­ственным явлениям. Чем шире культурный опыт, тем богаче мир значений, тем больше в них выражено оттенков.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconВ. М. Доброштан культурология
Учебно-методическое пособие подготовлено в соответствии с программой изучения курса "Культурология" для высших учебных заведений
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconКультурология
Культурология: учебное пособие / под ред. О. Б. Феклиной; Уфимск. К90 гос авиац техн ун-т. – Уфа: угату, 2006. – 123 с
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие Великий Новгород 2000 ббк 71. 0 Печатается по решению з 13 риса НовГУ
Культура и культурология в жизни общества: Учебное пособие / Под научн ред. В. П. Большакова. – Великий Новгород: Новгу имени Ярослава...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие для студентов, обучающихся по специальности «Культурология»
Пособие разработано: кандидатом педагогических наук, профессором кафедры теоретической физики и информационных технологий в обучении...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconКультурология: Учебное пособие / Т. Г. Грушевицкая, А. П. Садохин. М.: Альфа-М: инфра-м, 2011. 448 с.: 60x90 1/16

В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие для учащихся 5 класса
Учебное пособие предназначено для учащихся 5 классов основной школы. Оно охватывает историю Сибири с эпохи камня до наших дней. Учебное...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие москва 2002 удк 536 ш 25 Рецензент д ф. м н. профессор В. М. Кузнецов (рхту им. Д. И. Менделеева) Шарц А. А. Основы термодинамики: учебное пособие. М.: Мгту «станкин»
Учебное пособие предназначено для студентов второго курса и содержит краткое изложение основного материала подраздела «Термодинамика»...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие для студентов высших учебных заведений
Государственного образовательного стандарта и адресовано студентам 4 – 5 курсов, обучающимся по специальностям 021000 «Музеология»,...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconУчебное пособие Год издания: 2001
Учебное пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности журналистика. Структурно пособие учитывает учебные программы...
В. М. Доброштан культурология учебное пособие iconСерова Н. В. Культурология: Учеб пособие
Ерина Е. Б., Серова Н. В. Культурология: Учеб пособие. — М.: Издательство риор, 2006. — 74 с
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org