На перекрестках Афганской войны



Скачать 186.44 Kb.
Дата24.04.2013
Размер186.44 Kb.
ТипДокументы
"На перекрестках Афганской войны" Виталий Иванов
Родился в 1957г. в Ленинградской области. Закончил школу в 1974г. Один год проработал на заводе. Призвался на срочную службу в 1975 г. Служил на Северном Флоте, г.Полярный на дизельной подводной лодке в группе =ОСНАЗ= радиоразведка. За время службы принимал участие в двух дальних походах.

Уволился в запас в 1978г. Поступил в Выборгское авиационно-техническое училище по специальности техник вертолёта Ми - 8. Работал в разных авиаотрядах. В конце 80-х Виталий Иванов получил вторую специальность - машинист тепловоза. Работал на жел.дор. в Ленинграде.

Живым и павшим в Афганистане
1979 – 1989 гг. - посвящается.

Глава первая: Ш И Н Д А Н Д.

Отпуск закончился, Сашка отправился на вокзал. Новенькая форма сидела на нём как влитая. На плечах, отражаясь в солнечном свете, сияли золотом первые в его жизни офицерские погоны, c лейтенантскими звёздочками на полях. Настроение было на самой высокой точке.

Четыре года учёбы во ВВКУС остались позади, впереди ждала настоящая служба, а не повседневный, занудный казарменный быт училища. Во внутреннем кармане кителя лежало направление к новому месту службы – в Турк e станский Военный Округ. Шёл 1983 год.

Родители провожать не пошли, Саша сам настоял на этом. Не хотел, чтобы мать опять плакала. Простились дома. Отец обнял сына, похлопал по плечу.

- Ну, с Богом, сынок, - и отвернул взгляд в сторону, оттого, что слёзы накатились на глаза. А он не хотел, чтобы кто-нибудь видел эти слёзы. Отец всегда говорил Сашке, с самого его мальства: «Запомни, сын, на всю свою жизнь - мужчина никогда не плачет, мужчина только огорчается», - и Сашка помнил эти слова.

В штабе Туркeстанского ВО всё покатилось как снежный ком. После «представления» Сашку и ещё несколько новоиспечённых лейтенантов собрали в отдельной комнате. Пришли замполит, начальник штаба, особист и майор по кадрам. Разговор был недолгим. Лейтенант Александр Коротов направляется для дальнейшего прохождения службы в Республику Афганистан, конкретно – в артполк на должность командира взвода, в батарею управления, которая базируется в Баграме. Вот такие пироги, ни дня не прослужил в Союзе и на тебе – сразу на войну. Сказано - сделано, вопросов нет. Родина приказала, мы ответили – есть! Загрузились в Ил-76. До свиданья, Союз! Здравствуй, Афган! Прибыли. И опять ожидание. В Кабуле таких, как Сашка, собралось много.

Там он и познакомился с лейтенантом из ВДВ Николаем Мезенцевым. Тот прибыл одним днём раньше из Чирчика, где проходил дополнительный курс спецподготовки.

Из штаба пришла разнарядка: Лейтенант Мезенцев должен убыть в расположение 15-й особой бригады специального назначения, которая дислоцируется в Джелалабаде. А Сашке всё переиграли.
Сказали, что у артиллеристов связистов хватает, а вот в Шиндандском разведбате начальника связи убило. Вот туда Сашка и должен был ехать. Майор, который отдавал ему документы, сказал: «Батальон там воюющий, и без связиста им просто – хана».

На войне люди сходятся быстро, там особая обстановка. Но так же быстро война и разлучает.

Сашка и Мезенцев устроились в закутке перекурить. Курили молча, а кругом всё кипело - как в муравейнике. На взлётку опять заруливал «Чёрный тюльпан» - так называли в Афгане спецсамолёт, который летал в Союз, неся в своём грузовом отсеке горе и слёзы для матерей и отцов, жён и детей. Одним словом – «груз 200». Война есть война, но привыкнуть к этому трудно.

Сашка посмотрел на Мезенцева.

- О чём подумал?

- Да вот, об этом.

- И я тоже.

- Ладно, давай не будем о грустном. Бог даст - поживём ещё.

- Да разве я против, ну будем живы, лейтенант.

Обязательно будем! Они крепко пожали друг другу руки. Один отправлялся в Шинданд,

Другой - в Джелалабад. Да, война бросает людей по всему Афгану. Что будет дальше? Кто его знает, но каждый верит в свою счастливую звезду. Верит в свою удачу на этой войне. А как оно будет на самом деле - одному Богу известно.

День подходил к концу, в Афгане темнеет быстро. Да и усталости поднакопилось - о-го-го!

Лейтенант Александр Воротов добрался на конец-то до места своей новой службы в 650-й разведбат 5-й мотострелковой дивизии – «представление» прошло быстро. Комбат подполковник Воробьёв смотрел на вновь прибывшего хмуро и словно мимо него.

Сашке сразу же бросилось в глаза, что командир либо был болен, либо накануне выпил лишнего. Выглядел так, как будто на нём пахали дня три без передышки. И лейтенант был прав, любил командир иногда «принять на грудь», но дело и службу он знал крепко. А кто может осудить человека? Забот у него- выше головы, тут хоть из железобетона будь, всё равно гнёт, крутит и ломает, а то и вообще вырывает с корнем. Война и правда – мачеха. Это Сашка поймёт уже очень скоро - почти каждый день со смертью братались.

В 650-й входили две разведроты, одна разведывательно-десантная и одна танковая, рота радиотехнической разведки (РРТР), взводы обеспечения и обслуживания – взвод связи, Инженерно-сапёрный взвод, взвод материального обеспечения, санитарная часть.

Вот дежурный и повёл Сашку в 3-ю РДР.

На ППД (пункт постоянной дислокации), где базировался полк, всё было просто – штаб, склады, столовая, баня и передвижка кинопроката с допотопным аппаратом «Украина-6» . Ну и конечно, палатки - куда же без них. Это только потом, уже в году 84-м, стали строить щитовые модули - такие длинные деревянные бараки, которые собирали достаточно быстро - недели за две. Но это будет потом , а пока - палатки, палатки и палатки. Дежурный подвёл Сашку к жилищу командира 3-ей РДР старшего лейтенанта Геннадия Московкина. Старлей был небольшого роста, но «кряжестым», напоминал сжатую пружину. Добродушного и весёлого нрава. Про таких людей обычно говорят - свой парень в доску.

- О, нашему полку прибыло! - широко улыбнулся Гена и протянул для рукопожатия свою широкую, как лопата, ладонь. Что да как, откуда? Располагайся, садись и рассказывай.

Саша вкратце поведал о себе.

- Если не очень устал, то сейчас заварю «шурчай».

Cашка недоумённо посмотрел на старлея – а что это за зверь такой? Гена пояснил: «Всё очень просто, это такая смесь - чёрный чай плюс молоко с солью. Не очень приятно, но зато здорово помогает от жары. Ну что – рискнёшь?»

- Рискну, вот ещё тут у меня от матушки гостинцы остались.

Он вытащил из чемодана увесистый свёрток, внутри которого была и копчёная колбаска, и печенье, и конфеты. А самое главное, на самом дне были завёрнуты в несколько газетных слоёв две бутылки «Столичной».

- Вот это да! Ну, братуха, - живём. Сейчас кликнем взводных и посидим, да и введём тебя в курс дела – что да как и почему.

Пришли ребята - Кохановский Андрей, Витя Токарев, Паша Никонов, по прозвищу (Апостол). Соскучились парни по новостям из Союза, и вопросы сыпались как из рога изобилия.

Под водочку и разговоры душевней, как будто и не на войне вовсе, а дома на кухне.

- Сейчас, Саш, введу тебя вкратце в курс дела, значит так - действуем мы в основном порото, одна рота «воюет», другие отдыхают. Дня два-три б/к пополнить да сухой паёк получить, а потом - куда пошлют. Воюем часто, скучать некогда. У «духов» здесь всеми заправляет один гад - Туран Исмаил. Сволочь ещё та, но нужно отдать ему должное - воевать он умеет. Второй номер в табеле о рангах после Ахмад Шаха Масуда. По национальности - таджик, ну что ещё известно о нём – сын Махоммада Аслама ( Исмаил- Хан ) с 1947 года. Родился в кишлаке «Насрабад» уезда Шинданд провинции Герат. Окончил военное училище «Харби- Пухантун». До 1979 года в звании – капитан (Тура), командовал батальоном 17-й пехотной дивизии. После Гератского мятежа в марте 79г-дезертировал и возглавил вооружённое формирование ИОА в провинции Герат. Женат, семья постоянно проживает в Тайабаде (Иран). Очень жесток, скрытен и осторожен. Часто меняет места баз своего штаба. Была информация о том, что он лично расстреливал пленных. У местного населения пользуется авторитетом, но не у всех.

Сашка покачал головой - «да, конкретные сведения».

- Так иначе и быть не может, нужно хорошо знать того, с кем приходится воевать. Ну, что ещё добавить к сказанному? Провинцию населяют в основном таджики, есть и пуштуны, но их - меньшинство. Между ними частенько бывают стычки, а мы этим успешно пользуемся.

Но Туран Исмаил никогда не прощает того, кто так или иначе сотрудничает с нами. Вот мы сегодня как раз и вернулись с небольшой «войны» сходили в рейд удачно – «забили караван», который шёл к Турану. Огорчили мы его этим обстоятельством – до невозможности, это факт.

И ребята весело рассмеялись.

- Как видишь, Сашок, - скучать не приходится. Ты прибыл вовремя, пару дней будем отдыхать, есть время войти в курс дела, да и свои радиостанции осмотреть успеешь.

Вдруг Паша Никонов спросил - «Слушай, а ты какой размер обуви носишь?»

- Да 43-й, а что?

- C ейчас увидишь, – и вышел из палатки.

Вернулся быстро: "На, держи, носи на здоровье", - и протянул вещмешок.

- А, что тут?

- Да ты не стесняйся, открывай - лучшая в мире обувь. А в «рейдах» ей цены нет – это «кимры» - кроссовки по-нашему, давай, - примерь.

Сашка вытащил из мешка пару новых кроссовок - лёгкие, как пушинка, и на ноге очень удобно сидят. - Спасибо, ребята.

- Не за что.

- А где же вы их раздобыли?

Павел довольно улыбнулся: "Так из сегодняшнего забитого каравана, там ещё в мешке «лифчик» импортный, для боекомплекта, - тоже забирай. Наши-то похуже будут".

- Ну, спасибо, мужики.

- Да чего там, на войне - как на войне.

- Ладно, ребята, - сказал Гена Московкин. - На сегодня хватит, всем отдыхать. Завтра у Саши много забот будет, чувствуется – устал парень.

Вот так и прошёл первый день на войне - у лейтенанта Александра Коротова.

В распоряжении у Сашки из матчасти было практически всё – 4 радиостанции «Р - 148» (для каждого выносного поста), одна «Р-159»для связи с бронегруппой, одна "Р-143 (КВ)" для связи с базой, одна «Ромашка» - для связи с вертолётами. Всё было в хорошем состоянии и работало исправно. По-другому быть не может - потому, что связь обеспечивает выживание группы в трудных обстоятельствах. И таких моментов в Афгане было предостаточно.

С ребятами из 302-го ОВЭ, Сашка тоже познакомился. Часто приходилось с ними»работать,

Да и с парнями из 371-й МСП тоже. Командиром разведроты там был Фёдор Пугачёв, который здорово поможет Сашке в апреле 1984 года. Но это впереди. А пока жизнь катилась своим чередом, много было всего и трагичного и комичного. Были и спокойные времена, возвращались из рейдов, уставали невыносимо - пару дней отдыхали. С удовольствием парились в баньке, а после неё, как и полагается на Руси –принимали грамм по двести. Для души.

Война, войной - а отдых тоже должен быть, очень ждали писем из дома. Перечитывали их по несколько раз. И на сердце становилось легче, на письма старались отвечать почаще.

Но о войне, никогда не писали. Зачем? Матерям нашим и так было не выносимо. Понимали мы, что по ночам навряд ли они спят спокойно. Ждут, ждут своих мальчишек назад живыми.

C колько же они слёз пролили - родные, любимые наши. Сколько молитв вознесли за нас?..

 

Глава вторая. КРЕЩЕНИЕ ОГНЁМ.

Первое своё «боевое крещение» Сашка прошёл достойно. Вышли на «свободный поиск». Отправились на "броне", потом её оставили на "посту" и ушли на 10 км - "в отрыв".

В основном такие действия, честно говоря, были малоэффективными. Процент реализации очень невысок по сравнению с полковыми или дивизионными операциями, в которых брались целые «укреп районы и базы духов» с массой вооружения на складах.

Но такие операции разрабатывались тщательно, с трёхкратной проверкой разведанных мест и с привлечением к работе агентов из ХАДа. Но на безрыбье и рак - рыба, поэтому проводились и разведывательно-поисковые мероприятия. Вот и на этот раз шли, как говорится, на удачу. «Шмонали» на совесть, но безрезультатно. Поэтому было принято решение - уйти в «засаду». Хотя в большинстве случаев и они были пустышками. У «духов» разведка работала лучше, помощников у них среди населения было очень много.

Но и нам помогали, были и такие люди. Чаще всего срабатывала «засада» по наводке «дружественных духов» - договорных. И то, если караван шёл не к нему или родственнику, а к»кровнику». Было такое и не один раз, когда они «закладывали» друг друга. Конечно за вознаграждение из «забитого» каравана-всякой утварью, иногда и оружием, но крайне редко. Волк всегда останется волком, как бы ты его не прикармливал и с ним «ушки всегда нужно держать на макушке».

Место выбрали подальше от «зелёнки» и кишлаков, такое, чтобы лучше просматривалась местность. Караваны двигались в основном ночью или рано утром, поэтому на «войну» никогда не выходили без биноклей ночного видения «Блик» и ночных прицелов НСПУ.

Старший лейтенант Московкин разбил ребят на группы, все заняли исходные места на господствующих высотах, с двух сторон, в несколько ярусов, и приступили к маскировке.

А это в засаде - самое главное, в чём Сашка и убедился лично, спустя несколько часов. Ну, а второй важный фактор - внезапность. Что в совокупности с маскировкой и приводило группу к успеху. Как бы то не было, приходилось ждать и только ждать. Часами лежать неподвижно, порой становилось невыносимо. А что прикажите делать? На войне, как на войне.

Под утро была замечена группа из пяти человек - "духовская" разведка. Как правило, они выдвигались вперёд от основного каравана на расстояние в 5 – 6 км. Шли очень осторожно и тоже по высотам.

Один из них остановился буквально в двух шагах от места, где залёг Сашка. Казалось, что ещё немного и эта «бородатая сука» наступит на него. Сердце в груди заколотилось так сильно, что у Саши мгновенно промелькнула мысль - сейчас этот гад точно услышит его биение. Ладони – вспотели, а спина покрылась испариной. «Дух» находился рядом с ним всего около минуты или чуть больше, но эта минута показалась ему - вечностью.

Время словно остановилось. Но вот «дух» двинулся с места, Саша мысленно перекрестился Ничего удивительного, всё же в первый раз оказался так близко от врага. Краем глаза даже видел его, точнее, не его самого, а только широченные шаровары «духа». Слава Богу, что у него хватило выдержки не шевельнуться и тем самым не выдать своего присутствия.

А так, кто знает, чем бы всё могло закончится. Хорошо только то, что хорошо кончается.

Ребята пропустили разведчиков. Через себя. Когда те миновали опасный участок возможной засады, то по всей вероятности, связались с караваном и подали тем команду на движение.

Примерно через час «вьючный караван» показался на тропе. Как только он поравнялся с засадой, ребята, по команде, "закупорили" его со всех сторон, открыв огонь из всего, что стреляло и взрывалось. Фактор неожиданности сработал. «Духи» даже не успели ничего сообразить, открыли беспорядочный огонь. Но было уже поздно - караван забили. Когда началась пальба, C ашка вышел на связь и вызвал бронегруппу, которая сорвалась с места и выжимала из движков всё, что могла. Заодно по пути добили «духовскую разведку».

Подъехав к месту боя, увидели такую картину - на тропе и по склону валялись тюки, мёртвые тела, ослы и верблюды ,а также перевёрнутый "симург", который, по всей видимости, замыкал караван. В кузове был установлен «ДШК». Рядом лежали трое убитых, один из них был очень молод - «баса» лет 17-ти. Одет был не так, как все, побогаче. Караван был «средний» - стрелковое оружие, 7 штук «РПГ» и заряды к ним, несколько противопехотных мин. «Итальянка» и одна «ЗУшка» в разобранном виде. Медикаменты и разное другое. Командир окликнул Сашу: «Давай, братишка, вызывай (пчёлок)". Тот в ответ согласно кивнул головой и вызвал по «ромашке» на частоте 45200 – пару Ми-8. С нашей стороны были потери - трое «300-е» и один «200-й». Ребят накрыло выстрелом из РПГ, который успел сделать «баса» - самый молодой из «духов».

Вот так закончилось для Сашки первое "боевое крещение", которое он запомнит на всю свою жизнь и которое не один раз будет сниться ему по ночам - на «гражданке».

***

Туран Исмаил созвал «джиргу» - собрание, на которое прибыли многие полевые командиры. Он был чернее тучи. Накануне ему доложили, что потерян ещё один караван, который шёл из Ирана. И что с караваном должен был прибыть его племянник - Зуран Исмаил Хан. Это и был тот самый молодой "бача", которого ребята обнаружили после боя, у подбитого «симурга»

Туран стоял молча, закрыв глаза. Пальцы рук были сжаты в кулаки так, что было слышно, как в них захрустели суставы. Он открыл глаза, подошёл к карте, которая висела на стене, и процедил сквозь зубы: «Сарак каджа аст?» - где эта дорога. Посыльный ткнул своим пальцем в район кишлака «Кафтари» - это здесь, Туран Исмаил.

Тот опять закрыл глаза и прошипел: "Ты уверен, что Зуран-Хан погиб?"

Посыльный отвёл свой взгляд в сторону и чуть слышно ответил - «бали», что означало – да.

Туран опять замолчал. Пауза затянулась на несколько минут, затем он, наконец, произнёс: «Хутияр, – обратился главарь к посыльному, – мне надоело так часто терять свои караваны, это уже третий по счёту, за каких-то несколько месяцев. Неужели «кафиры»хитрее нас? Я не верю, мы подготовим им – ловушку, но она будет с сюрпризом».

Все, кто там находились, закивали головами в знак полного согласия со своим командиром.

Он продолжал:

"Мы подготовим ещё один караван, но он будет "мирным". Русские не должны узнать, что он без оружия, весть о нём они получат. И поведёшь этот караван ты - Хутияр. Но прежде, захватишь 15 или 20 заложников из числа «пуштунов». Желательно – женщин и детей из семей тех, кто по нашим данным сотрудничает с «шурави». А их мужьям скажешь, чтобы они довели караван до места. Если они сделают всё, как надо, то вскоре увидят своих родных живыми и здоровыми. Это подействует на них лучше любых угроз, они пойдут вместе с караваном – как верные псы. А мы позаботимся о том, чтобы информация об этом караване дошла куда надо. Среди сотрудников ХАДа есть наши люди, сведения дойдут по назначению. Все предыдущие караваны пропадали в этом районе, я уверен, что там действует одна и та же группа «шурави».

Ты говорил, Хутияр, что во всех случаях вы слышали один и тот же позывной - «Кобра» (капчар). Хочу отдать должное, эта группа воюет хорошо. Но я уверен, скоро всё закончится, но не в их пользу. Когда они вас обнаружат, ты и несколько твоих людей проведёте имитацию подготовки к бою. Сумерки сделают своё дело, русским некогда будет выяснять - вооружены вы или нет. Но для пущей убедительности ты всё же сделаешь один выстрел из «бура» из единственного оружия, которое будет в вашем караване. Я думаю, что этот выстрел приведёт к тому, что "шурави" откроют по вам огонь, всё остальное в руках Аллаха. Скорее всего, вы все погибнете, но наш план сработает. Весть о разгроме «мирного» каравана полетит быстрее ветра. Огласка будет очень большая, а русские начальники этого не любят. Я уверен, что «Кобра» никогда уже не выйдет в эфир, с ней будет покончено раз и навсегда, и неважно, как. Мы добьёмся и второй цели – подорвём авторитет русских в глазах тех, кто относится к ним – лояльно, а таких предателей не мало. Ты понял меня, Хутияр?"

- Мне всё ясно, Туран Исмаил. Когда будем выступать?

- C разу, как только всё подготовим и согласуем с агентами из ХАДа. Ты получишь от меня распоряжение, но пойдёте без оружия».

- Бамона Хода, Хутияр! Аллах - Акбар!

- Бамона Хода ! Туран Исмаил, Аллах – Акбар!

Действительно, в начале апреля 1984 года командование 650-го полка получило сообщение о том, что к Турану Исмаилу вновь направляется караван с оружием. На это известие быстро отреагировали, потому что источник информации подозрений не вызывал. Две роты из разведбата вышли на «засадные действия» в район кишлака Кафтари. Первая рота - вместе с «зелёными» произвела отвлекающие манёвры, они блокировали кишлак - «прочесали» его.

Забрали несколько человек из числа мужского населения для пополнения соединений «зелёных» людским резервом. Рота старшего лейтенанта Геннадия Московкина (Кобра) – разделившись на две группы, выдвинулись пешком к месту «засады» в небольшое ущелье юго-западнее кишлака.

Первая группа шла по горам – напрямую, вторая пошла в обход – по сухому руслу. Выдвигались с наступлением сумерек, к трём часам ночи обе группы были уже на местах. Около четырёх утра, было ещё темно (действовал комендантский час, что в дальнейшем и послужило смягчающим фактором для ребят). Наблюдатели с нижнего поста, доложили, что видят вьючный караван. Ребята запустили его в ущелье, и когда хвост каравана втянулся в него полностью - открыли огонь на поражение.

Потом Сашка вспоминал этот эпизод часто, ведь их всё же насторожило то, что караван шёл без разведки. И когда они его начали «долбить», то в ответ прозвучал только один выстрел. Хотя парни видели, что часть «духов» занимали позиции для отражения атаки, а другая их часть как будто опешила, и они просто залегли или искали спасения, прячась за животными. Минуты через две парни опомнились и прекратили огонь, но было уже поздно - караван был уничтожен. Засаду проводил НШ разведбата капитан Онищенко. Когда спустились к «досмотру», то ни оружия, ни наркоты не обнаружили. Признаки жизни ещё подавал только один из погонщиков - и тот был смертельно ранен в живот. Сашка увидел на его лице подобие улыбки, которая больше напоминала звериный оскал. «Дух» смотрел на него широко открытыми глазами и уже стекленеющим взглядом, и с его губ слетела только одна фраза: Аллах-Акбар, «капчар» - и он замолчал навсегда.

Капитан Онищенко всё же попытался замести следы этого «прокола». Он приказал ребятам распотрошить все тюки и их содержимое разбросать вокруг, чтобы смахивало на банальный «духовский разбой». Потом парни вызвали бронегруппу и смылись оттуда «на всех парусах». Но план Турана Исмаила сработал так, как он и задумал. Каким образом все подробности этого боя стали известны «особистам» и высокому начальству - только можно гадать, одному Богу известно, но весть об этом событии действительно разнеслась по округе быстрее ветра. Дня через два - началось. Кого только не понаехало, были «гости» и из Кабула. «Долбили» всех и в хвост и в гриву на протяжении полумесяца. Объяснительных было написано не меряно.

Но потом всё же приняли решение - офицеров под суд не отдавать, а разогнать по разным частям. Вот так лейтенант Александр Коротов попал служить в101-й полк - базирование Герат.

 

Глава третья: Г Е Р А Т

Полк действительно «Геройский» - в полку было три Героя Советского Союза. Полком в то время командовал полковник Неверов, замполитом 2-й МСБ был Геннадий Кучкин и Начальником разведки был Фёдор Пугачёв, ( Cашка знал его по Шинданду, когда Фёдор был ещё командиром разведроты в 371-м МСП). Вот они и встретились в 101-м.Фёдор забрал Коротова к себе. «Наехал» на начальника штаба полка – подполковника Мамоджанова, мол, без связи разведка воевать не может, по причине отсутствия классного специалиста по КВ, особенно на «дальних выходах». Вот и стал Сашка больше подчиняться начальнику разведки чем начальнику связи. Определили его в разведроту к ст. лейтенанту Дмитрию Дееву. Ребята подобрались замечательные. Но всё же был один человек, которого недолюбливали все - это был замполит роты (по всей видимости, из блатных) – стукач - чей-то сынок из высокопоставленных папаш. Много же он нервов попортил ребятам, но помог случай. Каким-то образом он вдруг получил «орден Красной Звезды» и кто-то толкнул его на повышение, рота вздохнула с облегчением. Как говорится – в семье не без урода.

А боевая жизнь продолжалась почти изо дня в день. Таджики, населявшие провинцию, враждовали с пуштунскими племенами, которых там было меньшинство. Так вот, один раз «пуштуны» навели роту на караван «своих обидчиков» и после удачной «добычи» пригласили к себе в кишлак на чаепитие. Дима Деев согласился, но технику они в кишлак не пустили. Мало того, так ещё и оружие предложили оставить на «броне» - пригласили только офицеров. Ребята, заметно занервничали от такого предложения. C "духами" ушки всегда держи на макушке и не важно, что сегодня они с тобой в ладах. Давно известно, что у них не считается грехом обмануть «кафера», а наоборот – считается за благо. Сейчас они тебе улыбаются и говорят слащавые речи, но в эту же самую минуту за своей спиной держат в руке нож. Потому, что ты для них - «неверный», и этим всё сказано.

Cтарейшина заметил замешательство среди «шурави» и сказал: «Клянусь Пророком, но сегодня вы самые большие наши друзья и гости, поэтому идите смело - ни один волос не упадёт с вашей головы».

Дима, глядя старику в глаза, спросил: «Сегодня – да, а как насчёт завтра?»

Старейшина хитро улыбнулся: "А на счёт завтра, одному Аллаху известно. Будет новый день, будет и пища".

Ребята пожали плечами: «Ладно, пошли, но предупреждаем – если что, то от кишлака камня на камне не оставим». Cтарик ответил спокойно: «Я дал вам слово, а данное слово - закон».

В кишлаке, на дороге резвились "барчата", среди них очень выделялся один. Он был белолицым и рыжим. «Дух», который шёл рядом с Сашкой, толкнул его в бок и показал на парнишку – «Шурави бача» и - громко рассмеялся. Лейтенант спросил про его мать и был поражён ответом.

- Да мы забили её камнями, а мальчонку воспитывает родственник старейшины, потому что здесь все между собой - родня.

Чаепитие прошло мирно, ничего не произошло. Старик сдержал своё слово.

Этот случай Сашка тоже вспоминал очень часто. На войне, как на войне – всякое бывает.

Коротова уже считали опытным воякой. За его плечами было уже много боевых операций. Не один раз они с ребятами "утюжили зелёнку" потому, что "духов" в ней было как муравьёв.

Участвовали в дивизионных операциях в провинциях – Фарах, Гильменд, Нимруз, Говр – громили там "духовские базы и укрепрайоны". Довелось побывать и на армейской операции в Пандшере и в «Чёрных горах». Судьба была благосклонна к нему – хранила его. Но один раз, всё же дала осечку. Это случилось в декабре 1984 года, когда под руководством командира 5-й МСД генерал-майора Каспировича проводилась операция по базовым районам, где давно уже окопались «духи» в горах Луркох ( провинция - Фарах ).

Там было три ущелья, в двух из них – Каликаниск и Калимани, действовали наши подразделения. А в третьем – «зелёные» - правительственные войска. Базы «духов» были хорошо укреплены, заминированы и усиленно охранялись. Комдив решил провести первую фазу операции – ночью, захватить господствующие высоты. Что и было сделано. На рассвете, после «огневого налёта» подразделения ворвались в ущелья, захватили склады с оружием и уничтожили «моджахедов», которые находились в гротах и пещерах. По дивизионным сводкам, во время проведения всей операции погибли только три человека. Один сорвался в пропасть, другой подорвался на мине, третьего убил снайпер. Но Сашка знал, что потерь больше. Только у них в роте было пятеро убитых и более 20-ти раненых, в том числе и он сам. Пуля попала в правую ногу, что-то там разорвала, потерял много крови. Но в госпиталь был доставлен только на третий день после ранения. Вертушки не могли подойти из-за плотного зенитного огня, а подавить огневые точки «духов»было не возможно. По причине очень малого расстояния между нашими ребятами и противником, которое составляло всего метров 50 – 70, боялись накрыть этим огнём своих.

Как бы то не было, но в Кабульском госпитале, Сашка уже находился больше месяца. Понемногу начал ходить, но на костылях. Однажды он зашёл в курилку, которой уже находились несколько ребят. а разговором выяснилось, что парни были из154-го отряда СпН. Тут Сашка и спросил их, не знают ли они такого лейтенанта Мезенцева.

- А ты что, братишка – знаком был что ли с Николаем?

- Да, немного знаком.

Ребята как-то замялись и сникли: «Ну, в общем, нет больше в живых нашего старлея, если вкратце, то дело было так».

Один из них начал свой рассказ:

Из Пакистана, на Парачинарском выступе вышел караван с оружием. Там мы его блокировали, но на встречу с ним – выдвинулись две «духовские» группы с нашей стороны. Вот Коля со своими ребятами и перехватил их. Не знаю точно, как там всё происходило, но дрались парни отчаянно, даже в «рукопашный» сорвались. Отбили несколько «духовских» атак. Если бы эти суки смяли бы группу Мезенцева, то нам бы пришлось очень тяжко. Мы оказались бы зажаты с двух сторон. Коля понимал это, они продолжали вести бой до последнего. А когда, он увидел, что самим им не выкрутиться, то вызвал «вертушки». В общем, пока два Ми – 8 и два «крокодила» появились в зоне боя, то доброй половины ребят из группы уже не было в живых. Вертолёты обработали «духов» Нурсами и высадили десант, потом на «высотке» нашли Николая. Он лежал за пулемётом, боекомплект был весь пустой, до единой «железки». Вот такие дела, братишка.

Сашка сидел с низко опущенной головой, к горлу подкатил какой–то комок и мешал дышать. На глазах выступили слёзы. Всё-таки мужики тоже иногда плачут.

В 1985 году старший лейтенант Александр Коротов вернулся в Союз. Он был направлен для дальнейшего прохождения службы в Забайкальский Военный Округ.

Но это уже другая история.

Виталий Иванов

Похожие:

На перекрестках Афганской войны iconРассказ о тех выпускниках нашей школы, которые выполняли свой воинский долг в годы великой отечественной войны, афганской и чеченской войны
Вы находитесь в зале боевой славы школы №2 и услышите наш рассказ о тех выпускниках нашей школы, которые выполняли свой воинский...
На перекрестках Афганской войны iconСценарий мероприятия «Афганистан болит в моей душе»
Цель: Ознакомить учащихся с причинами ввода советских войск в Афганистан, ходом войны; определение исторического значения афганской...
На перекрестках Афганской войны iconНикто не создан для войны
Афганистана, рассчитан на детей 9-11 кл. Предполагает ознакомление ребят с фрагментами истории Афганской войны, возможность оценить...
На перекрестках Афганской войны iconВ науку первые шаги
Работа «Шурави» герои Афганской войны», выполненная Яковлевой Марией, ученицей 8 а класса, посвящается 22 годовщине вывода Советских...
На перекрестках Афганской войны iconГерой Советского Союза, ветеран Афганской войны. Это книга
В книге нет выдуманных персонажей и вымышленных событий, хотя в редких случаях изменены имена и географические названия. Виктор Николаев...
На перекрестках Афганской войны iconЗавершающие события Афганской войны: причины и возможные последствия
Кабул, вытеснив оттуда правительственные войска, подчиняющиеся президенту Бурхануддину Раббани. Данная работа представляет собой...
На перекрестках Афганской войны iconЦель: ознакомление учащихся с причиной ввода советских войск в Афганистан; причиной вывода войск; определение исторического значения афганской войны. Задачи
Задачи: расширение кругозора учащихся, воспитание чувства долга, ответственности, самопожертвования, патриотизма; духовное обогащение...
На перекрестках Афганской войны iconОпаленный афганской войной

На перекрестках Афганской войны iconОбзорные темы по произведениям русской литературы xx века “знак зверя” — роман об афганской войне

На перекрестках Афганской войны iconСценарий проведения конкурса чтецов "Строки,опаленные войной"
Познакомить ребят с поэзией, посвященной Великой Отечественной, афганской и чеченской войне
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org