Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао



Скачать 425.68 Kb.
страница1/2
Дата28.03.2013
Размер425.68 Kb.
ТипСтатья
  1   2
Образовательные реформы времен правления Екатерины II
Земляная Татьяна Борисовна,

ИНИМ РАО, zemlyanaya@yandex.ru

Павлычева Ольга Николаевна,

ИНИМ РАО, olganik78@mail.ru
Аннотация

В статье рассмотрены основные тенденции образовательной политики времен правления Екатерины II, в том числе создание системы закрытых учебно-воспитательных учреждений сословного характера. На основе изучения исторических документов проведен анализ государственной политики в области образования и просвещения.

Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования.

Ключевые слова: образование, школа, воспитание, государственная политика в области образования, обучение, грамотность, просвещение, библиотека, училище, книга, учебник, светская школа, духовное образование, сословное образование, гимназия, система Бецкого.
Abstract

The basic tendencies of the educational policy of times of board of Catherine II, including creation of system of the closed teaching and educational establishments of class character are considered in the article. The state policy analysis in the spheres of education and enlightenment is carried out on the basis of studying of the historical documents.

The article is meant for lawyers, historians, and also on all who is engaged in studying and preparation of the scientific literature on history of education.

Keywords: education, school, upbringing, the state policy in the spheres of education, training, literacy, enlightenment, library, school, book, textbook, secular school, spiritual formation, class formation, grammar school, Betsky’s system.
Царствование Екатерины II так же как и время Петра I принесло с собой новые веяния к широкой постановке проблемы народного просвещения и новые средства к ее разрешению: в этот период появляется целый ряд новых проектов по созданию цельной учебной системы, тем более, что Екатерина II интересовалась наилучшими способами просвещения России.

Екатерина II, воспитанная на идеях европейского Просвещения, на произведениях Вольтера, Дидро, Руссо, Локка, Монтескье, Монтеня, немало думала о просвещении. В переписке с Вольтером она неоднократно подчеркивала свое желание покончить с невежеством, всячески содействовать развитию образования в своей стране. По поводу австрийской системы образования, она запрашивала мнения Гримма, Дальберга, Эпинуса1.

В 60-е-70-е гг. столетия была сделана попытка создать систему воспитательно-образовательных учреждений, главной целью которых было воспитание «новой породы людей» - образованных и добродетельных.


Актом, легшим в основу формирования нового законодательства об образовании в эпоху Екатерины II явилось Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества, утвержденное императрицей 12 марта 1764 года (Доклад Академии художеств главного директора генерал-поручика И.И. Бецкого «О воспитании юношества обоего пола»)2.

Существо Доклада представляет собой основные принципы новой системы воспитания. В Докладе указывается на значимость воспитания: «Редко великие Государи о таких делах крайнее имеют попечение, которых плоды медлительны, и которые, чем большую обещают пользу для переду и потомства, тем большаго труда и неистощимаго великодушия требуют…3 Преодолеть суеверие веков, дать народу своему новое воспитание и, так сказать, новое породление, есть дело совокупленное с невероятными трудами, а прямая оных польза остается вся потомству»… «С давняго уже времени имеет Россия Академию и назныя училища, и много употреблено иждевения на посылку Российскаго юношества для обучения наукам и художествам; но мало буде не совсем ничего, существительных от того плодов собрано»… «Разбирая прямыя тому причины, не можем мы жаловаться на Провидение и малую в российском народе к наукам и художествам способность; но можно неоспоримо доказать, что к достижению того не прямые токмо пути избраны были, а чего совсем недоставало, о том совсем и помышляемо не было»… «Искусство доказало, что один только украшенный или просвещенный науками разум неделает еще добраго и прямаго гражданина; но во многих случаях паче во вред бывает, если кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродетелях, и твердо оныя в сердце его не вкоренены, а небрежением того и ежедненвными дурными примерами привыкает он к мотовству, лакомству и непослушанию. При таком недостатке смело утвердить можно, что прямаго в науках и художествах успеха, и третьяго чина людей в государстве ожидать – всуе себя и ласкать…Корень всему злу и добру – воспитание; достигнуть же последнего с успехом и твердым исполнением не иначе можно, как избрать средства к тому прямыя и основательныя. Держась сего неоспоримого правила, единое токмо средство остается, то-есть: произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу, или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямыя и основательныя воспитания правила в сердце вселить могли, какия получили они сами, и от них дети предали б паки своим детям; и так следуя из родов в роды, в будущие веки. Великое сие намерение исполнить нет совсем иного способа, как завести воспитательныя училища для обоего пола детей, которых принимать отнюдь не старее, как по пятому и шестому году… При сих воспитательных учреждениях первое прилагать должно старание, чтоб вселять в юношество страх Божий, утверждать сердце в похвальных склонностях, и приучать их к основательным и приличествующим состоянию их правилам, возбуждать в них охоту к трудолюбию, и чтоб страшились праздности, как источника всякого зла и заблуждения; научить их пристойному в делах их и разговорах поведению, учтивости, благопристойности, соболезнованию о бедных, несчастливых и отвращению от всяких продерзостей; обучать их домостроительству во всех онаго подробностях, и сколько в оном есть полезнаго; особливо же вкоренять в них собственную склонность к опрятности и чистоте как на самих себе, так и на принадлежащих к ним, одним словом, всем тем добродетелям и качествам, кои принадлежат к доброму воспитанию и которыми в свое время могут они быть прямыми гражданами, полезными общества членами, и служить оному украшением»4.

Несомненно, что Бецкой во всех своих педагогических планах и предначертаниях находился под влиянием западных писателей и педагогов, особенно школы филантропистов. И после долгих размышлений он пришел к мысли перенести воззрения их на русскую почву: составить из малолетних детей особенный мир, устранив от них всякое влияние семьи и общества, воспитать их по известным правилам, образовать, так сказать, новую породу отцов и матерей. Важнейшее из дел Бецкого было учреждение воспитательных домов в Москве и Петербурге, в пользу которых он сам делал огромные пожертвования5.

Екатерина II приняла теорию воспитания, предложенную Бецким, и в своих распоряжениях по поводу образования и воспитания в России придерживалась этой теории.

Однако система Бецкого, обещавшая много в теории, на практике оказалась мало полезною по многим причинам. «Дети, в самом нежном возрасте, оторванные от семейств, говорит А. Воронов, не могут развить в себе святых чувств семейной любви к родителям и своим кровным родным, делаются холодными сухими по сердцу. Не соприкасаясь нисколько с обществом, они остаются в неведении всех общественных условий, а потому приобретают и нередко гибельный для себя взгляд на свои отношения к обществу. Умные и любящие воспитатели, которыми думал заменить Бецкой семейство, даже при лучших качествах ума и сердца и при полной любви к детям, все же не то, что родители: любовь их, не истекая из кровных отношений, холодна и не способна согревать нежные сердца детей»6.

Как справедливо указывает С.В. Рождественский: ближайшие обстоятельства, среди которых сложилось Генеральное учреждение от 12 марта 1764 года, и связь его с учреждением воспитательного дома уже определили отчасти характер дальнейшего движения учебной реформы. «Теперь законодательство пытается подойти к этой реформе совсем с иной стороны, чем прежде в первой половине XVIII века. В первую голову выдвигается теперь вопрос о начальной общеобразовательной школе, и цель школы указывается не в подготовке профессионального работника, а в воспитании совершеннаго человека и гражданина»7.

Реализация Генерального учреждения предполагала большую законодательную работу, которая разделялась на две части: Бецкому поручалось создать два новых училища при Академии художеств и Смольном монастыре для дворянских девиц, а также составить подробные регламенты и инструкции для воспитательных училищ, которыми можно было бы пользоваться во всех губерниях Российской Империи.

Бецкой сосредоточился на выполнении первого пункта и уже в течение 1760-х возник ряд новых учебно-воспитательных заведений, уставы которых были составлены Бецким.

Так, было образовано воспитательное училище при Академии художеств, управление которым было поручено Бецкому.

Эти отдельные, частные опыты учебной реформы следовали в таком порядке: 5 мая 1764 года явился устав воспитательного общества благородных девиц, 4 ноября того же года устав воспитательного училища при Академии художеств, по образцу которого в 1765 году было учреждено воспитательное отделение при Академии наук, 31 января 1765 года устав училища при Воскресенском отделение при Академии наук, 31 января 1765 года устав училища при Воскресенском Новодевичьем монастыре для воспитания мещанских девиц, 11 сентября 1766 года новый устав Сухопутного шляхетского корпуса, 13 августа 1767 года 2-я и 3-я части Московского воспитательного дома. Однако все перечисленные училища, строй которых был подчинен теперь новым педагогическим принципам, являлись лишь отдельными, частными опытами общей учебной реформы, которая должна была в полной мере выразиться в повсеместном учреждении «воспитательных училищ»8. Все эти учреждения в соответствии с Генеральным учреждением о воспитании обоего пола юношества от 12 марта 1764 года имели целью сделать своих учащихся сначала добродетельными, а уж потом просвещенными.

В последующем, однако, Бецкой был отстранен от дальнейшей реализации указанного проекта по неизвестной причине. Разработка подробного плана повсеместного заведения воспитательных училищ, возложенная сначала на Бецкого, была затем передана другим лицам, а на попечении Бецкого оставались лишь отдельные созданные им благотворительные и воспитательные учреждения.

Таким образом, генеральный план осуществлен не был. Как отмечает С.В. Рождественский, «можно предполагать, что императрица отложила то или иное решение по данному вопросу до разработки основ учебной реформы в законодательной комиссии, в составе которой, в мае 1768 года, начала действовать специальная комиссия об училищах»9.

Заслуживает внимания также и план учебной реформы, разработанный в ноябре 1764 года единолично профессором Филиппом Дильтеем - «План об учреждении разных училищ для распространения наук и исправления нравов»10.

Реформа, предложенная Дильеем, охватывала целую систему народного просвещения и состояла из 4 частей: 1-я – «О школах рабских, как о первом основании добраго воспитания», 2-я о школах тривиальных, 3-я о гимназиях и 4-я – об университетах. Интересны в этом проекте, прежде всего, школы рабские – школы для крепостных дядек. Их предполагалось создать всего две: в Москве и Петербурге, с комплектом учеников по 100 человек в каждой; в Москве школа состоит под предводительством университета, в Петербурге – Академии наук.

Сама система просвещения по плану Дильтея состоит из училищ трех степеней: школ тривиальных, гимназий и университетов. Тривиальные школы предполагалось создать с целью преподавать элементарное образование, а также «добропорядочного жития правила» как благородным, так и купеческим «и другим не подлаго состояния, детям». Тривиальные школы подготавливают молодежь к гимназиям, состоящим из 4 классов, с годичном курсом к каждом, и открытым также для юношества всех состояний кроме крепостных. Тривиальные школы и гимназии находятся в ведении университетов, или под особым покровительством губернаторов. Дильтеем предлагалось создать на всю Россию 21 тривиальную школу и 9 гимназий. Университетов предполагалось создать три. За основу внутренней структуры университетов предлагалось взять опыт организации университетов в Германии, включающих, 4 факультета: философский, юридический, медицинский и богословский и только по окончании двухгодичного двухгодичного курса философского факультета открывается доступ на специальные факультеты. Этот план также не был принят.

С точки зрения сословных понятий и интересов второй половины XVIII в. каждое сословие должно было обладать некоторым кругом общего образования, связанного с известными профессиональными элементами, соответственно материальным интересам данного сословия: образование крестьянства не должно было выходить из узких рамок элементарного обучения; мещанству и разночинцам уделялось преимущественно низшее и среднее образование, но не закрывался доступ и к образованию высшему в некоторых его отраслях.

Следовательно, система сословного образования не предполагала абсолютную изолированность дворянства, мещанства и крестьянства. Но все сословия как бы распределялись по отдельным ступеням единого общего образования. Низшие ступени признавались одинаково доступными для всех сословий; на средних ступенях уже не оказывалось места крестьянству, на ступенях высших доминирующее положение принадлежало дворянству11.

Как отмечается в научной литературе, не позже 1767 года Екатерине II был представлен подробный и мотивированный план «детских воспитательных академий» или «государственных гимназий». Однако ни в тексте самого плана, ни в сопровождающих его двух докладов имена составителей обозначены не были. Но на обертке, в которой этот план хранится в С.-Петербургском государственном архиве, как утверждает С.В. Рождественский, есть надпись, гласящая, что план составлен Филиппом Дильтеем, Герардом Миллером, Тимофеем Клингштетом и Григорием Тепловым12.

Известен также факт, что в 1768 году частная комиссия об училищах, собирая для своей работы разные материалы, требовала от Дирекционной комиссии доставления плана государственных гимназий, составленного Филиппом Дильтеем, Герардом Миллером, Тимофеем Клингштетом и Григорием Тепловым.13

План воспитательных академий или государственных гимназий сопровождался двумя докладами от комиссии: коллективным – от имени всех членов и индивидуальным, автор которого неизвестен. «В первом докладе читаем: Ваше Величество «высочайше повелеть нам изволили, чтоб мы представили Вашему Императорскому Величеству план для учреждения во всех губерниях и знатных провинциях Империи таких детских воспитательных академий, в которых бы с обучением наук и художеств от самой юности дети воспитываны в страхе Божии и поучении Его закона, в познании прямых добродетелей, яко то: любви ближняго, сострадания бедствующим, учтиваго и честнаго обхождения в обществе, милосердия, странноприимства, любления к правде и омерзения к всем порокам. …». В другом докладе указывалось, что составители воспитательных училищ руководствовались указаниями самой императрицы: «Ваше Императорское Величество, писал автор этого доклада, не удовольствовались принять так славное намерение и дать высочайшие свои о том повеления; но, как первая мысль сего знатного предприятия произошла от вашей собственной особы, так вы же сами соизволили дать и премудрыя распоряжения всему учреждению сего дела»14.

Следует отметить, что в основу формирования новой системы образовательных учреждений была положена австрийская модель.

Эта система, зародившаяся в Пруссии, была упрочена и разработана настоятелем Саганского августинского монастыря в Силезии Фельбигером. Императрица Мария-Терезия, озабоченная насаждением народного образования в Австрии, пригласила Фильбигера в 1774 году в Вену, назначила его директором учительской семинарии и поручила составить Положение о начальном народном образовании. В этом Положении или Уставе, утвержденном 6 декабря 1775 г., были изложены основания новой системы. Народные школы подразделялись на элементарные, средние, в которых сверх первоначальных предметов, преподавались латинский язык, рисование, межевание, основания земледелия, географии, истории и нормальные, т.е. образцовые школы или учительские семинарии. Во всех школах вводился новый метод преподавания: одновременное занятие со всеми учениками в классе и катехизация; из дисциплинарных правил изгонялись некоторые позорящие и вредные для здоровья наказания. Частное обучение должно было подчиняться методе, принятой в правительственных школах: «домашние учители обязывались держать экзамен в учительской семинарии или главной школе. Каждая школа управлялась своим попечителем или наблюдателем, а несколько школ – главным попечителем. В каждой провинции учреждалась училищная комиссия с участием в ней директора нормальной школы или учительской семинарии. Главное управление начальным народным образованием сосредоточено было в Вене в учреждении, при котором состояла главная учительская семинария15.

Разработанные генеральным планом государственные гимназии представляли собой довольно оригинальный тип воспитательно-образовательных учреждений, которые совмещали задачи низшей, средней и высшей школы. Открытые для всех российских подданных, кроме крепостных, гимназии принимают учеников в возрасте 5-6 лет и выпускают в 18-ти летнем возрасте. Курс гимназий состоит из 3 классов, по четыре года обучения в каждом. В основу разделения на классы поставлены звания и намерения учащихся: 1) училища для ученых людей, 2) военные, 3) гражданские, 4) купеческие. Курс младших двух классов одинаков для училищ всех четырех категорий, а курсы старшего, третьего класса специализированы.

Для руководства государственными гимназиями предполагалось создание особого ведомства во главе с протектором или главным попечителем, «знатнейшей особой», удостоенной особливой доверенности верховной власти и имеющей всегда к императорскому престолу вольный доступ. Непосредственным начальником каждой гимназии является ректор, основательно ученый и благонравный человек.

Однако, несмотря на то, что гимназии предназначались для детей всех сословий, кроме крепостных, как пишет С.В. Рождественский, они не могли обслужить образовательных потребностей массы населения: в каждом губернском городе предполагалось учредить лишь по одному училищу из четырех вышеуказанных категорий, «смотря потому, какого звания жителей в губернии больше числом». Сравнительная малочисленность государственных гимназий побудила составителей генерального плана «несколько подумать и о простых и самых бедных мещанских детях, в городках и местечках обитающих, как их из грубаго извлечь незнания и подать способ столько научиться, сколько природе их прилично и надобно». С этой целью предполагалось устроить во всех городах и местечках элементарные «публичные школы для простого народа», в которых обязательно обучались бы дети всех жителей, «какого бы звания ни были, не исключая слуг и работников», в возрасте от 6 до 14 лет. Попечение об этих школах возлагалось на местные магистраты и на духовенство, последнее должно было нести и учительские обязанности.

Эти предположения об элементарном народном образовании были разработаны в проекте, дополнявшем генеральный план гимназий «Всеподданнейшее представление плана, каким образом во всех российских городах и местечках учредить школы для простого народа без всякого государственного расходу и народного отягощения»16.

По мере развития замкнутости духовного сословия, как далее отмечает автор, развилась и замкнутость духовной школы позднее в период правления Павла I, поэтому духовные начальства не любили, когда ученики духовных школ стремились выходить из них на светскую службу. Между тем в царствование Екатерины, когда правительство нуждалось в людях для наполнения вновь открывшихся вакансий как в гражданской службе, так и в светских учебных заведениях, вызовы эти участились. После открытия наместничества потребовалось громадное число молодых людей для наполнения новых присутственных мест. Первыми кандидатами на новые канцелярские должности явились воспитанники семинарий и академий. Затем много воспитанников уходило в университеты при Академии Наук и Московский. С 1780 г. выпускники духовных учебных заведений стали направляться на учительские должности народных училищ17.

С внешней стороны история народного образования после Екатерины II представляется более или менее благополучной: число школ всякого наименования, число учеников и учителей понемногу возрастает; главные народные училища преобразуются в гимназии; прежний их энциклопедизм постепенно входит в надлежащие педагогические берега; открывается несколько университетов и духовных академий; наряду с другими министерствами учреждается министерство народного просвещения с разделением России на учебные округа и созданием местных органов образования ввиду сознания, что "народное просвещение в Российской империи составляет особенную государственную часть"; появляется устав гимназий; возникает и некоторое время существует, к сожалению очень недолго, стройная система народного образования (в начале царствования Александра I), включающая в себя четыре последовательные ступени: училища — приходское (один класс) и уездное (два класса), губернскую гимназию (четыре класса) и университет. Приходское училище — это начальная народная школа, которую должен был иметь каждый приход или два вместе; уездное училище составляло достояние уездных городов и было начальной школой более высокого уровня, чем деревенская, предназначенное для горожан; за двумя училищами шла губернская гимназия, соответствующая старшим классам нынешних гимназий, за гимназией следовал университет. Учащийся низшей школы по ее окончании заочно переходил в высшую, т.е. из городского училища — в уездное, из уездного — в гимназию, из гимназии — в университет. Все эти школы, давая каждая некоторое законченное образование, в то же время составляли четыре ступени одного целого — народного образования. Ни одна школа, ни приходское училище, ни университет не стояли обособленно, все были связаны между собой, все вместе составляли одну последовательную систему образования.

В рамках реализации своих идей Екатерина II обратила внимание на духовные школы. Современным состоянием духовных школ, как пишет М.И. Демков, она была крайне недовольна: она считала неудовлетворительными все стороны быта семинарий и экономическую и учебную и воспитательную. Для поднятия уровня духовного просвещения Екатерина II считала необходимым поднять благосостояние и расширить курсы духовных школ. По инструкции ею велено было в каждой епархии завести по одной семинарии и по два-три училища и на содержание тех и других составить штаты, причем определить жалование для всех учителей и сумму на учебные пособия (библиотеки), вместе с тем расширить курс семинарского учения введением общеобразовательных предметов - математики, истории и географии; ученикам рекомендовалось больше заниматься чтением в имеющихся составиться семинарских библиотеках18.

Но это внешняя сторона школьного дела. Внутри же история наших учебных заведений есть история давления политики на школу с позиций сословности и крайнего консерватизма, с чем связана задержка в развитии собственно народного образования. Устав гимназий и университетов 1804 года был лишь зарей русской школьной жизни, быстро угасшей и сменившейся серым, сумрачным и холодным днем, почти потемками19.

Известны проекты Шувалова, предлагавшего «учредить в больших городах гимназии, в малых городах – школы грамотности, в которых можно было бы приготовить детей к гимназиям. По окончании гимназического курса, юноши должны были переходить в кадетский корпус или в университет и, по окончании там образования, поступать в гражданскую или военную службу». Как отмечает, М.И. Демков, проект Шувалова подвергался обсуждению академиков, но со смертью Елизаветы Петровны и удалении от государственных дел Шувалова дальнейшего развития не получил20.

В 1764 г. приглашенный в Московский университет руководить кафедрой истории и правоведения Ф.Г. Дильтей представил императрице «План о учреждении разных училищ для распространения разных наук и исправления нравов». В проекте вскрываются причины серьезных недостатков в образовании дворянства и предлагаются меры по их устранению. Исток испорченного воспитания кроется, по мнению Дильтея, в худом примере «дядек», к которым дворянские дети с малолетства привыкают. Другими причинами являются недостаток учителей, то, что училищами управляют неученые люди и канцелярии ограничивают свободу учебных заведений.

Чтобы исправить положение, Ф. Дильтей предлагает оригинальное решение - создать «рабские школы» (как он их назвал), то есть школы для подготовки педагогов из крепостных. Предлагалось в Москве и Петербурге учредить учительские семинарии, где бы воспитывались по 100 мальчиков под руководством двух учителей и ректора. Один учитель обучал бы латинскому, немецкому и русскому языкам, другой - латинскому, французскому, а также арифметике, а ректор учил бы истории, географии, а также тому, в чем состоит хорошее воспитание, как надо себя вести в различных обстоятельствах, как надобно говорить с Богом, что Отечеству отдавать должны, что правила нравов разрешают или запрещают. Учеба в «рабских школах» должна продолжаться 5 лет. Прилагалась обстоятельная программа такого обучения, регламентация внутреннего быта школы.

Ф.Г. Дильтей считал, что такие ученые «дядьки» полезны были бы помещикам не только в воспитании детей, но и во многих других случаях. Подготовленные крепостными педагогами дворянские дети должны были поступать в обычную школу, затем, после успешной сдачи экзамена - в гимназию с четырехгодичным сроком обучения, а оттуда - в университет. Дильтей предлагал открыть еще два университета - в Ватурине для Малороссии и в Дерпте для Ливонии, с четырьмя факультетами: фи­лософским, медицинским, юридическим и богословским. Однако, проект Дильтея не был принят Екатериной II.

Свои проекты устройства общественного образования императрице представила и «Комиссия о училищах и призрения требующих», созданная по велению императрицы в составе учрежденной в 1767 г. комиссии по составлению нового Уложения.

Екатерина II, созвала комиссию для составления проекта нового уложения (1767 г.), предоставив ей также и решение вопроса об устройстве общественного образования, причем в виде предположения, указывалось на учреждение трех родов учебных заведений в России – низших, средних и высших (верховных училищ), т.е. начальных школ, гимназий и университетов. В числе 18 специальных комиссий, образованных при так называемом «Большом Собрании», была также и «Комиссия о училищах и призрения требующих». Как указывает М.И. Демков, в первый раз заговорили в «Большом Собрании» о школьном деле в мае 1768 года, причем депутат от пахотных солдат Нижегородской провинции просил открыть для их детей школы. Пензенский городской депутат отвергал необходимость подобных школ, ссылаясь на то, что научившееся и без школ грамоте некоторые из пензенских пахотных солдат сделались от этого только хуже, так как выйдя в приказные, стали брать взятки, а земли свои забросили; названный депутат вообще полагал, что «земледельцу не следует учиться несходственным с его состоянием наукам, кроме российской грамоте, но и то по собственному чьему желанию»…Но вообще «Большое Собрание» не вдавалось в подробное обсуждение вопроса о народном образовании. Гораздо обстоятельнее отнеслась к этому вопросу учрежденная в 1768 года учебная или училищная комиссия21. Комиссия была создана на основе указа от 8 апреля 1768 года, в Составе V, которого, озаглавленном «О устроении полезнаго», говорилось: «К сему принадлежат следующие части: 1. училища народныя, как то:общественныя школы, Гимназии, Университеты, сиречь нижние, средния и верховныя училища. 2. Призрение немощи и слабости, как то: богадельни, госпитали или больницы, сиротские дома всякого рода; сюда относятся и дома исправительные и проч. 3. Учреждение почт и постоялых дворов для проезжающих. Для производства с успехом работы сей, надлежит учредить две Комиссии: первая будет трудиться о училищах и призрения требующих оного; вторая о почтах и гостиницах»22.

В самом начале работы училищной комиссии ей были переданы из дирекционной комиссии два проекта об учреждении в России училищ, а последствии поступило еще 3 записки. Сами члены комиссии занялись составлением проектов уставов учебных заведений. Всего было изготовлено 4 проекта: 1) о нижних деревенских училищах; 2) о нижних городских училищах, 3) о средних училищах, 4) проект училищ для иноверцев23.

Что касается постановки образования в деревне, то комиссия предлагала ввести обязательное обучение всего мужского населения с 8 до 12 лет. Ученье должно проходить в течение 8 месяцев в году по особо составленному Синодом руководству. К изучению рекомендовались церковная и гражданская азбука, некоторые молитвы, краткий катехизис и изложение обязанностей крестьян. По желанию родителей обучаться в школе могли и девочки.

В учителя назначались дьяконы и дьячки, допускались и светские преподаватели. Надзор за деятельностью школ поручался священникам, а главное управление предоставлялось архиерею совместно с губернатором, на местах - дворянам, выбранным уездным дворянством.

В каждом селе и в больших деревнях должна быть построена школа с таким расчетом, чтобы на каждые 100-250 семей было по одной школе. Постройка училищных домов и содержание школы относились на счет прихожан.

Приблизительно так же должны были быть организованы и низшие городские школы. Здесь предусматривалось и обязательное обучение девочек. Мальчики должны обучаться чтению и письму, а девочки только чтению.

Для городов, в которых не было средних учебных заведений, находили необходимым учредить арифметические школы.

Что касается иноверцев, то комиссия находила нужным устроить особые училища для оседлых иноверцев, в которых преподавание велось бы особым образом, с учетом их обычаев и верований, и где учителями были бы исключительно их соплеменники. Проекты училищной комиссии остались неосуществленными.

По-видимому они не удовлетворяли Екатерину II поскольку ни один из проектов не получил реализации.

В 1775 году указом от 7 ноября императрица Екатерина II Великая утверждает «Учреждения для управления губерний Всероссийской Империи»24, где ст. 384 впервые определяется статус народных школ: «В разсуждении народных школ, Приказ Общественнаго Призрения долг иметь стараться, чтоб оныя были установлены во-1. По всем городам, а потом в тех многолюдных селениях, кои подсудны Верхней Расправе, для всех тех, кои добровольно пожелают обучаться в оных (в чем однако же не чинить никому принуждения, но отдать на волю родителей отдавать детей в школу, или оставлять их дома), 2. Чтоб неимущие могли учиться без платежа, а имущие за умеренную плату; 3. Учение в народных школах имеет на первый случай состоять в научении юношества грамоте, рисовать, писать, Арифметике, детей же Греко-Российского исповедания учить Катихизису, для познания оснований Православныя веры, толкованию десяти заповедей Божьих, для вкоренения нравоучения всеобщего;.4. во всякой школе надлежит иметь смотрение, дабы горницы были чисты, и всякий день выметаны, и воздух в них переменялся открытием окон летом во весь день, а зимою всякий день на короткое время, дабы дети от духоты в горницах не претерпели в здоровье своем повреждения. Учение производиться иметь всякий день, выключая воскресные и табельные дни, но не более двух часов сряду поутру, да двух часов сряду после обеда для одних детей одной науке, по середам же и по субботам после обеда дается отдохновение. 6. учителям запрещается телесное наказание. 7. Приказ Общественнаго Призрения имеет прилежное попечение, чтоб учители и школы все определенное получали повсюду исправно, нерадивых же и неисправных учителей, по разсморению жалоб, сменяет и определяет на место их радетельных и исправных».

Таким образом, следует обратить внимание, что народные школы входят в предмет ведения светского органа власти, Приказа общественного призрения, наряду с госпиталями и больницами, сиротскими и престарелыми домами, сумасшедшими домами, работными и смирительными домами (исправительные учреждения).

Появляется новое течение в педагогике, которое характеризуется индивидуальным отношением к каждому ребенку, его уникальности, стремлением к всесторонне­му развитию человека в атмосфере уважения и самоуважения, учтивости.

В сентябре 1782 года была создана комиссия во главе с сенатором П.В. Завадовским, которой поручалось продумать и оформить основные документы реформы школьного образования.

7 сентября 1782 года последовал указ членам комиссии: «По намерению нашему учредить в Империи нашей народныя школы,указали мы собрать и перевести потребныя к тому книги, и сверх того, для удобнейшего изъяснения, призвали мы одного из трудившихся в устроении таковых народных школ в землях владения Его Величества Императора Римскаго, директора сих училищ вТемесварском уезде, Федора Янковича, знающего язык российский и наш православный закон исповедующаго. Соизволяя, чтобы сие полезное и необходимо нужное заведение во всей Империи нашей в наилучшем порядке и в совершенном единообразии учинено было, признали мы за благо учредить особую комиссию, под собственным нашим ведением, назначая вас (Завадовскаго) к составлению оной, и вследствие того повелеваем: 1)книги, переведенныя и кои будут переведены в пользу сих школ, разсмотреть, и все, что в них потребует исправления для соглашения с законом нашим православным и с состоянием гражданским империи нашей, распорядить, представя нам, прежде издания оных в печать, какия перемены и для чего сделаны, 2) из тех книг, кои до веры касаются, сообщить оныя преосвященному епископу Новгородскому, требуя его мнения к поправлению оных, 3) от директора Янковича план его о школах и все представления и изъяснения принимая, иметь по оным надлежащее разсуждение, и что положено будет, представлять нам на утверждение, 4) заведение народных школ начать с здешней губернии, и именно с той самой, которая в первой части города на иждевении нашем учреждена, поручена помянутому директору Янковичу, под ведением вашим, ее устроить; а дабы вы известны были, коликое число учителей к таковому заведению можно заимствовать от разных мест, доставлены вам будут полученные нами списки, по которым вы нужное их число истребовать не оставьте, дабы они под руководством означеннаго Янковича в образ учения наставлены быть могли»25.

Созданной комиссией было решено учредить, прежде всего, в Петербурге главное народное училище, директором его был назначен Янкович, а ученики истребованы из Александровской семинарии. Они оказались «искусными довольно в законе Божием, языке латинском и грамматике российской; что же касается до прочих наук, положенных к преподаванию в училищах народных, в классах третьем и четвертом, то об оных имеют понятие весьма малое, а некоторые и вовсе никакого; потому кроме классов первого и второго (т.е. низших), да и то только чтению, письму и катехирису, ничему другому сами обучать не в состоянии, ибо и в арифметике не имеют многие и самых начальных оснований»; пять учеников были отосланы назад, а 16 приняты. В 1783 году потребованы были 20 человек из Московской Славено-Греко-Латинской Академии, но под условием, что они хорошаго поведения, и по 10 человек из семинарий Смоленской и Казанской. И.И. Шувалов прислал 4 студентов московскаго университета, но они оказались негодными26.

Указом от 9 июня 1783 г.27 в Санкт-Петербурге было открыто Главное народное училище «для удобнейшего снабдения разных народных училищ потребным числом учителей…». Оно создавалось «…на основании плана, от Комиссии пред сим представленнаго и доклада, от не поданнаго, при котором сверх вольно учащихся учить и содержать на казенном иждивении не меньше ста человек для должностей учительских из духовных Семинарий, из школ воинских команд и из добровольно желающих…».

Интересен факт, что правила для учащихся главного народного училища были составлены до утверждения главного народного училища. Что до учительских семинарий, то хотя комиссия и имела ее в виду, но семинария могла образоваться только тогда, когда это училище получит полное развитие, ибо только окончившие в нем курс ученики были в состоянии продолжать специальное образование в учительской семинарии. В постановлении комиссии от 23 мая 1783 года, в частности говорилось: «как главное училище должно быть мерою всех прочих училищ, то прежде всего сию самую меру определить нужно, и все части ея надлежащим образом расположить, дабы оныя в образец другим училищам служили; ибо все таковы, современем будущия в частях государства училища должны быть одно другому сообразны.

Готовящиеся к учительскому званию должны, прежде нежели они к званию своему приступят, пройти в течение всех наук по определенным книгам и определенным способам учения, дабы впредь по тому же и таким же образом могли обучать других…

При главном училище можно видеть и научиться, сверх того, внутреннему порядку политического и экономического правления, как-то: должностям директора, надзирателя, образу сочинения таблиц, списков, известий и прочаго порядка книгопечатания и других экономических частей, что все для соблюдения целости, связи и единообразия будущих училищ, учителям знать должно; в котором бы учители могли на деле видеть все то, что до должностей их касаться может, дабы сообразно тому поступать, как при вступлении своем в должность, так и при учреждении прочих главных училищ по наместничествам всея Российския империи, понеже на таковых искусившихся и расположение главнаго училища видевших людей можно будет всегда надежнее положиться при заведении новых училищ»28.

Уже в 1786 г. согласно принятому 5 августа 1786 г. Уставу народных училищ29 в каждом губернском городе начали создаваться главные четырехклассные училища, приближавшиеся по типу к средней школе, в уездных городах - малые двухклассные.

В соответствии с Уставом «Воспитание юношества было у всех просвещенных народов толико уважаемо, что почитали оное единым средством утвердить благо общества гражданскаго: да сие и неоспоримо, ибо предметы воспитания, заключающие в себе чистое и разумное понятие о Творце и Его Святом законе, и основательные правила непоколебимой верности к Государю, и истинной любви к отечеству и своим согражданам, суть главныя подпоры общаго государственнаго благосостояния. Воспитание, просвещая разум человека различными другими познаниями, украшает его дуу; склоняя же волю к деланию добра, руководствует к жизни добродетельной и напояет наконец человека такими понятиями, которыя ему в общежитии необходимо нужны. Из сего следует, что семена таковых нужных и полезных знаний сеять еще должно с малолетства в сердцах отроческих, дабы они в юношеских летах возрастали, а в мужеских созревши обществу плод приносили. Но как плоды сии не иначе размножить можно, как распространением самаго наставления, то для сего и учреждаются ныне такие заведения, где на основании общих предписаний преподавать будет оное юношеству на языке природном. Таковые заведения существовать должны во всех губерниях и наместничествах Российской Империи под именем народных училищ, кои подразделяются на главныя и малыя.

В каждом губернском городе быть одному главному народному училищу, состоящему из 4 разрядов или классов…».

В главном училище в первом классе предлагалось обучать чтению, письму, первоначальным основам христианского закона и добронравию. Должны были изучать Букварь, правила для учащихся, сокращенный катехизис и Священную историю, правописание, первоначальные правила грамматики, церковные и римские числа. Во втором классе - те же предметы христианского закона и добронравия, пространный катехизис, первую часта арифметики, о должностях человека и гражданина, повторяли Священную историю, продолжали чистописание и учение грамматических правил, начинали обучать рисованию. В третьем классе предусматривалось повторение катехизиса, теперь уже с доказательствами из Священного писания, продолжение чтения Евангелия, рисование, изучение второй части арифметики и первой части всемирной истории, введения во всеобщую европейскую географию, землеописания государства Российского и русской грамматики. В четвертом - повторяли российскую географию, продолжали рисование, учили всеобщую историю, российскую грамматику. Преподавались Российская история, всеобщая география, основания геометрии, механики, физики, естественной истории, гражданской архитектуры. Во всех училищах должны были еще преподавать латинский язык для тех, кто собирался в гимназию или университет, а также тот иностранный язык, который был в ближайшей зарубежной стране.

Впервые в школах вводились единые учебные планы, классно-урочная система, разрабатывалась методика преподавания. Преемственность в обучении достигалась общностью учебных планов малых училищ и первых двух классов главных училищ.

В малом народном училище должны были преподаваться те же предметы, что и в 1-2-м классах главного народного училища (за исключением иностранных языков).

Уделялось внимание и отношению учителей к преподаванию. В частности указывалось «…приказ общественного призрения иметь прилежное попечение, чтоб учители и школы все определенное получали повсюду исправно, нерадивых же и неисправных учителей, по разсмотрению жалоб, сменять и определять на место их радивых и исправных…»30.

В главном народном училище было положено иметь 6 учителей, а в малом - 2 учителя. Учителя должны были «стараться всеми силами, дабы ученики преподаваемые им предметы ясно и правильно понимали, чего ради можно им сказывать, а иногда и на доске написать нарочно с ошибками, чтобы чрез то узнать, понимают ли они исправно сказанное, примечают ли ошибки и умеют ли их поправить (§ 32)». «Все учителя должны во всем сообразовываться предписываемому способу преподавания и не употреблять иных книг, кроме в Уставе сем назначенных (§ 33)». «Наипаче же требуется, чтоб учители подавали учащимся своим поведением и поступками примеры к благочестии, добронравию, дружелюбию, учтивости и прилежанию, избегая пред ними как в словах, так и на деле всего того, что причинить может соблазн или подать повод к суеверию (§ 34)». «Вообще требуется, чтоб учители друг другу помогали делом и советом, и оказывали пред учениками должное друг ко другу уважению (§ 36)». «Директор народных училищ выбирается и определяется генерал-губернатором. Он должен быть любитель наук, порядка и добродетели, доброхотствующий юношеству и знающий цену воспитания. Он заседает в Приказе Общественнаго Призрения, по делам до училищ касающимся (§ 69)». «Директору наблюдать,чтоб учители, определяющиеся в народные училища, знали способ преподавания и учения, особливо же 1-го и 2-го класса (§ 72)». «Директор должен в губернском городе осматривать народныя училища по крайней мере каждую неделю один раз, а если время допустить и чаще, по уездам же каждый год по крайней мере однажды (§ 80)». «В каждом уездном городе избирается попечителем народных училищ один смотритель из граждан того города для всегдашняго призору за училищами, в том месте находящимися (§ 86)». «Все заведенныя и впредь заводимыя народныя и домашния училища зависят от Главнаго Правительства училищ в Российской Империи, которое состоит непосредственно под ведением Ея Императорскаго Величества и докладывает по делам училищ Ея Величеству прямо (§ 108)».

Важную роль в комплектовании учителями главных и малых народных училищ сыграла также Петербургская Александро-Невская духовная семинария.

Более того, так как во многих губерниях еще не были заведены училища, то после первого выпуска из учительской семинарии ста учителей, комиссия испросила в 1786 году разрешение императрицы выписать из духовных семинарий еще сто учеников. Но это обстоятельство, по словам М.И. Демкова, стало причиной тому, что немало учителей, приготовленных в учительской семинарии, неудались; выдающийся порок их – пьянство – вынесен был ими из духовных семинарий, где они прежде воспитывались31. Учителя народных училищ, получали незначительное содержание и не всегда исправно, потому нередко оставляли свои места, под разными предлогами и переходили на другую службу.

Следует отметить, что в период 1781-1783 принимается большое количество нормативных актов, касающихся становления системы народного образования в России. Помимо уже рассмотренных можно назвать Указ от 16 февраля 1781г. «Об учреждении в каждой части города словесных судов и одной школы»32, «Устав благочиния или полицейский» от 8 апреля 1782г.33, в соответствии с п. 83 которого предписывалось «В каждой части (города) иметь народную школу безденежную», Указ от 27 сентября 1782г. «О языках, кои следует преподавать в народных училищах»34, в положениях которого усматривается попытка учесть государственные интересы и национально-территориальных особенностей при выборе преподавания иностранных языков в народных училищах, в частности «…в губерниях, лежащих к стороне татарской, персидской и бухарской, нужно в тех классах, где преподаются языки, ввести языки арабского языка, как такового, от коего все в той стороне употребляемые диалекты имеют свое происхождение и посредством которого можно будет завести лучших переводчиков во всех сих языках, нежели до сего времени мы их имеем…».

Таким образом, успех реформы был несомненен. Если в 1782 г. в стране было всего 8 народных школ, в которых обучались 518 учащихся, то в конце века - 288 школ и 22 220 учеников. Главные народные училища, открытые в 25 губернских городах, малые училища наряду с сословными школами, университетом и гимназиями составляли систему образования в России в конце XVITI столетия. Всего в стране насчитывалось 550 учебных заведений с числом учащихся в 60-70 тыс. Приведенная статистика не учитывала различные формы частного обучения (обучение в школах грамоты, крестьянских семьях, получившее широкое развитие домашнее образование дворянства и т. д.).

Екатерина II уделяла много внимания практическим и теоретическим вопросам развития образования. В этих вопросах она во многом разделяла взгляды просветителей, иногда просто заимствуя их, прибегала к помощи Дидро, Гримма, Даламбера и других. Среди вопросов государственной жизни она важное место отводила педагогическим вопросам, вопросам воспитания и образования.

Нетрудно заметить, что в своих педагогических воззрениях Екатерина выдвигала на первое место воспитание, нравственный элемент. «...Самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучшими, есть приведение в совершенство воспитания», - считала она. В таком, кажется, далеком от педагогических проблем документе, как ее «Наказ» комиссии по подготовке нового Уложения, Екатерина отвела отдельную главу о воспитании35.

В «Наказе» говорится, что правила воспитания суть первые основания, приготовляющие быть гражданином, и что началом всякого целомудрия является страх Божий. «Должно вселять в юношестве страх Божий, утверждать сердце их в похвальных склонностях и приучать их к основательным и приличествующим состоянию их правилам, возбуждати в них охоту к трудолюбию и чтоб они страшилися праздности, как источника всякого зла и заблуждения, научати пристойному в делах их и разговорах поведению, учтивости, благопристойности, соболезнованию о бедных, несчастливых и отвращению от всяких подерзостей, обучать их домостроительству во всех онаго подробностях... всем тем добродетелям и качествам, кои принадлежат к доброму воспитанию, которым в свое время могут они быть прямыми гражданами, полезными общества членами и служит, оному украшением»36.

В 1783 г. по указанию Екатерины II была издана книга «О должностях человека и гражданина», являвшаяся переводом труда австрийского педагога Иоганна Фельбигера, отредактированного самой императрицей. Книга базировалась на тезисе о богоустановленности существующих общественных отношений, поэтому в основу воспитания должно было быть положено воспитание религиозное, необходимость повиновения монарху и законам. Эта книга стала обязательным учебным пособием для всех созданных в России учебных заведений. Также Екатериной II были написаны произведения, носившие педагогическую направленность, — «Выбранные российские пословицы», «Продолжение начального учения», которые свидетельствовали о продолжении традиций православного религиозного воспитания, сочетающегося, с изучением основ наук.

В период царствования Екатерины II в Москве было открыто Коммерческое училище с целью «приготовлять для России образованных деятелей на поприще торговли и промышленности, определяя капитал на вечное содержание 100 мальчиков, 205 т. руб»37 Ещё в период царствования Анны Иоанновны была осознана необходимость обучения детей коммерческим наукам, для чего дети отправлялись за границу, и лишь при Екатерине II, желающей «…с одной стороны избавиться от иностранцев, овладевших воспитанием, а с другой и поставить отечество наше в семью Европы…»38 идея создать специализированное учебное заведение в России была реализована.

Инициатором его создания был знаменитый меценат П.А. Демидов, обратившийся к Бецкому с предложением об учреждении училища, и пожертвовал на это свои собственные средства. Бецкой, в свою очередь, представил доклад о пожертвовании Демидова и проект составленного устава заведения, который был рассмотрен специальной комиссией и утвержден императрицей 6 декабря 1772 г.39.

Приоритет по зачислению в коммерческое училище предоставлялся детям российских купцов, но допускалось и принятие детей других сословий: «…принимать мальчиков из природных российских… не моложе 5-ти по 6-му году из купеческих детей, а паче чаяния, в случае таковых двадцати и от прочих на вносимый вечный капитал воспитанников в каждый прием из купеческого недостатка, дозволяется принимать на те места из других, какого бы звания ни были (исключая одних крепостных детей, неимеющих от господ своих увольнения…)»40.

В уставе оговаривались требования к воспитателям, перечень дисциплин учебной программы училища, предусматривались поощрения для отличившихся учеников, а также вопросы финансирования деятельности училища.

Однако, как справедливо отмечает Н.А. Лебедев, изучивший статистические сведения о состоянии коммерческого училища за 100 лет, «…прекрасная мысль жертвователя небыла, однакож, выполнена так, как того желал г. Демидов. Главныя причины этого факта заключались в том, что с одной стороны общество сначала совершенно несочувствовало полезному начинанию, а с другой и первоначально устройство училища, недостаток преподавателей и хороших педагогов в то время немало препятствовали успешному развитию начатаго дела»41.

В итоге в Московском коммерческом училище получили образование только 38 человек из 239, поступивших в училище в период 27 лет, да и те далеко не все посвятили себя коммерции.

В эпоху господства сословно-профессиональной системы образования, как указывает С.В. Рождественский, преподавательская деятельность не могла сложиться в особую самостоятельную профессию. Преподавательские обязанности в профессиональных школах исполнялись практиками – специалистами тех отраслей службы государственной и духовной, для которых школы предназначались. Профессиональными, в собственном смысле, педагогами являлись разного рода домашние наставники и воспитатели, а также старинные «мастера» начетчики, поддерживавшие грамотность в народной массе. Новая общеобразовательная школа, создававшаяся в середине XVIII века и преследовавшая, прежде всего, чистые педагогические идеалы, была немыслима без профессионального педагога. Чем глубже отражал тот или другой проект новой системы просвещения ея основные идеалы, тем ярче обрисовывал он роль школьного наставника, как главного фактора школьной жизни42.

В царствование Екатерины II появились первые мысли о средствах специальной педагогической подготовки учителей. В конце 1770-х годов по примеру германских университетов при Московском университете была открыта первая учительская семинария, инспектором которой стал ординарный профессор философии Московского университета И.Г. Шварц.

Московский университет в царствование Екатерины II являлся уже государственным учреждением, отвечающим новым запросам народного образования. Ему предоставлена была возможность увеличить количество учащихся, а также введено преподавание наук на русском языке вместо латинского43.

По краткими отрывочным сведениям о курсах, которые читались в этой семинарии, её, по словам С.В. Рождественского, можно отнести к типу филологических семинарий в германских университетах. В 1790-х годах встречаем упоминание об «учительском институте», являвшемся, вероятно, продолжением первоначальной педагогической семинарии. По расписанию лекций в Московском университете за 1792-1793 год профессор Баузе, читавший общую энциклопедию, по руководству Зульцера, «для желающих упражняться в том или другом роде наук», преподавал также «членам института учительского наставления педагогическия и методологическия, стараясь о том, чтобы они точно по оным поступали в своем учении, дабы со временем с пользою и честью могли они служить университету, толико пекущемуся о их просвещении»44.

Еще И.И. Бецкой, при изложении своих педагогических взглядов, обращал внимание на необходимость обращения большего внимания вопросу выбора воспитателей и учителей: «От сих первых учреждений [воспитательных училищ] зависит все воспитание, какое дано будет первому от оных новой породы происхождению. Почему собою понятно, какая потребна осторожность и благоразумие в выборе учителей и учительниц, а особливо главных над воспитательными училищами директоров и правителей. В последних сих вся важность и затруднение состоит: им надобно быть всем известной и доказанной честности и праводушия, а поведение их и нравы долженствуют быть наперед ведомы и непорочны; особливо же надлежит им быть терпеливым, разсмотрительным, твердым и правосудным и одним словом, таковым, чтобы воспитывающееся юношество любило их и почитало, и во всем доброй от них пример получало»45. Кроме того, требовалось, чтобы наставники новых училищ «имели просвещение в науках нравоучительных и были разумные и проницательные испытатели сердца человеческаго». Задача наставников – не в том, чтобы словесно толковать детям правила нравоучительной философии, но «самым делом вести жизнь младенц, им препорученнаго, исправляя повсечасно или, лучше сказать, повсеминутно его сердце»46.

Таким образом, в рассматриваемый период впервые сформировалась идея о необходимости подготовки педагогических работников как специалистов и были предприняты первые попытки в достижении той цели.
  1   2

Похожие:

Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconОбразовательная реформа 80-х – начала 90-х гг. Земляная Татьяна Борисовна, иним рао
Приводится характеристика состояния нормативно-правового регулирования образовательной деятельности, в частности Постановления Верховного...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconСтановление системы высшего образования в Советский период Земляная Татьяна Борисовна, Института научной информации и мониторинга рао
Рассмотрены главные черты организации процесса обучения в высших учебных заведениях рассматриваемого периода
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconСостояние начального и среднего образования в Российской Империи в первой половине XIX века Земляная Татьяна Борисовна
Я отражает основные моменты образовательной реформы начального и среднего образования в Российском государстве 1803-1804 гг. Рассмотрено...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconСостояние и развитие образования в русском государстве допетровского времени Земляная Татьяна Борисовна
Стоглавый собор и Домострой, отдельно исследовано значение книгопечатания для развития образования и просвещения в российском государстве...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconОбразовательная политика в России в XIX начале XX века Земляная Татьяна Борисовна
России в указанный период и подчеркивается тот факт, что образовательная система России, масштабы которой за столетие значительно...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconРазвитие высшего образования в XIX веке Земляная Татьяна Борисовна
«Устав учебных заведений, подведомых университетам» 1804 года, «Общий устав императорских российских университетов» 1835 года, «Общий...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconЛебедева Виктория Петровна, кандидат педагогических наук, ведущий научный сотрудник иним рао
Психодидактические методы формирования экологического сознания младших школьников
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао icon1-А. Пикуль В. Фаворит: роман-хроника времен Екатерины II
Григория Александровича Потемкина-Таврического, фаворита Екатерины II; человека сложного, во многом противоречивого, но, безусловно,...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconО мероприятиях и рекомендациях в связи с завершающей реорганизацией рао «еэс россии»
Рао «еэс россии» будут выделены ключевые электроэнергетические компании, которые были созданы в ходе реформы, а само рао «еэс россии»...
Образовательные реформы времен правления Екатерины II земляная Татьяна Борисовна, иним рао iconРеферат по истории России на тему: " период правления императрицы екатерины II алексеевны великой "
Петр убит по приказу Екатерины или по инициативе самих гвардейцев до сих пор неизвестно. Со смертью Петра III была поставлена последняя...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org