Правители киевской руси учебное пособие



страница6/10
Дата08.06.2013
Размер1.53 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Святополк Окаянный — 1015-1019 гг.
Великокняжеский престол в Киеве не мог пустовать по смерти Владимира долго. Поскольку Владимир о преемнике не распорядился, то, по давней традиции, власть должна была бы перейти к старшему в роде. Кого же почитать таковым? Ярослава, восставшего на отца своего в Новгороде, или же Святополка, "сына двух отцов"? Святополк имел преимущество перед всеми — он был в Киеве. Сразу же по смерти отца он и захватил власть. Став реально великим князем, Святополк сразу же стал искать поддержки у киевлян, делая им, по выражению летописца, "подарки". Киевляне подарки брали, но сердца их, если полагаться на точность летописца, лежали не к Святополку, а к Борису, поскольку он с киевской дружиной на реке Альте оберегал русский рубеж от печенежского набега. Киевская же дружина, узнав о смерти Владимира, стала подвигать Бориса к занятию отчего престола, но Борис, как сообщает летописец, отказался идти против старшего брата, после чего дружина его оставила. Борис остался лишь с немногими людьми, чем и решил, согласно летописной традиции, воспользоваться Святополк. Заручившись поддержкой бояр княжеского города Вышгорода (еще Ольгин любимый град близ Киева), он им же поручил убить Бориса, что они и совершили. Летописец называет и имена убийц Бориса и его "отроков": Путша, Талец, Еловей, Ляшко. Непосредственно "добили" тяжело раненного ими Бориса двое варягов, посланных Святополком. Далее летопись повествует о том, как Святополк, ставший уже "окаянным", ибо совершил сознательное братоубийство, чем и уподобился Каину, погубил и другого брата — Глеба, княжившего в Муроме. Находясь вдали от Киева и не ведая о смерти отца, Глеб доверился сообщению гонца Святополка, что больной Владимир призывает его к себе, и направился в стольный град водным путем через Верхнюю Волгу в Днепр к Смоленску. Близ Смоленска Глеб получил известие от Ярослава о смерти отца и об убийстве Бориса Святополком. Глеб, согласно летописи, оплакивал отца и особенно брата, когда посланные Святополком убийцы захватили его корабль. "Отроки" Глеба "пали духом" и не стали защищать своего князя, непосредственно же убийцей его стал немедленно изменивший Глебу повар по имени Торчин. Узнав о гибели Бориса и Глеба, еще один брат — князь Святослав, бывший наместником в земле древлян, опасаясь за свою жизнь, попытался бежать в Венгрию, но посланцы Святополка нагнали его близ Карпат и там, по воле киевского князя, убили. Теперь главным противником Святополка оставался Ярослав, княживший в Новгороде и бывший грозным соперником в борьбе за власть, поскольку еще ранее он готовился к битве с самим Владимиром. Этим, должно быть, и объясняется наличие в Новгороде большого числа варяжских наемников. Варяги эти держали себя в городе более чем вольготно и совершали много насилий в отношении новгородцев. Вольнолюбивые жители северной столицы Руси восстали и перебили наглых пришельцев, что вызвало, однако, гнев Ярослава.
Князь коварно пригласил к себе бояр новгородских, повинных в погроме варягов, и велел их перебить. Но тут-то и получил он из Киева послание сестры своей Предславы о деяниях Святополка и потому счел за благо с новгородцами помириться. На вече Ярослав обратился к новгородцам за помощью против братоубийцы Святополка и сумел заручиться их согласием, загладив, очевидно, свою вину перед боярством новгородским. Теперь под рукой Ярослава собралось немалое войско: около тысячи варяжских наемников и сорок тысяч новгородского ополчения (численность известна по данным русской летописи), набранного среди свободных крестьян, как сообщает нам скандинавская Сага об Эймунде, повествующая о службе варягов Ярославу во время его борьбы за отеческий престол. Свободных русских крестьян скандинавы называли "бондами", подобно вольному крестьянству Швеции, Норвегии. Сельское население как Киевской Руси, так и Скандинавии крепостного права не знало, и это важнейшая особенность феодализма на Севере Европы и на ее Востоке в домонгольский период.

Решающее столкновение двух ратей произошло близ Любеча уже поздней осенью 1016 года. Вот какую картину происшедшего сражения рисует нам "Повесть временных лет":

"Наступили уже заморозки. Святополк стоял межу двумя озерами и всю ночь пил с дружиной своей. Ярослав же с утра, исполчив дружину свою, на рассвете переправился. И, выса­дившись на берег, оттолкнули ладьи от берега, и пошли против неприятелей, и сошлись в схватке. Была сеча жестокая, и не могли из-за озера печенеги помочь; и прижали Святополка с дружиною к озеру, и вступили на лед, и подломился под ними лед, и стал одолевать Ярослав, видев же это, Святополк побе­жал, и одолел Ярослав. Святополк же бежал в Польшу, а Ярос­лав сел в Киеве на столе отцовском и дедовском".

Недолгим оказалось вокняжение Ярослава в Киеве. Спустя два года, в 1018 году, Святополк, заручившись военной поддер­жкой правителя Польши Болеслава I, своего тестя, двинулся на Русь. На берегах Западного Буга на Волыни Болеслав наго­лову разгромил Ярослава. Лишь "с четырьмя мужами" бежал Ярослав в Новгород. Святополк же победно вступил в Киев, но с ним в стольный град Руси вошли и войска Болеслава. Сам польский князь расположился в Киеве, дружину свою развел он "на прокорм" по иным русским городам. Поляки повели себя на Руси явно "по-хозяйски", что не могло не вызвать возмуще­ния русских. Недоволен был и сам Святополк, вовсе не стре­мившийся даровать Болеславу власть над Русью. Потому и по­велел он избивать поляков во всех городах, где расположились они. Поляков изгнали, Болеслав бежал от своего коварного зятя в Польшу, но торжество Святополка оказалось сомнительным. Он потерял могучего военного союзника, да и сама Русь претер­пела немалый урон, поскольку Болеслав увез с собой все богат­ства княжеские из Киева, захватил в плен множество русских людей и вновь отторг от Руси "города Червенские" — Волынь. У Святополка остался один-единственный союзник — печенеги, коих русские люди, по вполне понятным причинам, не очень-то жаловали.

В то же время дела Ярослава, казалось, безнадежные, стали поправляться. Сам он, прибыв в Новгород потрясенный своим полным разгромом на Волыни, собирался бежать за море в Швецию, благо король шведский был его тестем. Но если князь потерял веру в успешный исход войны с соединенными силами Болеслава и Святополка, то новгородцы имели на сей счет свое мнение: "Хотим и еще биться с Болеславом и со Святополком".

Не забота о возвращении Ярославу киевского престола подвигнула новгородцев на новую рать, но опасение утраты Новгородом в случае полного торжества Святополка своего положения на Руси. Ярослав, заглаживая свою вину перед новгородцами за предательское избиение их бояр, даровал северной столице ряд наиважнейших прав в самоуправлении, ставших впоследствии основой становлений в Новгороде республиканского устройства. Это правовые, договорные отношения между князем и новгородским вече: с этого времени князья станут присягать Новгороду на "грамотах Ярослава", до наших времен, к сожалению, не дошедших. В случае бесславного бегства Ярослава в Швецию грамотам этим в глазах Святополка была бы грош цена... У новгородцев был свой интерес в борьбе со Святополком.

Посадник новгородский Константин, сын знаменитого Добрыни, повелел изрубить ладьи, на которых Ярослав хотел бежать за море. Новгородцы стали немедленно собирать деньги на снаряжение нового войска, за морем за деньги наняли еще варягов и так восстановили военную силу Новгородской земли. Святополк же, рассорившись с Польшей, сил для отражения нового похода Ярослава не имел и потому, когда пошел Ярослав на Киев, то бежал Святополк к печенегам, полагаясь лишь на их помощь.

В 1019 году на реке Альте, близ того рокового места, где убили Бориса, Ярополк на сей раз окончательно разгромил Святополка. Князь-братоубийца бежал с поля брани. По русским летописным известиям, он достиг в своем бегстве пустынного места между Польшей и Чехией, где бедственно закончил свою жизнь. Варяжская же "Сага об Эймунде" позволяет считать, что был он настигнут варягами и убит. Голову его варяги доставили Ярославу, который, однако, не высказал им за это похвалы, назвав свершенное Эймундом "опрометчивым делом".

Впрочем, иные историки полагают, что жертвой варяжских убийц в "Саге" следует полагать не Святополка, а Бориса, поскольку носит он имя "Бурислейф" — Борис. Исходя из такой трактовки, и самим убийцей Бориса оказывается не Святополк, а Ярослав. Правда, описанная "Сагой об Эймунде" война Ярослава (Ярислейфа) и Бурислейфа, безусловно, соотносится с войной Ярослава со Святополком. Нельзя забывать то обстоятельство, что "Сага" была составлена в далекой Исландии спустя ряд десятилетий после описываемых в ней событий. Возможно, в "Саге" слилось воедино описание убийства варягами Святополка и убийство двумя варягами же ранее князя Бориса. "Сага" - отнюдь не летопись, она не ставила своей целью описание событий былого. Есть и мнение, что "Бурислейф" — это искаженное имя Болеслава, главного союзника Святополка, нанесшего Ярославу тяжелейшее поражение.

Безусловно, на наличии столь разнородных толкований у историков сведений источников, повествующих о событиях 1015-1019 годов, сказывается и их противоречивость, и возможная тенденциозность летописцев, более расположенных к конечному победителю — Ярославу. Надо помнить и то, что описание гибели Бориса и Глеба должно было соответствовать канонам описания в "Житиях святых" смерти мучеников, коим долженствовало встречать муку смертную со смирением. Потому-то и не был канонизирован третий погибший брат — Святослав, бежавший от своих убийц.

И все же, сколь ни разноречивы источники, в целом рисуют они единую картину второй братоубийственной смуты на Руси, жертвой коей стали теперь четверо сыновей Владимира. Последний их них, повинный, очевидно, в гибели остальных, и заслужил в истории от летописца страшное прозвание "Окаянного" - уподобившегося Каину, убийце брата своего Авеля. Ни один из русских князей не заслужил от летописцев столь суровой оценки. Во всем ли такая оценка справедлива, действительно ли Святополк из ряда вон выходящий злодей, не достойный ни единого доброго слова?

Безусловно, снять со Святополка обвинение в братоубийстве не представляется возможным, а отношение к "Каинову деянию" у людей едино во все времена... Но должно не забывать и следующее: Святополк, увы, имел предшественников: вспомним гибель Олега в войне с Ярополком и конец самого Ярополка, не забудем, и какой отпечаток на душу Святополка должно было наложить его происхождение и соответственное положение при княжеском дворе среди братьев (сын Владимира, считающийся сыном Ярополка). Все это не способствующее возникновению в нем братских чувств. Да и не Святополк ведь начал кровавую смуту, а положил ей начало Ярослав, восставший на отца своего. В недолгое время княжения в Киеве вел себя Святополк как обычный русский князь. Подобно Владимиру, начал он чеканить серебряные деньги со своим именем, блюл он, как мог, и державные интересы, не позволив Болеславу хозяйничать на Руси. Использование русским князем печенегов как союзников также было не вновь. Со времен Игоря подобным образом по необходимости поступали все князья. Да и как забыть, что и Владимир, и Ярослав престол великокняжеский добывали с помощью иноземных наемников-варягов?

Однако братоубийства, свершенные по вине Святополка, произошли уже в христианской Руси, двое погибших стали первыми русскими святыми, что и наложило особый отпечаток на восприятие Святополка потомками. Да и, конечно, знаменитые слова вождя галлов Бренна, едва не погубившего Рим: "Горе побежденным!" верны, похоже, во все времена.
Ярослав Мудрый — 1019-1054 гг.
"Ярослав же сел в Киеве, утер пот с дружиною своею, показав победу и труд велик" — так сообщает "Повесть временных лет" об окончательном вокняжении Ярослава в Киеве. Тяжких ратных трудов стоил ему отеческий престол, да и первые годы его правления в Киеве принесли новому великому князю русскому немало забот, а то и бед. Всего два года спустя - в 1021 году - Ярославу приходится усмирять мятежного своего племянника Брячислава, правившего в Полоцке. Брячислав Изяславович совершил набег на Новгород, уведя с собой множество пленников. Ярослав нагнал Брячислава на реке Судомири, разгромил его, освободил новгородских пленников и вернул богатства, награбленные полоцким князем в Новгороде. Княжения своего, однако, Брячислав не лишился. Обязавшись более не нападать на соседние уделы и признав старшинство власти Ярослава, Брячислав остался князем в Полоцке и даже несколько расширил свой удел, присоединив к нему, с согласия Ярослава, города Витебск и У свят. В таком прекращении княжеской распри — весь Ярослав. Решительный, когда надо мечом усмирить мятежного родича, но и готовый, дабы не лить зря крови, и мирным соглашением прекратить и предотвратить смуту, не полагая зазорным ради мира и уступки.

Любопытно, что в этой войне прежний наемник Ярослава Эймунд перешел на сторону Брячислава и бился со своими варягами против дружины Ярослава.

Спустя три года зачинщиком новой смуты выступил брат Ярослава Мстислав, княживший в далекой Тмутаракани, где он уже успел прославиться воинскими подвигами в сражениях с косогами, воинственными соседями Тьмутараканской земли, предками современных адыгских народов Северного Кавказа. Знаменит был поединок князя Мстислава с касожским князем - богатырем Редедею, увековеченный в бессмертном "Слове о полку Игореве", где он приводится как пример исключительной доблести. Будучи ревностным христианином — во время смертного боя с Редедею Мстислав дал обет Богородице в случае дарования ему победы возвести храм во имя ее, что он и исполнил, построив в Тмутаракани церковь Пресвятой Богородицы - этот брат Ярослава обладал, тем не менее, совершенно неукротимым духом мятежного воителя. Одолев касогов и наложив на них дань, обезопасив рубежи своего надела, Мстислав неожиданно двинул свои дружины на Киев. Ярослав в это время пребывал в Новгороде, но и в его отсутствие киевляне не пожелали подчиниться Мстиславу. Вскоре Ярослав вернулся с войском, основу которого составили, как обычно, приглашенные из-за моря варяги во главе с ярлом (предводителем) Гаконом (Якун русской летописи). В решительном бою под Лиственом в земле северян Мстислав наголову разгромил войско старшего брата. Тяжелейший урон понесли варяги, против которых Мстислав выставил дружину северян. Гакон бежал с поля боя, оставив на нем даже свой златотканый плащ — знак своего богатства и удачливости. Мстислав же, объезжая поле битвы, радовался тому, что его тмутараканская дружина почти не пострадали в бою: "Ну, как этому не порадоваться! Здесь лежит варяг, там северянин, а своя дружина цела!" Из слов этих очевиден князь - предводитель своей дружины, но не князь, думающий обо всей Русской земле, обо всех русских людях. Как мог он радоваться зрелищу убитых северян, сражавшихся на его же стороне? Да и гибель варяжских наемников, честно служивших русскому князю, едва ли в радость... Нет, не было ума государственного у Мстислава, да он, пожалуй, и сам ведал о том, почему и не вступил в Киев, а предложил Ярославу оставаться как старшему великим князем русским в Киеве, себе же выговорил расширение удела, где сам он был хозяином. Помимо Тмутараканского княжества, к Мстиславу отошли все земли по левую (восточную) сторону Днепра: земли северян по Десне и вятичей по Оке. Княжеским градом своим Мстислав сделал Чернигов, где по повелению его была построена церковь Спаса, один из древнейших памятников русского каменного зодчества. Двенадцать лет спустя по смерти Мстислава в 1036 году Ярослав вновь стал правителем и в землях Мстиславова удела. В том же году Ярослав принял суровые меры против тех, в ком он полагал угрозу новых смут. Брата своего Судислава, жившего в Пскове, Ярослав велел заточить, поверив наговору, что тот готовит против него мятеж. Был сослан из Новгорода в Ростов, а затем в Муром, где был убит знаменитый новгородский посадник Константин Добрынич. С 1038 года наместниками Ярослава в Новгороде становятся его старшие сыновья. До 1052 года — Владимир, а по смерти его в 1052 году — Изяслав.

Неустанную заботу проявлял Ярослав о защите русских рубежей, не упуская, по возможности, и расширения ее пределов. В 1030 году он успешно воевал с чудью на землях к западу от Чудского озера и основал там город Юрьев (современный Тарту в Эстонии). Город этот был назван именем Ярослава, данным ему при крещении, — Юрий — русская форма греческого имени Георгий. Русское имя Ярослава еще ранее было увековечено при основании им города в первом своем уделе в Ростовской земле — города Ярославля на Верхней Волге.

В 1031 году Ярослав изгнал войска польского короля Мешко, преемника доблестного Болеслава, из Червенской земли. Волынь, захваченная в 1018 году поляками, вернулась в пределы Русского государства. В 1038 и 1040 годах Ярослав совершил походы против литовцев и ятвягов, принудив их платить дань. Таким образом Ярослав не только вернул утраченные ранее земли, но и укрепил западные рубежи Руси, даже несколько расширив их пределы. Решительный перелом был достигнут Ярославом и на южной границе Русской земли. В 1037 году печенеги, зная, должно быть, об отъезде князя в Новгород, осадили Киев. Ярослав с новгородцами и неизменными варягами поспешил на помощь матери городов русских. В решающем сражении печенеги были полностью разгромлены. Это была крупнейшая победа русских над кочевниками. С тех пор печенеги более не дерзали самостоятельно набегать на Русь, на время (до конца правления Ярослава) южные земли Руси впервые за долгие десятилетия оказались безопасными.

Менее удачным оказался поход войск Ярослава во главе с его старшим сыном Владимиром на Византию — последняя русско-византийская война. В 1043 году русские дружины вновь, как во времена Игоря и Святослава, достигли Дуная, другая же часть русских воинов во главе с воеводой Вышатой на лодьях шла морем к Царьграду. Но поднявшаяся на море буря разбила русские суда, и шесть тысяч русских воинов во главе с самим Вышатой попали в плен к ромеям. Византийцы не были великодушны: Вышате и восьмистам другим пленным (должно быть, самым знатным) выкололи глаза. Так печально завершился последний русский поход на Царьград, хотя Владимиру и удалось на море отбить нападение императорского флота и с честью вернуться на Русь. Мир между Русью и Византией был заключен спустя три года. Для закрепления мирных отношений правители обеих держав решили породниться. Сын Ярослава Всеволод женился на дочери византийского императора Константина Мономаха, почему и сын Всеволода, внук Ярослава и Константина Владимир получил прозвание Мономах.

Породнился Ярослав и с польским королем Казимиром 1 Восстановителем. В 1047 году Ярослав оказал Казимиру помощь в подавлении восстания в Мазовии, где уже около десяти лет правил независимо от короля Польши мятежный предводитель Маслав. В благодарность за помощь Казимир отказался от притязаний на Волынь. Дружественные отношения двух крупнейших славянских государств были скреплены браком Казимира с сестрой Ярослава Марией-Добронегой. В качестве платы брату невесты - древний славянский обычай "вено" - Казимир отпустил на Русь 800 русских пленных, некогда захваченных Болеславом.

История брачных союзов Рюрикова дома времен правления Ярослава исключительно интересна и дает неоценимые сведения о связях Руси с иноземными державами, показывает, какое место занимала Русь в тогдашнем христианском мире. Сам Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа Ингигерде; второй сын его — Изяслав — женился на сестре польского короля Казимира, женой которого была его родная тетка; очевидно, двое младших сыновей Ярослава — Игорь и Вячеслав, как полагал Карамзин, были женаты на германских графинях. Наиболее интересны истории супружеств трех дочерей Ярослава: Анны, Анастасии и Елизаветы.

В 1048 году из Парижа в Киев прибыли послы короля Франции Генриха 1 во главе с Шалонским епископом Роже. Посольство обратилось к великому князю Руси с просьбой согласиться на брак дочери его Анны с французским королем. Для монарха Франции такой брачный союз был весьма почетен. Слабая в то время, являвшая собою почти неуправляемую совокупность феодальных владений Франция не могла, безусловно, сравняться с могучей и необъятной Русью Ярослава. Согласие было дано, и Анна Ярославна вошла во французскую историю как королева Анна Русская. Другая дочь Ярослава Анастасия была замужем за королем Венгрии Андреем 1. Так Русь укрепила союзные мирные отношения еще с одним западным соседом. Удивительна история супружества дочери Ярослава Елизаветы, воистину являющая собой историю - романтическую балладу рыцарс¬ких времен.

Принц Гаральд Норвежский, дядя изгнанного из Норвегии короля, пребывал в Киеве при дворе Ярослава, где и был пленен красотой его дочери Елизаветы, но сватовство его оказалось неудачным. Принц-изгнанник - не лучший зять для князя Руси, да и Елизавета усомнилась в его воинской доблести. Гаральд, не смутившись отказом, направился в Византию, где, поступив на воинскую службу к императору, решил славными подвигами доказать состоятельность своих притязаний на руку прекрасной Елизаветы, дочери правителя Руси. О том, что последовало далее, нельзя сказать лучше, нежели стихами прекрасного русского поэта Алексея Константиновича Толстого:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Правители киевской руси учебное пособие iconПравители московской руси учебное пособие
России – Московской Руси и охватывает период от нашествия монголов на Русь в VIII веке до правления царевны Софьи Алексеевны (1682-1689...
Правители киевской руси учебное пособие iconПо следам князей киевской руси
Киевской Руси. Посетив не только столицу Древнерусского государства Киев, но и Чернигов – город-крепость с не менее интересной историей...
Правители киевской руси учебное пособие iconТематика курсовых работ 2011/2012 учебного года История отечественного государства и права Государственный строй Киевской Руси. «Русская Правда»
«Русская Правда» – кодекс феодального права Киевской Руси
Правители киевской руси учебное пособие iconПрограмма и методические указания Тема Предмет и задачи курса. Историография. Источниковедение
Охватывает историю Украины со времен Киевской Руси до середины 60-х гг. XX века. Задача курса: показать историю будущих украинских...
Правители киевской руси учебное пособие iconКрещение Руси слайд №1
Киевской Руси, сделавшей сознательный и окончательный выбор веры, перейдя от язычества к христианству
Правители киевской руси учебное пособие iconЗаконов на Руси назывался «Завещание»
Укреплению международного авторитета Киевской Руси в период правления Ярослава Мудрого способствовали
Правители киевской руси учебное пособие iconКрещение Руси 1 августа 2008 года исполнилось 1020 лет со дня крещения Киевской Руси, сделавшей сознательный и окончательный выбор веры, перейдя от язычества к христианству. Крещение Руси не было одномоментным
Крещение Руси не было одномоментным, путь к вере Христовой вёл через несколько веков
Правители киевской руси учебное пособие iconКурсовые работы по кафедре математики и методики её преподавания
Математика и математическое образование на Руси в допетровский период: от Киевской Руси до конца 17 века
Правители киевской руси учебное пособие iconУчебное пособие для учащихся 5 класса
Учебное пособие предназначено для учащихся 5 классов основной школы. Оно охватывает историю Сибири с эпохи камня до наших дней. Учебное...
Правители киевской руси учебное пособие iconУчебное пособие москва 2002 удк 536 ш 25 Рецензент д ф. м н. профессор В. М. Кузнецов (рхту им. Д. И. Менделеева) Шарц А. А. Основы термодинамики: учебное пособие. М.: Мгту «станкин»
Учебное пособие предназначено для студентов второго курса и содержит краткое изложение основного материала подраздела «Термодинамика»...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org