Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки)



Скачать 464.05 Kb.
страница2/3
Дата02.03.2013
Размер464.05 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

На защиту выносятся следующие положения:

1. Тверские региональные печатные издания, в которых представлены информационные и аналитические материалы правовой тематики, подразделяются на государственные региональные печатные издания («Тверские ведомости», «Тверская жизнь», «Смена +») и частные региональные печатные издания («Караван + Я», «Афанасий Биржа»). «Вече Твери»,

2. Печатные материалы правовой тематики в тверских региональных печатных изданиях размещаются в регламентируемых рубриках газет, в которых непосредственно публикуются не только правовые тексты, анализ и комментарии материалов принимаемого Российского законодательства, но и материалы, имеющие отношение к событиям, которые связаны с действиями норм существующего права и их реализации, а также оценки авторитетными специалистами событий, оказывающих влияние на жизнь региона в целом. К числу таких рубрик относятся рубрики «Власть и общество», «События и комментарии», «Экономика и право», «Текущие события», «Три автора», «Между тем», «Политика», «Письма читателей», «Объявления», «Документы».

3. Строгая рубрикация текстов правовой тематики в региональных печатных изданиях не исключает появление феномена семантической диффамации определенных фрагментов правовых текстов, обусловленной использованием информационного материала из документов, либо не вступивших ещё в законную силу к моменту их опубликования, либо умалчиваемых в региональном информационном пространстве.

4. К особенностям семантической диффамации правовых текстов региональных печатных изданий относятся: подача материала от третьего лица, неоправданное искажение сложившегося (или складывающегося) положения дел в действительности, придание (или приписывание) передаваемой информации признаков порочности, создание негативного образа описываемых в тексте явлений, персонажей, фактов, что может порождать в посткоммуникативном эффекте у адресата-читателя подмену понятий, умалчивание, представление автором-журналистом заведомо выигрышной информации, преувеличение им роли отдельных элементов передаваемой информации.

5. С точки зрения посткоммуникативного эффекта воздействие семантически диффамированных правовых текстов в региональных периодических изданиях можно рассматривать как метакоммуникативный акт, осуществленный между автором-журналистом и адресатом-читателем. Эффективность акта семантической диффамации обусловливается пресуппозиционным фактором веры читателя-адресата в истинность, искренность и не подлежащую проверке фактуальность текстового материала.

Апробация работы. Результаты исследования прошли апробацию на заседаниях кафедры общего и классического языкознания Тверского государственного университета и кафедры теории языка и межкультурной коммуникации Тверской государственной сельскохозяйственной академии в 2007-2011 гг.
, в докладах и выступлениях на семинарах и конференциях, в том числе на пяти международных научно-практических конференциях и трёх региональных форумах. Результаты исследования обсуждались на заседаниях межвузовского теоретического семинара «Языковое пространство личности в социальной коммуникации» при Институте прикладной лингвистики и массовых коммуникаций ТГСХА. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования отражены в 8 публикациях общим объемом 2,65 п.л., в том числе 2 статьи опубликованы в изданиях, рекомендованных в Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК Минобрнауки России.

Структура и объем диссертации определяется поставленными конкретными задачами и логикой развертывания основной темы исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Библиографический список включает в себя источники на русском и английском языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается обоснование выбора темы, развертывается её актуальность определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи исследования, методы и материал исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, осуществляется обзор имеющейся по теме литературы, дается описание структуры и объема диссертации.

В первой главе «Общая характеристика правовых текстов в печатных изданиях тверского региона за период с 2004 по 2009 годы» представлена типология информационно-тематических материалов в периодических изданиях региона, определено понятие правового текста и понятия семантической диффамации применительно к печатным органам Тверской области.

Разграничение средств массовой информации согласно их правовому статусу необходимо в виду того, что наличие среди учредителей печатного издания органов государственной или региональной власти увеличивает степень доверия читателя к информации, распространяемой в нем. Газеты «Тверская жизнь» и «Тверские ведомости» являются еженедельными печатными изданиями, которые распространяются на территории всей Тверской области. В этих газетах публикуется информация различного характера, в том числе и правовые тексты. Если исходить из данных распространения этих газет, то оказывается, что степень доверия читателей к названным печатным СМИ достаточно велика, так как учредителем обеих газет являются Федеральные органы управления.

Проведенный анализ текстового материала, опубликованного за указанный временной период в газетах «Тверская жизнь» и «Тверские ведомости», показал, что в этот период наиболее актуальными в правовом отношении были тексты, корреспондирующие с выборами Президента России. Ситуация легитимной смены высшего руководства страны, отмеченная массивами текстовых прогнозов, комментариев и оценок, показывает не только значимость конкретной личности в истории государства, но также подчеркивает значимость должности Главы государства в обществе, но и в восприятии гражданами (читателями) действий руководства страны.

Как известно, существуют газеты, наделенные функциями официального органа, в которых публикация текста завершает круг принятия законов. Таким органом на федеральном уровне является «Российская газета», а на региональном уровне в Тверской области – «Тверские ведомости». Публикуемые в этой газете тексты, которые содержат официальную правовую информацию, именуются правовыми текстами. В своём большинстве официальная правовая информация представлена, как правило, в текстовом изложении законов или подзаконных актов. Однако анализ текстов региональных тверских изданий показывает, что в отличие от официальных печатных изданий федерального уровня в печатной периодике региона представлены как правовые тексты, имеющие юридическую силу, так и тексты, не имеющие юридической силы, хотя в содержательно-тематическом плане они, тем не менее, затрагивают правовую сферу соответствующим образом.

Отличительной характеристикой правовых текстов можно считать тесную связь и переплетение как языковых средств в его организационной (логико-манифестационной) структуре, так и внеязыковых факторов, которые являются необходимой базой (фоном) знаний или пресуппозиционной основой для информационно-тематического правового пространства опубликованных текстов. Иначе говоря, при работе над текстом необходим определенный набор правовых знаний, которые по условию их пресуппозиционного характера являются только фактуальными или истинными. Отмеченное своеобразие организационной специфики правовых текстов периодических печатных изданий позволяет выделить две их разновидности: лингвистические и экстралингвистические. Лингвистическая специфика правовых текстов коррелирует по большей части с семантико-прагматической сферой текстовой конструкции, включенной в коммуникативно-функциональное поле взаимодействия между журналистом (автором) и читателем (адресатом). Экстралингвистическая специфика правовых текстов сопряжена с системой специальных знаний, обусловленных юридической системой принятия законных актов, которая, как правило, известна относительно узкому кругу специалистов.

Именно наличие некоторого несоответствия между двумя названными подсистемами способно породить эффект семантической (и, как следствие, функционально-интерпретационной) диффамации правовых текстов. Показано, что само понятие семантической диффамации правовых текстов периодических публикаций возникло на пересечении двух наук: лингвистики и юриспруденции. Такой статус семантической диффамации в правовых текстах регулярной периодики позволяет рассматривать этот феномен с позиций комплексной научной парадигмы, условно именуемой как юрислингвистика (см.: Е.И. Галяшина, 2003; Н.Д. Голев, 1999; 2000; М.В. Горбаневский; М.А. Грачев, 2009; А.А. Романов, 2002; А.А. Романов, А.П. Костяев, 2011; Юрислингвистика, 1999; 2000; 2004; 2005).

Очевидно, что, с одной стороны, семантическая диффамация есть явление языка, которое, тем не менее, с другой стороны, обусловлено социально-пра-вовыми факторами и фоновой пресуппозиционной основой, которые подлежат обязательному учету при описании её специфики. Поэтому с чисто лингвистических позиций под семантической диффамацией следует понимать введение в заблуждение посредством языковых манипуляций (подмена понятий, умолчание, представление заведомо выигрышной, с точки зрения автора, информации, преувеличение и т.п.).

Другое дело семантическая диффамация правовой информации, представленной в правовых текстах периодических изданий. В этом плане семантическая диффамация принимает чисто прагматический характер, когда она как часть проспективного коммуникативного замысла журналиста используется им преднамеренно с определенными целями или же возникает как следствие некомпетентности автора в правовой сфере, т.е. её появление обусловлено незнанием автора фоновой пресуппозиционной базы. Тем не менее, незнание фоновой пресуппозиционной базы реализации информативного обмена в процессе массового коммуникативного обмена не снимает ответственности за содержание предоставляемой информации, так как семантическая диффамация может возникать на любом из этапов приобретения юридической силы. Иными словами, она может возникать на определенной стадии законодательного процесса в порождении различных текстов, которые будут содержать правовую информацию, но не будут иметь юридической силы. И хотя можно утверждать, что семантическая диффамация суть действие, совершаемое посредством языка / речи, тем не менее, это действие социально окрашено и обладает свойствами естественно-языковых социальных практик, используемых в обществе.

Во второй главе «Вербальные предпосылки использования семантической диффамации журналистами Тверского региона» проводится анализ семантической диффамации с позиции функциональной семантики речевых (текстовых) образований, представленной в теории речевых актов и регулятивной (манипулятивной, организующей и направляющей, воздействующей) деятельности журналиста. Особая роль в формировании механизма семантической диффамации отводится заголовку текстовых материалов, рассматриваемому в качестве основы свернутого пропозиционального содержания правового текста, обуслов-ливающего порождение феномена семантической диффамации в печатных СМИ Тверского региона.

Ранее было показано, что природа семантической диффамации заложена в механизмах текстовой (речевой) деятельности (о термине «текстовая деятельность» см.: Х. Вайнрих, 1987; Т.М. Дридзе, 1984) журналиста как автора, реализующего в процессе такой деятельности свои коммуникативные замыслы, коммуникативное намерение и коммуникативную интенциональность (направленность) на передачу информационного содержания адресату (читателю). Одним словом, семантическая диффамация есть результат интенционального акта передачи информационного содержания, т.е. она есть комплексное коммуникативное действие, совершаемое посредством языка / речи. При этом важная роль отводится интенциональному акту передачи информационного содержания правового текста, где (в акте) при помощи интенционального соответствия как целевой направленности сознания или деятельности на познание, творчество, верование, мнения, восприятия и т.п. непосредственно отражаются условия успешности - неуспешности использования определенных речевых актов (действий, практик) для раскрытия содержания передаваемой в правовом тексте информации.

Как известно, в прагматической теории речевых актов (РА) предложено решение проблемы успешного / неуспешного использования определенных речевых актов или речевых действий. В рамках данной парадигмы реализован подход к сегментированию речевой деятельности на самостоятельные элементарные единицы в виде речевых актов и их конституентов, представляющих собой определенного рода сложные действия, которые совершает говорящий в процессе коммуникации (Дж.Л. Остин, 1986, 1987; Дж.Р. Серль 1986; Н.Д. Арутюнова, 1976:45-46; Дж. Брунер, 1984: 24-26 и др.).

Уязвимость речеактовой позиции на проблему успешности - неуспешности исполнения речевых произведений (А.А. Романов, Л.А. Романова, 2009) может быть компенсирована использованием «регулятивного механизма» социальной коммуникации, порождающего особую систему регуляции отношений в коммуникативном взаимодействии (А.А. Романов, 1988; Л.А. Романова, 2007; 2009; 2010) между журналистом (автором) и получателем - адресатом (читателем). Как известно, «сущность регулятивной деятельности в коммуникативном общении заключается в общественно (социально) значимой организации взаимодействия людей, в котором передача информативного содержания, установление взаимопонимания между партнерами подчинены основной задаче – организации успешного (согласованного) взаимодействия участников общения в определенном социальном контексте» (А.А. Романов, 1988: 3).

Вплетённость правового текста в регулятивный процесс согласованного коммуникативного взаимодействия на уровне журналист-читатель обусловливает готовность адресата (читателя) вносить свой посильный вклад в успешность и согласованность в действиях партнера (журналиста). В свою очередь такая готовность, подкрепленная властной символикой официального печатного органа, приводит к тому, что на основании «кодекса доверия» (А.А. Романов, 1988) адресат (читатель) не должен сомневаться в достоверности передаваемой информации. Характерно при этом, что доверительное отношение адресата (читателя) подкрепляется не только социальными параметрами конкретного канала передачи информации (например, государственный орган печати, авторитетное издательство, лицо, облечённое властными полномочиями), но и формируется автором текста при помощи определенного набора лингвистических средств (например, структура текста, «магические языковые средства», в духе К. Бредемайера, 2005, а так же стандартизированное представление информации в виде шаблонов, т.е. «универсальных для локальной этнографии структурных лекал», в понимании Р. Харре, 2005). Читая, например, федеральный закон в «Российской газете» или региональный закон в «Тверских ведомостях» никто не задается мыслью проверить истинность информации в связи с тем, что степень доверия документу абсолютная и соответственно читатель абсолютно доверяет газете, публикуемой данный правовой документ.

«Кодекс доверия» (А.А. Романов, 1988: 63) обусловливается принятием на веру со стороны адресата истинности утверждения о тематическом содержании правового текста. Адресат доверяет журналисту настолько, что считает его утверждение истинным как по тематическому содержанию, так и по отношению к этому содержанию самого журналиста. Проведенный в ходе исследования опрос жителей г. Твери, читающих тверские газеты, показал, что большинство жителей города доверяет газетам «Тверские ведомости» и «Вече Твери». Данный факт подтверждает выдвинутое в работе предположение об абсолютном доверии той газете, которая участвует в заключительном этапе придания силы закону, постановлению, кодексу и т.п. (в нашем случае на уровне области или города), т.е. когда газета публикует документ на своих страницах. Таким образом, публикация правового текста в СМИ преследует две цели: во-первых, придает тексту статус и силу документа, а, во-вторых, информирует, знакомит читателя с новым документом.

Опубликованное сообщение о вступлении в силу закона принимается читателем как истинное, что не соответствует действительности. Таким сообщением журналист вводит - намеренно или по причине незнания механизмов принятия законов - адресата в заблуждение и тем самым порождает эффект семантической диффамации. Так, например, сообщение «Госдума приняла закон «Об общественной палате РФ» в действительности вовсе не означает, что это закон, так как Госдума рассматривает только законопроекты. Принятие закона «Об общественной палате» осуществляется в несколько этапов, из которых принятие законопроекта Госдумой является только лишь промежуточным.

Отношения между партнерами, обусловленные социально-ролевым статусом маркируются определенными языковыми средствами, сигнализируя читателю о статусном положении источника информации. Например: «Председатель Комитета Государственной Думы по безопасности Владимир Васильев познакомил тверских журналистов с изменениями в Кодексе об административных правонарушениях, предусматривающими увеличение штрафов за нарушение правил дорожного движения» (Вече Твери, 02.04, 2007 г.). Журналист, желая придать важность и статусность источнику информации, увеличивает степень доверия читателя, но при этом забывает о своей ответственности за передачу информации. Поэтому читатель не получает истинную информацию о том, что изменения в Кодексе, с которыми познакомил В.Васильев – это всего лишь предложения, которые внес В.Васильев в коллективный труд, называемый законопроектом, прошедшим еще только первое чтение в Госдуме.

Результаты проведенного анализа правовых текстов тверских газет на предмет соответствия заголовков содержанию правовых текстов подтвердили, что заголовок органично и неразрывно связан с содержанием правового текста, публикуемого в печатных СМИ, и должен не только привлекать внимание читателя, но и давать первичное представление о его теме и содержании. Рассматривая заголовок как минимальную единицу текстового сообщения, важно иметь в виду, что заголовок, как часть боле сложного текстового вербального комплекса, связан с ним сложными отношениями: с одной стороны, это чисто синтаксические отношения, а с другой стороны, эти отношения формируют у адресата семантическое прочтение, вытекающие из содержания сообщения.

Очевидно, что воздействующая функция заголовка становится приоритетной. Поэтому журналист преследует цель сформулировать заголовок таким образом, чтобы он не столько передавал основную информацию текста, сколько привлекал внимание к теме, вызывал желание прочитать текст целиком.

Так, например, публикуя текст о том, что на заседании трехсторонней ко-миссии по регулированию социально-трудовых отношений в Тверской области с участием представителей Администрации региона обсуждали вопросы о необходимости разработки новой системы оплаты труда во всех учреждениях здравоохранения, образования и культуры региона и о её последующей апробации не повсеместно, а лишь на пилотных площадках, журналист в качестве заголовка выбирает не «Заседание трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений в Тверской области», а «В регионе будет вводиться новая система оплаты труда работников бюджетной сферы» (Тверские ведомости, №25, 2008). Таким образом, прочитав такой заголовок, читатель оказывается введенным в заблуждение: о том, что новая система оплаты будет принята утвердительно не говорится в тексте, это лишь предположение, которое в заголовке выдается как уже свершившийся факт. В данном случае заголовок является средством семантической диффамации, возникновение которой обусловлено несоответствием семантики заголовка и семантики публикуемого под ним текста.

Выше отмечалось, что отношения между читателем и журналистом строятся на доверии. Кодекс доверия партнеров охватывает различные параметры речевого взаимодействия, такие как истинность, искренность намерения, объем доверия, которые связаны со способом и типом воздействия. Само доверие может быть абсолютным или относительным в плане ожидаемого действия и результирующего эффекта (А.А. Романов, 1988). Но при этом абсолютное доверие предполагает гарантию истинности и искренности в намерениях и действиях партнера, которому оказывают полное доверие. Доверие печатному слову очевидно, потому что «печатное слово, как более продуманное, ответственное, должно вызывать большее доверие у читателя» (Е.В. Уздинская, 2005:62).

Правовые тексты (законы, поправки, постановления и т.п.), публикуемые в газетах, не вызывают ни доли сомнения у читателей, так как степень доверия в такой ситуации очень высока, что и является хорошей почвой для семантической диффамации. Пользуясь доверием читателей, журналист подменяет правовой текст псевдоправовым, практически сохраняя высокую степень доверия. Подобные действия журналиста могут совершаться либо в силу незнания правовой структуры становления правового текста документом, либо намеренно, с целью воздействия на читателя и достижения социально заданных целей. В связи с этим можно выделить семантическую диффамацию в правовых текстах, возникающую из-за правовой неграмотности (в первую очередь журналиста), и семантическую диффамацию в правовом тексте, преследующем цель социально воздействовать на читателя. Типологию семантической диффамации в правовых текстах СМИ графически можно представить таким образом:

Типы семантической диффамации (СД) в правовых текстах СМИ

Проведенный анализ медийного текстового материала показал, что семантическая диффамация представляет собой коммуникативный акт особого рода, совершаемый между журналистом-автором и читателем-адресатом в рамках расширенного медийного пространства (Г.М. Маклюэн, 2003; 2004). При этом, особая роль в таких коммуникативных актов принадлежит «ролевым экспектациям» (А. Шюц, 2003) его участников, которые не могут быть равноположенными по отношению к объему информации, ибо журналист по своему социальному положению и должностных полномочий имеет доступ к значительному объему информации, которая для среднестатистического читателя остается закрытой. В свою очередь читатель как адресат информационного потребления и воздействия ожидает истинности и искренности от журналистского сообщения (послания), что и позволяет ему подменять анализ ситуации субъективными рассуждениями, заменяя факты комментарием и оценкой. В это связи заслуживает внимания суждение Н. Г. Мыртыненко (2005: 47) о том, что в настоящее время «востребованность изданий различных типов – качественных и массовых, приводит, прежде всего, к тому, что личностные оценки журналиста выходят на уровень интеграции его жанрового мышления. Авторский комментарий начинает проникать даже в информационные публикации. Сейчас, когда времена журналистики недостаточно учитывавшей запросы читателей, прошли, огромную роль в творческом освоении действительности играет ориентация журналиста на диалог с читателем» (курсив - наш).

Проведенное в работе анкетирование подтвердило наблюдения Н.Г. Мыртыненко, убедительно показав, что в Тверском регионе сохраняется убежденность адресата в том, что информация, передаваемая журналистом в газете, достоверная и не подлежит проверке или перепроверке (о вопросах анкеты см. Таблицу №1). Следовательно, риск получить семантически искаженную информацию в правовых медийных текстах остается значительным. Поэтому для эффективной и успешной коммуникации в масс-медийном пространстве необходимо предусмотреть систему шифтеров от семантической диффамации журналистов.

В третьей главе «Способы защиты читателя от семантической диффама-ции» анализируется реакция типового (фокусного) адресата на содержание семантической диффамации в правовых текстах, рассматривается социально - правовая ответственность журналиста как автора правового текста за введение в заблуждение читателя посредством семантической диффамации, предлагается система языковых шифтеров от семантической диффамации журналистов.

Проведенное анкетирование реальных и потенциальных читателей правовых текстов Тверских СМИ позволило сформировать представление о типичном читателе как адресате СМИ в г. Твери. С учетом представленных выше факторов, формирующих образ читателя, в анкету были включены 12 вопросов, которые предъявлялись потенциальным читателям согласно анкете (см. Таблицу № 1). Основная цель анкетирования сводилась к определению реакции читателя на текстовые заголовки газет. Причем, в содержание заголовка были вклю-чены элементы текстовой информации, содержащие семантическую диффамацию. Такая информация корреспондировала с содержанием вопросов под пунктами 8-12. Шестой вопрос вводился в анкету для того, чтобы определить группу реальных читателей и группу потенциальных читателей тверских газет.

При этом акцентировалась роль упоминаемого выше кодекса доверия, которая является определяющим условием для оценки семантической диффамации в правовых текстах тверских печатных периодических изданий. Тем самым устанавливалась не только степень абсолютного доверия к правовым текстам (законам, указам, постановлениям), которые публикуются в газете, но и тем самым была выявлена степень доверия к информативному содержанию конкретной газете. Ниже приводится анкета, представленная в виде Таблицы № 1:


  1. Пол

М

Ж




  1. Возраст










  1. Социальное положение

работаю

служу

пенсионер

студент

  1. Ваша специальность




  1. Образование

высшее

среднее специальное

среднее

  1. Какие тверские газеты Вы читаете?













  1. Какой тверской газете Вы доверяете?




  1. Прочитав заголовок «Госдума приняла федеральный закон, расширяющий полномочия органов местного самоуправления», Вы делаете заключение, что

закон вступил в силу

закон еще не вступил в силу

закон еще не вступил в силу, но очень скоро вступит

др.

закон еще не вступил в силу, и не известно, когда вступит

  1. Прочитав заголовок «Владимир Путин подписал Лесной кодекс», Вы делаете заключение, что Лесной кодекс

вступил в силу

еще не вступил в силу

еще не вступил в силу, но очень скоро вступит

др.

еще не вступил в силу, и не известно, когда вступит

  1. Прочитав заголовок «Госдума приняла в первом чтении законопроект о развитии сельского хозяйства в РФ», Вы делаете заключение, что

закон вступил в силу

закон еще не вступил в силу

закон еще не вступил в силу, но очень скоро вступит

др.

закон еще не вступил в силу, и не известно, когда вступит

  1. Прочитав заголовок «Госдума окончательно приняла новую редакцию Лесного кодекса», Вы делаете заключение, что Лесной кодекс

вступил в силу

еще не вступил в силу

еще не вступил в силу, но очень скоро вступит

др.

еще не вступил в силу, и не известно, когда вступит

  1. Прочитав заголовок «Совет Федерации одобрил учреждение почетного звания «Город воинской славы»», Вы делаете заключение, что закон «О почетном звании РФ «Город воинской славы»

вступил в силу

еще не вступил в силу

еще не вступил в силу, но очень скоро вступит

др.

еще не вступил в силу, и не известно, когда вступит
1   2   3

Похожие:

Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПеречень региональных государственных периодических печатных изданий и муниципальных периодических печатных изданий Тамбовской области

Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconРегиональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития (на материале контент-анализа тверских интернет-ресурсов) 10. 01. 10 журналистика
Региональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития
Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПеречень региональных государственных организаций телерадиовещания и периодических печатных изданий

Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПеречень региональных государственных организаций телерадиовещания и региональных государственных периодических печатных изданий, обязанных предоставлять эфирное время
Печатную площадь для проведения предвыборной агитации на выборах депутатов Новгородской областной Думы пятого созыва
Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconЯзыковые средства формирования имиджа современного российского тележурналиста (на примере информационных и информационно-аналитических программ) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки)

Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПеречень региональных (местных) периодических печатных изданий, с которыми налоговые органы Ивановской области осуществляют информационное взаимодействие

Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconЖурналистика блогосферы России и кнр: сравнительный анализ
Ключевые слова: Блогосфера, сми китая, журналистика, интернет-журналистика
Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconМетодика определения стоимости платных услуг по рецензированию печатных учебных изданий
Стоимость платных услуг за рецензирование печатных изданий определяется по формуле
Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПоложение о конкурсе журналистов на лучшее освещение темы
К участию в Конкурсе приглашаются журналисты и редакции печатных и электронных средств массовой информации районных, областных, краевых,...
Специфика семантической диффамации в правовых текстах сми (на материале Тверских региональных печатных изданий) 10. 01. 10 журналистика (филологические науки) iconПредложение по спонсорству специализированных и многоотраслевых выставок, проводимых ООО вц «удмуртия» генеральный спонсор выставки – 400 000 руб
...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org