Автобиография Детство Средняя Азия



Скачать 470.12 Kb.
страница2/4
Дата22.02.2013
Размер470.12 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4

ЮНОСТЬ

Юность самая интересная пора, но началась она у меня в тяжёлые годы Великой Отечественной войны. Пришлось многое пережить, а главное многое было упущено в развитии. Ведь в оккупации мы не учились два года. И вот немцев наши войска погнали на запад, Конотоп освобождён, но надо его восстанавливать, а война продолжается. В то время был такой девиз: "Всё для фронта". Чтоб открыть школу № 4, в которой я училась до войны, требовался хороший капитальный ремонт, поэтому нас разместили в пустых частных домиках, которые тоже были без оконных стекол. Рамы забиты железным листом, тепло не сохранялось, горела одна электрическая лампочка. В первый год учёбы, то есть в 5-ом классе учебников почти не было, писали в основном на газетах. Однако какая-то радость появлялась с каждым днём в нашей неблагоустроенной учебной жизни. Учились мы без большого интереса, всё же два не учебных года сильно повлияло на наше развитие. Ростом вымахали, а ум заторможен был (даже обитало в классе такое слово от некоторых педагогов "дылды") от окружающей обстановки и питания. В школе открыли кухню, где давали нам обед, а сильно ослабевшим дополнительно ещё кусочек хлеба грамм 50 и половинку конфеты "помадка". Через год наша 4-я школа была восстановлена и 6-7 классы я проучилась уже в нормальных условиях (если можно так выразиться). Во время учёбы, то есть в летнее время мы работали по заготовке топлива для школы: сушили и складывали торф, а осенью работали в колхозах убирали овощи с полей. Даже приходилось дежурить в госпитале, помогая раненым написать письма родным, покормить. Для раненых наш приход был, как лучик света из темноты. Они нас угощали кусочком сахара, который сами не съедали и всегда радовались нашему посещению, а для нас это было своего рода изучение жизни. Мы взрослели, смотрели, как стойко раненые переносили свои увечья и ранения. Благодаря посещению раненых у нас развивалась доброта и жалость к окружающему миру, и что было тогда для нас недоедание, и недостатки в одёжде – ерунда. Одним словом заканчиваю 7 классов, но учиться дальше я не хотела, да и в школе надоела обстановка царившая о нас "переростков". Про это писать нет настроения.

Начинается трудовая жизнь. По знакомству устраивает мама меня в семенную лабораторию, где я проработала около года лаборантом по сорнякам. Штат состоял из пяти человек. Заведующая, Слабоспицкая Елена Константиновна, по возможности опекала меня. Эта работа немного меня "подкормила". Колхозы привозили злаковые культуры на проверку всхожести засорённости. Заведующая разрешила после проверки частично употреблять в пищу горох, подсолнух (семечки) и из злаковых, что можно было съедать. Я же была временно принята на эту работу, чтоб облегчить маме воспитывать нас и продержаться в этот тяжёлый послевоенный период. Всё же была эта работа, но мало помогала в обеспечении.


В 1947 году 21 октября я (благодаря маме) оформляюсь на завод "Красный Металлист" в конструкторский отдел учеником-копировщиком, на шесть месяцев со ставкой 250 рублей и самое главное хлебная карточка – 700 грамм, а не 300-граммовая – иждивенческая. Вот уже материальная поддержка в семейный бюджет больше. По моим способностям через два месяца меня переводят копировщиком. Способность к копированию была у меня чудесная, работала быстро и красиво. В месяц зарабатывала до тысячи рублей. Технологи даже завидовали, у них оклад был 700 рублей, а я с семи классами образования больше их получаю, но это сказано было без злобы. Коллектив был дружный.

Я немного отвлеклась от главной темы: моя юность. Юность нашу омрачала послевоенная бедность, но мы были патриоты своей Родины и этим всё сказано. Одевались просто, но никогда родителей не упрекали за недостаток. Понимали, что время такое надо стойко переносить. Опишу свой первый выход в "свет" как раньше говорилось. Меня пригласили, жившие по соседству, военные медики Яша с Ниной на празднование Великого Октября. И вот меня снаряжают на это торжество, бал. Мои тёти приодели меня, одна дала своё шёлковое голубое платье, другая коричневые туфли на венском каблучке, а Криницкая (возвращающаяся с эвакуации в свой Ленинград) дала свои красивые янтарные бусы. Вот так я была общими усилиями одета на этот бал. Для меня, ещё девчушки, было всё интересно, как накрыт праздничный стол и всё остальное. Заиграл оркестр, танец вальс, ко мне подходит офицер и приглашает. Я не умела танцевать, не была в таком большом обществе, а меня вдруг приглашает офицер. Растеряно смотрю, но меня выручили Яша с Ниной, не бойся и не волнуйся, научит молодой офицер, он хорошо танцует. Впервые танцую бальный танец с молодым офицером, можете представить моё состояние, к моему удивлению ни разу не споткнулась, даже получила похвалу от моего "учителя". Вот это было моё первое знакомство, но с ним я больше не встретилась. Спасибо, что пригласил на танец хороший танцор, благодаря ему я с этого времени сама многих ребят уже учила танцевать. Молодых офицеров было много, жили они в частных домах, а мы часто устраивали в квартире вечера танцев, где совершенствовали мастерство танца. Офицеры были очень внимательны к нам, а мы были девчушки не понимающие ещё, что такое жизнь, но ни один из них не дал повода для огорчений и обид. Относились к нам как старшие братья и только. Окончена проклятая война, ребята почувствовали свободу, а главное, что уже смерть не угрожает никому. Жизнь прекрасна, и надо пользоваться её земными благами.

Вот тогда офицеры стали жениться. Многие наши девушки вышли замуж за ребят, которые учились у нас танцевать. Так вышла замуж моя сестра Зоя, у них на квартире жил военный капитан Саша Маркаров. Праздник церковный Масляница, когда вяжут парням колодки, женись или дай выкуп. Это было в феврале, прибегает брат Ростислав и мне говорит: "Пошли к нам". "Зачем?". "Узнаешь". Я собиралась в школу, так как училась во вторую смену, беру портфель и по пути захожу узнать, зачем я понадобилась в это время. Оказалось, что Саше привязали колодку, и он меня спрашивает: "Ты не против, если я женюсь?". В то время до меня не дошло, вопрос толком не разобрала, зашла в спальню, а там Зоя в слезах. Я спрашиваю: "Чего плачешь?", а в ответ слышу – "Я люблю Сашу". "Ну тогда и выходи за него замуж", а Саше говорю: "Зоя тебя любит – вот и женись на ней". Саша посмотрел на меня очень внимательно, вздохнул и больше ни чего не сказал. В итоге женили Сашу на Зои. При регистрации брака я и его друг Сергей Ширяев были свидетелями, но меня приняли за невесту. Я ответила, что невеста Зоя, а регистратор на это сказала, что жених больше внимания уделял мне, чем Зое. После свадьбы я стала меньше посещать их. Мне казалось, что Зоя хмурится моему приходу, но когда они шли на танцы, то Саша всегда заходил к нам и мы втроём шли танцевать. Правда, но я тогда не понимала, считала, что Саша танцует больше со мной, опекает меня от других, как бы защищая. Мне и в голову не приходило, что я нравлюсь ему. В ту пору было много знакомых, со всеми я общалась одинаково, ни с кем не встречалась. Все они были хорошие друзья и товарищи. Вскорости Саша демобилизуется, и они с Зоей уезжают к нему на родину в город Ессентуки. Много описывать не считаю нужным, но получила от Зои первое письмо, в котором мне написала, выходи замуж за русского и не смотри на его специальность. Саша по национальности был армянин, а мы считали его русским.

Как я раньше писала, знакомых был много, но я никого не выделяла своим вниманием, все для меня были просто молодые парни с которыми проходил вечер танцев. И вот в 1946 году на танцах в клубе завода "Красный Металлист" я познакомилась с лейтенантом Сергеем Кулаковым. Одет был в новую форму, всё на нём сияло, но меня удивило, что он был в белых перчатках. Вот тогда я впервые обратила внимание на его личность – стройный, интересный молодой человек. После танцев он предложил провести меня домой и мы стали встречаться. Родом он был из глубинки, 200 километров от города Минусинск. После окончания военного училища получил направление в город Конотоп, где служил адъютантом у генерала. В скорости его переводят служить в Корею. Мы с Сергеем повстречались несколько месяцев. В связи с отъездом в Корею он посватался, но мама была против того, чтобы я ехала в чужую страну, боялась. Да и я не думала про замужество, была ещё мала, как выразилась мама. Сергей уехал, я не очень тогда была расстроена. Вскорости поступила на завод "Красный Металлист", пошла учиться в вечернюю школу в 8-й класс. Новые интересы, новые знакомства. Жизнь улучшается, да и я взрослею, уже на мир начинаю смотреть другими глазами. Много новых ребят на заводе и в школе, но ни с кем не завожу "романа". Писем от Сергея не получала, но и не думала про это – работа, учёба, по субботам ходила на танцы. В июне начались экзамены в школе. Однажды была консультация по физике и меня вызывает из класса брат Сергей. Выхожу и с таким неудовольствием спрашиваю, что случилось, а он мне: "Пошли скорей к нам, дома всё узнаешь", – а у самого такая хитринка в глазах. Отпрашиваюсь у учителя, мол меня вызывают домой, а сама не знаю причины. Подошла к дому. Мама моет полы в коридоре, увидев меня, предложила зайти в комнату. Ничего не понимая захожу в комнату, а навстречу мне улыбающийся, радостный Сергей протягивает руки. От неожиданной встречи, разволновалась и спрашиваю: "А что случилось?". В ответ: "Приехал за тобой, очень скучал. Служить в Корее одному тяжело, когда нет рядом любимой, так что поедем в Корею". Сели за стол и Сергей рассказал, что произошло за время нашей разлуки. Видя его тоску, генерал отпустил с таким условием, что если я выйду замуж за него, то приезжаем вдвоём, а если нет – то Сергею разрешено остаться в Конотопе. Генерал относился к Сергею, как к родному сыну. Конечно, чтобы ехать в Корею даже и мысли не было у меня. Жил Сергей на квартире у тёти Галины, многое узнавала о нём, стала анализировать его выходки, но ничего плохого в отношении ко мне не замечала. Всегда внимателен ко мне, никогда не обидел словом, но чёрный слух, как ядовитая змея дополз до моих ушей. Я не поверила, но стала серьёзнее смотреть на наши встречи. На некоторое время по службе он уехал в город Чернигов. На октябрьские праздники приехал с другом Ромашкиным Иваном проведать, и они нашли меня на площади среди демонстрантов. Встреча была неожиданна и приятна. Пригласила их домой на обед (им надо было в 17 часов на поезд). Пришли к нам, а в комнате сидел А.Ф.Киреев и вел беседу с мамой. Разговор был обо мне, как выяснилось позже. Накрыли стол и сели обедать. Мужчины принесли с собой вина, которое разлили в бокалы. Александр Федорович поднял бокал, и произнёс такой тост: "Выпьем за новую любовь", но я в шутку и со смехом ответила, что пью за старую. Заметила, что Сергею не очень понравился тост А.Ф.Киреева. Сергей с Ваней уехали, но какой то разговор между А.Ф. и Сергеем произошёл. На работе А.Ф.Киреев был внимателен больше прежнего.

Осень и зиму посещала школу, на танцы почти не ходила. Жизнь после войны заметно улучшилась, в магазинах стали появляться как продукты, так и промтоварные вещи. Эхо войны затихало. В 1948 году по весне с компанией нашего околотка мы пошли на танцы в клуб имени Луначарского – это на территории вокзала. Перед началом танцев мы втроём сидели: я, Галя, Валя. По другую сторону зала на стульях сидели ребята. Всегда танцы начинались с вальса. Заиграл оркестр, смотрим один из молодых людей поднимается и направляется в нашу сторону. Я Гале говорю: "К тебе направляется". Я так сказала, потому что она была очень красиво одетая, мама её ездила в Москву и привозила красивые обновы, не то, что я. Тогда я считала, что наряд это главное. Молодой человек проходит мимо Гали и приглашает меня. Танцуя, я смотрела на пол, и обратила внимание на его туфли, они были коричневого цвета, модельные с красивым рисунком, одетый в чёрный костюм, но меня насторожило, что он перекидывается взглядом с лётчиками. По окончании танца я своей компании предложила идти домой. Они запротестовали: "Танцы только начались, три рубля заплатили, а ты домой. Давай ещё хоть часок потанцуем". Но я не соглашалась, пришлось нашему уличному мальчишке меня проводить. Это было в субботу. В воскресенье мы снова пришли на танцы, но уже с опозданием. Входим в зал, и меня возле двери кто-то приглашает. Я, как обычно смотрю вниз, и моему взору бросились знакомые туфли и те же взгляды лётчиков. Танец окончен, но мою руку держит молодой человек, говоря – "познакомьте меня со своей компанией. Вчера я прозевал, когда вы удрали с танцев, поэтому приходится сейчас держать за руку, не обижайтесь". Подходим к нашей кучке, я говорю: "С вами хочет познакомиться молодой человек". Он называет себя: "Валерка". По лицам заметила, что они знают его, но меня насторожило имя. Знала имя Валерий, но впервые услышала "Валерка". Весь вечер он танцевал только со мной и ни на шаг не отходил. Танцевальный зал размещался на третьем этаже, пока спускались вниз при выходе, я не обнаружила никого из своей компании, а Валерий тут как тут с намерением провожать меня. Идти домой пешком километра 3-4, транспорта не было в то время, для нас это не помеха была, а обувь берегли, такое было время. Спокойно переодеваю недавно пошитые на заказ туфли на старые. Валерий берёт меня под руку, идём, пройдя немного он говорит: "Давайте я понесу туфли, Вам неудобно". А у меня мысль промчалась – сейчас заберёт мои туфли, и был таков. Вот в какое время проходила наша юность, бедность и недоверие к людям сделали нас боящимися самых простых элементарных правил учтивости. Идём по проспекту Сталина ­– главной улице города, не доходя моста – самой глухой и пустынной части. Валерий говорит: "Постойте здесь минутку, я забегу к другу, заберу свой аккордеон". "Вот, – думаю, – сейчас меня и ограбят". Я раньше писала, что город Конотоп пересекал железнодорожный путь, деливший город на две части: вокзальную и городскую. Улицы, которые пересекал путь, славились как место ограблений. Меня охватил страх, оглянулась – ни впереди, ни сзади нет никого. Стою, делать нечего. Вдруг послышались голоса, смотрю идёт Валерий с аккордеоном, и я успокоилась. Продолжаем держать путь к моему дому, прошли под мостом, а там недалеко и я живу. Ощущение страха прошло, подходим к городскому парку, который расположен вблизи моего дома. Валерий говорит: "Давайте я сыграю вам на аккордеоне, время ещё не позднее". Я присела на лавочку, тихо вокруг, ни чувствуется дуновения даже слабого ветерка, светит ярко луна, а передо мною стоит парень и играет. Идиллия, этого не передать мне словами. Мне не дошло сразу, а Валерий любовался своей музыкой и мною. Немного поиграв, пошли к дому. Подойдя к калитке он говорит: "Я вижу что Вы мне не доверяете". Достаёт из бокового кармана удостоверение личности и мне подаёт. Читаю – Валерий Перов, год рождения 1926. Я молча возвращаю, а он открывает дальше, читаю – холост. "Вот теперь мы и познакомились". Сказал – "до свидания", – и ушёл. Передать полностью наше знакомство – можно написать роман. Я ведь считалась невестой Сергея, но после возвращения его из Кореи между нами отношения как бы приутихли. Я уже другими глазами смотрела на развитие нашего знакомства, да и его временно не было в Конотопе.

На второй день после танцев, прихожу на работу и своим коллегам – копировщицам Надежде Ивановне, Вере Ивановне и Лиде рассказываю, что познакомилась с молодым парнем, но оказалось, что он лётчик. Мне это было, как гром средь белого дня. О лётчиках мнения были не хорошие, считалось, что они "гуляки", "нынче здесь, а завтра там". В понедельник, придя с работы, я прилегла на кровать – настроение было необычное. Мама спросила, что со мной? Ответила, что всё хорошо. Тогда она мне говорит: "Закрой двери, я схожу к тёте Тане, проведаю" ( в то время везде лазали воришки, хотя мы жили при конторе и был сторож). Задремала, спала или нет, но услышала стук в дверь. Подумала, что-то быстро мама вернулась, и открываю дверь, но передо мною стоит лётчик. Я быстро захлопываю дверь, так как была в нижней сорочке, а в то время трикотажных мы ещё не имели. Сорочки были шиты с белого материала, спереди немного вышивали сами, считай, грудь была неприкрыта. Слышу, спрашивают, не подскажу ли я где можно снять комнату. Отвечаю, что здесь находится "Гутапсбыт" и квартир нет. Он продолжает задавать вопросы, а я возмущённо через дверь говорю: "Ясно сказано, что здесь учреждение". Недаром говорили, что лётчики нахальные. Вдруг слышу обращение ко мне по имени и просьбу, чтобы я вышла. Представляете моё состояние, мою грубость, но самое неприятное в том, что я появилась в этой рубашке, считай голая перед Валерием. Оделась и выхожу, вижу стоит лётчик передо мною и держит билеты на концерт. Я отказаться не смогла ибо приезд артистов в город было редкостное явление. Беспокойно и тревожно было на сердце, и в тоже время влекло к нему. Одним словом иду рядом с ним, а сама мысленно продумываю, как порвать с ним это знакомство. В антракте Валерий приносит кулёк с конфетами, но я не беру, отказываюсь. В нашем воспитании зачастую не хватало элементарных понятий о культуре, считала, что взяв конфету я буду чем-то обязана. Он такой вежливый, внимательный, а я насторожена и начинаю ему, как говорится "лапшу вешать на уши". Что я мол замужем и сделала большую ошибку, придя с ним на концерт и тому подобное. Валерий выслушал меня и спокойно говорит: "Хочешь порвать наше знакомство, но ничего не выйдет. Прежде чем познакомиться я всё разузнал о тебе. Да есть у тебя молодой человек, но не муж – лейтенант Сергей Кулаков, но сейчас он не в Конотопе, а я же хочу с тобой встречаться". Досмотрели концерт, и он проводил меня домой. Одним словом ежедневно к концу рабочего дня он стоял возле проходной. Я, избегая встреч, стала выходит через служебный вход, но Валерий всегда стоял на моём пути, как я не избегала его. Стоит честно признаться, что встречи были мне приятны. Парень он был городской, культурный. Однажды приходит и просит, чтобы я надела розовое шёлковое платье. Я удивилась, в начале нашего знакомства, ходила с ним не наряжаясь, а тут такая просьба чуть ли ни мольба: "Ты такая в нём красивая". Я надела розовое платье, оно само пошито было красиво – юбка клёш строго по талии. Вышли мы со двора, идём, и вдруг он берёт меня крепко за руку и говорит: "Приехала моя мама и я хочу Вас познакомить". Я, как дикарка рванула руку, но он уже хорошо изучил меня и сказал это когда мать его была всего в нескольких шагах от нас. Пришлось покориться и не убегать. Познакомились. Женщина любезно разговаривала и попросила разрешения прийти к нам в гости на второй день. Объяснила, что с дороги, была на курорте и решила проведать сына и так далее. Попросила, чтобы мы провели её в городок. Я согласилась, тогда транспорта не было, ходили пешком да и расстояние было всего километра три. Я предложила вообще, чтобы они с Валерием шли, но им это не понравилось, было ещё рано. Пришлось проводить до городка Александру Семёновну. Зашли в квартиру и она предложила перекусить, но я категорически отказалась. Тогда она говорит: "Вы были здесь в аллеи любви, сходите, пройдитесь". А я ответила, что в городке не была, аллеи не хочу смотреть и пойду домой. Сейчас пишу эти воспоминания и думаю, какая я была такая не воспитанная, в общем, дура. Дома маме сказала, что мама Валерия назавтра собирается к нам в гости. Мама удивлённо посмотрела и сказала, пойдём утром на базар, надо приготовить обед, а жили мы тогда уже лучше. Пошли с мамой на базар и встречаю Вилли, друга Валерия, который просит меня, чтобы я помогла купить ему тенниску. Вспоминаю, идём по рынку, продаётся трикотажная, шёлковая, голубая тенниска. А Вилли был блондин, говорю: "Бери, она тебе к лицу", а подойдёт ли размер этого я ещё не понимала. Заплатил он за покупку, мы вышли на центральную улицу города, разговариваем. Я возмущаюсь тем, как Валерий меня вчера знакомил с Александрой Семёновной. На улицё чудесно, солнышко светит. "День будет хороший, – говорит Вилли, а сам неожиданно оборачивается и удивлённо говорит, – нас догоняют Валерий с мамой". Те подходят запыхавшись, и Александра Семёновна говорит: "Еле Вас догнали, так пить хочется". А догнали они нас недалеко от столовой военторга. "Зайдём в столовую и выпьем, что-нибудь от жажды". Я отказываюсь, пить не хочу да и домой надо, но Александра Семёновна уговаривает: "Не бойся кривотолков, я же с вами". Пришлось сопровождать, теперь опишу, что я увидела. Зашли в общий зал, но прошли в отдельный кабинет. Взору моему открылся длинный стол. За ним сидело много лётчиков, которые все поднялись при нашем входе. Рядом стоял стол, накрытый на четыре человека, за который мы сели. Александра Семёновна и говорит: "Что же ты, Валерий, а на столе нет конфет? Иди и закажи конфеты". Он встаёт, и выходит в общий зал, а мне Вилли шепчет: "Сейчас Валерий познакомит тебя со своей эскадрильей". От таких слов я неожиданно растерялась, разволновалась. Заметив, что я ничего такого не ожидала, Вилли только произнёс: "Какую ошибку Валерий совершил". Это было, как снег в знойный день на голову. Не соображая, хорошо или плохо делаю, встаю и хочу выйти. Навстречу Валерий с полной вазой конфет, смотрит в недоумении на меня, и я чувствую взгляды лётчиков, которые также не поняли, что происходит. "Я иду домой, – смогла сказать, – а что произошло – сам виноват, без меня меня женили". Он берет меня за руку, тут подошла мать, говоря, что по молодости Валерий совершил ошибку, не посвятив меня в свои планы. Хотел, как лучше, а получилось хуже. "Ниночка, ты хорошая девушка, нельзя так реагировать. Молодёжь выпивает, но это не значит, что пьют. Вот отец тоже пил, родители мои были против моего замужества, но как родился Валерий, то совсем другим стал. Так, что не таи обиду на него, что не поговорил прежде с тобой, а решил всё сам. Он же видел условия жизни, в которых жила твоя семья, не суди строго его, прости". Разговаривая, узнала, что у них в эскадрильи была договоренность, чтобы свадьбы отмечать без участия родителей своими силами в складчину, поочерёдно. Зашли к нам, Александра Семёновна удалилась с мамой разговаривать в беседку. Не знаю содержания их разговора, но точно уверена, что мама была против встреч с лётчиком. Я также всячески старалась избегать встреч, обида была на него, что он со мной не поговорил, а решал всё сам. Вскорости я встретилась на комсомольском слёте с Вилли. Встреча была неожиданна, поговорили, узнала, что Валерий болен и друг попросил меня, чтобы я того проведала. Я пожелала выздоровления, но пойти в лётный городок отказалась. Много описывать не буду, расстались совсем неожиданно – по тревоге их перебросили в Россию. Это я узнала от жены одного лётчика. Валерий просил, чтоб меня она посетила и всё объяснила, сказав, что пришлёт письмо, но писем не было мне. Работала, изредка ходили с подругой Валей на танцы, но новых знакомств не заводила. После нового года Сергей возвращается снова в Конотоп, но встреча с ним меня не очень обрадовала, что-то в нём переменилось, хотя он по прежнему считается моим "женихом".

Это произошло в начале 1949 года. Помню, как я впервые увидела Николая. Появился в клубе в компании офицеров. Знакомая Рита Гончарова стояла рядом, мне его показывает и говорит: "Молодой красивый зрелый мужчина, познакомлюсь с ним". Рита была на 3 – 4 года старше меня. Посмотрев в ту сторону, я увидела его, и мне стали неприятны ее слова, не понравилось её решение, вроде она посягнула на чужое. Я ей говорю: "Пойду домой, не хочу танцевать". Ранней весной с Валей решили пойти в клуб Луначарского. Проходим мимо нашего городского парка, тут услышали, зов тёти Галины, останавливаемся, ждём её подхода. Подойдя к нам, она говорит, что за нами гналась забрать меня на концерт. В полк приехали артисты, билеты уже куплены квартирантами, что живут у тёти Тани. В то время это было в редкость, чтобы приезжали артисты. Вале говорю: "Пойдём", но она ответила, что свидание не хочет пропустить, а мне интереснее было посмотреть концерт. Я давно не была у тёти Тани и не знала, кто из офицеров живёт у них. Вхожу в дом, прохожу в спальню и не успела толком осмотреться, как на кухню входит с улицы Николай Крайник (знакомый по танцам, красиво танцевал, но на язык был остёр и болтлив). Увидев меня удивлённо говорит: "Какими судьбами недотрога в этом доме, проходи в комнату, посмотри, как мы живём". Я ответила, что мне нечего там смотреть, здесь живёт моя тётя и мне всё знакомо, но он подтолкнул за спину к двери комнаты. Увидела, что перед трельяжем стоит офицер. Он поворачивает голову и наши взгляды встретились. Описать эту встречу одним словом не возможно, но здесь Николай К. пришёл на выручку: "Знакомьтесь, чего глаза вытаращили?" Тётя стол стала накрывать и все сели поужинать. Немного поясню, чтобы было яснее. Однажды офицеры зашли на квартиру к Сергею, который жил у тёти Галины и на комоде увидели моё фото с братом Владимиром, который был в форме офицера, но с бородой, а мне тогда было 16 лет, фото за 1944-1945 гг. Посмотрев на фотографию, Николай вымолвил: "Такая хорошая девчушка за стариком", но ему пояснили. "Познакомьте меня с ней", - попросил он. "Но она девушка Сергея", – ответили ему. "Так, что же, я хочу просто познакомиться". Крайник сказал: " Поставь два литра, хорошо?! Я сам, как увидел её, хотел подбить клин, но ничего не вышло. К ней и на золотой козе трудно подъехать". Приехали артисты в воинскую часть и Крайник с помощью тётки организовал это знакомство. Я ничего не знала про это. Было всего три билета и не для моего величества покупались, но попала на концерт благодаря "договоренности". На концерт пошли втроём – тётка, я, Николай. Когда зашли в зал, многие зашушукались: "Невеста Сергея, а пришла с другим". После окончания концерта идём по шоссе улицы Коммунистической. Первый поворот на улицу Шевченко, где недалеко жила тётя Галина и она, отказавшись от провожания, уходит. Поворот вправо и Волочаевская 48, где я жила. Идём и в душе ругаю провожающего, даже руки не предложил "тютя – матютя". Дошли до ворот, попрощался. Я захожу в комнату, мама не спала, а лицо такое довольное. Спрашиваю, что случилось, а мама в ответ: "Знаю, что была на концерте. Мне так нравится этот Николай, такой серьёзный и во всех отношениях положительный". Я же смеясь, в ответ: "А мне даже руки не подал, такой внимательный". Это было в субботу, а в воскресенье мама пошла на базар, я прибирала в квартире. Когда стук в дверь, и заходят брат Ростислав с Николаем. Предложила присесть, но Николай вначале обошёл вокруг стола, вытащил из кармана конфеты "ромашка" и положив всё на стол. Я предложила поиграть в карты. Играем, но почти не разговариваем. Приходит мама с базара и удивлённо говорит: "У нас ранние гости:. Я ей показываю на Николая и пальцем верчу возле виска. Мама мне головой кивает, что так не красиво. Вдруг заходит тётя Галина сообщить, что в продажу поступили чехословацкие туфли. Мне туфли нужны были, но в тот момент таких денег не имелось (конец месяца). Николай предложил деньги, я поблагодарила, сказав, что верну в получку. Он ответил: "Когда отдадите, роли не играет". Я побежала и приобрела красивые коричневые туфли на венском каблуке, очень удобные. В понедельник брат принёс письмо от Николая и деньги, чтобы купила билеты в кино. Читаю письмо и не знаю, что делать. Жаль, что не сохранилось, при перевозке буфета потерялось. Читаю письменное признание в любви такое лирическое и предложение выйти за него замуж. Зашла Валя, моя подружка. Даю ей письмо и смеюсь над его содержанием. Валя смотрит на меня в недоумении, я и сама обескуражена этим посланием, за кого он меня принял, не понимаю. Поболтали, и я предложила, чтобы ответила она. "Что писать?", - она спросила. Я ответила: "Отвечай на письмо". Пошли с ней, купили билеты в кино на второй сеанс. Деньги приложены были к письму, в котором была приписка, о том что дежурит по части и извиняется, что прийти раньше не сможет. Не дождавшись Николая мы с Валей в 19 час. 30 мин. ушли. В кино он не пришёл, хотя билет оставлен был. По окончании сеанса мы шли домой, встретили тётку, которая нас выругала. "Человек дал деньги, а вы не подождали, такие бессовестные и так далее". Мы ей ответили, что билет ему оставили, а что не пришёл – его дело и нечего нам вычитывать. Прихожу домой, а в комнате с мамой общается "кавалер". Не долго дума говорю: "Уже поздно, пора спать, завтра на работу". Николай встаёт со стула, прощается и просит меня, чтобы я его проводила до калитки. Возле ворот останавливается и спрашивает моё решение, как я отвечу на письмо. "Знакомы всего три дня, – подумала, – за кого ты меня принимаешь, что у тебя в голове". И не думая серьёзно о последствиях, отвечаю: "Иди с мамой говори". "Вот твоё лицо сейчас и приоткроется", – думаю. Николай возвращается обратно в дом и у мамы просит моей руки. Скрывать не буду, мама считала во всех отношениях, что лучше его, как семьянина никого не сыскать, но всё же меня спросила, как я смотрю на такое предложение. У меня ветер в голове, в тот момент пронеслось, мол соглашусь, – днями он уезжал в летние военные лагеря на всё лето, – а дальше видно будет. На май месяц завод даёт мне путёвку в дом отдыха в Святогорск. Возвращаюсь из дома отдыха, письма приходят от Николая, в которых он пишет в основном о нашем решении и мама всячески старается подтвердить его.

Однажды зашла в контору, когда мама, не услышав меня внимательно, писала какое-то письмо. Я тихонько подошла и читаю начало. Представьте моё состояние – она писала письмо Валерию. Я вырываю из рук у мамы конверт, но он пуст. Адрес не полный на конверте – почтовое отделение и город Челябинск. Письмо мне она не отдала, только сказала: "Забудь его". Я пошла к Гале Бойко и со слезами рассказываю про инцидент с мамой и письмо. Галя мне немного рассказала о письмах, которые приходили от Валерия после отъезда и про которые я не знала. Мама всячески препятствовала нашей встрече, а после того, как Николай сделал мне предложение, даже написала Валерию, что я вышла замуж. Мама не хотела, чтоб я вышла замуж за лётчика, она боялась за моё будущее…

Можно ещё много рассказывать про это, но в завершение моей юности, 2 октября 1949 года я вышла замуж.

1   2   3   4

Похожие:

Автобиография Детство Средняя Азия iconИсториография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под ред проф. В
Иран, Средняя Азия, Индия и Китай, которые в древности охватывали весь Ближ­ний, Средний и Дальний Восток. Авторы соответствующих...
Автобиография Детство Средняя Азия icon«Россия и Средняя Азия: исторический диалог и взаимодействие культур»
О проведении научно-теоретической конференции на тему: «Россия и Средняя Азия: исторический диалог и взаимодействие культур»
Автобиография Детство Средняя Азия iconДоктор(Ph. D) Gian Luca Bonora Л. Н. Гумилев атындағы ЕҰУ-нен партнер Мустафина Р. М. 15. 03. 2012 – 18. 04. 2012 ж
Географическое и историческое значение концепции «Центральная Азия и Средняя Азия»
Автобиография Детство Средняя Азия iconСредняя и центральная азия в колониальных планах германской империи в 1870-е 1918 гг

Автобиография Детство Средняя Азия iconЖимолость (lonicera)
Средняя Азия: Западный Тянь-Шань и Памиро-Алай. Растёт в горах на открытых местах, в подлеске лиственных лесов, а также иногда добирается...
Автобиография Детство Средняя Азия iconПрограмма дисциплины Средняя Азия в советский и постсоветский период Автор к и. н. Васильев А. Д
Знание особенностей политических систем различных государств Средней Азии и Казахстана и условий их формирования и функционирования...
Автобиография Детство Средняя Азия iconИнтерфейс межцивилизационного взаимодействия Северная Евразия Средняя Азия
При этом исторические размежевания и связи, а также альтернативные возможности развития, которые в свое время были упущены или недостаточно...
Автобиография Детство Средняя Азия iconКак Дешево и быстро освоить участок земли участок Иссоп лекарственный
Родина иссопа — Средиземноморье и Средняя Азия. В россии в одичавшем состоянии встречается в лесостепной и степной зонах европейской...
Автобиография Детство Средняя Азия iconРазработка урока по истории России Валуйки 2011 Ход урока
Площадь Европейской России составляла 1/3, а Азиатской (Закавказье, Сибирь и Средняя Азия) — 2/3 всей территории страны. Большая...
Автобиография Детство Средняя Азия iconСлужение Отечеству: М. Д. Скобелев и Средняя Азия
Средней Азии, главным образом в Ферганской области. С помощью своей чётко организованной политики М. Д. Скобелев смог улучшить жизнь...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org