Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с



страница1/8
Дата05.06.2013
Размер1.34 Mb.
ТипКурс лекций
  1   2   3   4   5   6   7   8


Печатается по решению редакционно-издательского совета Комсомольского-на-Амуре государственного педагогического университета и кафедры отечественной истории КГПУ

ББК 63. 3 (2)/63.1 (2)


Мауль В.Я. Историография отечественной истории (с древнейших времен до начала XX века). Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос. пед. ун-та, 1999. 120 с.

Учебное пособие подготовлено на основе курса лекций, прочитанных студентам 4-го курса исторического факультета КГПУ в 1997/98 учебном году. Оно охватывает многовековой процесс развития исторического сознания в России от первичных форм до научно обоснованного историзма. Таким образом, хронологические рамки пособия ограничены периодом от древнейших времен до рубежа XIX-XX вв. Предназначено для студентов исторического факультета и всех интересующихся историей России и историей отечественной исторической науки.

0502000000 - 084 по плану, поз. 084 ББК 63. 3 (2)/63. 1 (2)

Э79(03) - 99

Рецензенты: Долгов Л.Н.., к.и.н., профессор кафедры отечественной

истории КГПУ

Красильникова Л.В., к.и.н., доцент, зав. кафедрой всеобщей

истории КГПУ
РИО не несет ответственности за содержание публикуемого материала. Все замечания и предложения направлять в адрес автора.

© Издательство Комсомольского-на-Амуре государственного педагогического университета, 1999.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Перестроечные процессы, начатые в нашей стране в середине 80-х годов XX века, способствовали важным переменам не только в социально-экономической и политической, но и в духовной, в том числе научной сферах. Показателем решительных сдвигов в исторической науке стало падение авторитета господствовавшей прежде марксистской теории общественно-экономических формаций. Оно породило ситуацию методологической растерянности, поиск новых идейно - теоретических ответов на вызов времени. Результатом становится развитие междисциплинарных исследований, исторический синтез и альтернативное, а не инвариантное видение истории.

Исчезновение идеологической зашоренности привело к переосмыслению достижений предшествующей отечественной и зарубежной историографии. Работы дореволюционных и западных ученых наконец-то перестали рассматриваться как преднамеренная фальсификация и искажение исторической действительности в угоду каким-либо и чьим-либо интересам. Изменились многие, казалось бы, устоявшиеся оценки и самого исторического прошлого.

Все это потребовало переосмысления и обновления различных учебных курсов, читаемых в вузах страны, важнейшее место среди которых принадлежит дисциплине “Историография отечественной истории”. Серьезная проблема, которая встает в этой связи перед обучающимися, заключается в отсутствии доброкачественных учебных пособий, отвечающих потребностям и запросам современной исторической науки.


Данное пособие подготовлено на основе курса лекций по историографии, прочитанных автором студентам 4-го курса исторического факультета Комсомольского-на-Амуре педагогического университета в 1997-1998 учебном году. Оно охватывает в своем изложении многовековой процесс развития исторического сознания в России от первичных форм до научно обоснованного историзма. Таким образом, хронологические рамки пособия ограничиваются периодом от древнейших времен до рубежа XIX - XX веков, то есть включают в себя так называемый дореволюционный этап развития отечественной историографии.

Структура пособия отражает постепенное накопление исторических знаний русского народа, первоначально в виде различных фольклорных, а затем и письменных форм. Наконец, в XVIII-начале XIX веков наблюдается зарождение истории как науки, и с этого времени лекционный материал становится более информативным, объемным и насыщенным. В пособии нашли освещение основные направления, научные школы и проблемы отечественной историографии названного периода.

Впрочем, в курсе лекций не отражено научное творчество таких корифеев российской исторической науки, как Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев и В.О. Ключевский. Анализ их исторических воззрений требует особой тщательности и научной добросовестности. Поэтому в ходе учебного процесса он осуществляется на семинарских занятиях, для которых отведено 28 часов на одну группу (см.: “Методические рекомендации и планы семинарских занятий по историографии отечественной истории”).

Автор надеется, что учебное пособие вызовет интерес не только у студентов исторического факультета педуниверситета, для которых оно предназначается в первую очередь, но и у всех интересующихся историей России и историей отечественной исторической науки.

ТЕМА № 1

ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ КУРСА "ИСТОРИОГРАФИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ИСТОРИИ"
"Историография" буквально означает письменный рассказ о прошлом. "История" – наука о прошлом, "графо" – пишу. Поэтому долгое время историков в России называли историографами. Например, Н.М. Карамзина - придворным историографом. Сейчас историография - это история изучения прошлого, этапов развития исторической мысли, изучения отечественной истории в исторической науке. Историографии как одному из компонентов теоретической и методологической подготовки будущих специалистов-историков принадлежит особо важное значение. Историк должен знать ту эпоху, о которой идет речь в концепции, а также время, в котором создавалась эта концепция. Мы не можем составить представление о взглядах того или иного ученого по отдельной работе, надо обращаться ко всем его работам, так как взгляды исследователя могли эволюционировать, меняться с течением времени. Характеризуя развитие отечественной исторической науки, советские ученые выделяли обычно три этапа: 1) дворянский; 2) буржуазный; 3) советский. Теперь, очевидно, можно говорить уже и о постсоветском периоде отечественной историографии, становление которого происходит на наших глазах.

Сильный интерес к истории нашего Отечества возник на рубеже XVIII – XIX веков и большую роль в этом сыграла "История государства Российского" Н.М. Карамзина. Внутри каждого из томов материал был расположен по княжениям и царствованиям. Ученый придерживался несложной исторической концепции. Суть ее заключалась в том, что дворянство и самодержавие – это две силы, которые обеспечивали независимость страны и ее движение по пути прогресса. Поэтому утрата самодержавия вела к несчастьям для России. Карамзин, однако, делал исключения из общего правила. Например, решительно осуждал кровавую деспотию Ивана Грозного. Движущей силой истории Карамзин считал личные качества, характер князей, царей, их прихоти и желания. На сегодняшний день концепция Карамзина устарела и представляет собой только историографический интерес.

Логическое развитие отечественная историческая наука нашла в трудах С.М. Соловьева, прежде всего в его "Истории России с древнейших времен". Концепция Соловьева выглядит сложнее и научно обоснованнее. Он учитывает различные факторы, оказывающие воздействие на ход истории. Среди них: природа страны, природа племени и внешнеполитический фактор. Все это дополняется у ученого так называемой “родовой теорией”. Согласно ей вся русская история характеризуется борьбой родового и государственного начал. Постепенно государственное начало берет верх над родовым. С этого времени государство становится творцом русской истории, ее движущей силой. Соловьев обращал пристальный интерес к XVII – первой четверти XVIII вв., особенно к Петровской эпохе. Известна, например, его работа "Публичные чтения о Петре Великом", в которой дается высокая оценка личности первого русского императора и его преобразованиям.

На смену Соловьеву выдвинулась фигура В.О. Ключевского. Главная работа ученого - "Курс русской истории". По сравнению с предшественниками Ключевский предложил оригинальную историческую концепцию, в основу которой был положен проблемно-тематический принцип. Поэтому у Ключевского роль личности в истории оказалась полностью нивелированной. Он понимал этот недостаток и вынужден был давать портреты исторических деятелей в отдельных статьях. Значительное внимание, больше чем Соловьев, Ключевский уделяет роли географического фактора и колонизационного процесса в истории нашей страны. Колонизацию он считает главным фактором русского исторического процесса. Три этих историка наметили ориентиры развития будущей исторической науки, каждый из них явился основоположником научного направления.

Для XIX - начала XX вв. ведущей методологической основой исторических исследований был позитивизм. Смысл позитивистской методологии заключался в представлении о существовании неких всеобщих законов мирового развития, действующих как в органическом мире, так и в общественном процессе. Вся история человеческого общества, с точки зрения позитивизма, развивается согласно этим законам.

XX век оказался весьма знаменателен для исторической науки. Начало его ознаменовалось признанием ученых в том, что история вступила в полосу кризиса. Кризис, прежде всего, проявился в расщеплении некогда целостного исторического взгляда на прошлое. Например, историк А.Е. Пресняков указывал, что в данный период “ характерной чертой русской истории была ее эклектичность, сущностная разорванность”. Наиболее выразительные формы указанные черты приобрели в трудах В.О. Ключевского. По мнению П.Н. Милюкова, “основной недостаток Ключевского заключается в отсутствии того коренного нерва ученой работы, который дается цельным философским или общественным мировоззрением и которого не может заменить величайшее мастерство схематизации”.

Наряду с разрушением целостности представления о прошлом, кризис сопровождался нарастанием индивидуализации исторического мышления. Историк С.Ф. Платонов подчеркивал, что “у нас теперь нет “истории”, что “у нас теперь пора исследований, не более”.

Сказанное, однако, не означает, что кризисные тенденции в исторической науке обнаружились на рубеже прошлого и нынешнего столетий исключительно в России. По признанию крупнейшего немецкого ученого начала века Эрнста Трёльча, “сегодня мы постоянно слышим о кризисе исторической науки”. Речь, - считал он, - идет не столько об историческом исследовании ученых - специалистов, сколько о кризисе исторического мышления людей вообще”. Совершенно естественно, по мнению ученого, что выросла опасность специализации. Она неизбежна в каждой расширяющейся и углубляющейся науке. Однако этой опасности может противостоять воля к концентрации и планомерная организация работы, объединение исследовательских усилий ученых. Конечно, в этом случае наука становится несколько безличной, но такова ее сущность. Кризис заключается, по мнению Э.Трельча, не в этом, а в том, что наступил “кризис в общих философских основах и элементах исторического мышления, в понимании исторических ценностей”. Особенно тяжело этот кризис проявился в Германии и России, которые в наибольшей степени оказались подвержены тяготам мировой войны и революции.

В целом, анализируя ситуацию в исторической науке в начале века, следует отметить, что кризис был вызван падением авторитета господствовавшей прежде позитивистской методологии. XX век вынес позитивизму окончательный приговор. Заимствованные его сторонниками из биологии идеи об эволюционном, органичном, прямолинейном и поступательном развитии человечества рухнули под напором изменившейся действительности. Бесконечная череда войн и революций, неотступный призрак скорой вселенской катастрофы окончательно дискредитировали старую концепцию непрерывного прогресса мировой цивилизации. В сложившихся обстоятельствах человек не просто терял веру в разумный характер общественного развития, он переставал видеть развитие как таковое. Суть кризиса, таким образом, заключалась в том, что в реальной истории отдельная личность начинала играть все более возрастающую роль, но выявить и описать ее деятельность предельно обезличенная наука не могла. Гегельянство и позитивизм, нацеленные на изучение массовидных явлений, были не в состоянии уловить такие уникальные движения исторического процесса.

Решение задачи выхода из кризиса взяли на себя представители неокантианского направления. Постижение новой, заметно усложнившейся действительности велось историками-неокантианцами путем сознательной индивидуализации изучения прошлого (Лаппо-Данилевский, Кареев, Виппер).

По свидетельству видного американского историка Л. Стоуна, из идейно-теоретического кризиса первой четверти XX в. историческая наука вышла изрядно помолодевшей: “Новая историческая наука - направление, возникшее в промежутке между мировыми войнами - омолодила историческое знание и привела к тому, что этот период, вместе ... с предшествующим первой мировой войне, стал наиболее продуктивным и творческим периодом во всей истории нашей профессии” (Stone L. The Past and The Present Revisited.-Lnd., 1987.). Теперь историки задают вопросы: “Почему” произошло то или иное событие?, “Каковы” его последствия?, - вместо того, чтобы спрашивать как прежде “Что” и “Как” произошло? Этот переворот в науке связан, прежде всего, с именами М. Блока и Л. Февра, которые резко противопоставили традиционную “историю-повествование” “истории-проблеме”. Историки-позитивисты, приверженные к “истории-повествованию”, были склонны пересказывать содержание исторических памятников, демонстрируя тем самым полнейшую зависимость от них. Их девиз: “тексты, все тексты, ничего кроме текстов!” (Фюстель де Куланж). Там, где источники молчат, должен быть нем, по их убеждению, и историк. В противовес этому Февр, Блок и их единомышленники выдвинули иную концепцию деятельности историка. По их мнению, историк не должен быть рабом источника, он действует максимально активно и суверенно.

Как возникают научные проблемы? М. Блок и Л. Февр всегда подчеркивали, что вопросы, с которыми историк обращается к источникам, продиктованы современной ему жизнью. Речь, разумеется, не идет о служении конъюнктуре и “подгонке” истории под современность, а о глубинных проблемах культуры, о том, что общество в своем стремлении дать себе отчет о самом же себе неизбежно обращается к прошлому, и историк служит посредником в этой культурной коммуникации.

Сказанное выше показывает, что кризис как научное понятие далеко не обязательно обозначает стагнацию, застой исторической мысли. Напротив, по мнению некоторых ученых, кризис - это естественное и перманентное состояние науки, свидетельствующее о ее творческих силах и потенциях. Кризис, иначе говоря, это болезнь роста.

События Октября 1917 года провели искусственную грань в развитии отечественной исторической науки. Советская историография, руководствуясь жесткими схемами и догмами, недооценивала вклад своих предшественников. Оценка достижений дореволюционной историографии была однозначной. Признавались накопленные ими факты, но отвергалась интерпретация этих фактов, не принимались суждения концептуального характера. В советской исторической науке с самого начала стал утверждаться ряд стереотипов. Например, они выражались в неизменно положительной оценке внешнеполитической деятельности правительства, в утверждении об исконной дружбе русского народа со всеми другими народами в составе России, в утверждении о добровольном вхождении этих народов в состав русского государства. По этой причине долгое время была не востребована мысль В.И. Ленина: "Россия - тюрьма народов". Было непонятно, почему же все народы добровольно шли в эту тюрьму.

Генетически эти стереотипы восходили к основным положениям исторического материализма. Три из них наиболее важны:

1. Что-то развивалось, а что-то разлагалось (например, в недрах разлагавшегося феодализма развивались предпосылки перехода к капитализму).

2. Положение трудящихся изначально было тяжелым, а со временем оно все более и более ухудшалось.

3. Обострение классовой борьбы по мере развития исторического процесса.

Истоки этих стереотипов в исторической науке во многом были связаны с деятельностью М.Н. Покровского – первого русского историка-марксиста. Основные работы: "Русская история с древнейших времен"; "Русская история в самом сжатом очерке". Покровский с самого начала Советской власти занимал высокие административные должности в сфере исторической науки: зам. наркома народного просвещения, директор Института Красной Профессуры, руководитель Главархива. Покровский отказался от услуг наиболее квалифицированных историков с дореволюционным стажем. По его инициативе многие из этих ученых подвергались преследованиям и репрессиям (Академическое дело 1929 года: С. Ф. Платонов, С.В. Бахрушин, М.К. Любавский, Е.В. Тарле и др.). В итоге развитие исторической науки у нас задержалось на десятилетия.

На смену взглядам Покровского пришла концепция "Краткого курса истории ВКП (б)", которой все многообразие исторического процесса было сведено на нет. В исторической науке пышным цветом расцвели догматизм, цитатничество, начетничество, историки были низведены до положения простых иллюстраторов (толкователей) основных положений “Краткого курса”. Отпала необходимость в анализе исторических источников, поисках доказательств. Все это обрекло советскую историческую науку на застой. На страже марксистско-ленинских принципов стояли идеологические органы партии, цензура, что порождало методологическое единомыслие.

Советская историческая наука вынуждена была развиваться изолировано от мировой исторической науки. Иногда, правда, появлялись обзоры-рецензии англо-американской историографии. Однако лейтмотив их был неизменен: вся она объявлялась фальсификацией. Американский историк Л. Стоун писал в 1980 г., что последние три-четыре десятилетия могут по праву считаться золотым веком исторической науки, но этот век прошел мимо нас.

В отличие от советской историографии, основанной на позитивистском видении истории, на Западе господствующим направлением на протяжении большей части XX столетия было неокантианство. Смысл неокантианства заключается в утверждении, что человеческому развитию присущи свои собственные законы, отличные от законов естественных, нельзя отожествлять мир органический и мир человеческий. К концу века заговорили о междисциплинарных исследованиях, а значит о преодолении методологической односторонности.

Абсолютизированная же в советской историографии марксистская методология истории к концу века выявила свою несостоятельность. Произошло падение авторитета теории формаций, было признано, что она не в состоянии объяснить все многообразие исторического процесса, так как обращает преимущественное внимание на социально-экономические процессы в ущерб всем остальным. В связи с этим в отечественной научной среде развернулись идейно-теоретические искания, все чаще стали обращаться к опыту западной историографии, набирают вес постмодернистские подходы.

Если уподобить исторический процесс дереву, то можно было бы сказать, что прежняя, традиционная историческая наука изучала ствол дерева, в лучшем случае – ветви, постмодернизм (новое теоретическое направление в науке) призывает копаться в листьях, то есть обратиться к микроистории. Однако большинство историков сегодня справедливо признают, что отбрасывать марксистскую методологию нельзя, необходим синтез формационного и цивилизационного подходов. Это позволит воссоздать более полную картину исторической действительности, потому что какова методология, таковы и исторические исследования, новая методология дает новые знания, которые по мере накопления влияют на дальнейшее совершенствование методологических принципов.

  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconУченые записки Российского государственного социального университета. М., 2008. №1(57). С. 115 122. (0,8 п л.)
Капитонова М. В., Петрунина Ж. В., Табацкий А. Д. Опыт объединения Германии в новое и новейшее время. Комсомольск-на-Амуре : Изд-во...
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconКонкурса исполнительского мастерства «Где рождается искусство»
Эрдыниевой Алтане, г. Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край, Детская музыкальная школа г. Комсомольск-на-Амуре
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconУчебной дисциплины История Финляндии (программа курса лекций для студентов исторического и филологического факультетов)
Цель курса лекций по истории Финляндии, читаемого для студентов как исторического так и филологического факультета проследить общий...
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconПрограмма курса для студентов исторического факультета Москва 1999 Ртищева Г. А. История религии. Программа курса для студентов исторического факультета М.: Мгпу, 1998
История религии. Программа курса для студентов исторического факультета М.: Мгпу, 1998
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconФормирование представлений о понятии «Средние века», как отрасли исторического знания, у студентов педагогического вуза Долгие годы понятие «Средние века»
Воспитательный потенциал исторического образования: сб науч ст./ Гоу впо «Урал гос пед ун-т». – Екатеринбург, 2008. Часть II
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconКомсомольск-на-Амуре
Правовое (юридическое) обеспечение деятельности органов местного самоуправления, осуществляется юридическим отделом администрации...
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconУчебное пособие на англ яз., Казань, Изд-во кгу, 2007, 124 с. 14,42 п л., тираж 150
Зиганшин, М. А. Курс лекций по физической и коллоидной химии для студентов геологического факультета[Текст]/ М. А. Зиганшин, В. В....
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconКурс лекций для студентов 5-го курса отделения математики механико-математического факультета мгу

Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconНаименование дисциплины
Курс предназначен для студентов направления «туризм» исторического факультета Яргу им. П. Г. Демидова
Курс лекций для студентов исторического факультета. Комсомольск-на-Амуре: Изд-во гос пед ун-та, 1999. 120 с iconМетодические рекомендации для студентов III курса математического факультета Часть 2 Екатеринбург 2008 Составитель
Геометрия. Методические рекомендации для студентов III курса математического факультета. Часть 2 / Урал гос пед ун-т: Сост. В. П....
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org