В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью



страница6/7
Дата14.10.2012
Размер1.02 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7
ведущего НИИ РАН по изучению фундаментальных проблем и опыта развития Китая, а также Японии и Кореи, политических, экономических и цивилизационных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

После длительного перерыва я вновь стал посещать Китай.

В 2000 г. в ходе визита делегации во главе с заместителем директора Р.Аслановым я выступал в Центральной партийной и административной школе ЦК КПК («О строительстве социализма с китайской спецификой»), в Институте России, Восточной Европы и Центральной Азии АОН Китая («Экономическая политика и экономика РФ»), в партийно-административных школах Пекина и Даляня («Российско-китайские отношения»).

В 2002 г. я участвовал в Пекине в международном научном симпозиуме, организованном Исследовательским центром мира и развития авторитетного Китайского общества международных дружественных связей и выступил с докладом «Экономический фактор во взаимодействиях России-Китая-США» (доклад опубликован на китайском языке в материалах симпозиума в 2003 г.). Также в 2003 г. выступил с докладом на аналогичную тему на пленарном заседании XIV Международной научной конференции в Москве: «Китай: шансы и вызовы глобализации». Мои научные интересы стали сдвигаться в сторону проблем российско-китайских отношений.

Я выступил в качестве ответственного редактора ряда крупных работ на эту тему: М.Л.Титаренко «Россия: безопасность через сотрудничество» (М., 2003 г., 406 стр.); «Российско-китайские отношения. Состояние, перспективы» (М., 2005 г., 412 стр.); «Россия и Китай. Сотрудничество в условиях глобализации» (М., 2005 г., 400 стр.) Был членом редколлегии Ежегодника «КНР: политика, экономика, культура».

Весьма интенсивной была поездка в Китай в июне 2006 г. Сначала Пекин, где состоялись выступления на презентации книги «Китай-Россия: 2050» и на совместной конференции Института современного Китая и Института России, Восточной Европы и Центральной Азии АОН Китая; затем провинция Цзянси, оттуда – в Харбин на китайско-российскую конференцию по вопросам регионального и приграничного сотрудничества, снова в Пекин – на международный Форум ученых АОН Китая и РАН «Китайско-российские отношения: прошлое, настоящее, будущее». В Форуме участвовали 10 академиков и членов-корреспондентов РАН, две дюжины директоров научных институтов РФ и КНР, сотни ученых. Мой доклад «Экономический фактор в стратегическом взаимодействии России и Китая», как и материалы других выступавших, китайские коллеги опубликовали в сборнике работ Форума на русском и китайском языках.

Поездки в Китай после многолетнего перерыва произвели на меня сильное впечатление. Всесторонне изменился облик государства, страна поднялась на новый качественный уровень. Пекин, Шанхай, Харбин, Наньчан, Далянь, Циндао – я не узнал этих городов. Когда я уезжал из КНР, они только вставали на ноги индустриализации; во время моих кратковременных командировок уже возникали островки современной модернизации.
Ныне это мегаполисы, окруженные зонами концентрации современного производства, автобаны, банки и небоскребы, масштабное жилищное хозяйство. Валовой внутренний продукт (ВВП) Китая – основной показатель состояния и роста экономики – увеличился с 1978 по 2005 г. в 12 раз; среднедушевой ВВП возрос почти в 7 раз – с 260 до 1760 долл. Внешнеторговый оборот вырос в 70 раз – с 20,6 млрд. долл. в 1978 до 1 трлн. 422 млрд. долл. в 2005 г. По золотовалютным запасам страна вышла на первое место в мире, а также на первое место по производству важнейших видов промышленных и сельскохозяйственных товаров.

Существуют интегральные показатели успехов в развитии страны. Может быть, одного такого показателя хватило бы, чтобы охарактеризовать изменения в Китае: средняя продолжительность жизни, составлявшая в 1949 г. 35 лет, ныне достигла у мужчин 70 лет (в России – 59 лет), у женщин – 73 лет. Не меньшее значение имеют и сущностные сдвиги в экономике: рождение нового экономического механизма, развитие мотивационных стимулов, рост экономической эффективности, социально-экономическая и отраслевая структурная перестройка.

Успехи КНР за 25 лет реформ стали мощным стимулом возрождения величия страны, новым, все более влиятельным фактором мировой политики и международных отношений, вызовом России.

Россия, в свою очередь, стала выбираться из ямы экономического кризиса. Этому способствовали благоприятная конъюнктура внешнего энергетического рынка (нефть, газ), рост внутреннего спроса, коррективы социальной политики. Но только к 2006 г. ВВП страны достиг уровня 1991 г., а средний уровень потребления, по официальным заявлениям, приблизился к показателям 1990 г.

Почему же так разительны различия в результатах? Разве Китай не перестраивает в основном тот же тип экономики, который существовал в Советском Союзе? Разве обе страны не идут «к рынку» (хотя это весьма упрощенное понятие)?

Надо сказать, что китайские ученые, занимающиеся исследованием проблем развития РФ и причин развала СССР, весьма основательно и всесторонне рассмотрели эти проблемы, а также дали научный анализ и обобщение опыта КНР. Я в данном случае хотел бы сделать лишь краткий обзор своего понимания процессов.

На мой взгляд, существует несколько факторов, обусловивших эти различия и, в конечном итоге, существенные расхождения в социально-экономическом облике РФ и КНР.

  1. Локомотивом реформ в КНР явилась Коммунистическая партия Китая, которая, в отличие от КПСС, возглавила процесс коренных преобразований в стране. Решения ЦК КПК определяли характер преобразований, их темпы, содержание того или иного периода, обеспечили слияние разрозненных мер в цельную модель и, в конечном счете, успех изменений в экономическом строе и облике страны. Видный представитель мирового бизнеса президент Всемирного банка Джеймс Д.Вулфенсон отмечал, что успехи КНР «были достигнуты благодаря Коммунистической партии Китая, ее последовательному продуктивному руководству обществом».

2. Основную роль в определении курса реформ в наших странах сыграли политические доктрины власти. И здесь проявились принципиальные различия подходов. Стратегическая доктрина КПК в отношении реформирования нацеливалась на укрепление существующего порядка и власти партии, единства страны, обеспечение стабильности и модернизацию как главную национальную задачу, развитие производительных сил. Это была забота о стране. Цели реформ – поднять страну, возродить величие Китая – соответствовали патриотическим, державным настроениям китайцев. К тому же население ощутило, что реформы улучшают его положение. Был обеспечен рывок в экономике.

Стратегическая линия руководства РФ при «либерал-демократах» состояла в сломе существовавшего государственного строя, разгроме КПСС и Советов, захвате власти, в создании нового политического режима. Ускоренно формировалась соответствующая социальная опора, главным образом, путем растаскивания государственной собственности, поощрения олигархии, «номенклатурных капиталистов», поддержки националистических «князьков» в республиках, уступок им и Западу вплоть до подрыва единства страны. Пренебрежение национальными интересами страны не соответствовало державным настроениям населения, привело к кризису. Жизненным интересам большинства народа был нанесен безжалостный удар. Реформы не получили массовой поддержки.

3. Структурная перестройка, в основе которой находился некоторый отход от стратегии догоняющего развития в сторону стратегии использования сравнительных преимуществ, также происходила по-разному.

Пекин в целом умело использовал свои сравнительные преимущества (дешевые трудовые ресурсы, привлечение в больших объемах прямых иностранных капиталовложений, в том числу хуацяо) для налаживания диверсифицированного производства товаров и превратился в «мировую фабрику». В стране появились миллионы новых местных, волостных и поселковых предприятий, сотни тысяч сборных производств. Переход деревни на семейный подряд, ее финансовая поддержка, хотя земля не передавалась в частную собственность, обеспечили существенный рост продовольствия. Реформа с первых шагов работала на уменьшение дефицитности экономики.

Москва не сумела эффективно использовать преимущества России (природно-ресурсный и научно-технический потенциалы, включая базу ВПК, научно-технические кадры, уникальное геополитическое пространство), купалась в нефтяных и газовых пузырях, превращаясь в сырьевой придаток Запада. За годы реформ в стране были ликвидированы 70 тыс. промышленных предприятий, из сельскохозяйственного оборота выведено 35 млн. га земли. Россия оказалась в продовольственной кабале.

4. Китайская концепция реформ в принципе не строилась на базе одной консолидированной теории или схем и рецептов Всемирного банка и МВФ, а формировалась на основе учета реальных условий и особенностей КНР. Кардинальная черта этой концепции состояла в эффективном использовании специфических преимуществ своего экономического положения. Китайские авторы (Линь Ифу и др.) подчеркивают, что взгляд, согласно которому переход к рынку стал причиной китайского чуда, является «чрезмерно идеализированным». Более важным был переход от стратегии догоняющего развития к стратегии сравнительных преимуществ, к использованию имеющихся в стране возможностей и преимуществ в ресурсах.

5. КПК пошла по пути постепенных реформ. Китайские авторы с иронией говорят о «шоковой терапии»: русские захотели в один присест внедрить рынок, как Бог за 7 дней создал мир. Глубокий экономический и социальный смысл эволюционного типа реформирования состоит в том, что он обеспечивал разумную корреляцию, приемлемый в то время баланс между темпами преобразований, темпами экономического роста и социальной стабильностью. Очень важно, что материальной базой реформ стало не перераспределение имеющихся скудных ресурсов, а использование увеличивающейся их части.

6. Характеризуя общность реформ последних десятилетий в РФ и КНР, обычно говорят о том, что они означают «переход к рынку». Этот тезис упрощает ситуацию, отражает одну, хотя и важную, сторону широкого потока социально-экономических процессов. Неопределенный термин «переходная экономика» также не раскрывает существа этих процессов.

Широко распространенный бесполый тезис о «переходе к рынку» не только ограничен по своему социально-экономическому содержанию. Нередко за ним следует лозунг: «Рынок все поставит на свои места!». Этот лозунг теоретически примитивен, зовет назад, в XIX век. В современном капитализме крупные корпорации и государственное регулирование и подрывают, и дополняют свободный рынок, корректируют действия «невидимой руки рынка». Российские академики, с которыми мне пришлось беседовать – Ю.Яременко, А.Анчишкин, С.Шаталин, Н.Шмелев, – в той или иной форме говорили о необходимости соединения плана и рынка.

По существу и в России, и в Китае формируются системы, имеющие общую форму – это смешанная экономика. Это строй, органически сочетающий государственное регулирование и развитые рыночные механизмы, их симбиоз, интеграционную многоукладность, множественность трансформирующихся укладов и различных форм хозяйствования, нацеленных не на кратковременное соперничество, а на их естественное взаимодействие, при котором они «делят» между собой различные части воспроизводственного процесса в экономике.

Подобное определение в основном применимо к ряду моделей смешанной экономики (германской, французской, китайской, российской и др.), но оно не раскрывает специфических черт, существенных различий моделей смешанной экономики в России и Китае.

Россия, принудительно насаждая капитализм, втянулась в игры мирового фиктивного капитала и фактически сомкнулась с системой международного финансово-спекулятивного монополистического капитализма, отражающего интересы глобальной и российской финансовой олигархии, криминалитета и несущего социально-классовую рознь.

В России гипертрофирована роль олигархических монополий. Они подавляют конкурентную рыночную среду, стремятся взять в свои руки государство, создать государственно-олигархический монополистический компрадорский капитализм и представляют главную опасность для относительно гармоничного развития смешанной экономики и создания гражданского общества. Стратегия государства на длительный исторический период не определена, разрозненные заявления по этому вопросу не подкреплены перспективными планами. Цели социально-экономического развития весьма туманны. Прокламации о строительстве «комфортного общества», программные декларации не проясняют вопроса, какое общество создается в стране.

В КНР определены цели и задачи построения нового общества, основные этапы, способы и средства развития страны на длительную историческую перспективу. Китай строит «социализм с китайской спецификой». Учений о социализме множество, так что и этот своеобразный идейно-политический постулат имеет право на существование. По сути, за этим занавесом скрываются особые черты смешанной экономики КНР и кардинальные отличия от РФ: сильная регулирующая роль высокоцентрализованного государства и влияния государственной собственности; монопольное положение и руководящая роль Коммунистической партии Китая; симбиоз элементов социализма и капитализма; соединение современных общественных и традиционных (китайских) элементов.

Эти различия в моделях смешанной экономики РФ и КНР наглядно подчеркнул глобальный кризис 2008-2009 гг.

КНР формирует уникальную «конвергентную» (можно сказать, конгломератную) систему экономики, осуществляет исторический по своему значению опыт своеобразной конвергенции элементов социализма и капитализма, частного и общественного, традиционного и современного, опыт движения к плюралистической экономике, рассчитанной, как подчеркивают в КНР, «на сотни лет». Это позволяет говорить о перспективах образования особой общественно-экономической формации (нечто вроде современного азиатского способа производства). Видимо, для Китая такая перспектива не является гипотетической выдумкой. Не случайно еще в XIX веке основатели марксизма – и не только они – говорили об особом «азиатском способе производства» прежде всего применительно к Китаю.
* * *

В сложном мире экономики не бывает абсолютных успехов, достижений без трудностей и недостатков, успехов без затрат. Экономический рост требует своей цены. В ходе реформирования в Китае обострились некоторые старые и обнажились новые противоречия, угрожающие стабильности положения в стране. Особую остроту приобрели социальные проблемы: имущественное расслоение среди населения; углубление социально-экономического разрыва между городом и деревней; рост безработицы и полубезработицы; крайняя неравномерность развития приморских и внутренних районов; коммерциализация политической, общественной, культурной и научной жизни; рост экономической преступности и коррупции; падение нравственности и морали и т.д. Прогресс в экономике КНР связан с резким ростом ресурсопотребления, особенно энергоресурсов, и с угрожающим жизни людей загрязнением окружающей среды, разрушением естественного состояния экосистемы. Резко возросла технологическая и экономическая зависимость от Запада. Китай занес ногу через порог, отделяющий экстенсивную модель экономического роста от интенсивного типа развития, но пока еще не перешагнул этот порог.

Нельзя полностью исключить появления и других факторов, опасных для поступательного развития страны. Например, великодержавного соблазна быстро, «большим скачком» выпрыгнуть на первое место в мире. Опасен также соблазн ускоренно добиться западных стандартов зажиточности. Правда, Пекин учитывает горький опыт СССР, когда наивные идеи «сбросим КПСС и будем жить по-западному» способствовали развалу страны.

Немало горячих проблем и в политической сфере. Все настоятельнее выдвигается задача проведения политической реформы, которая пока осуществляется постепенно, в основном в деятельности партии. Новые социальные группы в обществе требуют своего места под политическим солнцем. Подспудные политические и идеологические брожения продолжаются. Во время поездки по Китаю в июне 2006 г. китайские собеседники отмечали, что в КНР, наряду с официальной политико-идеологической доктриной, существуют и другие политико-идеологические течения. Одно из них представляют неомарксисты – «новые левые». Патриархом этого движения является Лю Гогуан, о котором я говорил выше. К ним в известной мере примыкает национально-патриотическое движение, отражающее недовольство проникновением западного образа жизни, разрушением национальных традиций. Особое место занимают либералы, проводники интересов новых собственников и Запада. «Как и ваши демократы, - говорили нам китайские коллеги, - они выдвигают требования изъять из Конституции положение о руководящей роли КПК; допустить в партии борьбу фракций; вывести армию из-под руководства ЦК КПК; внедрить многопартийность и провести свободные выборы органов власти».

Мой бывший научный руководитель, проректор Центральной партийной школы ЦК КПК и видный китайский политэконом Су Син во время последней встречи с ним в Пекине в 2002 г. так обрисовал ситуацию в КНР и политику КПК: «У нас два главных дела. Первое – экономика, здесь «все кошки хороши». Второе – идеология, здесь «принцип кошек» не подходит, а должен быть принципиальный и гибкий подход; нужно обеспечить единство и стабильность в стране на основе социалистических идеалов и вместе с тем не испугать иностранный капитал. Во внешней политике наша стратегия сводится к тому, чтобы обеспечить мирную обстановку в целях модернизации и наращивания мощи государства. Мы исходим из своих национальных интересов и готовы говорить о стратегическом партнерстве с любым крупным партнером (не только с Россией), лишь бы это соответствовало нашим интересам. Главная внутренняя опасность – раскол в руководстве страны и в партии, а главная внешняя опасность – прямое или косвенное подчинение настроений народа той идейной платформе, которую навязывает нам Запад и которая объективно проникает в страну вместе с иностранным капиталом. Такое заключение мы делаем, исходя также из опыта России».

* * *

Некоторые политики задаются вопросом: не закончится ли экономический взлет Китая крахом, не окажется ли КПК в положении КПСС, не уподобится ли Китайская Народная Республика бывшему СССР? Думается, что такая перспектива маловероятна.

Я изложил свою точку зрения по этому и некоторым другим вопросам экономической реформы в КНР в рецензии на книгу «Китайское чудо: стратегия развития и экономическая реформа» - авторы Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу (рецензия переведена на китайский язык Центром исследований экономики Китая Пекинского университета).

Прежде всего, продолжают действовать главные причины и факторы, которые обеспечили успех китайских реформ и наращивание мощи и экономического потенциала страны. Основные тенденции сложившейся модели развития КНР в целом отвечают современным прогрессивным закономерностям развития экономики страны и мирового хозяйства, устремлениям китайского народа по возвышению Китая.

Особую роль в сохранении единства страны, поддержании внутренней стабильности, в сцепке различных интересов и противодействии сепаратизму играют мощные цивилизационные факторы. Китай – я это неоднократно отмечал – является носителем одной из самых древних цивилизаций, державой в основном одного народа. Это не конгломерат республик. В менталитете китайцев издавна заложена идея единого великого Китая. Китайская цивилизация обладает довольно прочным потенциалом саморазвития и опытом «китаизирования» всего, что приходит извне. Разрушительные внутренние и внешние влияния могут вызвать трещины в китайском монолите, однако цивилизационные обручи будут препятствовать его развалу.

И, наконец, нынешние лидеры КПК осознали, что партии и стране угрожают опасное обострение социальных противоречий, новые вызовы, связанные с переходом экономики к более сложному этапу развития, а также обострение некоторых проблем политического управления обществом. Пекин начал осуществлять крупные мероприятия, обозначившие, на мой взгляд,
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconПарадокс поддержки малого бизнеса: предварительные итоги кризиса
А. виленский, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник иэ ран
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconЧрезвычайный и Полномочный посол Украины в Латвии Рауль Чилачава, доктор филологии, профессор и академик, издал в Риге свою очередную книгу — 82-ю по счету. Валерий зайцев
Господин посол, готовясь к интервью с вами, я вспомнил только двух известных литераторов, которые были профессиональными дипломатами...
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью icon-
Дадиани лионель Яковлевич – профессор, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института социологии ран
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconМодернизация и глобализация
Валентина Гавриловна Федотова доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии ран
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconА. В. Смирнов, К. Б. Калиновский
...
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconРеспублика Египет чрезвычайный
Чрезвычайный и полномочный посол тунисской республики в украине (по совместительству)
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconО. Б. Рахманин — этапы пути
Рахманин Олег Борисович видный российский китаевед и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный...
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconО. Б. Рахманин — этапы пути
Рахманин Олег Борисович видный российский китаевед и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный...
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconМетодологические основы рентного регулирования сельскохозяйственного производства
Э. Сагайдак, доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Всероссийского нии экономики сельского хозяйства
В. И. Шабалин доктор экономических наук, главный научный сотрудник идв ран, Чрезвычайный и Полномочный Посол ( в отставке) материал к интервью iconПолосьмак наталья Викторовна
Главный научный сотрудник Отдела палеометалла Учреждения Российской академии наук Института археологии и этнографии со ран (г. Новосибирска),...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org