Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с



страница1/13
Дата13.10.2012
Размер1.04 Mb.
ТипСборник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13



Сборник
методических материалов

по курсу

риторика

Москва

Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова

2003

УТВЕРЖДЕНО

кафедрой общественных наук

С о с т а в и т е л и: д-р филос. наук, проф. М.И. Панов,

д-р пед. наук, проф. Л.Е. Тумина

Сборник методических материалов по курсу «Риторика». – М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2003. – 64 с.

Подготовлен на кафедре общественных наук.


© Панов М.И., Тумина Л.Е., 2003


Введение


Эффективное общение, способность убедить оппонента (да и просто слушателя!) в правоте своих доводов, умение отстоять истину – все это становится предельно актуальной задачей в наше непростое время.

Почему сегодня следует обратиться к риторике, то есть теории и практике красноречия? Ответ прост: именно риторика является наукой, которая позволяет овладеть технологией убеждения. Именно риторика, как подчеркивал Аристотель, «способна находить способы убеждения относительно каждого данного предмета, потому-то мы и говорим, что она не касается какого-нибудь частного, определенного класса предметов».

В ораторском искусстве огромная роль принадлежит доказательству, но характер этого доказательства отличается от того строгого смысла, который вкладывается в этот термин в логике.

Люди, подчеркивал Дейл Карнеги, не хотят менять своих убеждений. А еще М.В. Ломоносов проницательно отмечал: «Самые лучшие доказательства иногда столько силы не имеют, чтобы упрямого преклонить на свою сторону, когда другое мнение в уме его вкоренилось. Мало есть таких людей, которые могут поступать по рассуждению, преодолев свои склонности». Поэтому-то доказательство в риторике – это средство убеждения слушателей, а поэтому не может быть и не должно быть (иначе риторика была бы просто не нужна, хватило бы одной логики!) цепочкой строгих логических рассуждений.

Практика человеческого общения, как вполне очевидно, не сводится к строгим логическим построениям. В ней весьма часто встречаются неожиданные высказывания, предположения, допущения и т.д. Именно они придают многим выступлениям особую убедительность, наиболее воздействующую на слушателей. И естественно, что теория красноречия этого не учитывать не может.

Предлагаемый сборник поможет студентам (в дополнение к материалам лекций) глубоко освоить основные темы, относящиеся к курсу риторики.
Это, в первую очередь, типы красноречия; цели и задачи риторики; роль страстей; структура речи; виды аргументов и их порядок; механизмы опровержения доводов оппонента; а также средства украшения речи, то есть тропы и фигуры риторики.

Сборник содержит предельно сжатую информацию по всем этим вопросам, а также тексты речей Горгия (для лингвистов), П.А. Столыпина (для экономистов) и Ф.Н. Плевако (для юристов), разбор которых позволит на практике закрепить полученные знания. Практикум по политической риторике служит реализации тех же целей.
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ


Что надо знать о типах красноречия и задачах риторики?

Красноречие делилось на: 1) торжественное (речи хвалебные и порицающие, упор при этом делался на категории хорошего и дурного); 2) совещательное, или политическое (речи убеждающие и разубеждающие, при произнесении которых опирались на понятия полезного и вредного); 3) судебное (речи обвиняющие и защищающие, использовавшие категории справедливого и несправедливого).

Уже в античные времена были тщательно изучены источники красноречия (природное дарование, теоретическое обучение, упражнение, подражание) и определены цели ораторского искусства: убедить, усладить, взволновать. Для силы убеждения немалую роль играет, как подчеркивал Аристотель, нравственный облик оратора, его образ жизни и поведение. Так же тщательно разрабатывалась структура речи. Об этом стоит сказать несколько слов. Одним из самых фундаментальных трудов в области риторики является трактат выдающего римского специалиста Марка Фабия Квинтилиана (ок. 53–96 гг.). К сожалению, почти все, что было написано после этого, не может сравниться по охвату материала, изобилию примеров с трактатом римского ритора. Он считал, что речь должна соответствовать пяти задачам: 1) изобретение, или нахождение; 2) расположение; 3) изложение, или словесное выражение; 4) запоминание; 5) произнесение, или действие.

Первая задача – определение предмета, о котором у оратора пойдет речь; далее – систематизация материала, относящегося к проблеме; затем – сведение всего многообразия идей и фактов к общим типам; наконец – определение способов доказательства (Аристотель проанализировал этот аспект риторики, показав значение таких видов доказательств, которые логика не принимает: клятва, показания свидетелей и т.д.), отбор логических аргументов. Вторая – расположить материал, то есть продумать его композицию. Третья – словесное выражение. Античные риторы разработали критерии красноречия: ясность; правильность; уместность употребления тех или иных приемов ораторского искусства; словесные украшения, которые допустимо использовать; и, наконец, средства для осуществления этих задач: отбор терминов, специальных слов, их комбинации, допустимость использования риторических тропов и фигур.

Четвертая задача – запоминание. Было бы неверно считать, что античные риторы вначале писали свои речи целиком, а затем зубрили их наизусть. Они поступали иначе: определяли (и записывали) ключевые блоки, запоминали начала абзацев (периодов у древних) или же основных мыслей. Кстати, Дейл Карнеги кое-что заимствовал из правил античной риторики: в частности, он тоже советует современному оратору выписывать ключевые фразы, начала абзацев, а затем заучивать их. В древности объем памяти культурного человека был, конечно, ненамного меньше, чем сейчас: наизусть заучивались огромные поэмы, целые трагедии. С этой целью знаменитый Демосфен, например, восемь раз переписал «Историю» Фукидида. И потому отлично помнил ее целиком. Замечу, это очень эффективный прием для развития памяти и улучшения качества слога.

В результате тренировки память у ораторов древности достигала столь невероятного объема, что казался уже не очень поразительным факт, когда человек мог запомнить на слух две тысячи строк поэмы на незнакомом языке и повторить их от конца к началу!

И, наконец, пятая задача – произнесение речи. Это целая наука о силе голоса, его модуляциях, интонации, мимике, жестах и т.д. Нам, долгие годы слышавшим шамкающее бормотание по бумажке, с трудом верится, что великий Перикл своей речью (античные авторы писали, что в ней у Перикла гремели громы и сверкали молнии) убедил афинян не уклоняться от тяжелейшей войны. Кажется невероятным, что величайший оратор всех времен Демосфен страдал массой пороков речи: шепелявил, задыхался, смешно дергал плечом. Но он решил стать оратором и добился своего, преодолев все эти недостатки: громко декламировал, поднимаясь в гору; перекрикивал шум морского прибоя; чтобы добиться чистоты звуков, говорил, набрав в рот камешки. Его речи против царя Филиппа Македонского, отца великого Александра, произвели на афинян столь мощное впечатление, что подняли их на борьбу с врагом. Да и сам Филипп, читавший записи этих речей, сказал, что если бы он слышал их, то тоже стал бы врагом Филиппа (то есть самого себя). Демосфен любил повторять, что для успеха ораторской речи нужны три условия: первое – произнесение, второе – произнесение, третье – произнесение!

Вот еще один вариант построения речи в соответствии с требованиями теоретиков античной риторики, основу которого составляют инвенция, диспозиция, элокуция (или элоквенция).

Инвенция (у Аристотеля – «доказательство») – это нахождение средств убеждения. Инвенция – учение о нравах, аргументах и страстях. Нравы – это моральные качества, позволяющие ритору утвердить свой авторитет. Правила нравов состоят в следующем: 1) продемонстрировать серьезность, скромность, осторожность; 2) избегать всего, что может создать впечатление лжи; 3) «нравы» использовать во вступлении; 4) аффектация должна отсутствовать.

Аргумент – форма рассуждения, выводящая из известных положений новое. Собственно аргументы – это силлогизм (очень редко), энтимема, эпихейрема, дилемма, сорит, пример (одна из посылок которого – исторический факт, яркое событие), индукция, «личный» аргумент, то есть вывод, вытекающий из слов или действий оппонента (например, слова Фигаро к графу Альмавиве: «судя по добродетелям, требуемым от слуги, Ваше сиятельство, много ли есть господ, достойных стать слугами?»). Главная задача ритора – представить убедительные аргументы. Но риторическая аргументация отличается от логической различными словесными украшениями и тем, что следствие опережает посылку. Правила аргументов: 1) доказательства – основа ораторской речи; 2) доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; 3) необходимо отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Общие места – все сюжеты и объекты речи имеют сходство и могут быть рассмотрены с общих точек зрения. Сходство может быть внутренним, исходящим из самого предмета, и внешним, исходящим из посторонних свидетельств. Внутренние общие места – определение, доказательство, почерпнутое из самой природы объекта, и перечисление частей (сравнение). Внешние общие места – постановления, законы, титулы, положение в обществе, свидетельские показания и т.д.

В основе Учения о страстях (патетики) лежит представление о двух главных страстях – Любви и Ненависти, которые формируют все другие второстепенные чувства. Успех Демосфена – не отточенная техника, а развитая патетика, воплощенная в страстном патриотизме. Правила страстей: 1) призывать на помощь страсти только к потенциально патетическим объектам; 2) приберечь чувственный эффект; 3) избегать излишней патетики, вызывающей насмешку. Итак, триединая цель ритора – это: привлечь нравом, убедить аргументом, тронуть чувством.

Общие правила инвенции: 1) нравы, аргументы, страсти должны сотрудничать во имя единой цели – убеждения; 2) одна из трех частей должна доминировать; 3) нравы и страсти адресуются слабым, чувственным и молодежи; 4) аргументы в речи – к людям степенным и разумным; 5) злоупотребление нравами и страстями легко высмеивается; 6) размышление, опыт и внимательное изучение наследия великих учителей необходимо для формирования вкуса, который диктует правильный выбор и меру.

Диспозиция – это аранжировка элементов, полученных в результате инвенции, для наилучшего убеждения аудитории (Пеллисье). Диспозиция содержит в себе: введение в тему («ангажирование сюжета») и развертывание («приведение доказательств»). Сочиняемая речь имеет шесть частей: 1) введение; 2) предложение (теорема); 3) повествование; 4) подтверждение; 5) опровержение; 6) заключение. Различают три вида введения: прямое, запутывающее и ошарашивающее (Проспер Мериме в «Хронике царствования Карла IX» приводит пример пари, по условиям которого монах должен начать проповедь в католическом храме с ругательств и выигрывает пари, заявив: «Чтобы вам, распротак… не мучили черти в аду!»). Правила введения: 1) от введения зависит успех в целом; 2) следует использовать «нравы»; 3) сочинять введение, исходя из сути рассматриваемой темы; 4) писать введение последним; 5) доступность стиля; 6) избегать банального и экстравагантного. Предложение (теорема) – необязательный элемент, включаемый обычно при сложном и неочевидном характере темы.

Повествование (наррация) – изложение фактологического аспекта темы. Правила наррации: 1) повествование должно затрагивать только основные факты, имеющие непосредственное отношение к теме; 2) факты должны быть правдоподобными; 3) наррация должна быть краткой и четкой; 4) интерес к речи зависит от интереса, вызванного наррацией; 5) наррация должна сопровождаться описанием для оживления сухих фактов; 6) для описания следует выбирать наиболее выгодную точку зрения; 7) при описании – избегать расплывчатости и излишних деталей; 8) место описания – в начале наррации.

Подтверждение (конфирмация) – основное развертывание аргументации с целью доказательства истинности посылок, выдвинутых в предложении. Правила конфирмации: 1) все замечания касательно применения необходимых доказательств должны быть собраны воедино; 2) с этой целью осуществить ревизию всех общих мест, рассматриваемых в инвенции; 3) при выборе аргументов заботиться об их качестве, а не количестве; 4) наилучшим является Гомеров порядок: вначале сильные аргументы, затем масса средних, в конце – один наиболее мощный аргумент (этот порядок с великолепной иронией обыгрывает М.А. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита»: Воланд, устав от атеистических возражений Берлиоза, приводит самый сильный – когда из-под трамвая выкатывается отрезанная голова Берлиоза – глава «Седьмое доказательство»); 5) тщательно избегать нисходящего порядка аргументов; 6) сильные аргументы – в простой форме; слабые – группировать по несколько для самоподдержки.

Правила заключения: 1) резюме аргументации, развернутой в подтверждении, должно вызвать эмоции; 2) точность изложения и разнообразие в стиле; 3) из подтверждения отбирать наиболее сильные места; 4) при использовании «страстей» помнить об умеренности; 5) стиль живой и эмоционально-насыщенный.

Элокуция (элоквенция) – это раздел риторики, представляющий собой словесное оформление мысли. Ее содержание очень обобщенно может быть представлено следующим образом: общие наблюдения над различными грамматическими формами и конструкция (предложение, фраза, период); суждение об основных характеристиках стиля и его разновидностях; учение о «формах» стиля; учение о «формах» речи. Другими словами, элокуция – это характеристика тропов и фигур теории красноречия.
Какие основные тропы и фигуры риторики
используются чаще всего?


Тропы – это обороты, которые основываются на употреблении слов в переносном значении. Они используются для усиления выразительности речи оратора. Тропы – такое изменение собственного значения слов или словесного оборота, при котором происходит обогащение этого значения. К тропам относятся отдельные слова, которые употребляются необычным образом. Употребление тропов заключает в себе современную реализацию двух значений: 1) буквального, то есть общеязыкового; 2) иносказательного, переносного, ситуативного, то есть относящегося к конкретному, данному случаю. Совмещение этих значений в тропах и позволяет создавать с их помощью образ.

Тропы можно разделить на две группы: 1) тропы слов (М.В. Ломоносов называл их тропами речений); 2) тропы предложений. В первую группу входят тропы, используемые для усиления выразительности. В эту группу включаются: 1) метафора, 2) метонимия, 3) синекдоха, 4) антономазия (антономасия), 5) ономатопейя (ономатопея), 6) катахреза (катахрезис), 7) металепсис. Вторую группу составляют тропы, употребляемые для украшения. Это: 1) аллегория, 2) эмфаза (эмфазис), 3) перифраза (перифразис), 4) эпитет (эпитетон), 5) ирония, 6) гипербола, 7) литота, 8) эвфемизм.

Рассмотрим некоторые из них.
Метафора – перенесение свойств одного объекта на другой либо по принципу их сходства в каком-нибудь отношении, либо, наоборот, по контрасту.

При создании метафоры, согласно Квинтилиану (компедиум «Двенадцать книг риторических наставлений»), наиболее типичными будут следующие четыре случая: 1) замена (перенос свойства) одного одушевленного предмета другим одушевленным (сегодня можно говорить о переносе свойства от живого к живому, ибо у греков и римлян одушевленными считались только люди). Например: Лошади были – не лошади, тигры (Е. Замятин. Русь); морж вскатывается снова на помост, на его жирном могучем теле показывается усатая, щетинистая, с гладким лбом голова Ницше (В. Хлебников. Зверинец); 2) один неодушевленный предмет заменяется (происходит перенос свойства) другим неодушевленным. Например: В тумане пустынном клубится река (А. Пушкин. Окно); Над ним луч солнца золотой (М. Лермонтов. Парус); С деревьев ржавый лист валился (Ф. Тютчев. Н.И. Кролю); Кипящее море под нами (песня «Варяг»); 3) замена (перенос свойства) неодушевленного предмета одушевленным. Например: Слово – величайший владыка: видом малое и незаметное, а дела творит чудесные – может страх прекратить и печаль отвратить, вызвать радость, усилить жалость (Горгий. Похвала Елене); Ночь тиха, пустыня внемлет Богу, и звезда с звездою говорит (М. Лермонтов. Выхожу один я на дорогу…); Расплачется в воротах заржавленный засов (А. Белый. Шут); Коломна светлая, сестру – Рязань обняв, в заплаканной Оке босые ноги мочит (Н. Клюев. Разруха); Продрогли липы до костей (Н. Клюев. Продрогли липы до костей…); 4) замена (перенос свойства) одушевленного предмета неодушевленным. Например: «Крепкое сердце» (то есть скупое, жестокое) – говорит офицер о ростовщике Санхуэло (Р. Лесаж. Похождения Жиля Бласа из Сантильяны); Софисты – ядовитая поросль, присосавшаяся к здоровым растениям, цикута в девственном лесу (В. Гюго. Отверженные); Софисты – пышные, великолепные цветы богатого греческого духа (А. Герцен. Письма об изучении природы).

Метонимия – замена одного смысла другим на основе их связи по смежности. Например: Театр уж полон, ложи блещут (А. Пушкин. Евгений Онегин).

Синекдоха – вид метонимии, употребление названия части вместо названия целого и, наоборот, частного вместо общего, целого вместо части, множественного числа вместо единственного, и наоборот (гром победы, раздавайся, веселися, храбрый Росс), вещества вместо предмета, сделанного из этого вещества (да, жаль его, сражен булатом). Стоит заметить, что вариант синекдохи, когда употребляются слова, обозначающие часть вместо целого, должен использовать очень аккуратно. Специалисты, занимающиеся новой риторикой (о ней будет сказано дальше), анализируют один из традиционных примеров широко распространенной синекдохи эпохи парусного и гребного флота – «сто парусов» вместо «сто кораблей», подчеркивая при этом, что замена: «сто мачт» или «сто весел» вместо «сто кораблей» – может вызвать только насмешку.

Антономазия – замена имени собственного нарицательным или наоборот. Вряд ли кому-то надо объяснять, чье имя заменяют в нашей стране слова Великий помор.
Эти тропы относятся к тропам слов. А вот некоторые тропы предложений, то есть тропы украшения.

Аллегория – запечатление чего-то отвлеченного, какой-нибудь идеи в конкретном образе, тип образности, основанный на иносказании. Практически все притчи, с которыми Иисус Христос обращается к своим ученикам, основаны как раз на этом тропе. К примеру, притча о блудном сыне, притча о талантах и т.д.

Парафразис – замена прямого названия многословным описанием, в котором содержатся признаки не названного прямо человека, предмета: Храбрый разрушитель Карфагена, то есть Сципион.

Гипербола – резкое, иногда нарочито, преувеличение свойств изображаемого объекта. Кто не помнит могучего Тараса Бульбу, под двадцатипудовым телом которого шатались кони. А слова Фамусова в комедии А.С. Грибоедова:

Тогда не то, что ныне,

При государыне служил Екатерине.

А в те поры все важны! в сорок пуд…

Раскланяйся – тупеем не кивнут.

Ирония – троп, при котором слово или высказывание приобретают в контексте речи смысл, противоположный буквальному значению, либо отрицающий его, либо (хотя бы) ставящий его под сомнение. Намек на иронический подтекст может содержаться не в самом слове или высказывании, а в контексте, интонации, а в прозе – даже в ситуации, с которой связаны слово или высказывание.

Басня И.А. Крылова: Откуда умная бредешь ты, голова? слова, обращенные к Ослу. В «Истории села Горюхина» А.С. Пушкин так характеризует женскую половину обитателей села: Женщины сверх домашних работ разделяют с мужчинами большую часть их трудов; и не уступят им в отважности, редкая из них боится старосты.

Фигуры – в общем случае любые обороты речи, отступающие от нормы. Фигуры, писал Квинтилиан, – это «некоторый оборот речи, от общего и обыкновенного образа изъяснения мыслей отступающий». Традиционно считается, что первым их стал использовать Горгий из Леонтин, знаменитый ритор и софист, поэтому-то долгое время фигуры и назывались «горгианскими».

В риторике различаются фигуры слова и фигуры мысли. В чем же состоит различие между ними? Фигуры слова меняются, утрачивают свое качество, если их попытаться передать в других терминах, то есть пересказать иными словами; что же касается фигур мысли, то они не меняются при передаче их в других терминах, то есть при замене одного или нескольких слов близкими им по смыслу, но звучащими иначе.

Фигуры слова делятся на три группы: 1) фигуры прибавления; 2) фигуры убавления; 3) фигуры расположения, или перемещения. Фигуры прибавления, в первую очередь, включают различного рода повторы, а также ряд других фигур. Наиболее распространенными видами фигур прибавления являются анафора, или единоначатие, эпифора, симплока, эпаналепсис, анадиплосис, градация, полиптотон, или многопадежие, полисиндетон, или многосоюзие. Фигуры убавления включают в себя эллипсис, или эллипс, силлепсис, или силлепс, асидентон, или бессоюзие, зевгму, усечение. Фигуры расположения (перемещения) – это различные варианты инверсии, параллелизма, а также хиазм. Инверсия, или переворачивание, в свою очередь, включает анастрофу и гипербатон. Видами параллелизма являются изоколон, антитеза, гомеотелевтон, то есть подобие окончаний, своего рода зародыш рифмы.

Фигуры классифицировать гораздо сложнее из-за большой размытости критериев отбора, весьма частой нарочитой изощренности и вычурности, привязанности к специфике определенного языка, например латинского, и т.д.

Следует помнить, что средневековые риторы насчитывали до 200 фигур мысли. Поэтому, если не пытаться систематизировать все фигуры мысли, но наиболее употребительные из них можно разбить условно на две группы: 1) фигуры, ориентированные на аргументацию; 2) фигуры, имеющие эмоциональную окраску. Тогда первую группу фигур мысли составят: риторическое определение; риторический вопрос, или вопрошание; изречение, или апофегма; ответствование; уточнение. А вторую группу – амплификация; апосиопеза, или умолчание; просопопейя, или олицетворение; опущение, или паралепсис; обращение; восклицание; сожаление; мольба и т.д.

Приведем примеры фигур слова первой группы (фигур прибавления).

Анафора – это фигура, возникающая, когда слово или несколько слов для большей экспрессии повторяется в начале каждого периода.

В сборнике «Будем как Солнце: Книга Символов» Константина Бальмонта есть стихотворение «Сказать мгновенью: стой!». Оно начинается анафорой:

Быть может, вся Природа – мозаика цветов?

Быть может, вся Природа – различность голосов?

Быть может, вся Природа – лишь числа и черты?

Быть может, вся Природа – желанье красоты?

Вот анафора из стихотворения Велимира Хлебникова:

Когда умирают кони – дышат,

Когда умирают травы – сохнут,

Когда умирают солнца – они гаснут,

Когда умирают люди – поют песни.

Эпифора – повтор слова или группы слов в конце нескольких строк, строф, периодов. Эту фигуру использовал в эпиграмме Осип Мандельштам:

Это есть художник Альтман,

Очень старый человек.

По-немецки значит Альтман –

Очень старый человек.

Симплока – соединение анафоры и эпифоры, то есть повторение слов в начале и в конце периода, фразы, строки.

Анадиплосис (удвоение, стык) – повтор последнего слова (или последний слов) стиха, периода, ритмико-интонационной единицы (колона) в начале следующего. Обычным хрестоматийным примером, вошедшим во все издания, являются слова Александра Блока:

О, весна без конца и без краю –

Без конца и без краю мечта!

Градация – фигура слова, входящая в группу фигур прибавления. Градация имеет два основных значения: 1) узкое – цепочка анадиплосисов, то есть фигур, заключающихся в том, что окончание первого периода является началом второго, например 19 строф русской народной песни «Во саду ли, в огороде девица гуляет, она ростом невеличка, лицом круглоличка» представляют собой такого рода градацию; 2) в широком смысле слова градация: а) последовательное нагнетание однородных выразительных средств речи (климакс); б) наоборот, их последовательное ослабление (антиклимакс).

Примером климакса являются слова из речи Демосфена: Я не только заявил, но и написал свое предложение, не только написал, но и отправился послом, не только отправился послом, но и убедил фиванцев, нет – я прошел все испытания от начал до конца и отдавал себя за вас решительно во всех обступивших государство опасностях (Демосфен. За Ктесифонта о венке).

Полисиндетон (многосоюзие) – повторение союза, воспринимающееся как избыточное, но создающее эффект возвышенности стиля.

Вот полисиндетон А.С. Пушкина, обращенный к А.П. Керн:

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И Божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Во вторую группу (фигуры убавления) входят эллипсис, силлепсис, асиндетон.

Эллипсисом называется пропуск слов или предложений, которые легко подразумеваются. Применение этой фигуры создает эффект экспрессии: А герцог Альба? Он уже в Брюсселе. Прощайтесь с нажитым добром, горожане! (Ш. де Костер); Он закурил у бензоколонки – покойнику было 22 года (американский анекдот).

Силлепсис – объединение элементов текста, по сути своей необъединяемых. У Льюиса Кэрролла (Ч.Л. Доджсон) в «охоте на Снарка» эта фигура имеет такой вид:

И со свечкой искали они, и с умом,

С упованием и крепкой дубиной,

Понижением акций грозили притом

И пленяли улыбкой невинной.

Асиндетон (бессоюзие) – построение предложений, при котором для усиления экспрессии опускаются союзы. Примером асиндетона служат строки А.С. Пушкина:

Швед, русский колет, рубит, режет,

Бой барабанный, клики, скрежет.

Третью группу (фигуры расположения или перемещения) составляют различные виды инверсии, параллелизма, а также хиазм.

Инверсия (переворачивание) – нарушение «естественного» порядка слов. Основные ее виды – анастрофа и гипербатон. Анастрофа – это перестановка смежных слов. Гипербатон – разъединение смежных слов для усиления выразительности речи. Следует подчеркнуть, что гипербатон – фигура более изощренная, производящая впечатление некоей вычурности, а поэтому реже используемая. Но мощь гипербатона хорошо осознавалась: А.С. Пушкин в поэме «Полтава» использует гипербатон:

И бога браней благодатью

Наш каждый шаг запечатлен.

Иначе: «Каждый наш шаг запечатлен благодатью бога браней».

Параллелизм – тождественное расположение элементов речи в смежных частях текста для создания единого художественного образа. Он подразделяется на изоколон, антитезу, гомеотелевтон. Изоколон (равночленность) – параллельное расположение частей речи в смежных предложениях. Изоколон Василия Каменского:

Я Странный странник

СТРАННЫХ СТРАН.

Антитеза – резкое противопоставление образов, понятий, нравственных или политических позиций. Примерами антитезы служат и названия пьес дона Педро Кальдерона де ла Барки и Энао («В этой жизни все истина и все ложь») и стихи из них (в переводе Константина Бальмонта). В драме «Врач своей чести» инфант дон Энрике обращается к донье Менсии, выходящей замуж за другого:

И чтоб в одно и то же время

Твою отпраздновали свадьбу

И погребение мое.

Гомеотелевтон – это подобие окончаний, своего рода зародыш рифмы. Обычно широко используется в ритмической прозе.

Хиазм – это перекрестное расположение параллельных членов в двух смежных предложениях одинаковой формы.

В.А. Гиляровский использовал хиазм в эпиграмме:

В России две напасти:

Внизу – власть тьмы,

А наверху – тьма власти.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 13 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 13 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов
Сборник методических материалов по курсу «Конституционное (государственное) право зарубежных стран». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова,...
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов по курсу
Сборник методических материалов по курсу «Наследственное право». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 10 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов по курсу «Мировая художественная культура». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 18 с
Сборник методических материалов по курсу «Мировая художественная культура». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 18 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов
Сборник методических материалов по курсу «Логика»: Для студентов экономического факультета. — М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2004....
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов
Сборник методических материалов по курсу «Введение в специальность “Финансы и кредит”». — М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2004. —...
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов
Сборник методических материалов по курсу «Технологии массовых коммуникаций». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2001. 24 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов
Сборник методических материалов по курсу «Печать и художественная культура». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2001. 14 с
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconСборник методических материалов по курсу Современные
Сборник методических материалов по курсу «Современные pr техноло­гии: цели, методы, инструментарий». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова,...
Сборник методических материалов по курсу «Риторика». М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. 64 с iconДля студентов факультета журналистики Москва
Сборник методических материалов по курсу «Основы теории литературы». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2003. – 19 с
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org