И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить



Скачать 167.83 Kb.
Дата23.01.2013
Размер167.83 Kb.
ТипДокументы
Милославов А.С.
В. Розанов и «новые софисты»: разговор с эксцентриком о компьютерных технологиях в образовании
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить.”1
В представленном ниже тексте речь пойдет о философии образования Василия Розанова. Подчеркнем, что говорить мы будем именно о "философии образования", но не о педагогике.

Тексты русского философа большей частью лишены наукообразной формы и внешне бессистемны. По-видимому, их можно изучать и систематизировать, выделять основные идеи. Допустимо в творчестве В. Розанова выделять этапы, исследовать вопросы о различных влияниях. В общем, можно превратить разговор о Розанове в трактат, где все разложено по полочкам, проанализировано и вновь синтезировано, в целостную картину мировоззрения мыслителя. Такая работа являлась бы почтенным трудом для историка философии. Но можно вспомнить о том, что тексты В. Розанова глубоко личностны, эмоциональны, часто публицистичны. Философ беседует с нами, обращаясь к жизненному опыту. Опыт педагога был у русского мыслителя немаленький, и в этом опыте каждый единичный факт, любая мелочь служили для Розанова предметом размышлений.

"У меня есть какой-то фетишизм мелочей. Мелочи суть мои боги,” – признается он в первом коробе “Опавших листьев”.2 Но, если он беседует с нами о человеке, возможно ли иначе? Можно ли говорить о человеке и человеческом, опуская мелочи? Кажется, мы уже слышали не так давно утвердительный ответ и знаем, чем подобные заявления заканчиваются. Поэтому, попробуем послушать того, “кто жаловался и на собственный фетишизм мелочей” и кому (может быть даже единственному в России) ни одна мелочь, ни разу не застилала глаз”.3

Попробуем поговорить с Розановым об образовании, и, может быть, у нас получиться сохранить "честь и дыхание" во времена "новых софистов", которые, боюсь, не понимают, что они - софисты.

Всякий человек, знакомый с античной историей и культурой знает, что софисты – это философы, которые брали с молодежи плату за обучение красноречию, искусству спора. Кроме того, они, по-видимому, приобщали своих учеников к научным знаниям и житейской мудрости. Сочинения софистов до наших дней не сохранились. Время оставило нам лишь фрагменты их трудов и косвенные свидетельства древних о взглядах тех, кого именовали софистами. В некоторых имеющихся у нас документах рассказывается об одном забавном случае, произошедшем с Протагором. Говорят, что к этому мудрецу один раз обратился юноша по имени Еватл с просьбой научить его искусству красноречия. Этот молодой человек собирался зарабатывать себе на жизнь выступлениями в судах. Протагор и Еватл заключили соглашение, согласно которому учитель получал плату с ученика, тогда, когда ученик выигрывал свой первый судебный процесс. Еватл какое-то время занимался у Протагора. Однако, когда учеба завершилась, по каким-то причинам юноша не стал участвовать в судебных разбирательствах.
Протагору надоело ждать обещанных денег и он, встретив своего бывшего ученика, обратился к нему с такими словами. “Еватл, мне надоело ждать платы за обучение, и я решил подать на тебя в суд. При этом, обрати внимание, ты заплатишь мне при любом решении суда. Ибо, если выиграю судебный процесс, то ты заплатишь мне в силу решения суда. А если я его проиграю, то ты обязан будешь заплатить мне согласно условиям нашего договора”. Еватл оказался талантливым учеником. Его ответ был следующим. “Протагор, если ты подашь на меня в суд, то не получишь денег ни при каком решении суда. Поскольку, если я выиграю этот процесс, то не заплачу тебе в силу решения суда, но, если я его проиграю, то согласно условиям нашего договора тебе придется ждать следующего суда, который я, может быть, выиграю”.

Обыкновенно, повествуя об этом эпизоде, обращают внимание на логическую проблему и говорят о возникшем “парадоксе”. Но мы хотим обратить внимание на другое в этом историческом анекдоте, а именно, на то, что и с точки зрения Протагора и с точки зрения его ученика обучение носит узко утилитарный характер, а знания представляют ценность лишь тогда, когда приносят личную пользу и выгоду. Такая оценка образования, обратим внимание, вполне согласуется с известным тезисом того же Протагора о человеке как мере всех вещей.

Обратим также внимание на то, что Платон, противник софистов, рассматривал образование с совершенно другой точки зрения. А именно, как общественно значимую деятельность, целью которой является воспитание граждан государства. Если при этом помнить, что для древних греков времен Платона, человек – это существо политическое4, то можно сделать вывод, согласно которому образование у Платона – это формирование человека, важнейшая составляющая общественного устройства.

Кроме утилитарного отношения к образованию древние софисты известны тем, что участвуя в споре или беседе, они нередко умышленно нарушали правила логики и тем самым могли доказать незадачливым современникам все, что угодно, любую нелепость.

Это было во времена древние. Но в наши дни, когда образование в силу известных исторических и социальных причин – это проблема, которую пытается решить общество, в том числе, а, может быть, в первую очередь российское, мы слышим разговоры об “индустрии образования” и “анализе рынка образовательных услуг”, мы видим появление учебных заведений, в которых обещают за два года подготовить самых квалифицированных специалистов с самым высшим образованием. Чиновники от образования раздают обещания публике все привести в соответствие с мировыми стандартами и присуждать в каком-нибудь Засарайском университете молочной промышленности дипломы непременно международного образца, с которым выпускников ждут для работы в Кембридже. Наблюдаем мы также и “ктесиппов”5, слушающих все это и почти верящих “новым софистам”, из уст которых льются столь сладостные речи.

Правда, “новым софистам” жить труднее, чем их далеким предшественникам. Сейчас Ктесиппу не докажешь, что если у него есть пес и этот пес – отец, то значит он – отец Ктесиппа, а Ктесипп – брат щенков. Но софист на то и софист, чтобы уметь выпутаться из затруднения и найти для себя Ктесиппа. Современные софисты вооружились тем, чем и следовало бы им вооружиться – научной терминологией, апелляцией к правам человека и общечеловеческим ценностям. Они соорудили баррикады из компьютеров, принтеров и сканеров. Они повесили заградительную сеть, назвав ее Интернетом, и чувствуют себя очень уверенно в своей крепости, убеждая “ктесиппов”, что если те придут к ним с деньгами, то получат самое лучшее, самое полезное, наисовременнейшее образование.

“Новые софисты” к тому же опытнее своих предшественников: они требуют плату за обучение заранее, не дожидаясь, когда их ученики смогут убедиться в полезности приобретенных сведений.

Оставаясь по-прежнему софистами, “современные просветители” стремятся придать своей идеологии внешние черты объективности: декларируют новые правила логики, предлагают обратиться к цифрам.

“Для снижения количества ошибок, связанных с необъективностью оценки результатов работы необходимо:

- уметь осуществлять оценку с соблюдением основных правил логики…

К основным логическим правилам относятся:

- Формулирование и выбор показателей оценки.

- Определение процедуры оценивания.

- Учет изменений условий в работе отдельных исполнителей и подразделений.

- Выявление соотношений затрат и результатов.

- Обеспечение стимулирующего к улучшению работы действия оценок”. 6

Весьма изящно и наукообразно выглядит представленный фрагмент, но проблема в том, что ни одно из указанных правил не имеет к логике никакого отношения, по крайней мере, в том виде, в каком они здесь формулируются. (Автор заявляет об этом с полной ответственностью, поскольку является кандидатом философских наук, по специальности 09.00.07 – логика)

В том же документе далее читаем: “При выборе показателей надо стремиться к количественным, а не к качественным критериям. Это снижает необъективность оценок”. Цифры и количества, конечно, что-то отражают и демонстрируют. Вопрос заключается только в том, что они демонстрируют. Так, если речь идет о коммерческом предприятии, то целью такого предприятия является получение прибыли, то есть того, что может быть выражено числами, поэтому и оценивать качество деятельности предприятия разумно, привлекая количественный показатель. Но ведь в документе речь идет об оценке деятельности кафедры, которая заключается в проведении научной и педагогической работы. Какими же количественными показателями можно измерить успехи в науке и образовании? Авторы рассматриваемого документа, по-видимому, даже не понимают того, что в данном случае (образование и наука) количественные показатели все равно потребуют качественной интерпретации. Но в области образования и науки многие сущности несоизмеримы, если, конечно, целью не считать извлечение прибыли образовательным учреждением. В этом, последнем случае, безусловно, успех деятельности удобно выражать числами.

Но и старинные, хорошо зарекомендовавшие себя еще в древние времена приемы используются новыми софистами. Одним из таких приемов является искусство задавать вопросы таким образом, чтобы получать на них заранее ожидаемые ответы. За примером далеко ходить не требуется. Обратимся к указанному документу.

Из опросного листа для выпускника кафедры: “Назовите специальные и общеобразовательные дисциплины, которые по своему содержанию не соответствуют целям и задачам обучения по Вашей ПрОП (профессиональная образовательная программа)?”7. И далее, из опросного листа для представителей предприятия работодателя: “По возможности выделите те дисциплины, которые, по Вашему мнению, не способствуют формированию профессиональных навыков и которые следует исключить из учебного плана» 8.

В связи с этим вспоминается одна история. Говорят, что один раз два молодых монаха не могли решить вопрос: совместимо ли курение с молитвой? Каждый из них обратился за ответом к своему наставнику. Один из монахов спросил: "Допустимо ли курить во время молитвы?" Второй задал вопрос иначе: "Допустимо ли молиться во время курения?" Ответы, полученные ими, говорят, были противоположны.

Составителям упомянутой директивы следовало помнить эту историю и спрашивать, например, так: "Укажите те знания, которые Вы приобрели и, которые являются лишними для человека имеющего высшее образование". Можно задать такой вопрос: "Сочтете ли вы своего сотрудника образованным, если он не может указать два произведения Гомера или не знает, кто написал "Му-му"?"

Хочу отметить, что мне встречались студенты, и, между прочим, не первого курса, которые не могли ответить на эти вопросы. Сам этот факт, в эпоху всеобщей "интернетизации" - конечно, мелочь. Однако, если мы говорим о Розанове, то следует обращать внимание на мелочи.

"Но при чем же здесь русский философ?" - спросит читатель.

"Велик горб человечества, велик горб человечества, велик горб человечества…

Идет, кряхтит, с голым черепом, с этим огромным горбом за спиною (страдания, терпение) великий древний старик; и кожа на нем почернела, и ноги изранены…. Что же тут танцует молодежь на горбе? "Мы - последние", все - "мы", все - "нам". Ну, танцуйте, господа"9. Это к оценке первого вопроса "к молодежи", к "выпускникам". А вот еще:

"Не только одинокий раб при торжествующих криках вот этой толпы подобных же рабов, но и вотум всех народов, населяющих теперь землю, не может ничего решить о Сикстинской Мадонне, как не для них нарисованной. Они могут только нарисовать новую Мадонну, но разрушить уже нарисованную не могут: она для их внуков, для их десятого поколения, мнения которого еще никто не знает и его предрешить не может, нарисована столько же, как и для них"10. Это уже и к оценке второго вопроса сказано.

Да поймите же, господа "новые софисты", если Вы способны это понять, что область культуры и образования, если мы говорим, о собственно культуре и образовании - это не та область, где вопросы должны решаться большинством голосов и путем опроса невежд, чего они желают. Ибо, обязаны мы "горбу человечества", и творения, которые этим горбом нажиты, мы можем только сохранить и приумножить.

"Итак, есть вещи, существование которых вечно, право на которые распределено на все поколения людей, насколько им суждено чередоваться на земле. Нельзя требовать, чтобы существование этого права было усвоено каждым, и в особенности людьми, которые никогда ничего не созидали, не знают трудностей этого созидания и также радостей созерцания чужого возвышенного труда. Но и можно, и следует требовать, чтобы в целом своем каждое поколение понимало свой долг перед прошлым, и чем обильнее в нем уродливые выражения, тем тверже оно встало бы перед ними за святыню прошлого"11.

- Но, ведь это - мнение большинства! А как же демократия?! Где же либеральные ценности?! - возмущенно восклицает "новый софист".

"В либерализме есть некоторые удобства, без которых трет плечо…. На либерализм мы должны оглядываться, придерживать его надо рукою как носовой платок. Платок, конечно, нужен, но кто же на него "Богу молиться"?"12

Либерализм, господа софисты, и демократия - это понятия политические или экономические. Так давайте "носовой платок" применять для того, для чего он изобретен, но не подчинять ему всю деятельность человечества.

Впрочем, если Вы ведете речь не об образовании, а о ПрОПе (слова-то какие нашли!), то, может быть, Вы - правы. В самом деле, зачем программисту знать теорию идей Платона, оптику быть осведомленным в стилях европейского искусства, а юристу читать "Му-му"? Какая от этого польза для профессии? Только время вся эта "мишура" отнимает.

Но, может быть, рассуждая так, обратим внимания на следующее.

"Естественные науки, - нам говорят - прикладные знания", но, Боже мой, разве питомцы Института путей сообщения, разве наши "лекаря", отлично знающие одни - механику и математику, другие - физиологию, - суть тип людей, имея которых нам не остается ничего еще пожелать? Дайте нам просвещенного, образованного человека, дайте нам человека не на словах гуманного - вот чего мы днем с огнем не можем отыскать; а уж будет ли он инженер, чиновник, учитель - это второстепенно"13.

Так что, господа "софисты", либо Вы заботитесь только о ПроПе, но тогда не следует называть Ваше учебное заведение университетом: именуйтесь ремесленным училищем; либо Вы думаете об образовании, но образованный человек - это тот, который не только отменно владеет отверткой, или хорошо решает дифференциальные уравнения. Образованный человек - это культурный человек.

Одной из "священных коров" для "новых софистов" являются информационные технологии. Надо сказать, что в этом нет ничего удивительного. В самом деле, воображение современного Ктесиппа уже не удается поразить какой-нибудь словесной уловкой, вроде софизма "Рогатый". Боюсь, Ктесипп нашего времени даже не поймет, в чем соль этой древней логической шутки. В то же время он очень восприимчив ко всяким техническим новшествам. Нашему современнику очень хочется выглядеть современным, или, как современники выражаются на современном языке, "продвинутым". От сюда "новые софисты" делают следующий вывод. Чтобы не отстать от "продвинутых" и привлечь их внимание, надо продемонстрировать, что ты тоже "продвинут", при этом дальше, чем все остальные "продвинутые".

В наши дни признаком означенного состояния (современности) считается причастность к компьютерным технологиям. Об отношении людей к этому достижению научно-технической мысли можно сказать, перефразируя афоризм Г.К. Честертона, об отношении людей к разуму: одни поклоняются технологиям, другие их используют по назначению, в большинстве своем - это разные люди.

Те, кто пользуются компьютерами для работы, не имеют оснований поклоняться машинам, поскольку отлично представляют себе их возможности. А тот, кто поклоняется, считает причастность к современным технологиям критерием цивилизованности и охотно следует за “новыми софистами” к “виртуальной реальности”, “гипертексту” и окончательной “продвинутости”. При этом во всех модных разговорах “поклоняющихся” почти всегда теряется из виду, что информационные технологии – это, опять-таки, “носовой платок”.

Людям, по-видимому, свойственно восторгаться чем-то новым, своими изобретениями, и в этом нет ничего плохого. Например, в 19 веке восторгались железными дорогами. “Самым точным и наглядным показателем высоты цивилизации и энергии поступательного движения любой страны, любого общества является та степень быстроты и успешности, которую люди проявляют в сфере передвижения, т.е. в борьбе с расстояниями.[...] Пути сообщения – это артерии социального дела.[...] Ввиду всего этого быстроту движения по путям сообщения мы с полным правом можем брать за мерило прогрессa.[...] В настоящее время мы переносимся в наших обыкновенных железнодорожных поездах в несколько часов или дней на такие расстояния, для преодоления которых лет пятьдесят тому назад требовались целые недели.” Приведя этот текст из “Русских ведомостей” за 1892 год, В. Розанов замечает: “Можно подумать, что, если бы найден был способ пересылать автора этого рассуждения по телеграфной проволоке, он ощущал бы себя совершенно счастливым, облетая шесть раз кругом Земли в течение не более минуты”14.

Современные поклонники компьютеров и “Интернета” вместе с нами посмеются над наивностью журналиста 19 в. Но, опасаемся, что это будет смех людей, полагающих, что замена одной железной вещи на другую, знаменует собой существенный прорыв в цивилизации. Ведь, точно также как “продвинутый” журналист позапрошлого столетия, “современные продвинутые” не понимают следующего: “Цивилизация не на улицах, цивилизация в сердце. То есть ее корень”15.

Причастность к “современному” создает у “новых софистов” иллюзию (только ли иллюзию?) всезнания. Они убеждены в том, что именно им открылась тайна образования. (Убеждены ли, или только пытаются убедить в этом других?) Создавая компьютерные программы, связывая вычислительные машины в сети, наши мудрецы утверждают, что создают системы дистанционного обучения, самую современную из систем обучения.

Мы не сомневаемся в том, что компьютеры они соединили наилучшим образом. У нас нет оснований, думать, что их программы неэффективны, а машины могут “зависнуть”. Мы, подчеркиваем, относимся с уважением к их профессионализму. Но у нас есть серьезные основания сомневаться в том, что некоторая система дистанционного обучения пригодная для преподавания любой дисциплины только потому, что в ней используются достижения самой современной техники. Тот факт, что кто-то является блистательным специалистом в области “computer science”, вовсе не влечет за собой то, что этому человеку уже открылась вся тайна образования.

“Сущность искусства … и умственного творчества, и всякой духовной жизни одна и вечна для всех времен…”16. Что же прибавляют к сущности образования информационные технологии, даже самые современные? – “Возможность доступа к большему количеству информации” – отвечают “софисты”. Но есть ли связь между этой “возможностью” и желанием получить то ценное, что является результатом “горба человечества”? Кто сказал Вам, господа “софисты”, что возможность – это уже действительность? Для того чтобы возможность стала действительностью необходимо наличие некоторых условий. Это - не педагогика; это – здравый смысл.

На чем основано, Ваше убеждение в том, что, так называемый, “гипертекст” является для образования более эффективным, чем традиционная книга? Обратите внимание, мы спрашиваем именно об образовании, поэтому не следует отвечать нам, что в Internet удобнее переходить от одного текста к другому, пользуясь разного рода ссылками.

С нашей стороны имеются основания полагать, что один источник, но внимательно прочитанный, продуманный и пережитый учащимся может оказаться для образования более значимым, чем весь Internet вместе взятый, и вот почему. “Он (принцип целостности) требует, чтобы всякое входящее в душу впечатление не прерывалось до тех пор другим впечатлением, пока оно не внедрилось, не окончило своего взаимодействия с нею, потому что лишь успокоенный в себе, незанятый ум может начать воспринимать плодотворно новые серии впечатлений. Отсутствие разорванности в группах знаний, в художественном чувстве, в волевом стремлении – вот требование этого принципа; он указывает, что нельзя очень сильно дробить знания, ощущения; что, будучи раздробленные, будучи и полнее приняты, они уже вовсе не оказываются тем, чем были вначале, что они суть в самих себе, в своей целостности. Именно культурного, образующего, воспитывающего значения они не удерживают в себе при этом”17.

И далее: “… ведь и книга, листы которой были бы переложены листами множества других книг, которые все мы были бы обязаны читать с одинаковым, безраздельным на время вниманием не произвела бы на нас никакого впечатления. Нужно долгое, вдумчивое к одному чему-нибудь отношение, чтобы это одно стало нам дорого, чтобы оно овладело нами, после того как мы им овладеем”18.

Укажем и два других основных принципа образования, на выполнении которых настаивал В. Розанов.

Принцип индивидуальности: “Он требует, чтобы как в образуемом (ученик), так и в образующем (учебный материал) была по возможности сохранена индивидуальность, это драгоценнейшее в человеке и в его творчестве… только как личность, как этот определенный человек, а не “человек вообще” я могу быть наиболее изобретателен в мыслях, в своих чувствованиях, упорен, тверд в стремлениях”19.

Принцип единства типа: “Он состоит в требовании, чтобы все образующие впечатления, падающие на данную единичную душу, или что то же, исходящие из данной единичной школы были непременно одного типа, а не разнородные или противоположные… Иными словами: они должны идти из источника одной какой-нибудь культуры, где они все развились (как факты, сведения, воззрения и т.д.) друг из друга, а не друг против друга, или подле друга, как это было в смежных, сменявшихся во времени цивилизациях”20.

Обратите внимание, господа “софисты”, Розанов говорит с нами об образовании, а не о ПрОПЕ, говорит о душе, но не о потребителе образовательных услуг. И, если мы будем честными и не станем подменять смыслы слов, то мы признаем, что наличие новых информационных технологий ничего не может изменить в сущности образования.

“Мы забыли, что ни история не может продолжаться, ни человек жить без чего-нибудь абсолютного, что или сердцем своим, или сознанием он понял бы как единственно для себя ценное”21. “Первою задачею … должно быть возвращение в воспитание этого абсолютного”22. Что добавляет к этому система компьютерного тестирования? Да и кто сказал, Вам, господа “кибернетические педагоги”, что всякую науку, любую область знания наилучшим образом можно преподавать, используя ту программу, которую Вы создали? Откуда такая уверенность в универсальности Вашего творения?

А если Вы скажете, что скоро будет принят государственный закон о дистанционном образовании и, что все министры всех европейских стран договорились о едином стандарте в образовании между собой, то ответом Вам будут слова русского философа Василия Розанова. “Как институт исключительно правовой, государство не имеет непременной связи с какой-либо религией, с определенными формами быта, ни вообще с чем-либо, завещанным из истории, что, развиваясь с ним бок о бок в жизни народной, остается, для него внешним”23. А потому, "средства образовать его (человека и гражданина) … всегда и неизменно будут применяемы лишь внешним образом”24.

И еще: “Идея искусственного человека, образованного вне естественных исторических сил и вне какой-либо веры своего века и народа, удивительным образом увлекла за собой все народы Европы”25 “… лик европейского Запада с тех пор начал суживаться. Лишние, столь долго красившие его тени одна за другою сходят с него, и оно вновь принимает всюду, во всех направлениях, одно выражение”26.

Впрочем, если Вы придете к нам со всеми своими компьютерами, проводами, сканерами и спросите нас, как представить с помощью всех технологий понятия "красоты", "истины", "блага", то мы подумаем, как можно использовать это “железо” для преподавания философии, истории и других гуманитарных наук. Мы подумаем, как “… написать задачник, развивающий, попутно с навыками счета, моральное чувство и чувство исторической перспективы”27. А пока, господа “новые софисты” и “кибернетические педагоги” завершим наш разговор словами Великого Магистра ордена тамплиеров: “Я сказал бы вам еще кое-что, если бы вы не были теми, кто вы есть”28. И загляните в Розанова…


1 Ерофеев Вен. Из записных книжек // Ерофеев Вен. Бесполезное ископаемое. М., Вагриус, 2001 С. 13.

2 Розанов В.В. Опавшие листья (1-й короб) // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 387- 524. С.520.

3 Ерофеев Вен. Проза из журнала “Вече” (Вас. Розанов: Разговор с эксцентриком) // Ерофеев Вен. Вальпургиева ночь. М., Вагриус, 2001 С. 135-167. С. 161.


4 Хотя эта формулировка в явном виде присутствует у Аристотеля, с учетом сведений об историко-культурном контексте, ее можно рассматривать, как характеристику самосознания большинства греков, времен классического полиса.

5 Ктесипп - герой диалога Платона "Евтидем".

6 Руководство по организации и методике подведения итогов работы кафедры по основным направлениям деятельности за семестр и учебный год. Одобрено на заседании Совета по качеству образования университета. СПб., СПбГУИТМО, 2003. С.6.


7 Там же С. 12.

8 Там же С. 13.

9 Розанов В.В. Опавшие листья (1-й короб) // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 387- 524. С. 415.

10 Розанов В.В. Сумерки просвещения // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 3 – 90. С. 73.

11 Там же.

12 Розанов В.В. Опавшие листья (1-й короб) // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 387- 524. С. 507.

13 Розанов В.В. Педагогические трафаретки // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 169 - 180. С. 173.


14 Розанов В.В. Сумерки просвещения // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 3 – 90. С. 65.

15 Розанов В.В. Опавшие листья (1-й короб) // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 387- 524. С.497.


16 Розанов В.В. Сумерки просвещения // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 3 – 90. С.26.

17 Розанов В.В. Три главные принципа образования // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 91 - 101. С. 96.


18 Там же С. 97.

19 Там же С. 91.

20 Там же С. 100.

21 Розанов В.В. Сумерки просвещения // Розанов В.В. Сумерки просвещения / Сост. В.Н. Щербаков. М., Педагогика, 1990. С. 3 – 90. С. 86.

22 Там же С. 87.

23 Там же С. 5.

24 Там же с. 6.

25 Там же с. 86.

26 Там же с. 89.

27 Ерофеев Вен. Из записных книжек // Ерофеев Вен. Бесполезное ископаемое. М., Вагриус, 2001. с. 8.

28 Там же с.114.




Похожие:

И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconЗажигай по правилам! Какая же скука эти автомобили! Хочется чего-нибудь новенького, необычного. Может, поставить опостылевшую “консервную банку” в гараж
Какая же скука эти автомобили! Хочется чего-нибудь новенького, необычного. Может, поставить опостылевшую “консервную банку” в гараж,...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconЯ не люблю китайцев больше, чем французов, немцев, англичан. Не люблю их литературы больше русской, французской, английской, их язык Но когда я пробегаю глазами где-нибудь и что-нибудь, слово «Китай»
Но когда я пробегаю глазами где-нибудь и что-нибудь, слово «Китай» как будто написано для меня особым шрифтом красным, что ли… Рука...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconРобин ШоунПроснись, моя любовь!ПрологОна
«Иди спать, дорогая, займемся этим в следующий раз». Или «Отдыхай, любимая, завтра нам предстоит тяжелый день», а порой просто «Спи,...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconВашей организации и город
Характер (стиль, жанр, темп) музыкального сопровождения: что-нибудь веселое, но не слишком быстрое, а с другой стороны, учитывая...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconФотогалерея Подвиг любви бескорыстной…
Пленительные образы, едва ли в истории какой-нибудь страны, вы что-нибудь прекраснее встречали – их имена забыться не должны…
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconГейл ЛинкНеугасимое пламяПрологзов прошлого
Медленно направляясь к ожидавшему ее экипажу, она не удержалась и, обернувшись, бросила на каменную гробницу последний взгляд. Когда...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconКавказ, Приэльбрусье, 2000-2001
Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов и начните что-нибудь делать: наведите порядок в комнате, в бумагах, сделайте легкую...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconДве недели на Млечном пути
Не буду повторять написанного ранее, а лишь ознакомлю желающих с программой нашего отдыха в надежде, что кто-нибудь когда-нибудь...
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconНил Доналд УолшДружба с БогомВведение
Попробуйте сказать кому-нибудь, что вы только что беседовали с Богом, и посмотрите, что случится. Ладно, я скажу вам, что случится....
И хочется кому-нибудь что-нибудь внедрить iconПамятка №1 «Основы внимания в школе» Надо хотеть быть внимательным!
Это не значит, что сразу нужно начать болтать или думать о чём-то постороннем, нет! Но можно исправить что-нибудь в тетради, посмотреть...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org