Трансформация философии



Скачать 458.1 Kb.
страница4/5
Дата21.10.2012
Размер458.1 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

256

перспективы) возможного образования понятий, то это, очевидно, невозможно в случае языковых игр - если они понимаются как переплетенные с жизненной практикой прагматические квазиединства коммуникации или взаимопонимания. Иначе говоря: в то время, как очевидным образом бессмысленно рассчитывать на достижение синтеза различных подходов к пониманию языка в плоскости лингвистической (грамматической и, возможно, семантической) компетенции (говоря словами Н. Хомского), тем не менее, вполне осмысленно рассчитывать на языковое взаимопонимание между теми, кто принадлежит различным языковым сообществам, в плоскости коммуникативной компетенции' (которая зависит не только от своей преформации в конкретном языке, но - как показывает всякий перевод - и от прагматических универсалий). Если указывается на силу имманентных языку семантических системных структур, предопределяющих любое взаимопонимание в плоскости употребления языка (например, на «поля значения» или «содержания»), то с этим следует согласиться, указав, однако, в то же время на то, что это определение «субъективного духа» «объективным духом» языков возможно только потому, что сами языки в качестве систем не независимы, конечно, от «интерпретации» (в отличие от того, как это принято считать в логистической концепции языковой системы): возможность предопределения субъективного взаимопонимания смысла имплицирует, скорее, обратную возможность переструктурирования семантической компоненты «живого» языка на основании прагматически успешного взаимопонимания смысла в плоскости языкового употребления.

Сказанное не оспаривает социологическую по характеру своего познания релевантность различных языковых систем как различных путей, «которые преобразуют мир в собственность духа» (В. фон Гумбольдт). Но, благодаря своей коммуникативной компетенции (которая имеет не внеязыковой характер, но вместе с изучением языка представляет в то же время изучаемую «трансцендентальную языковую игру»), человек на любом языке, в принципе, способен рефлексивно тематизировать также различия языков и преодолевать их основополагающим образом в прагматическом результате. Вместе с тем, именно сравнение «внутренней формы» (синтактико-семантической струк·

6 Ср. J. Habennas, «Vorbereitende Bemerkungen zu einer Theorie der kommu-nikativen Kompetenz», in: J. Habennas und N. Luhmann, Theorie der Gesellschaft oder Sozialtechnologie. Frankfurt, 197). S. 101-141. Femer K.-O. Apel, «N. Chomskys Sprachtheorie und die Philosophic der Gegenwart», in: Jahrbuch fur deutsche Sprache (1971). (Статья из сборника «Трансформация философии», не вошедшая в настоящее издание.)

257

туры) различных языков или языковых типов может быть поставлено на службу семантико-прагматическому взаимопониманию, выходящему за рамки отдельных языков.
К эмпирическим условиям этой коммуникативной компетенции, наряду с определенными константами ситуации человеческой жизни (такими, как рождение, смерть, сексуальность, труд, борьба и т.д.), могли бы принадлежать и определенные врожденные «универсалии» «языковой способности», репрезентирующие языковой «инстинкт» человека, о котором догадывался уже В. фон Гумбольдт и вероятность наличия которого вновь подтвердили Н. Хомский и Э. Леннеберг. Возможно, сюда же - наряду с универсальным инвентарем фонологических признаков, который селективно используется всеми языками, - относится и аналогичный инвентарь комбинируемых семантических признаков. Относящаяся к области коммуникативной компетенции способность человека к реализации в языке комбинаций семантических признаков, каковой по крайней мере в комбинациях присуща значимость, выходящая за пределы отдельных языков, была актуализирована в мировой истории благодаря именно тому шагу греческой философии к понятийному мышлению, который, будучи поначалу связанным с забвением языка, стал основанием притязания на интерсубъективно значимое познание сущности как таковое. С тех пор во всех культурных языках был выработан в значительной мере общий пласт понятийного языка. Он, как мне представляется, позволяет осмысленно рассчитывать на удовлетворение требования достижения интерсубъективно значимых «сущностных» определений, - не со стороны монологического - по возможности независимого от языка - сущностного усмотрения, но - в конечном счете - со стороны понятийно-языкового взаимопонимания безграничного коммуникативного сообщества; по крайней мере, смысл понятийно-языковой коммуникации - например, философской и научной дискуссии - может мыслиться только'исходя из этого «регулятивного принципа» в смысле Канта.

Тем самым мы, как мне кажется, выявили важнейшие предпосылки трансцендентально-герменевтического понятия языка и, соответственно, ориентированной на язык трансформации трансцендентальной философии. Поэтому в завершение следует попытаться очертить в существенных аспектах функцию рассматриваемого понятия языка в процессе трансформации классической трансцендентальной философии. Как мне представляется, уже различие между синтакти-ко-семантической языковой системой, с одной стороны, и универсально-прагматической или коммуникативной компетенцией/речи или понимания, с другой, указывает на то, что позитивная трансформация не может здесь заключаться в том, что язык (или языки) просто как по-

258

средующая инстанция - будь то в смысле «мировидений» Гумбольдта, или «промежуточного мира» Л. Вайсгербера, или «символических форм» Э. Кассирера - встраивается в субъект-объектное отношение трансцендентальной теории познания, а в остальном же Кантово «сознание вообще» сохраняет за собой функцию «трансцендентального субъекта» познания. Еще менее удовлетворительно в смысле созданной ранним Витгенштейном «трансцендентальной логики» единственной чистой языковой формы отождествлять трансцендентальный субъект познания с языковым очерчиванием мира или же, следуя Кар-напу, устранять его в пользу множества квазионтологических «семантических каркасов». В этих существующих основоположениях к трансформации prima philosophia в смысле философии языка, по моему мнению, в действительности все еще не извлекаются выводы из того обстоятельства, что мышление как интериоризированное аргу-ментирование, а вместе с ним и рациональная значимость познания, должны пониматься не как функции солипсистски рассматриваемого сознания, но как функции, зависимые от языка и коммуникации. В случае встраивания языка в традиционное субъект-объектное отношение теории познания в измерении трансцендентального субъекта сохраняется, в принципе, нетронутым основоположение картезианской и кантианской философии сознания Нового времени; в случае раннего Витгенштейна и Карнапа существует опасность упущения принципиально трехместного интенционального акта, опосредованного знаком, и опасность полной потери проблематики субъекта трансцендентальной философии Нового времени в пользу сциентистской редукции субъекта теории и практики к объекту сциентистски-техноло-гического знания как возможности манипуляции, а также в пользу редукции теории познания и теории науки к - в лучшем случае - двухместной (синтактико-семантической) логике научных теорий. (Весьма характерно, что попытки нового обоснования онтологии как онто-семантики, предпринимающиеся в настоящее время от имени логики языка, практически означают возврат к докантовскому состоянию догматической метафизики (натуралистической по своей тенденции).)

В чем, на мой взгляд, заключается основной вопрос в последовательной реконструкции трансцендентальной философии в свете трансцендентально-герменевтического понятия языка, - так это в замене «высшего пункта» кантовской теории познания, «трансцендентального синтеза апперцепции» как единства предметного сознания, трансцендентальным синтезам опосредованной языкам интерпретации (которая конституирует значимость познания) как единства взаимопонимания относительно чего-то в коммуникативном сообществе. Место метафизически установленного Кантом «сознания во-

259

обще», которое всегда уже гарантирует интерсубьективную значимость познания, занимает вместе с тем регулятивный принцип критического установления консенсуса в одном идеальном коммуникативном сообществе, которое сперва должно быть выработано в некотором реальном коммуникативном сообществе.7

Два важнейших следствия такого рода трансформации трансцендентальной философии могут быть извлечены уже из ее предвосхищения (претерпевшего определенное сциентистское сокращение) в трансцендентально-семиотическом прагматизме Ч. С. Пирса.'

1. Если познание мыслится как опосредованное языкам построение гипотез, то вместе с номиналистической картезианской идеей отгороженного от внешнего мира сознания, подвергающегося причинному воздействию, становится беспомощным и кантовское представление о принципиально непознаваемом скрытом мире вещей самих по себе; ибо и допущение воздействующей вещи самой по себе является опосредованной языком гипотезой, то есть познанием; эта гипотеза, если мыслить ее смысло-критически, лишь как необходимая предпосылка предмета, относительно которого устанавливается консенсус в безграничном коммуникативном сообществе, может отличаться от установления мнения, фактически наличествующего в какой-то момент времени. Вместе с этим смысло-критическим снятием познавательно-критического различия между имманентностью и трансцендентностью сознания Нового времени (оборот «только в сознании», конечно же, предполагает, что познание обычно обладает значимостью, трансцендирующей сознание) одновременно устраняется и принципиальный номинализм универсалий в пользу критического реализма универсалий, методически опосредованного номиналистическим подозрением, ибо с помощью языка вполне возможно приводить критические аргументы относительно значимости общих языковых понятий в каждом отдельном случае, но нельзя привести аргументы против их онтологической значимости в принципе. (Такой же аргумент относится и к принципиальной возможности межличностного взаимопонимания.) - Однако уже здесь обнаруживается, что трансцендентально-герменевтическая трансформация prima philosophic может

7 Ср. К.-О. Apel, «Szientismus odcr transzendentale Hermeneutik», in: R. Bubner u. a. (Hreg.), Hermeneutik und Dialektik, Bd. 1, TObingen, 1970. S. 105-144. " К.-О. Apcl, «Einleitung» zu; Ch. S. Peirec, Schriften I, Frankfurt, 1967, und «Einleitung» zu; Ch. S. Peirce, Schriften I!, Frankfurt, 1970. Далее К.-О, Apel, «From Kant to Pciree: the Semiotic Transformation of Transzcndcntal Logic», in; L. W. Beck (ed.), Proceedings of the Third International Kant Congress, 1970, Dordrecht/Holland, 1972. S. 90-104 (см, также настоящее издание).

260

снять принципиальное различие между классической онтологией и философией сознания Нового времени, не теряя при этом притязания последней на осуществление критики познания. Это притязание, скорее, трансформируется смысловой критикой, которая исходит из принципа, что познавательно-критическое сомнение никогда не может угрожать семантико-прагматической согласованности всегда уже задействованной языковой игры (в отличие от того, что имело место в случае универсального идеализма сознания, феноменализма, номинализма или конвенционализма). - Эта смысло-критическая саморефлексия философской аргументации показывает, впрочем, что трансформация трансцендентальной философии в свете философии языка никоим образом не должна отказываться от выдвигаемого философией Нового времени требования рефлексии в пользу лишенного рефлексии анализа структур (как то фактически имеет место в произвольной двухместной онто-семантике). Философски релевантное самосознание аргументации указывает, скорее, т языковое опосредование? Нельзя избежать публичной проблематики значимости мышления, скрываясь в области приватного сознания; но язык позволяет рефлектировать над своим собственным употреблением и в какой-то степени - с целью самокритики - актуализировать в собственном сознании точку зрения идеального коммуникативного сообщества. (Знание знанием самого себя в смысле абсолютного разума Гегеля есть не что иное, как рефлексивное предвосхищение тождественности «я мыслю» и общего логоса безграничного коммуникативного сообщества. Эта тождественность в субстанциональной рефлексии — т.е. в эмпирической и нормативной реконструкции истории - не может, правда, в отличие от того, что предполагал Гегель, заменить труд конечного мыслителя.)

2. Второе следствие философско-языковой трансформации трансцендентальной философии заключается, по моему мнению, в снятии принципиального различия между теоретической и практической философией. С одной стороны, это снятие заключается в том, что место обеспечивающих объективность и интерсубъективность познания «актов рассудка» (в смысле кантовского сознания вообще) занимают эксплицируемые как «языковые акты» конкретные акты взаимопонимания в коммуникативном сообществе ученых. Практическая релевантность этой трансформации основоположений теории познания и теории науки обнаруживается теперь в том, что процесс научного по·

( Ср. К.-О. Apel, «Sprache als Thcma und Medium der transzendentalen Reflexion», in: Man and World, vol. 3 (1971), S. 323-337. (Статья из сборника «Трансформация философии», не вошедшая в настоящее издание).

261

знания как процесс безграничной коммуникации уже предполагает некоторую минимальную этику. То же самое можно сказать и о теоретической философии, так как она связана с дискурсом аругмента-тивного сообщества, и, на мой взгляд, можно показать даже то, что рефлексивное осмысление основной моральной нормы, предполагаемой в сообществе аргументирующих, вообще представляет собой единственную возможность предельного рационального обоснования этики."' - Этому, с другой стороны, соответствует снятие принципиального отличия от теоретической философии и со стороны практической философии. Дело в том, что, как показывает методический возврат современной этики к основанной на аналитической философии языка точке зрения мета-этики, практическая философия вынуждена опосредовать свои проблемы удостоверения недогматическим, а значит и теоретическим ценностно-нейтральным дискурсом аргумента-тивного сообщества. Однако же, рефлектируя над этическими условиями возможности теоретического дискурса безграничного аргумен-тативного сообщества, она - без вмешательства каких-то произвольных решений - возвращается на путь нормативной этики. Таким образом, трансцендентально-герменевтическая рефлексия над условиями возможности языкового взаимопонимания в безграничном коммуникативном сообществе закладывает основание единства prima philo-sophia как единства теоретического и практического разума.

'° Ср. ниже статью «Априори коммуникативного сообщества и основоположения этики».

От редактора

Сборник работ Карла-Отто Апеля «Трансформация философии» впервые вышел в 1973 и является наиболее известной его книгой. В настоящем переводе этот сборник представлен выборочно (по основаниям, которые никак не связаны с содержанием сборника, но лишь в силу ограниченности возможного объема издания), однако во всех своих разделах. При отборе текстов мы отчасти ориентировались на аналогичное американское издание, вышедшее в 1980.' Немецкое издание структурировано по четырем разделам, которые мы здесь воспроизводим с указанием работ, включенных в наше издание (приводится дата первой публикации):

I. Язык и раскрытие мира (Две фазы феноменологии в своем воздействии на философское предпонимание языка и поэзии в настоящее время (1957) нЯзык и истина в современной ситуации философии (1959)).

П. Герменевтика и критика смысла (Витгенштейн и проблема герменевтического понимания (1966)).

III. Сциентистика, герменевтика, диалектика (Развитие «аналитической философии языка» и проблема «наук о духе» (1965)).

IV. Трансформация трансцендентальной философии: априори коммуникационного сообщества (От Канта к Пирсу: семиотическая трансформация трансцендентальной логики (1970); Коммуникативное сообщество как трансцендентальная предпосылка социальных наук (1972); Трансцендентально-герменевтическое понятие языка (1972) и Априори коммуникативного сообщества и основания этики (1972)).

Немецкое издание предваряет обширная вводная статья «Трансформация философии», резюмирующая позицию автора через дискуссию с идеями К. Поппера и, в основной своей части, с философской герменевтикой М. Хайдеггера и Х.-Г. Гадамера.

Работы, составившие сборник «Трансформация философии» не однородны и отражают эволюцию взглядов самого автора. Если статьи, составившие первые два раздела, инспирированы главным образом философией Хайдеггера и его проектом онтологической герменевтики, то материалы второго раздела в значительной мере критически соотносятся с «неуловимым событием бытия». Здесь осушествляется переориентация проблематики, направленной теперь на трансцендентальное обоснование значимости познания. Если третий раз-

' Apel, K.-0. Towards a Transformation of Philosophy. Routledge & Kegan Paul. London, Boston and Henley, 1980.

337
1   2   3   4   5

Похожие:

Трансформация философии iconИсследование философии науки как части философии составляет задачу метафилософии. Метафилософия есть философия философии, систематические размышления философии о природе философии, о природе философского мышления и познания
Мартынович С. Ф. Понятие философии науки как предмет метафилософского исследования // Наука и инновации, 2007 // Website :, 24 с.;...
Трансформация философии iconСадыхова Арзу Ахмедовна кандидат филологических наук трансформация значений терминов «исламизация»
Трансформация значений терминов «исламизация» и «РЕисламизация» в контексте современных социально-политических процессов
Трансформация философии iconПрограмма семинарских занятий по курсу философии. Под ред зав каф философии д филос н., проф. А. А. Ивановой Составители
В процессе изучения философии происходит знакомство с основными историческими типами философии и основной философской проблематикой,...
Трансформация философии iconПрограмма по история западной философии. Часть История античной философии Раздел Введение Тема История философии, ее предмет и задачи
Философия как специфическая форма общественного сознания. Философия и мировоззрение. Основные проблемы философии. Предмет философии,...
Трансформация философии iconТрансформация модели хозяйствования во франции на рубеже XX-XXI вв
Южная Корея, Тайвань, Гонконг и др модели хозяйствования, каждая из которых имеет свои особенности. В данной работе рассмотрена французская...
Трансформация философии iconМодуль 7 Занятие 1 Анимация трансформация (Шейпинг, морфинг)
Предположим, вам нужно, чтобы круг превратился в квадрат, или какой-нибудь текст превратился в какую-нибудь фигуру, или человек превратился...
Трансформация философии iconБандуровский К. В. Введение в классическую философию Тема Предфилософский тип мировоззрения. Возникновение философии
Изменение предмета философии в ходе истории. Дискуссии о предмете и методе философии. Основные философские дисциплины. Философия...
Трансформация философии iconПрограмма по истории философии востока тема Индийская философия: сущность и основные черты
Основные черты индийской философии. Сущность и предмет индийской философии. Даршана и дхарма ключевые понятия индийской философской...
Трансформация философии iconФ-т философии и политологии
Разработка концепции философии образования как инновационного направления философии
Трансформация философии iconРабочая программа учебной дисциплины «Философия»
Предмет философии. Место и роль философии в культуре. Цивилизационные особенности становления философии
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org