Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов



страница1/5
Дата22.05.2013
Размер0.56 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5
Стенограмма второго заседания ЭГ7 от 27 октября 2011 года

Я.И. Кузьминов: Это тема, заслуживающая самого серьезного разговора. И этот разговор должен иметь не отраслевой характер, не узкоотраслевой характер. Если говорить прямо, наша система аттестации научных кадров находится в кризисе. Этот кризис уже очень продолжителен, он связан с несколькими негативными процессами, которые происходят параллельно.
Первое – это падение гарантированного дохода и внешне признанного социального статуса науки в обществе, которое произошло в последние, условно говоря, 20 лет.
Второе – это растущая провинциализация науки. Скажем так, непреодоление или недостаточно быстрое преодоление нашими научными коллективами, нашим научным сообществом разрыва с международным научным сообществом, который был совершенно естественен, потому что мы вышли из общества закрытого, самодостаточного общества. И этот переход от самодостаточности, от такого натурального хозяйства, к вхождению в глобальное академическое сообщество, он происходит болезненно. Болезненно, наверное, происходит еще и потому, что у нас очень большая страна, страна – носитель очень глубокой культурной традиции. То, что легко происходит в малых странах - переход на защиты на английском языке, который стал сейчас универсальной латынью, переход на публикации на английском языке гораздо тяжелее идет в России, как и в других странах, принадлежащих к русской культуре. Это вовсе не есть наша особенность. Если мы посмотрим на французов в первую очередь, в меньшей степени на немцев, мы увидим, что в общем, да, это свойство любой такой широкой укоренившейся культуры, она, в общем, имеет определенную тенденцию к окукливанию.
Третья проблема – это некоторая потеря профессиональных сообществ и утрата базовых основ профессиональной этики. На сегодняшний день мы можем с большой степенью определенности говорить о том, что научные сообщества, как некоторые консолидированные сообщества, работающие по признаваемым всеми критериям профессионализма, которые должны разделяться всеми их участниками, быть понятными на интуитивном, по крайней мере, уровне, они (сообщества) в очень большом секторе наших наук не существуют. Это не только экономика и менеджмент. Это большой сектор социально-гуманитарных наук. Это, к сожалению, и большой сектор технических наук. Может быть, относительно более благополучными являются естественные науки, которые всегда были более включены в глобальное академическое сообщество, у которых было меньше препон, препятствий, но подчеркиваю – проблемы и в социально-гуманитарной сфере, и в педагогических науках, и, в общем, в очень существенной, очень значительной части и технических наук, и медицинских наук. То есть люди, которые защищаются, как правило, не читают даже всей литературы, которая по заявленной ими теме существует.
Есть еще одно неблагоприятное обстоятельство, в котором мы находимся.
В обществе сформировался довольно устойчивый тренд к тому, чтобы в этих условиях просто приобретать знаки академического отличия, приобретать степени в качестве, ну, некоего клубного пиджака, я не знаю, как это назвать, не перьев, наверное, но чего-то похожего. У нас очень большое количество людей, которые имеют социальный статус, никогда не работали в науке, обременяют себя учеными степенями, при этом, поскольку никто никогда не интересуется, не ведет с ними научных бесед, у них нет никаких моральных остановок к тому, чтобы диссертацию просто купить.
Все это создает крайне неблагоприятный фон для существования российского академического сообщества, очень низкие стимулы к защите в России у сильных ученых. Хотя не все так плохо, потому что, скажем, не следует, несмотря на все эти неблагоприятные явления, ни полного отрицания обществом важности ученой степени, ни отрицания наших ученых степеней международным научным сообществом. Как ни странно, этого не происходит. Поэтому совершенно очевидно, что нынешняя система, она нуждается в серьезных реформах. Собственно говоря, мы собрались поговорить о том, какие это должны быть реформы, какой должен быть вектор этих реформ, какая дорожная карта этих реформ, и как в эту дорожную карту, которую мы согласуем, вписываются те или иные документы, которые сейчас в Правительстве существуют или проекты этих документов. Вот я попросил бы Игоря Федюкина, помощника министра экономического развития сделать такое краткое резюме этих документов, может быть, расширить мою аргументацию и в целом, хотя, наверное, лучше перейти к конкретным проблемам.
И.И. Федюкин: Хорошо. Большое спасибо, Ярослав Иванович, коллеги. Действительно, это у нас несколько скоропостижно произошло это заседание. Было мало времени подготовиться, с одной стороны, и, с другой стороны, конечно, рассуждая о тех новациях, которые сегодня предлагаются, предлагаются коллегами из Министерства образования и науки в частности, скажем так, понятно, что то, что мы можем сегодня обсуждать на основании опубликованных документов - это очень ограниченный анализ. Анализ текста исходя из текста, а не исходя из контекста, который, конечно, коллеги из Министерства образования и науки расскажут гораздо лучше.
Поводом к этому заседанию стало обнародование проекта нового положения о диссертационных советах. Поэтому, если позволите, я вкратце, может быть, для того, чтобы задать рамку дискуссии расскажу о том, что предлагается, то есть это взгляд опять же со стороны, и после этого, может быть, выскажу несколько соображений более широкого плана.
Итак, если проанализировать этот текст, как мы его увидели, то есть, как читатели его увидели, то предлагаемые изменения можно сгруппировать в 4 больших направления. Это изменения, касающиеся перераспределения функций между Минобрнауки, ВАКом и Рособрнадзором. Это пункт, который я сформулировал, как специализация диссертационных советов. Это вопросы, связанные с составом диссертационных советов, и вопросы, связанные с прозрачностью работы диссертационных советов. Итак, вкратце, что, как мы понимаем, предлагается.
В части распределения полномочий происходит определенное перераспределение полномочий в пользу Минобрнауки. В частности, именно Минобрнауки принимает решения о создании и прекращении деятельности диссертационных советов, именно в Минобрнауки направляется вся документация, связанная с работой диссертационных советов, протоколы, ежегодные отчеты. И из преамбулы исчезает положение о том, что диссертационный совет руководствуется решениями Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и решениями Высшей Аттестационной комиссии, то есть ВАКа. Сейчас кроме законодательства диссертационным советам предписывается руководствоваться только приказами Минобрнауки, ну и, конечно, положением.
Второй пункт – это специализация диссертационных советов. Коллеги предлагают ограничить спектр специальностей, которые может охватывать один совет. Раньше было 5, сейчас предлагается оставить три. Кроме того, вводится ограничение: докторские советы могут рассматривать кандидатские диссертации отныне только по одной специальности. И насколько опять же можно судить из проекта положения, как кажется, и, может быть, здесь коллеги поправят, создание чисто кандидатских советов не предусматривается теперь.
Следующий пункт – это состав советов. Ну, соответственно, в связи с тем, что кандидатские советы, как кажется, исчезают, кандидаты наук могут принимать участие в работе диссертационных советов только в виде исключения, только в виде секретаря докторского совета. Потому что раньше или, вернее, в существующих правилах, когда есть возможность создания кандидатских советов, кандидаты могли составлять в них до половины членов. И кроме того расширяется состав диссертационного совета – с 17 до 19, и вводятся требования, по сути квалификационные требования дополнительные к докторам наук в будущем составе диссертационного совета, а именно у них должны быть актуальные, свежие публикации в рецензируемых журналах, или руководство аспирантами за последнее время. Так же ограничивается число диссертационных советов, в которых может участвовать один и тот же доктор наук.
И, наконец, набор мер, касающихся прозрачности деятельности советов. Теперь в требованиях к ВУЗам, которые претендуют на то, чтобы иметь у себя диссертационные советы, вводится необходимость иметь возможность проводить заседания совета в режиме он-лайн, а также наличие системы «Антиплагиат» по соответствующим направлениям деятельности. И кроме того предусмотрена, как можно понять, видеофиксация процедуры защиты и предполагается, что видеозапись будет прилагаться к протоколу заседания диссертационного совета.
Что можно сказать по предлагаемым изменениям и что можно сказать более широко. Значит, эти меры, конечно, можно только приветствовать, в частности, меры, касающиеся повышения прозрачности. Это, совершенно замечательно и совершенно новое слово в этой области. Другое дело, что можно попридираться к каким-нибудь техническим моментам в тексте, которые, несомненно, еще будут дорабатываться. Но можно отметить, как это собственно уже отмечали коллеги в прессе, что «Антиплагиат» является конкретным коммерческим продуктом, платным, и упоминание по сути бренда, который необходимо приобретать ВУЗам, может быть имело бы смысл избежать. И еще из таких технических моментов, конечно, можно отметить, что говорится о необходимости иметь систему «Антиплагиат», но ее использование не регламентировано. Дальше в тексте не видно, что ее надо как-то использовать, и что-то с этим надо делать. То есть об этом можно предполагать из соответствующих пунктов, но это не прописано.
Что касается более общей рамки и того, куда, кажется, можно было бы двигаться. То есть в принципе, конечно, в данном виде предлагаемое положение – это именно корректировка, улучшение существующей системы. Но если мы смотрим на более удаленный период, то можно задать целый ряд вопросов в связи с тем, насколько мы должны ограничиваться вот таким улучшением конкретным работы советов, с изменением их численности, или речь идет о более системных мерах.
О чем здесь можно сказать? Первая вещь, которая напрашивается, которую надо обсуждать, это реформа аспирантуры, наверное. Мы понимаем, что многие вещи, которые связаны с плохим качеством защиты, которые у нас происходят, связаны с тем, что руководители диссертаций не имеют в реальности никакого практического контакта с защищающимся. Не ведется планомерная работа. И именно этим обусловлена возможность вынесения на защиту диссертаций списанных, говоря попросту.
В этом смысле, конечно, имело бы смысл говорить и ставить в задачу о переходе к модели аспирантуры, в которой предполагается полноценная работа аспиранта, учебная работа – посещение курсов, семинаров. То есть такая аспирантура с полной нагрузкой, где не может сложиться такой ситуации, когда защита – это первый или второй случай, когда руководитель видит текст диссертации.
Второй момент, который здесь стоит затронуть, – это стратегический вопрос о том, в какой степени нам имеет смысл сохранять двустепенную систему кандидат-доктор, насколько это является стратегической нашей задачей, или нашей задачей является наоборот отход от этой системы. Но если сквозь эту призму рассматривать предлагаемые изменения, то, конечно, можно отметить, в том числе инновации в этом документе, который мы сегодня обсуждаем, они, конечно, к сожалению, фиксируют те негативные тенденции, которые сложились сейчас в нашем научном сообществе. То есть фактически вот те самые доктора, которым мы только даем право заседать в диссертационных советах, скажем так, мы им даем монополию некоторую на защиту, на самовоспроизводство, вместо того, чтобы создавать возможности для ускоренной, может быть, ротации, для ускоренного обновления корпуса научных работников и преподавательских работников, мы наоборот в каком-то смысле отдаем вот этим существующим кадрам ключи от этого рая научной деятельности.
Очевидно, что постольку поскольку затрагивается, и абсолютно правомерно затрагивается, вопрос о необходимости наличия у членов диссертационных советов актуальных публикаций – это публикации в рецензируемых журналах. Понятно, что в перспективе до 2020 года должен стоять вопрос о том, как мы развиваем систему научных журналов, что происходит с пресловутыми списками ВАК, с принципами их формирования, что происходит вообще с системой такого вот оценивания научной работы.
Наверное, самый большой, самый стратегический вопрос, который здесь стоит, это действительно вопрос о соотношении, скажем, централизации и децентрализации в той системе, к которой мы движемся. Должны ли мы идти по пути сосредоточения максимального числа функций в руках государства, в руках того или иного конкретного федерального органа или должны идти по пути децентрализации. Подумать о том, что условно говоря, ВУЗы должны сами отвечать за качество присуждаемых ими диссертаций, вместо того, чтобы пытаться путем более четкого и эффективного регламентирования их деятельности исключить негативные моменты, которые существуют. Может быть, вместо этого имеет смысл подумать, наоборот, о децентрализации, о том, чтобы перейти, наконец, к системе, когда степени, как и дипломы являются именными, когда это не государственный кандидат или доктор наук, а доктор наук или кандидат конкретного ВУЗа. Дальше предоставить работодателям, рынку возможность самим оценивать уровень дипломов и диссертаций, присуждаемых в том или ином ВУЗе и, соответственно, исходя из этого, вытеснять некачественные ВУЗы, некачественные советы с рынка. Вот вкратце все, спасибо.
Я.И. Кузьминов: Спасибо большое. Коллеги, мне кажется, что в силу достаточной компактности нашего вопроса, может быть, мы не будем никаких докладов делать, а просто все выскажемся по этому вопросу. Значит, я позволю себе сформулировать свое отношение, может быть, как отправную точку, что можно было бы делать. Во-первых, ни одну систему нельзя вот так сломать. То есть сломать можно, но совершенно не факт, что благоприятные эффекты превысят неблагоприятные. (Извиняется, уходит на некоторое время из=за телефонного звонка)
Л.И. Якобсон: Продолжить выступление Ярослава Ивановича я не в состоянии, поскольку рояля в кустах у нас здесь точно нет и не было. Речь идет, наверное, это надо пояснить, о заседании двух экспертных групп в рамках той работы по «Стратегии 2020», которую нам поручено вести вместе с РАНХиГС. Одна из этих экспертных групп, это группа «Образование», ее возглавляет Ярослав Иванович, и другую по науке – Леонид Маркович. Вот видите мне даже приходится вести заседание, хотя я не в этих группах, но ладно. Обычно заседания экспертных групп проходят в таком режиме нормального, открытого, не всегда под протокол обсуждения. Вот я так понял Ярослава Ивановича, что именно это он и предлагает, и может быть начать высказываться. Причем я услышал в докладе, и, наверное, все мы услышали, что предлагается нам не ограничиться обсуждением конкретного документа, конкретного проекта. У меня, честно говоря, такое же ощущение. Я с этим проектом соприкоснулся в силу причастности к ВАКу, как вот здесь целый ряд коллег. Я прочитал, ну можно и так в определенные рамки, но когда мы читаем документ, мы начинаем задумываться о каких-то возможных, и не исключено, что желательных изменениях самой рамки, поэтому предлагается высказываться и по документу, и по рамке, и по сюжетам сегодняшним и, может быть, перспективным.
Пожалуйста, в любой последовательности. Давайте представляться, потому что протокола формального нет, а запись ведется, потому что всегда мы в экспертных группах стараемся потом вытаскивать из дискуссии что-то такое, что пригодится для последующей работы над «Стратегией».
Л.М. Гохберг: Гохберг, Высшая школа экономики. Коллеги, я предложил бы, может быть, следующим образом поступить – дело в том, что понятно, и в рабочей группе по профобразованию, и в нашей рабочей группе по науке и инновациям мы довольно много обсуждаем с разных сторон проблему развития человеческого капитала, и проблемы, естественно, подготовки научных кадров, и многие из этих вопросов, которые Игорь Игоревич сейчас поднял, мы обсуждали достаточно детально, и не только на площадке экспертных групп. Я просто хочу напомнить, что была года два назад, да, Алла Георгиевна, рабочая группа, которую Алла Георгиевна (Грязнова) и Михаил Петрович (Кирпичников) возглавляли, и там было высказано довольно много, я бы сказал революционных, идей, которые в известной степени совпадают с тем, что Вы говорили сейчас.
С другой стороны, мне кажется, мы должны понять стратегию государства в этой области и краткосрочную, то, на чем Ярослав Иванович прервался, насчет слома – все-таки это, конечно, не может быть одномоментно, я бы сказал, что та работа, которая была проделана за последние 4-5 лет, наверное, и Минобрнауки, и ВАКом по сокращению сети советов, и по приостановлению деятельности ряда советов, причем такому я бы сказал образцово-показательному, которые грешили разными, скажем так, теневыми какими-то возможностями защиты, продвижения диссертаций. Работа по ужесточению требований по повышению прозрачности, мне кажется, она, безусловно, очень позитивна, и это серьезный шаг вперед, не будем забывать, что все-таки эта система складывалась в течение даже не 70 лет, а больше. У меня, поэтому просто предложение – может быть, мы начнем с какого-то выступления Сергея Владимировича (Иванца) и Михаила Петровича о том, как собственно те две структуры, которые отвечают за этот процесс, видят эту стратегию, чтобы мы могли как-то к этому отнестись, а потом уже обменяемся мнениями. Как коллеги?
  1   2   3   4   5

Похожие:

Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconСтенограмма заседания секции по градостроительству и земельным вопросам
Стенограмма заседания секции ассоциаци сельских муниципальных образований и городских поселений
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconСтенограмма заседания эг №8 12. 04. 2011 Виктор Александрович

Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconСлужебная записка
Материалы заседания Совета кураторов. Динамика сдачи задолженностей с 19 сентября по 5 октября 2011 года
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов icon24 февраля 2012 года стенограмма расширенного заседания научно-учебной группы «эффективность глобального участия и формирование институтов глобального управления»
Стенограмма расширенного заседания научно-учебной группы «эффективность глобального участия и формирование институтов глобального...
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconИнформация об итогах двадцать второго заседания
В работе двадцать второго заседания Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа приняли участие 17 депутатов из...
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconСтенограмма заседания эг 20 от 26 апреля А. В. Данильцев

Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов icon«Baskin media» 49000 Украина, г. Днепропетровск
Сроки проведения фестиваля-конкурса: с 22 по 26 марта 2011 года, с 25 октября по 29 октября 2011 года
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconИзменения расписания в сообщении с Украиной с 30 октября по 3 декабря 2011 года
Также в период с 30 октября по 3 декабря 2011 года не будут курсировать следующие поезда
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconКонкурса «Учитель года России 2011»
А 2 октября пятнадцать лауреатов дали мастер-классы в рамках второго тура состязания. Их судило Большое жюри под председательством...
Стенограмма второго заседания эг7 от 27 октября 2011 года Я. И. Кузьминов iconОтчетный период с 01 октября 2010 года по 31 августа 2011 года 2011 Генеральный директор ООО «Атлант» 01. 09. 2011
Затраты на эксплуатацию многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: город Санкт-Петербург, проспект Ветеранов
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org