Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль



страница8/31
Дата11.02.2013
Размер4.3 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

Глава 18. Маленький человек
Сегодня мы прилетели на Новый Торонто. Так планету зовут. И всем можно было выходить в транзитную зону орбитальной станции. И многие пассажиры оделись во все самое лучшее и туда отправились. И мы с Мишель тоже. Точнее, Мишель опять взяла меня под руку и потащила за собой. Как она сказала: «Ноги размять». И я взял свою коробочку, и мы пошли.

На этой самой станции было так красиво, аж дух захватывало. И места было так много, особенно над головой, что я сразу понял, насколько тесно стало мне на лайнере. Только я до сих пор этого не осознавал. И как люди подолгу в нем находятся, не пойму. Когда я голову поднимал, то видел через прозрачный купол звезды. Большие большие! И небо вокруг было черное. Мы с Мишель в самом низу стояли, на большой круглой площади, а вокруг прорва народу туда сюда ходила. А над нами по кругу было видно много таких колец, на которых много света. И тоже люди. Они тут повсюду. Даже у себя в городе столько не видел. А Мишель смотрела на меня и весело улыбалась. И ей грустно не было. И тогда мне тоже стало хорошо. А потом она сказала:

– Ну что, насмотрелся?

– Насмотрелся. Здорово.

– Тогда предлагаю превратить тебя в любимца общества.

– Как это?

– Для начала оденем тебя как мужчину, а не как разносчика пиццы.

Что такое «пицца», мне тут же голос подсказал. Это еда такая из сыра и теста. А про одежду мне понравилось. Я почему то люблю красиво одеваться. Только не умею. И мы пошли в «магазин». Сколько там всего было – не передать! Целые ряды всяких пиджаков, курток и много чего еще. Все яркое, цветное, и сверху черный потолок, и красивые лампочки из под ног светят. Этой одежды там были просто кучи. Можно было целый полк одеть. Про «полк» я опять как то сдуру подумал. Просто в голову стукнуло. Ну, как у меня обычно бывает, знаете! А голос, я к нему уже привыкать начал, мне сказал, что это такой «вид воинской части».

И еще к нам сразу подошли две женщины, и начали говорить про то, как у них тут все здорово. И за что то благодарить. А Мишель их не слушала. Сказала им, что этого господина, то есть меня, надо превратить в человека. И что надо подготовить ему «повседневный комплект для путешествия» и еще для каких то «выходов». И эти женщины осмотрели меня внимательно с ног до головы. Будто я манекен. И всего какой то светящейся штукой обсветили. Потом они друг другу какие то цифры еще говорили и при этом мне улыбались. А я себя дураком чувствовал. С некоторых пор мне стало не нравиться такое состояние. И, когда я себя так чувствую, злиться начинаю. Или глупости всякие делать. И я сдерживался, чтобы Мишель не обидеть. Но тут одна из женщин меня назвала «сэром» и повела за собой.
Сняла с меня всю одежду и ну на меня всякие штуки надевать! И мне все впору было. Но только Мишель все равно головой недовольно качала. И говорила, что это «не то». А потом сказала тем женщинам, что имела в виду настоящую одежду, а не «тряпки для папуасов». И если у них проблемы со снабжением, она жутко извиняется за причиненные неудобства и немедленно идет «на другой уровень». Почему то, когда она извинялась, вид у нее был совсем не виноватый. А даже наоборот. От нее таким холодом веяло, что я в своих трусах даже поежился. И еще мне неудобно было с коробкой в руках стоять – ее все время приходилось из одной руки в другую перекладывать. Потому что меня все время просили протянуть куда нибудь то одну руку, то другую. А за ремень я ее сунуть не мог. Потому что ремня на мне не было. Он на джинсах остался, а их с меня сняли. И Мишель сказала, чтобы я ей дал на время эту коробку. Потому что она мне здорово мешает. А я ответил, что ничего, и что мне так спокойнее.


Так вот, после того, как Мишель извинилась, эти женщины совсем как сумасшедшие сделались. Они принесли такой ворох одежды, что мне стало немного страшно. А Мишель тыкала пальчиком, и женщины из вороха понемногу всего доставали. И так они меня несколько раз одевали и раздевали, пока Мишель не сказала, что «сойдет». Что и куда сойдет, она не уточнила. А я спросить постеснялся. Чтобы она не подумала лишний раз, что я того, недоумок. И голос внутри, как назло, промолчал.

И вот меня одели во все новое, а старую одежду сунули в красивый пакет, и еще много одежды в другие пакеты положили. И все это мы положили на смешную летучую тележку, и она за нами как собачка ехала. Что такое собачка, я знаю. Смешной такой зверек. Пушистый. Я по визору видел. А может, еще где.

А когда я услышал про деньги, то по привычке свой жетон протянул. Но Мишель улыбнулась, и сказала, что хочет меня отблагодарить за тот подарок. И что для нее это безделица. И чтобы я не считал это чем то унизительным и не вздумал обидеться. Я и не думал. Если Мишель просит, я и не то сделаю. Потому что мне с ней легко.

Мы шли по светящимся наклонным коридорам, а за нами ехала эта тележка собачка и подмигивала смешно. И Мишель как то странно на меня посмотрела и сказала серьезно, что я круто выгляжу. И я подумал: это потому, что я ей нравлюсь. И улыбнулся ей. А она меня взяла под руку и мы дальше пошли. И Мишель ко мне прижималась тесно тесно. Она так здорово пахла. От ее духов у меня всегда немного в носу пересыхало. И запах у нее был необычный. Горький и свежий одновременно. А кожа у нее пахла сладким. И когда все это смешивалось, я с ума сходил. На нас, пока мы шли, много людей смотрели. Я чувствовал. И на меня тоже. Особенно женщины. Наверное, это оттого, что на мне одежда новая была. Вот только коробочка моя мне здорово мешала. И сунуть ее было некуда – ремня на новых брюках не было. И когда я ее совал то под одну мышку, то под другую, Мишель хмурилась немного, и я чувствовал, что она недовольна. Но она ничего не говорила. А я все равно поделать ничего не мог. Не оставлять же коробочку в каюте!

А потом мы поднялись под самый купол. Там был «ресторан». И сверху не было ничего, только звезды. Их даже рукой хотелось потрогать, такие они близкие были. И очень яркие. И в зале было темно. Только столики светились. И оттого у всех лица были загадочные. И у Мишель тоже. Мы что то вкусное ели, а она мне все время показывала, как это правильно делать. Как нож держать. И какой нож для чего нужен. И как еду ко рту подносить. Кое что я уже и сам знал. Например, то, что нельзя чавкать. Невежливо. Это я еще с Генри выучил. А остальное, что Мишель показывала, я старался запомнить. А она улыбалась мне и говорила, что я «большой ребенок». И я никак в толк не мог взять, что она хотела сказать. Ведь ребенок – это такой маленький человек. И как тогда он может быть большим? Может быть, она думает, что я маленький? Так нет, вокруг много мужчин, которые даже пониже меня будут. Я на них сверху смотрю. И на Жака. В общем, я притих и не стал спрашивать. Тем более, что Мишель это необидно говорила. А когда я свою коробочку в очередной раз к себе подвинул, Мишель сказала, что оторвала бы голову тому, кто меня использует. И что у нее есть «связи», и она может мне помочь. Потому что ничего хорошего от такого вот таскания у всех на виду выйти не может. И что на некоторых мирах за «контрабанду» наказывают сильнее, чем за убийство. А я слушал ее и совсем запутался. Только сказал, что мне эту коробочку никак терять нельзя. Потому что я дал слово одному хорошему человеку. На это Мишель ничего не ответила.

Еще я заметил, что за нами все время ходит какой то маленький человек. Он очень незаметный, но я издалека почувствовал, как он на меня смотрит. Очень внимательно. И все все про меня запоминает. Он всегда неподалеку был. Но близко не подходил и поэтому я ничего Мишель не сказал. Мало ли – вдруг этот человек тоже решил купить одежду, а потом в ресторан сходить. Но потом я подумал, что ему моя коробочка приглянулась. И на колени ее положил.

А когда мы назад отправились, на лайнер, я пошел к лифту. И Мишель со мной. И та тележка, что с лампочками. И человек этот тоже за нами двинулся. И мне показалось, что он плохо про меня думает.

Мишель ждать не очень любит. Не знаю, почему. Мне вот все равно. Я могу и час в очереди стоять. И даже целый день. Что мне сделается? А у лифта была очередь. И у многих были чемоданы и такие же тележки, как у нас. И когда лифт пришел, Мишель извелась уже вся. От нетерпения. А потом двери открылись, и много людей в этот лифт заходить начали. И даже пихать друг друга. И так в него набились, что даже пошевелиться, наверное, не могли. И тогда Мишель вдруг отошла от створок, и сказала, что не намерена толкаться среди всякого «сброда». И потянула меня в сторону. И лифт без нас поехал. А мужчина, что шел за нами, отчего то расстроился. Я это сразу почувствовал. Наверное, это он от того, что лифт без него ушел. И тут как грохнет что то! И свет замигал. И все вокруг кричать начали и бегать. И дымом запахло. И я почувствовал, что Мишель испугалась. Тогда я ее взял крепко и к стене отвел. И встал впереди, чтобы ее не толкнул никто в потемках. И пока я так стоял, на меня два или три человека сослепу налетели. Но я крепко на ногах держался, так что они от меня только отскакивали. А Мишель дрожала и к моей спине крепко крепко прижималась. А я ее успокоил. Сказал, чтобы она ничего не боялась. И что я рядом.

А потом свет зажегся, только другой, тусклый, и всех людей стали ловить и куда то уводить большие такие мужчины в форме, и бока у них блестели. И на лицах стекла черные. Один такой к нам подошел, и хотел меня увести, но я руку вырвал. Не мог же я Мишель одну оставить. А она вдруг достала что то, и протянула тому мужчине. И сказала, что она баронесса Радецки. И что ей необходимо попасть на «Синюю стрелу». И что этот человек – я, то есть, с ней заодно. И тогда мужчина сказал из за стекла «да, миледи». И быстро быстро нас за собой повел. А вокруг творилось черт знает что. Бегали какие то люди со стеклянными головами и смешные машинки с воем катались. От одной такой мы с Мишель едва увернулись. И пока мы так шли, вернее бежали, я ее за руку держал. Крепко, чтобы она не отстала. А она мне: «Черт подери, мы ведь могли в том лифте оказаться». И головой на ходу покачала. А я ей улыбнулся.

Когда мужчина в броне нас к шлюзу привел, Мишель ему: «Спасибо, офицер». И что то в руку сунула. А тот смутился, я даже через его стекло это понял, и пробормотал: «Это лишнее, миледи». Но то, что она ему сунула, все же взял. А потом развернулся и с топотом назад умчался. Мишель назвала меня смелым. И надежным, как скала. И мне стало очень приятно. Потому что она больше не боялась.

Самое смешное то, что тележка с лампочками от нас не отстала. И я с нее пакеты наши взял. А маленький человек куда то исчез. Потому что я его больше не чувствовал.
Глава 19. Чертовы попутчики!
На этом Новом Торонто много людей сошло с корабля. А на их место пришли другие. И в кают компании начались новые представления. И было очень весело. Даже Мишель смеялась. Всем новеньким нашли пару. Они и не возражали. Несколько дней подряд все вокруг ходили счастливые и довольные. Даже стюарды. Даже Жак нашел себе пару. Стал наставником, как это здесь называют. Теперь он всюду ходит с маленькой рыжеволосой женщиной. Такой тихонькой. Незаметной. Она всегда улыбается, когда замечает, что кто то на нее смотрит. Очень добрая у нее улыбка. Настоящая. Мне кажется, этой маленькой женщине всегда одиноко. Как и мне. Вот она и согласилась быть подопечной Жака. Ведь больше никто не вызвался ей помочь. И поэтому я ей тоже улыбаюсь. Когда Жак не видит. За ним теперь всюду ходят два больших парня. Пиджаки на них красивые, но все равно – будто с чужого плеча. Только в кают компанию их не пускают. И они стоят у входа и внимательно на всех смотрят. Особенно на меня. А я смущаться начинаю, когда на меня смотрят во время еды. Мишель говорит, что они «громилы». И еще – «гориллы». Гориллы – это такие человекообразные приматы. То есть животные. Так мне голос подсказал. А стюарды называет их «господа телохранители». И приглашают за столик у входа. Отдельно от всех. Но они и оттуда все равно смотреть продолжают. Они, эти парни, наверное, оттого так часто глядят в мою сторону, что Жак на меня зло затаил. Теперь, когда я ему навстречу попадаюсь, он со мной не здоровается. И с Мишель тоже. И все толкнуть меня норовит. А мне дороги не жалко. Мне что, я посторониться могу. И тогда Жак еще больше злится, пыхтит и смотрит неласково. И идет себе дальше. А за ним его гориллы.

В числе новых пассажиров оказался Готлиб. Такой высокий красивый мужчина. Одежда на нем сидела, будто он родился в ней. Я сразу себя почувствовал неловко, когда он рядом уселся. За наш с Мишель столик. Потому что он оказался «другом семьи». Так Мишель сказала. Она ему очень обрадовалась. Он ей поцеловал руку. А она его обняла в ответ. И меня потом представила. Сообщила ему, что я капитан. А Готлиб посмотрел на меня внимательно так, и руку мне крепко пожал. И сказал, что он «Корн, банкир». А я в ответ, как Мишель учила, что рад знакомству. Хотя на самом деле я вовсе не рад был. Потому что он теперь все время рядом с нами за обедом был. И за завтраком. И за ужином тоже. В общем, везде. И когда пару выбирали, он засмеялся и сказал, что предпочитает быть странствующим монахом. Так ответственности меньше. И все вежливо посмеялись и от него отстали. И он с нами остался. Со мной и с Мишель.

И Мишель с Готлибом все время друг с другом говорили, вспоминали общих знакомых и вообще, разговаривали о «конъюнктуре» и «котировках». И о финансовом климате в каком то секторе. А голос мне подсказал, что климат – это совокупность погодных условий, характерных для данной местности. А еще я знал, что финансы – это деньги. И никак не мог в толк взять, как дождь или снег, или еще какая погода, могут быть с деньгами связаны. И перестал их слушать. Просто таскался за ними повсюду и делал вид, что мне это нравится. И Готлиб как то обратил на меня внимание и спросил:

– Скажите, капитан, это правда, что вы участвовали в боевых действиях на Джорджии?

Я подумал, и сказал, что, наверное, да.

А он мне:

– Я понимаю. Вы не имеете права разглашать секретную информацию. Военные всегда были закрытой кастой. Я уважаю вашу верность Императору и долгу. Но все же – намекните хоть издали, – что там стряслось? Поговаривают о серьезном нападении Демократического Союза. На рынке ценных бумаг творится черт знает что. Индексы скачут. Мой банк имеет интересы на Джорджии, и мне хотелось бы получить некоторую информацию, так сказать, из первоисточника.

А я смотрел на него и никак в толк взять не мог, о чем он у меня спрашивает. И голос внутри меня все порывался что то ответить, но я ему не разрешил. Я теперь иногда могу им управлять. Мне вовсе не хочется, чтобы он ляпнул чего нибудь вслух, а на меня бы потом смотрели все вокруг как на недоумка. Потому что у меня должно быть «достоинство». Так Мишель мне говорила. И я это твердо запомнил. И когда молчать дальше стало невежливо, я Готлибу сказал:

– У меня был самолет. Мой самолет. F40E «Гарпун». Я очень любил летать.

И Готлиб посмотрел на меня удивленно. И задумался. А потом улыбнулся и сказал:

– Я понял вас, капитан. Ваш самолет, современную модель, уничтожили. Это означает, что боевые действия велись в достаточно больших масштабах. Благодарю за ценный намек, капитан.

И руку мне потряс. Так что моя коробочка чуть из подмышки не вывалилась. И он на нее удивленно посмотрел, но спросить постеснялся. А я просто коробочку под другую подмышку засунул. А Мишель сказала:

– Юджин был ранен. Тяжело ранен.

И посмотрела на Готлиба так, что он все понял. И мне тогда совсем расхотелось за ними ходить. И я решил, что пойду к себе в каюту и буду смотреть визор. И если получится, послушаю музыку.

– Что вы слушаете? – поинтересовался Готлиб.

А я ему ответил, что люблю Дженис Джоплин. И вообще, старую музыку. Фанк и некоторые его течения. Мне голос все это рассказал, когда я у него спрашивал. И Готлиб посмотрел на меня с уважением. Наверное, он не знал, кто это – Дженис Джоплин. А потом на Мишель. А та плечами пожала. И они мне улыбнулись вежливо и пошли себе своей дорогой. А я остался в каюте. Потому что понял, что Мишель с этим Готлибом интереснее. Я ее понимаю: Готлиб банкир и умеет о финансовом климате разговаривать, и вообще – он умный и красивый, а я совсем простой и двух слов толком сказать не могу, чтобы глупость не сморозить. Только вот от этого мне все равно легче не стало. Потому как я к Мишель уже привык. Мне ведь с ней очень хорошо было. Так хорошо, как ни с кем другим. И еще она меня целовала, хоть иногда. Словами не передать, каково это, когда тебя такая женщина, как Мишель, целует. Но вот теперь Готлиб ее «пара». И мне придется с этим смириться. Я и смирился. Я хоть и выгляжу глупцом, но кое что понимаю не хуже других.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

Похожие:

Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconИгорь Владимирович Поль Ангел хранитель Ангел-Хранитель – 1 Игорь Поль
Сергей Петровский, на своей шкуре пробует все прелести армейской жизни. За короткий срок он проходит нелегкий путь от мягкотелого...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел-Хранитель души. Итак, начнем. Ах да, забыл сказать: существует мир, очень похожий на мир ангелов, и живут в нём … черти, конечно. У тех свои задачи и не меньший бюрократический аппарат. Место действия: Санта-Барбара Герои
Другой ангел-хранитель из этой пары, не использовавший стрелу, передает своего подопечного и его назначают к другой душе. Ангелом-хранителем...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconПраздника
Действующие лица: двое ведущих, Ангел-хранитель, Таня-отличница, Татьяна-звезда, чтецы, танцевальная группа, вокальная группа
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел-хранитель дьявол-искуситель лора князева
Лора князева, популярная коммерческая писательница, автор многочисленных бестселлеров
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconАнгел, поговори со мной
Действующие лица – Кто-то и Ангел. Если говорить о половой принадлежности, то Кто-то – девушка, а Ангел – молодой человек
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconКомментарий к Liber Samekh
Ритуал Нерожденного изначально соответствует четыречастной формуле "Золотой Зари", которая использует имена для инвокации элементов,...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconРассказа в. П. Астафьева «ангел хранитель» А. В. Аксенова моу «Центр дополнительного образования детей»
Именно такие люди попались бабушке в городе, у них она и купила каравай, в середине которого была мякина. С этим караваем были связаны...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconМарина Цветаева Китаец
Ведь не меня же ругали — при чем тут русские? Но ругая португальскую сардинку, меня, мою душу задели, и это она увела меня из круга...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconГ. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
Ксении. Тем более это относится к женщинам, а их большинство, которые не стояли на политическом Олимпе истории, но тем не менее попали...
Игорь Владимирович Поль Путешествие идиота (Ангел Хранитель 2) Ангел-Хранитель – 2 Игорь Поль iconПоль Брэгг Чудо голодания
Автор книги – известный американский диетолог и физиотерапевт Поль Брэгг. Его жизнь явилась лучшим подтверждением эффективности советов,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org