Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена



Скачать 113.67 Kb.
Дата10.03.2013
Размер113.67 Kb.
ТипДокументы
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург)

Дата выпуска: 28.04.2009

Заглавие: Цена всеобуча
Цена <всеобуча>

Андрей ПУГОВКИН,

доктор биологических наук, автор школьной программы и учебника

биологии, рекомендованных Минобрнауки РФ

С первых дней учительской карьеры я запомнил школу, которую лихорадило

из-за второгодника, намертво застрявшего в десятом классе. Неплохой, в

сущности, парень, по слухам _ отец двоих детей, он, как умел, домогался

собственного исключения. Его давно отпустили бы на все четыре стороны,

но мешала милиция: <До трех часов он ваш, _ говорили там, _ а после _

наш>. Через 35 лет эти слова повторил директор одной из питерских

гимназий. И добавил: <Всеобуч> убивает школу...>

Для чего дети ходят в класс

Родители посылают детей учиться, чтобы те овладели знаниями. Однако

необходимый объем этих знаний, продолжительность обучения, его

социальные ориентиры можно понимать по-разному. Существует еще одна

очень важная роль школы, которую русский социолог Питирим Сорокин

называл социальной стратификацией: установление практически пожизненных

личных контактов, связывающих людей моральными обязательствами и

ответственностью за свои поступки.

Еще в ХIХ веке стало очевидно, что качественное среднее образование

должно включать специализацию и отбор по индивидуальным способностям.

Несмотря на это, ХХ столетие стало веком массовой школы.

На качестве образования это поначалу не отразилось. Даже в эпоху

<единой трудовой политехнической школы>, начавшейся после 1917 года,

все решали опыт, квалификация педагогических кадров и то, что полный

курс оканчивали не более 25% наиболее способных школьников. Остальные

после семи-, а позднее _ восьмилетки шли на производство либо в

ремесленные училища. Для желающих получить полное среднее образование

без отрыва от работы существовала сеть вечерних школ.

Такая ситуация сохранялась до конца 1950-х годов, когда сменились

поколения учителей и стало ясно, что <единая трудовая>, не давая

профессии, не лучшим образом готовит и к обучению в вузе. В результате

появились приблизительные аналоги классических гимназий (школы с

углубленным изучением иностранных языков), а также реальных училищ

(школы физико-математического профиля). Большинство из них находилось в

крупных городах, а для талантливых ребят из глубинки организовали

интернаты при ведущих университетах страны. Эти учебные заведения были

полигоном для разработки и апробации передовых методик преподавания и

новых учебных пособий, которые затем поступали в массовую школу.


Именно так удалось создать кадровую базу для технологического рывка

нашей страны в 1960-х _ первой половине 1970-х годов. В сегменте

предуниверситетского образования по естественным наукам отечественная

школа некоторое время занимала признанное лидирующее положение в мире.

В 1970-х начался не обеспеченный ресурсами и плохо подготовленный

переход к обязательному полному среднему образованию. О качестве при

этом думали меньше всего. Просто партийные идеологи опасались

уменьшения численности рабочего класса и сужения социальной базы

советской власти. В средней школе усилился административный контроль,

происходила реорганизация учебных заведений с приоритетом

профтехобразования, <встроенного> в структуру отраслевых министерств.

Промышленный пролетариат в результате многочисленней не стал, зато вузы

к середине 1980-х стали испытывать трудности с комплектацией грамотными

в прямом смысле слова выпускниками средних школ и ПТУ. Катастрофические

последствия волюнтаристского перехода к <всеобучу>, вызвавшего крах

всей советской системы образования, были зафиксированы единогласным

решением чрезвычайного Всесоюзного съезда работников образования в

декабре 1988 г.

Искусство наступать

на грабли

Перемены в стране сразу затронули и среднюю школу. Получили развитие

специализация по предметам и естественные для федеративного государства

элементы регионализации образовательных стандартов. Школу освободили от

идеологического давления. Удалось создать целую индустрию школьного

книгоиздания (ввиду отсутствия технической базы советские учебники

порой приходилось печать в ГДР). Наконец, полное среднее образование,

оставаясь всеобщим, перестало быть поголовно-принудительным.

Закон <Об образовании> 1992 г. устанавливал обязательную для всех

девятилетку и гарантировал бесплатное обучение в 10 _ 11-х классах тем,

кто может и хочет учиться. Авторы закона сознавали, что бывает

множество веских причин, по которым в 16 лет может потребоваться

перерыв в учебе. Дело государства _ не загонять такого подростка силой

за парту, а создать условия, при которых он сможет потом добровольно

туда вернуться.

Все перечисленное должно было бы поднять уровень обучения, но помешала

позиция значительной части учителей и особенно чиновников, которые

сочли создание специальных условий для разных категорий учащихся

покушением на принцип социальной справедливости. Их усилиями долгие

годы саботировался переход с 10- на 11-летнее и был сорван давно

назревший переход к 12-летнему обучению.

Сочетание обязательного основного (9 лет) и полного (11 лет) обучения

потребовало перехода к <концентрической> системе, при которой в

основной школе проходятся вводные очерки всех учебных дисциплин, а

затем происходит специализация в соответствии с индивидуальными

склонностями школьника. На деле с самого начала идею исказили:

<профилизацию> стали трактовать не как углубленное изучение выбранных

предметов, а как разгрузку от непрофильных дисциплин.

Под флагом гуманизации школе навязывали упрощенные, почти

дефектологические, методики, а задачу получения знаний подменяли

малопонятной нормальным людям <выработкой компетенций>. Из учебных

планов на местах стали выпадать важные в мировоззренческом отношении

области знаний _ от химии и физики до географии и астрономии.

Громоздкая система среднего профтехоборазования развалилась даже там,

где она приносила пользу. Под разговоры о социальном государстве

практически одновременно пришли в упадок сеть вечерних школ и

милицейская служба по работе с несовершеннолетними. Непростительной

ошибкой российских властей 1990-х годов было пренебрежение процессами в

сфере образования, их непонимание и недооценка.

Парадокс: общественный интерес к средней школе в те годы значительно

вырос. Ее наконец всерьез начали воспринимать как трамплин для броска в

трудную и полную превратностей взрослую жизнь. В результате, несмотря

на огромное недофинансирование, на исходе ХХ века средняя школа

находилась в состоянии, внушающем осторожный оптимизм.

В 2007 г. по случаю вдруг объявленной <модернизации> образования были

приняты поправки к закону, декларирующие обязательность 11-летки. Как и

тридцатью годами раньше, причины заключались в чем угодно, только не в

интересах дела. Просто Россию <накрыл> демографический спад. С его

приближением некоторые специалисты заранее предлагали уменьшить число

школьников в классах, сохранив прежний общий уровень финансирования.

Из-за сокращения количества учащихся сумма, выделяемая на каждого,

увеличилась бы примерно вдвое.

Официально <всеобуч> был провозглашен, скорее, как личная гражданская

обязанность с правом выбора дневной, вечерней или дистанционной формы

обучения. Но в регионах тут же начали плодиться подзаконные акты,

перекладывающие эту обязанность на плечи дневных общеобразовательных

школ. Чиновники, озабоченные сохранением собственной штатной

численности и контролем над объектами недвижимости, решили механически

увеличить число старшеклассников, загоняя в класс тех, кто не хочет или

неспособен учиться.

Возвращение <всеобуча> ознаменовалось знакомыми, как дежа вю,

административными последствиями. Расцвели приписки на всех стадиях

отчетности, вернулась практика ведения <двойных> классных журналов

(один _ настоящий, другой под контролем завуча). Резко упала

дисциплина. Любой школяр отлично знает, что его нельзя не только

отчислить из школы, но даже выставить из класса за непотребное

поведение. На этом настаивают органы внутренних дел, которые еще с

советских времен считают школу не более чем местом ограничения свободы

беспокойных подростков, где их следует держать на привязи как можно

дольше.

Слов нет, опытный педагог способен втянуть в разговор кого угодно. Но

двое-трое таких <принудительных>, собравшись в одном классе, начинают

определять общий убогий уровень учебного процесса. Тем самым нарушаются

гражданские права не только тех, кого загнали в класс, но и тех, кто

сознательно пришел учиться.

Учителей, большую часть школьников и их родителей в очередной раз

заставили расплачиваться за неэффективную работу органов социальной

защиты и внутренних дел. Ни подростковая преступность, ни прочие

социальные издержки от этого не уменьшаются. Учителя грустно шутят, что

если так пойдет дальше, то к каждой школе придется пристроить с одной

стороны роддом, а с другой _ тюрьму...

В связи с этим мне приходит на память история знакомого подростка из

московской семьи, который категорически не хотел ходить в школу. Парня

довели до того, что он в 16 лет убежал из дома и добрался до

Забайкалья, где устроился работать в лесничество. Там, в тайге, он

впоследствии заочно окончил сначала школу, а потом охотоведческий

институт. Таких ребят (а их больше, чем некоторые думают) современный

<всеобуч> порой уничтожает в самом буквальном и страшном смысле этого

слова.

В этом году были опубликованы данные солидного международного

исследования, в котором с российской стороны уже второе десятилетие

участвуют специалисты ВЦИОМ и Высшей школы экономики. Сравнивается

уровень научной грамотности населения 37 стран Европы, Америки и Азии.

Россия из года в год занимает 32-е место, позади всех стран Европы за

исключением Литвы, Латвии, Болгарии и Турции. Заодно выяснилось, что

только 50% россиян знают, что электрон меньше атома, 44% думают, что

радиация создана человеком, 36% считают, что гены имеются только у

генетически модифицированных растений, 28% _ уверены, что Солнце

вращается вокруг Земли.

Эти результаты подтверждают, что дееспособной системы образования в

нашей стране не существует. Попытка возвращения к <всеобучу> просто

запустила механизм ее окончательной деградации в точности по схеме,

знакомой с конца 1970-х годов.

Впрочем, подобные попытки увеличения доступности среднего образования

на исходе ХХ века были предприняты в разных странах. Результат везде

оказался одинаков: катастрофическое падение уровня. Но повсюду, кроме

России, от экспериментов как зеницу ока оберегают сегмент элитного

углубленного образования. Во многих государствах, включая страны

Евросоюза и США, от наличия в городском районе средних учебных

заведений с солидной репутацией существенно зависят цены и спрос на

жилье. А у нас, к сожалению, ценнейший собственный опыт организации

углубленного среднего образования оказался практически не востребован.

Высшая школа остро чувствует стремительное падение культурного и

общеобразовательного уровня абитуриентов. Ректор питерского Морского

технического университета (знаменитой Корабелки) Константин Борисенко в

телевизионной беседе с автором этих строк сетовал, что задания

письменных вступительных экзаменов 15-летней давности сегодня просто

оставили бы его университет без студентов. Примерно половина из тех,

кто все-таки поступает в питерские вузы, с первой же сессии имеют

академические задолженности.

Руководство некоторых вузов пошло на реорганизацию подготовительных

отделений и курсов в полноценные учреждения дополнительного образования

по типу вечерних школ. Там, где к работе привлекли опытных

преподавателей-репетиторов, средний, без особых амбиций контингент

выпускников этих учебных заведений составляет наряду с питомцами

престижных гимназий и лицеев самую благополучную часть студентов.

Причина на удивление проста: ребят приучили воспринимать учебу как

серьезный труд. Уже этого достаточно, чтобы избавиться от вынесенных со

школьной скамьи чудовищных пробелов в образовании, помноженных на

элементарное неумение учиться.

За что не любят зеркала

Пожалуй, не было в стране процедуры, более дискредитированной, чем

вступительные экзамены в вузы. Про злоупотребления там еще с советских

времен ходили близкие к действительности легенды. В 1990-е ситуация,

особенно в периферийных вузах, окончательно вышла из-под контроля.

Введение государственных, стандартизированных для всей страны, приемных

испытаний дает шанс в борьбе с подобными безобразиями.

Идея такого экзамена проста: вместе с бюджетным заказом на обучение вуз

должен получать и самих студентов, знания которых оценены специальным

государственным органом. Ничего другого ни из нашего опыта, ни из опыта

других стран, от Европы до Индии, не вытекает. Разговоры о том, что

где-то сейчас отказываются от единой системы экзаменов как таковой,

просто не соответствуют действительности.

Как показывает мировой опыт, единственной объективной формой

государственных экзаменов является тестирование. В нашей стране такие

системы были давно разработаны и испытаны как на федеральном, так и на

региональном уровне. Но руководство лишь считанных вузов согласилось

добровольно участвовать в подобных экспериментах, а остальные их

откровенно и цинично саботировали. Окончательное решение могло быть

только политическим. Его и приняли вопреки сопротивлению той части

ректорского корпуса, которая усмотрела в независимом от них экзамене

угрозу своему номенклатурному статусу.

Если бы единый государственный экзамен (ЕГЭ) был с самого начала

представлен общественности исключительно как вынужденная, чрезвычайная

антикоррупционная мера, то его введение наверняка встретило бы всеобщее

понимание. Можно спорить о технических деталях, но иного выхода просто

не было. Большинство критиков, посылающих единому экзамену ритуальные

проклятия, это прекрасно знают.

Нововведение и вправду радикально сократило коррупцию на уровне

приемных комиссий вузов. Но за дележом полномочий по распределению

бюджетных (бесплатных) студенческих мест вдруг вспомнили, что ЕГЭ еще и

выпускной школьный экзамен. Кто-то додумался включить его результаты в

отчетные показатели качества работы органов образования. Результатом на

местах стали подсказки и приписки, лишающие затею всякого смысла.

Много говорят о том, что материалы ЕГЭ не согласованы со школьной

программой. Это только часть правды. А дело в том, что из-за

стремительной деградации школы уровень знаний выпускников сейчас просто

недотягивает до требований несложного экзамена, разработанного в конце

1990-х. По биологии, например, для получения тройки в прошлом году

достаточно было набрать всего 17 зачетных баллов из 69 возможных. Но

даже с этим, по официальным данным, около 7% выпускников, добровольно

выбравших этот экзамен, справиться не смогли.

Возникла курьезная ситуация. При желании не составило бы труда

командировать по представителю любого силового ведомства в каждое

помещение, где проходит экзамен, с заданием не допускать подсказок и

раздачи шпаргалок. Для информационного обеспечения во избежание утечек

и хакерских атак можно было бы использовать автономную от Интернета

бездействующую большую часть года систему <ГАС-выборы>. Ведь никто не

сомневается, что речь идет о деле, прямо влияющем на безопасность

государства. Но такие меры могут обернуться катастрофой, если исходить

из реалистической оценки знаний абитуриентов. Особую тревогу вызывают

перспективы обязательных экзаменов по математике и русскому языку.

Простейший способ борьбы с кривизной физиономии _ битва с зеркалами.

Руководствуясь подобной логикой, группа депутатов Государственной Думы

предложила ввести мораторий на ЕГЭ до окончания экономического кризиса

(а там, как говорил Насреддин, либо эмир умрет, либо ишак издохнет).

Аргументация отражает отношение авторов идеи к образованию в целом: они

предсказывают, что от 25 до 40% абитуриентов в этом году ЕГЭ, скорее

всего, провалят хотя бы по одному предмету. Тогда вузы не смогут

одарить двоечников студенческими билетами, и те окажутся на рынке

труда. Это логично: если среднее образование уже превратили в способ

изоляции подростков от влияния улицы, то почему бы не сделать высшее

разменной картой в борьбе с безработицей?

А ведь выход из положения очевиден: каждый должен заниматься своим

делом. В частности, средняя школа _ выполнять не бюрократический, а

реальный социальный заказ. Заказ тех граждан страны, которые послали

своих детей учиться. А заключается он в том, чтобы образование было

качественным, современным и доступным. Для всех, кто может, хочет и

стремится его получить.

Похожие:

Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга об общем образовании в Санкт-Петербурге (с изменениями на 16 мая 2012 года) Документ с изменениями, внесенными
Законом Санкт-Петербурга от 28 сентября 2009 года n 409-82 (Санкт-Петербургские ведомости, n 191, 12. 10. 2009)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга (с изменениями на 16 февраля 2011 года)
Законом Санкт-Петербурга от 5 октября 2009 года n 429-84 (Санкт-Петербургские ведомости, n 196, 19. 10. 2009)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о праздниках и памятных датах в Санкт-Петербурге (с изменениями на 26 ноября 2009 года) Документ с изменениями, внесенными
Законом Санкт-Петербурга от 2 мая 2006 года n 192-30 (Санкт-Петербургские ведомости, n 85, 16. 05. 2006)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconИсточник: newsru com Дата выпуска: 21. 02. 2009
Заглавие: Кризис может перевести школы на 12-летнее обучение. Вузы будут принимать двоечников
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЭксклюзивный автобусный тур в санкт петербург осень 2012 – зима 2013
...
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге (с изменениями на 6 декабря 2010 года)
Законом Санкт-Петербурга от 16 декабря 2004 года n 684-86 (Санкт-Петербургские ведомости, n 241, 17. 12. 04)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о мерах социальной поддержки многодетных семей в Санкт-Петербурге (с изменениями на 21 сентября 2011 года)
Законом Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 года n 661-121 (Санкт-Петербургские ведомости, N, 224, 28. 11. 2008)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о мерах социальной поддержки работников государственных образовательных учреждений, находящихся в ведении исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга (с изменениями на 21 октября 2011 года)
Законом Санкт-Петербурга от 26 декабря 2007 года n 692-134 (Санкт-Петербургские ведомости, n 7, 17. 01. 2008)
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconСанкт-Петербургские ведомости. 10 июня 2011
Заместитель директора ниу вшэ в Санкт-Петербурге Валерий Гордин о новой программе развития туризма
Источник: Санкт-Петербургские ведомости (Санкт-Петербург) Дата выпуска: 28. 04. 2009 Заглавие: Цена всеобуча Цена iconЗакон санкт-петербурга о целевой программе санкт-петербурга "санкт-петербургские жилищные сертификаты"
Утвердить целевую программу Санкт-Петербурга "Санкт-Петербургские жилищные сертификаты" (далее Программа) согласно приложению к настоящему...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org