Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль



страница7/31
Дата11.02.2013
Размер4.3 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31

Глава 16. Мишель
Мишель оказалась классной. По настоящему. Она часто за мной заходила прямо в каюту и брала меня под руку, и мы шли куда нибудь. Или обедали вместе, а потом тоже шли. Она рассказала мне, что давно уже летит и что ей тут все известно. И еще, что она не в первый раз на этом лайнере. И вообще – ей тут надоело «до чертиков». Мы заходили во всякие места – и в оранжерею, и в бар, и в планетарий. Смотрели фильмы. Смотреть фильм в темном зале, когда вокруг тебя много людей, это, скажу я вам, вовсе не то же самое, что у себя в каюте, на маленьком визоре. Даже когда ты этот фильм уже видел, все равно смотришь, как в первый раз. И ощущения тех, кто вокруг сидит, они в меня текут. Они разные. Страх, радость, желание чего то непонятного. Томление, скука. Иногда – очень редко – у кого то прорывается дикая жажда жизни. Или похоть. Это когда сильно хочешь тех приятных штук, что со мной проделывали красивые девушки в том доме. А интереснее всего ощущения от Мишель. Потому что она сидит ближе всех. От нее, когда она не грустит, идет тепло. Просто тихое тепло, по другому и сказать не могу. Иногда она сочувствует тем, кто на экране. Иногда злится на них. Радуется, когда у них что то выходит. Но в основном она грустит. Я чувствую, что ей плохо. И очень хочу помочь, уж такой я недоумок. Но не знаю как. И мы ходим, или сидим где нибудь и разговариваем. Обо всем. Просто так. Вернее, она говорит, а я слушаю. Но мне все равно нравится. И она не считает меня придурком. Я это чувствую. И мне это тоже здорово по нраву.

Она водит меня по оранжерее и рассказывает о здешних растениях. Некоторые из них очень забавные. Есть одно, которое сворачивается спиралью, когда на него подуешь. А другое ползает между стволами, как живое, и поры на нем раскрываются и закрываются, словно оно дышит. А самое интересное зовется деревом правды. Когда стоишь рядом и думаешь о чем то, оно меняет цвет. Когда думаешь хорошее, оно становится нежно зеленым. Когда злишься – краснеет. Мишель говорит, что для каждого чувства у этого растения есть свой цвет. Или для комбинации чувств. И перед этой штукой врать бесполезно – она тебя сразу раскусит. Поэтому в этом углу отсека народ редко появляется. Только новички вроде меня. А потом они быстро смекают, в чем дело, и больше сюда не приходят. Кому охота, чтобы все узнали, что ты злишься? Или неправду говоришь. А Мишель тут часто бывает. Ей скрывать нечего. Так она говорит. Когда она стоит у дерева, листья становятся бежевыми. Такой цвет у грусти. А когда она смеется, растение переливается голубым. Она попросила меня встать рядом с деревом. И я встал. И листья сначала посветлели, потом начали быстро сереть, пока не стали, как пепел. Но ближе к верхушке они остались зелеными. И Мишель посмотрела на меня серьезно и сказала, что это цвет тоски. Или ожидания. И что я совсем не злой человек. И что она «не ожидала». Думала, что у меня внутри пусто, и я ничего чувствовать не могу.
Я не стал с ней спорить. Что может простое дерево знать о таком, как я? Я и сам то порой не могу понять, что у меня внутри творится. А еще Мишель извинилась за то, что со мной как с придурком себя ведет. А я ничего такого от нее и не чувствовал. И сказал, что это пустяки. И дерево, когда Мишель близко ко мне подошла, зеленым подернулось. И я понял, что она меня не обманывает. А потом листья вдруг пошли красными пятнами. Это к нам сзади неслышно Жак подкрался. Тот мужчина, который был ее «парой». И которого она послала к черту. То есть, я знал, конечно, что он к нам подходит, но не стал Мишель про него ничего говорить. Может быть, Жаку нравится так подкрадываться.


– Мишель, нам нужно поговорить, – сказал Жак. Щеки у него были все красные. И еще он был не в себе, кажется. И я понял, что он выпил чего то крепкого. И не очень соображает, что делает. Совсем как я, когда в челноке летел.

– Жак, нам не о чем разговаривать, – так Мишель ему ответила и снова стала на дерево смотреть. А на нем листья уже совсем красными стали.

– Ты меня всюду избегаешь. Из за твоей выходки надо мной все смеются. Из за тебя я не могу найти себе пару!

А Мишель только плечами пожала.

– Ничем не могу помочь. У меня теперь другая пара. Если ты не заметил, то вот она.

– Плевать я хотел на этого недоумка. Ты что, не видишь – у него не все дома? Нам надо поговорить.

И он схватил Мишель за руку. И ей стало больно. Я почувствовал. И дерево тоже. Оно желтеть начало.

– Ты забываешься, Жак. Не путай меня с местными девками. И напоминаю тебе: я не одна. Не думаю, что моему кавалеру понравится твое поведение.

– Плевать! Я имею право…

– Ты ни на что не имеешь права, Жак. Ты зарываешься. Все это была глупая игра, к тому же ты перешел границы. Я не обязана быть с тобой в угоду идиотским правилам этого летающего притона. Я тебе не девушка из твоих салонов. Я – баронесса Радецки фон Роденштайн. Помни об этом, господин денежный мешок.

И она посмотрела на меня. А я ей улыбнулся. А Жак схватил Мишель и начал ее целовать. И делать ей больно. А она вырывалась. И тогда меня будто толкнуло что то. Я подошел к нему и сказал:

– Мистер, ей больно.

А он повернулся и сказал мне:

– Убирайся к дьяволу, идиот!

И толкнул меня. Сильно. Так, что я чуть не упал. А позади нас стояли люди и на нас глазели. И перешептывались. И тогда во мне опять что то закаменело. Совсем как тогда, в пригороде. И я стал как железный истукан. И что то мне сказало «цель опознана». И еще: «отражение атаки» и «бортовое оружие отсутствует». Я не знаю, что такое «цель». Я просто шагнул так, что деревья вокруг пошатнулись. Потому что я теперь весь из стали. И Жак вдруг точками яркими покрылся. И каждая из них что то означала. Голос подсказал мне, что это «уязвимые точки». А Жак меня снова ударил. По лицу. А я не почувствовал ничего. Я же железный. Мне показалось, что он даже руку отбил, потому что зашипел, как кот. И тогда мое тело его само ударило. По одной из точек. Ногой. А потом моей рукой его ткнуло. Она у меня вся негнущаяся и тяжеленная, как бревно. И Жак на пол упал. А голос произнес «атака отражена». И я снова собой стал. И у меня кровь бежала из носа. И Мишель мне платок к лицу прикладывала. Она сказала:

– Юджин, не надо было тебе вмешиваться. Я бы сама разобралась.

– Он сделал тебе больно.

– Мне не привыкать к боли. Пойдем.

И она меня повела к выходу. И люди, что на нас смотрели, расступились и нас пропустили. А когда мы уже почти прошли, она остановилась и на Жака оглянулась. Он на коленях стоял и головой тряс. И лицо у него в крови было. Мишель ему сказала: «Дешевый мафиозо». Те мужчины, что вокруг были, меня по плечу хлопать начали, а женщины что то говорили и улыбались. Все сразу. Потому я и разобрать ни слова не мог. А Мишель меня дернула за руку и за собой утащила. Какой то человек с синим знаком на груди к ней подошел и сказал: «Я очень сожалею, мисс. Мы примем все меры к недопущению подобных инцидентов». И еще что то добавил. Опять про традиции. А она ему сказала, чтобы он к черту катился.

А потом она привела меня в свою каюту. Помогла мне лицо вымыть и рубашку с меня сняла. И бросила ее в шкаф. Я знаю – у меня в каюте такой же. Туда кладешь грязную одежду, а потом достаешь чистую и выглаженную. Мишель посмотрела на меня без рубашки, улыбнулась и сказала непонятное: «Ну и ну. Да ты настоящий мачо».

Каюта у нее была не такая, как у меня. Просторная. У нее было целых два широких кресла и большой визор на стене. Пока мою рубашку шкаф чистил, она меня усадила в одно из них и достала из стены бутылку и стаканы. Налила мне и себе и сказала:

– Ты что, совсем не боишься? Это же сам Жак Кролл. Мафиозный босс с Рура. Зачем ты влез, дурачок?

А я как услышал слово «боишься», так мне все сразу ясно стало. И я ответил ей:

– Я мужчина. Мужчина не должен бояться.

А она смотрела на меня долго долго. И очень пристально. И нисколько не сердилась. Я бы почувствовал, если бы она рассердилась. А потом она произнесла негромко:

– Как просто. Мужчина не должен бояться. И всего лишь. Никто из моих знакомых не додумался до этого определения. Хотя никому и в голову не придет назвать их идиотами.

– Это действительно очень просто, Мишель. Просто надо помнить, что ты мужчина. И все. Я и помню.

– Даже если тебя могут убить?

И кто то влез в наш разговор. Сказал моими губами:

– Я создан для войны. Я не должен бояться смерти.

А я только глазами хлопал. И мне неловко было. Я опасался, что Мишель меня будет считать дурачком, если я чего невпопад ляпну. А потом мы выпили вина. Оно было красное, как моя кровь. Я сказал об этом вслух. Не знаю зачем. Просто так захотелось. А Мишель улыбнулась понимающе. И еще она сказала, что у меня, оказывается, есть «достоинство». Я, правда, не понял, какое именно. Хоть голос мне и подсказал, что достоинство – это «совокупность высших моральных качеств человека, уважение этих качеств в самом себе, самоуважение». Я решил: это означает, что себя самого надо уважать. Тогда это и будет «достоинство». И постарался это запомнить. Крепко накрепко. Уж если таким женщинам, как Мишель, это дело по нраву, то мне и подавно должно быть.
Глава 17. Грабеж
Однажды, когда я пришел с обеда, я увидел, что кто то в моих вещах копался. У меня и вещей то нет совсем. Одежда, что на мне, еще куртка да коробочка, что мне дал Анупам. Так вот эта коробочка лежала не там, где я ее оставлял. Я, конечно, не слишком умный, и мне может привидеться все, что хочешь. Но это я запомнил твердо: коробочка лежала не так. Кто то ее трогал и перевернул. И я испугался, что она потеряться может. А я ведь Анупаму обещал, что довезу ее до Кришнагири в целости. И там его сестре передам. Как ее… Чандраканте. Что означает «любимая луной». Если я коробочку потеряю, то Анупам про меня подумает плохое. А я ему обещание дал. Я знаю, что обещания надо выполнять. Так мне Генри когда то говорил. Еще я знаю, что не все, что Генри говорил, – плохо. И теперь, когда я так стал бояться, я решил эту коробочку все время с собой носить.

Сегодня Мишель за мной зашла и предложила сходить в «казино». Я сразу вспомнил, что это такая большая комната, где красный свет и где мне чего то бесплатного обещали. Мишель сказала, что, если я против, то можно еще куда то сходить, и что я могу не волноваться – она будет «играть по маленькой», а я могу просто рядом стоять и за игрой наблюдать. А я ответил, что вовсе не против и мне даже интересно. Тогда она мне улыбнулась, щелкнула меня легонько по носу, и мы пошли. А коробочку я с собой взял. Мишель спросила, что это, а я объяснил, как Анупам учил, – «личные вещи». А Мишель странно на меня посмотрела – изучающе и немного тревожно, но ничего больше не сказала. Коробочка все время в руках мешала, и я ее тогда сунул за ремень. Не слишком удобно, но зато теперь руки свободны.

Когда мы шли, на нас все оглядывались. И шептались. За спиной. А так все с нами здоровались. Но больше всего – с Мишель, а не со мной. Когда они шептались, я часто слышал, как меня называют «ненормальным». А про Мишель шепчут, что она «нашла пару себе под стать». Это они обо мне, наверное. Они тихо говорили, и Мишель ничего не слышала. Да и ей, похоже, все равно. А я, когда нужно, могу все все слышать. Даже то, что очень далеко говорят. Только захочу – сразу и слышу.

И вот мы пришли в это самое «казино». И вежливый человек назвал Мишель «баронессой». А меня «сэром». И еще дал мне маленькую круглую штучку. «Фишку». Сказал, что это подарок для гостя. Это оттого, что я тут впервые. Я посмотрел на этот кругляш – ничего особенного. Кусочек цветного пластика и ничего больше. И в карман его сунул. А Мишель куда то сходила, и принесла этих штук целую горсть. И повела меня за собой к столу. Там много столов вокруг было, и вокруг них люди сидели и смотрели на разноцветную круглую вертушку. Мишель объяснила мне, что это «рулетка». Еще все курили и что то пили.

А потом она села и меня позвала. И мужчина в красивой белой рубашке и с блестящими волосами крутил эту рулетку, а Мишель свои круглые штуки по столу раскладывала. Там еще были такие клетки нарисованы. Вперемежку – черные и красные. Каждый раз, когда рулетка переставала вертеться, мужчина красивым деревянным скребком фишки к себе сгребал. И только редко редко – подгребал немного к Мишель. А она досадливо головой качала. Я чувствовал: она чем то очень увлечена. И одновременно злится слегка. Видимо, что то у нее не ладилось с этими «фишками».

И мы так довольно долго рядом сидели, и даже выпили немного вина. И так до тех пор, пока у Мишель кругляшей не осталось. И она сказала, что ей сегодня «не везет». Чтобы она так не расстраивалась, я достал и отдал ей свою фишку. Мишель улыбнулась и предложила мне самому «сыграть». И начала мне про все рассказывать. Говорила непонятные слова, всякие там «файф бет» или «сплит ап». И еще цифры называла. Получалось, что когда свой кругляш куда то ставишь, это называется «ставка». И если шарик на рулетке попадет на ту же цифру, то мне дают еще кругляшей. Если нет, то мой кругляш мужчина с деревянным скребком себе забирает. И количество штук, что мне достаются, зависит от того, куда я свою фишку пристрою. Оказывается, ее можно класть прямо в квадратик с цифрой. А можно на линию между цифрами. А можно на всякие другие квадратики что сбоку или снизу. Она говорила при этом «тридцать шесть к одному», или «восемь к одному». И еще много чего. Она очень хотела, чтобы я попробовал. Уверяла, что мне понравится. Чтобы ее не огорчать, я согласился. И когда мужчина закрутил рулетку, и шарик побежал по кругу, и мужчина сказал: «Дамы и господа, делайте ваши ставки», она меня слегка подтолкнула: «Ну же, Юджин. Делай ставку. Клади свою фишку». И я положил. Прямо в клеточку. Потому что понял, что «тридцать шесть к одному» это больше, чем «семнадцать к одному». И тем более, чем «два к одному». И мужчина сказал, что ставок больше нет. А потом шарик остановился и Мишель захлопала в ладоши так, что на нас другие люди стали оглядываться. А некоторые даже подошли, чтобы посмотреть, в чем тут дело. Тем временем мужчина ко мне подвинул целый столбик кругляшей. И Мишель меня чмокнула в щеку радостно и сказала, что я «выиграл». Я не понял, в чем тут дело, и никакой радости от кучки кругляшей у меня не было, но что Мишель меня поцеловала, мне понравилось. И я стал дальше играть. Мужчина все крутил и крутил свою штуку, а я раскладывал свои фишки и так и эдак. Иногда он у меня их забирал понемногу, но чаще ко мне пододвигал. И у меня их скопилось столько, что они целыми стопками стояли. Некоторые даже рассыпаться начинали, так их много было. Мужчине это не слишком по нраву было, я это чувствовал, но он держался. Все так же улыбался и крутил рулетку. А вокруг нас уже много народу собралось. И когда я выигрывал, многие женщины хлопали в ладоши и говорили, что я «удачливый». А их мужчины – «дуракам всегда везет». Только негромко. Чтобы я не слышал. Но я все слышал. Но виду не подавал. Ведь Мишель сидела рядом, вся раскрасневшаяся, и говорила, что я «умница» и «молодчина». И еще – она не грустила. Ей было здорово, я чувствовал. И, чтобы ей и дальше было здорово, я продолжал тут сидеть и эти чертовы фишки раскладывать. И еще к нам подошел какой то важный господин с цепкими глазами. И стал улыбаться, а сам внимательно за нами наблюдать. А я сразу понял, что ему невесело как то. Наверное, ему этих «фишек» жаль было. Мишель мне в самое ухо тихонько сказала, что это сам «менеджер казино». И я подумал, что это круто, когда столько народу вокруг меня, и все на меня смотрят, и никто надо мной не смеется и придурком меня не называет. И мне стало нравиться в этом их казино.

А потом Мишель сообщила, что я уже и так всю эту лавочку «обчистил». Сказала, что играем «по последней». И тогда я взял и самую большую стопку подвинул в клетку, где два нуля нарисованы. И еще сверху добавил. Потом подумал, что нам такую прорву кругляшей нипочем самим не унести, и еще один столбик туда задвинул. И мужчина сказал, что ставок больше нет. И все вокруг замолчали почему то. А Мишель сказала мне тихо, что я сумасшедший. Но необидно сказала, так что я понял, что она не злится. А менеджер достал платок и стал зачем то свой лоб им вытирать. А потом все как начали кричать, да так, что я даже испугался. Подумал, что сделал что то не так. Но потом понял, что все кричат не от гнева, а от радости. Мишель меня обняла и в губы поцеловала. А все вокруг еще громче закричали и хлопать в ладоши стали, как ненормальные. Мужчина начал ко мне фишки двигать. Много много фишек. Целые столбики. А я все никак не мог в себя прийти. Там мне здорово стало от поцелуя. И я готов был из за этого еще целую вечность тут сидеть. Целую неделю. Или даже месяц.

Мужчина, который менеджер, совсем сдал. Покачнулся как то, весь бледный стал. На него смотреть жалко было. Но все же он себя в руки взял, подошел ко мне и назвал меня «сэром». Сказал, что сейчас организует охрану. Потому что «из третьего класса публики понабежало». И что он меня поздравляет. И что пусть я не волнуюсь – у их казино прекрасная репутация и все деньги я получу, как пожелаю, – или немедленно наличными, или в виде платежной карточки. А Мишель встала и сказала: «Только наличными». И менеджеру этому совсем дурно стало.

А я посмотрел на все эти кучи кругляшей, да и ляпнул Мишель: «Ты так расстроилась, когда проиграла. Забирай. Мне это не нужно». А она ответила, чтобы я не делал глупостей. И что от такой прорвы наличных даже последний идиот не отказывается. Тогда я рассердился, и сказал, что я вовсе не идиот. И что мне эти «фишки» без надобности. Так что ей их пришлось себе взять. И она на меня смотрела пристально пристально. И удивленно. И еще как то. Не могу сказать, как. Потому что не понял. И люди вокруг, когда я так ей сказал, я думал, что они нас сейчас растерзают, так они радовались. И больше всех женщины.

А потом пришли вежливые служащие, все наши фишки собрали на поднос и проводили нас к «кассе». А вокруг шли охранники и никого к нам не подпускали. И еще потом двое с нами пошли. «Как бы чего не вышло» – так менеджер сказал. Сказал: «Традиции традициями, но охрана не помешает». И мы пошли в каюту. А два хмурых человека в синих куртках позади нас шли и по сторонам внимательно оглядывались. Вот так мы и сходили в это самое «казино».

Когда мы вошли в каюту, и Мишель в шкаф целые кирпичи из цветных бумажек переложила, она повернулась ко мне и сказала:

– Послушай, Юджин. Я понимаю, ты хотел сделать красивый жест. У тебя неплохо вышло. Но взять эти деньги от тебя я не могу. Извини. Давай вечером внесем их на твой счет. Никто не узнает, обещаю.

– Почему? – спросил я. Я не знал, что такое «счет», но понял, что Мишель отказывается от этих бумажек. И удивился: зачем же мы тогда так долго «играли»?

– Потому что это слишком много для знака внимания. И потому что я в них не нуждаюсь. И потому, что они тебе самому пригодятся. Вряд ли отставные офицеры купаются в золоте.

И мне стало грустно. Я ведь так хотел, чтобы Мишель перестала грустить. И чтобы ей стало весело. И у меня опять ничего не вышло. И тогда я сказал:

– Мишель, я очень хотел, чтобы тебе стало хорошо. Прошу тебя, возьми это себе. Я не притворяюсь. Пожалуйста, – и сам поразился, насколько гладко у меня все это вышло. Целая речь, а я даже не запнулся ни разу.

А она помолчала немного, потом вздохнула и поцеловала меня. Крепко крепко. У меня даже голова закружилась, так сладко у нее это вышло.

А потом Мишель отошла немного и в глаза мне посмотрела внимательно. Будто найти там чего то хотела. И сказала:

– Знаешь, я действительно привыкла к деньгам. У меня их куры не клюют. Но вот так запросто такую кучу наличных мне еще никто в жизни не дарил.

А я не знал, что ей ответить. Просто улыбался. Потому что мне хорошо было. А она помолчала и добавила:

– А ты не такой уж и дурачок, каким прикидываешься. Это здорово.

И еще что то хотела добавить, но потом сбилась и рукой махнула. И мы друг другу улыбнулись. И еще раз поцеловались. Почему то мне ее поцелуи больше нравились, чем те, которые в доме с кожаной мебелью. Может быть, так и начинается эта самая «любовь»? Но потом подумал, что если я только что отдал деньги, даже если меня и не просили, то это все же не она. И вздохнул грустно. И мы пошли на обед. И все вокруг нас узнавали и здоровались. На этот раз и со мной тоже. Особенно со мной. Особенно женщины. Вот только эта коробка норовила из под ремня все время выскочить и мне пришлось ее в руки взять. И все на нее смотрели.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   31

Похожие:

Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconИгорь Владимирович Поль Ангел хранитель Ангел-Хранитель – 1 Игорь Поль
Сергей Петровский, на своей шкуре пробует все прелести армейской жизни. За короткий срок он проходит нелегкий путь от мягкотелого...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои
Другой ангел-хранитель из этой пары, не использовавший стрелу, передает своего подопечного и его назначают к другой душе. Ангелом-хранителем...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconПраздника
Действующие лица: двое ведущих, Ангел-хранитель, Таня-отличница, Татьяна-звезда, чтецы, танцевальная группа, вокальная группа
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел-хранитель дьявол-искуситель лора князева
Лора князева, популярная коммерческая писательница, автор многочисленных бестселлеров
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел, поговори со мной
Действующие лица – Кто-то и Ангел. Если говорить о половой принадлежности, то Кто-то – девушка, а Ангел – молодой человек
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconКомментарий к Liber Samekh
Ритуал Нерожденного изначально соответствует четыречастной формуле "Золотой Зари", которая использует имена для инвокации элементов,...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconРассказа в. П. Астафьева «ангел хранитель» А. В. Аксенова моу «Центр дополнительного образования детей»
Именно такие люди попались бабушке в городе, у них она и купила каравай, в середине которого была мякина. С этим караваем были связаны...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconМарина Цветаева Китаец
Ведь не меня же ругали — при чем тут русские? Но ругая португальскую сардинку, меня, мою душу задели, и это она увела меня из круга...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconГ. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
Ксении. Тем более это относится к женщинам, а их большинство, которые не стояли на политическом Олимпе истории, но тем не менее попали...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconПоль Брэгг Чудо голодания
Автор книги – известный американский диетолог и физиотерапевт Поль Брэгг. Его жизнь явилась лучшим подтверждением эффективности советов,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org