Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени



Скачать 259.05 Kb.
страница1/4
Дата20.01.2013
Размер259.05 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
Д.Ю. Полдников1
ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ ДОГОВОРОВ И КОМПЕНСАТОРНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ: К ВОПРОСУ О МОРАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИХ ОСНОВАХ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ДОКТРИНЫ ЧАСТНОГО ПРАВА РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ
Утверждение правила «договоры следует соблюдать» (или pacta sunt servanda) в гражданском праве принято ставить в заслугу ведущим представителям школы естественного права – Гуго Гроцию, Самуэлю Пуфендорфу, Христиану Томазию и Жану Дома. До них данное правило якобы действовало в рамках канонического и торгового права.

В данном докладе я постараюсь продемонстрировать, что правило обязательности всех правомерных соглашений получило значение принципа частного права уже в XVI веке и основную роль в данном процессе сыграла морально-философская концепция компенсаторной справедливости.

В XVI веке на фоне идей Возрождения и гуманизма, массового движения за обновление христианской религии, формирования национальных государств и Великих географических открытий разрушались не только прежние территориальные и сословные границы, но и правовые, политические и этические доктрины Средневековья.

Правоведы не могли остаться в стороне от переосмысления духовного наследия общеевропейского права, или ius commune. Последнее представляло собой идеальный средневековый правопорядок, созданный учеными-цивилистами и канонистами с помощью схоластического комментирования авторитетных источников права. Для цивилистов таковыми являлись части Свода цивильного права императора Юстиниана I, а для канонистов – прежде всего религиозные тексты священного писания а священного предания, а также папские декреталии.

Средневековое ius commune к XVI веку так и не выработало общего принципа обязательности всех правомерных соглашений. Правило pacta sunt servanda признавалось в сфере канонического и торгового права, но отвергалось в цивильном. Между тем экономическое развитие западноеврпоейского общества, подогретое заморской торговлей эпохи Великих географических открытий, все чаще подсказывало необходимость отказаться от формальных ограничений римского права.

Под влиянием методологических и этических идей ренессансного гуманизма, а также церковной реформы и контрреформы, правоведы позднего Средневековья и раннего Нового времени почувствовали себя более свободными в обращении с авторитетными источниками и комментариями средневекового ius commune, открыли исторический характер права, обратили особое внимание на этические основы права, а также применили новую систематизирующую методологию к разработке правовой доктрины.

Однако отмеченные идеологические перемены XVI века неодинаково повлияли на разработку договорной доктрины. Следует выделить три главные направления в западноевропейской юриспруденции: гуманистический mos gallicus, германский usus modernus и католическую вторую схоластику.
Данным направлениям соответствуют три подхода к правовой традиции ius commune:

  1. радикальный отказ,

  2. осторожное использование,

  3. активная переработка средневековых договорных доктрин ius commune.

1. Mos gallicus.


Первое направление составили правоведы гуманистического направления, такие как Андреа Альциат, Шарль Дюмулен, Франсуа Коннан, Уго Донел, Жак Кюжас, Паскье. Поскольку большинство из них были французами, их подход получил название «галльского обычая» изучения права (mos gallicus) в пику традиционному «итальянскому обычаю» (mos italicus) средневековых комментаторов.

В целом правоведы-гуманисты отвергли средневековую доктрину и комментарии. С одной стороны, к такому решению их подталкивали идеи гуманизма: открытие исторического характера римского права, стремление реконструировать классическое римское право, текстологическая критика, обращение к широкому кругу античной юридической и неюридической литературы, новый метод упорядочения материала. С другой стороны, этому способствовал кальвинистский протестантизм, который исповедовало большинство представителей mos gallicus: принцип толкования текста на основании его самого и современных ему источников (также именуемый «sola scriptura»).

Благодаря новому гуманистическому мировоззрению авторитет Свода Юстиниана был вытеснен авторитетом классической греко-римской античности. В пестрой картине Свода гуманисты обнаружили напластования разных исторических периодов, среди которых требовалось выделить наиболее почитаемое право классического периода с помощью всех доступных источников и восстановить его изначальную стройную систему.

По аналогии с Кальвином и его сторонникам-теологам, которые провозгласили истинность одного только Священного Писания и указывали на ошибочность его средневековых комментариев, правоведы-гуманисты критиковали невежественность итальянских предшественников в области истории права и методов текстологической критики. Наряду со средневековой цивилистикой правоведы-гуманисты в целом отвергали применение канонической доктрины на территориях победившей Реформации как одной из опор папства2.

Однако скрупулезная реконструкция римского договорного права классического периода не способствовала признанию обязательности всех правомерных соглашений, поскольку такое правило не было известно римским юристам. Согласно римскому праву простой, или «голый» пакт мог служить основанием только для возражения (эксцепции) на требование истца, поскольку юристы не видели достаточного основания (каузы) для иска из такого пакта3. В остальном, обязательства по римскому праву устанавливались посредством определенного набора контрактов, для совершения которых требовалось либо соблюсти известные формальности (как в вербальных и литтеральных контрактах), либо передать объект договора (в реальных контрактах), либо начать исполнение договорной обязанности (в безымянных контрактах). Близкие к современной модели договора-соглашения консенсуальные контракты купли-продажи, аренды, поручения и товарищества, обязательные с момента достижения согласия по всем существенным условиям, составляли четыре исключения на общем фоне4.

Невозможность предъявить иск из простого соглашения в Древнем Риме не рассматривалась как нарушение справедливости и основанной на ней идее права. Справедливость (iustitia) определялась юристами классического периода как «постоянная воля воздавать каждому свое»5. Таким образом, и iustitia и другое латинское обозначение справедливости – aequitas (от лат. aequus, равновеликий) предполагали соразмерность при оценке юридических отношений, которой, как писал Павел, «следует прежде всего придерживаться в праве» (D.50.17.90). О синонимичности латинских терминов свидетельствует их взаимозаменяемость в знаменитом начальном фрагменте Дигест D.1.1.1pr., где Ульпиан указывает на происхождение права (лат. ius) от слова iustitia и далее цитирует Цельсово определение права как «искусства доброго и справедливого (aequum)».

Не менее важным, чем соразмерность, для них являлся критерий полезности (utilitas). Известный испанский романист Гарсиа Гарридо, рассуждая о прагматичном характере искусства юристов, заметил: «Юрист судит не только о том, что справедливо (iustum), а что – не справедливо (iniustum), но принимает во внимание то, что полезно (utile) и то, что вовсе не является необходимым для удовлетворения жизненных потребностей. В этом смысле искусство права – это стремление достичь одних результатов и избежать других»6. Именно польза служила критерием основного деления права на публичное и частное, и побудила Ульпиана определить все частное право как «полезное в частном отношении» (utilia privatim, D.1.1.1.2).

Впрочем, не следует преувеличивать влияние философской по своему содержанию идеи справедливости на римских юристов. Рассуждения об основании справедливости являлись уделом судебных ораторов. Ученые романисты указывают на высказывания Цицерона о добросовестности (fides) в смысле следования данному слову (fit quod dicitur, Cic. De rep. 4.7), в чем как раз и проявлялась одна из главных римских добродетелей – последовательность (constantia).

Спорным остается вопрос о влиянии на римских юристов древнегреческой философской идеи справедливости, в частности предложенного Аристотелем деления на распределительную и уравнивающую. Общее мнение романистов склоняется к опосредованному воздействию идей Аристотеля через риторическое образование в императорский период.

Учение о справедливости (aequitas) стало частью античного риторического образования7 и поныне остается одним из самых важных аргументов в правовых спорах. Ссылки на aequitas участились в позднеантичных обработках классических текстов (интерполяциях) и при обосновании судебных решений. Руководящим принципом стало приписываемое Павлу изречение: «Справедливость всегда должна применяться во внимание, но особенно в праве» (D.50.17.90). Aequitas нередко стали противопоставлять строгому праву и связывать ее с гуманностью8. Перечисленные постклассические тенденции, несомненно, восприняли византийские юристы VI в. и отразили их в Своде Юстиниана.

Идея меновой справедливости, по всей видимости, нашла отражение в рассуждениях римских юристов о безымянных контрактах. Аристон и Ульпиан прямо указывали, что такие контракты не являются типичными (не входят в одну из признанных групп контрактов), но порождают обязательство, поскольку заключают в себе основу договора – синаллагму (обмен)9. В другом фрагменте Лабеон, со слов Ульпиана, усматривал синаллагму также в основе торговых консенсуальных контрактов10.

Однако римские юристы были далеки от полного заимствования Аристотелевской идеи компенсаторной, или меновой справедливости. Она предполагала «пропорциональное воздаяние», обмен имуществом равной стоимости, при котором и ни один контрагент не обогащается больше другого. В качестве примера такого «пропорционального воздаяния» Стагирит приводил обмен между строителем и башмачником11.

Для римских юристов проблема справедливой цены не стояла так остро, как для моральных теологов второй схоластики. Справедливой они считали рыночную цену12. Концепция чрезмерного ущерба (laesio enormis) и государственное регулирование цен возникли в императорском законодательстве в период экономического и политического кризиса Империи13.

Ориентируясь на римское право классического периода, правоведы-гуманисты неизбежно наталкивались на догматические препятствия признанию обязательными всех правомерных соглашений. В их числе:

  • четкое правило «из простого соглашения возникает не иск, а эксцепция»;

  • закрытый перечень договорных оснований (causae) для предъявления иска в формулярном гражданском процессе и производные от него группы контрактов;

  • использование разных обозначений для типовых договоров (contractus), порождающих обязательственные отношения, и простых соглашений (pactum, pactio, conventio).

Основные задачи правоведов mos gallicus – историческая реконструкция (Жак Кужас) и систематизация римского права (Ф. Коннан, У. Донел), – не способствовали выработке позиции по сознательному преодолению устаревших правил древнего права.
  1   2   3   4

Похожие:

Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconПонятие, предмет, метод, источники международного частного права. Понятие международного частного права и место в системе права России
Рима. Источником всего публичного и частного права считаются законы XII таблиц. Классическое разграничение публичного и частного...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconП. В. Соколов (Москва, игити ниу вшэ) Статус исторического аргумента в науке раннего Нового времени
Научным фондом ниу вшэ: Многоликая софистика: нелегитимная аргументация в интеллектуальной культуре Западной Европы Позднего средневековья...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Гражданское и торговое право как отрасли частного права. Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconСеминар 1 Предмет, система, источники гражданского и торгового права
Что такое дуализм частного права? Страны с дуалистической системой частного права и страны единого частного права
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconД-р философских наук, профессор Т. Ю. Сидорина Карпинский И. В., музыковед
Вниманию студентов гу-вшэ предлагается авторский курс профессора Т. Ю. Сидориной и музыковеда И. В. Карпинского, посвященный западноевропейской...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconВенская конвенция о праве международных договоров
...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconИтоговое повторение за курс «Новая история. 1500-1800 гг.»
Оборудование: карта «Европа в начале нового времени», книжная выставка «Классика раннего нового времени», портреты Х. Колумба, Ф....
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconПрограмма курса история западноевропейской философии раздел III. Философия Возрождения. Раздел IV. Философия Нового времени
Пименов С. С. Программа курса «История западноевропейской философии. Раздел третий. Философия Возрождения. Раздел четвертый. Философия...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconПрограмма спецкурса для специальности 02. 11. 00 «Юриспруденция»
Несмотря на то, что в науке международного частного права нет единства взглядов на природу международного частного права и на его...
Обязательность договоров и компенсаторная справедливость: к вопросу о морально-философских основах западноевропейской доктрины частного права раннего нового времени iconРоль научной доктрины в развитии частного права: исторический опыт Германии и уроки для России
Никто не будет искать на стороне того, что в таком же или лучшем виде он имеет дома, но только безумный станет отказываться от хины...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org