Академия наук СССР



страница4/21
Дата08.06.2013
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Главари мятежа, рассчитывая на слабость и колебания республи­канских правителей, полагали, что добьются успеха в очень короткие сроки. Один из мятежников, генерал Кейпо де Льяно, выступая по радио в Севилье, уверял, что они справятся с республикой в течение нескольких

-«.Вопросы истории* Лв 11

.часов. Но главари мятежников не отдавали себе отчёта в том, что в Испа­нии существовала новая сила, с которой нельзя было не считаться.

Этой силой был рабочий класс, трудящиеся массы, народ. Мятеж­ники забыли уроки, данные испанским народом Наполеону в войне за независимость. Так же, как Наполеон в 1808 г., фашистские генералы считали, что Испания истощена и что её упавший духом народ легко удастся запрячь в колесницу чужеземного завоевателя. Но они убеди­лись на собственном опыте, что «если испанское государство было мертво, то испанское общество было полно жизни» 15. Так же, как и Наполеон в 1808 г., заговорщики встретили решительное сопротивление со стороны всех слоёв испанского народа.

Коммунистическая партия Испании призывала народ к решительной борьбе. Накануне мятежа, 16 июля 1936 г., генеральный секретарь ком­мунистической партии Хосе Диас, выступая на заседании постоянной ко­миссии парламента, сделал заявление о готовящемся фашистами государ­ственном перевороте. Таким образом, расчёты заговорщиков на неожи­данность мятежа провалились.

Как только весть о мятеже распространилась по кварталам Мадрида, взволнованные и возмущённые граждане вышли на улицы, требуя у правительства оружия для защиты республики. В этот момент, когда от правительства требовались мужество и решительность, когда необходимо было в борьбе с наступающим фашизмом опереться на народные массы, у мелкобуржуазных республиканских правителей обнаружилось отсутствие политической твёрдости и страх перед народом. В то время как массы на улицах требовали оружия для защиты республиканского режима, президент республики .Мануэль Асанья поручил одному из республикан­ских лидеров, Мартинесу Баррно, сформировать правительство, которое могло бы договориться с мятежниками и, если потребуется, даже усту­пить им управление страной.

Когда стало известно о составе, характере и намерениях вновь сформированного правительства, коммунистическая партия призвала массы отказать ему в доверии и потребовать создания другого прави­тельства, способного вооружить народ и организовать оборону респуб­лики. Под напором масс правительство Баррио было свергнуто, и созда- wiocb новое правительство—республиканца X. Хираля, возглавившее борьбу с мятежниками. Оно снабдило народные массы тем небольшим количеством оружия, которым располагала республика.

Борьба эта была сопряжена с огромными трудностями. Народ сра­жался почти безоружным, в то время как мятежники были вооружены до зубов. Пользуясь своим положением, военные заговорщики заранее вывезли оружие со складов и привели в негодность то, что не успели вывезти.
Против народа выступали верхи арМин. помещики, финансовая олигархия и церковь. Они имели в своём распоряжении всё вооружение государства, опытные командные кадры. Контрреволюционный мятеж поддерживали фашистские правительства Германии и Италии. Однако огромное преимущество з вооружении, командных кадрах и материаль­ных средствах не помогло мятежникам.Народные массы, возглавляемые коммунистической партией и дру­гими партиями Народного фронта, воодушевлённые революционным пы­лом и ненавистью к мятежникам, решительно поднялись на борьбу про­тив реакции, проявив чудеса героизма. Первые атаки фашистов были отражены, а в наиболее важных городах и районах Испании: в Барсе­лоне, Мадриде, в Валенсии, Басконии, Астурии, в части Андалузин, в Эстремадуре и Кастилии — мятеж был подавлен почти полностью. Моря­ки расстреляли фашистских офицеров флота, и большая часть военных кораблей перешла в распоряжение республиканского правительства. Фа­шистам удалось овладеть только изолированными районами на севере и юге страны. Войска фашистов не были в состоянии противостоять наро­ду, вставшему на защиту республики. Ударные силы мятежников — ма­рокканские войска и иностранный легион, находившиеся в Африке, — не могли быть переброшены на континент, так как военный флот Испании встал на сторону республики.

Когда неудача заговорщиков стала очевидной, правительства фа­шистских держав — Германии и Италии — сбросили маски и усилили свою помощь мятежникам. Они направили в Испанское Марокко большое коли­чество транспортных самолётов, на которых фашистские войска были перевезены на юг Испании. Вслед за этим Гитлер и Муссолини стали по­сылать испанским фашистам танки, боевые самолёты, оружие, боепри­пасы, а затем и регулярные воинские части, начав, таким образом, откры­тую военную интервенцию. С первых же недель мятежа фашистские Германия и Италия стали создавать в Испании свои политические, эко­номические и военные организации, а также вывозить из Испании сырьё. Всему миру стал ясен истинный смысл борьбы, развернувшейся в Испании.

Испанский народ, отстаивая свои демократические завоевания, в то же время защищал суверенитет и независимость своей страны против военно-фашистской реакции и иностранной интервенции. Это придавало войне испанского народа характер национально-революционной войны. Национальной потому, что народ боролся против сил иностранной интер­венции, грозившей превратить Испанию в колонию итало-германских империалистов; революционной потому, что испанский народ боролся за сохранение, укрепление и развитие демократических свобод, завоёван­ных в ходе длительной и жестокой борьбы с испанской реакцией.

Участвуя в войне в Испании, фашистская Италия и Германия стави­ли своей целью не только удушение Испанской республики, но и подготов­ку условий для расширения и развития империалистической войны, ко­торая началась агрессией фашистской Италии против Абиссинии. В 1937 г. Япония приступила к осуществлению своих агрессивных планов в Китае. Эти события являлись отражением обостряющейся борьбы меж­ду империалистическими державами, которые шаг за шагом шли ко вто­рой мировой войне. Помогая испанским фашистам, Гитлер стремился сомкнуть кольцо вокруг Франции, окружить её фашистскими государства­ми, чтобы сломить её сопротивление своим реваншистским требованиям, принудить сдаться на милость её непримиримого врага — германского империализма, лишить её возможности защищать свои колониальные по­зиции в Африке, куда были направлены немецкие устремления в качестве первого шага к странам Востока

.Характер и цели гитлеровской интервенции в Испании были ясно высказаны генералом Рейхенау в его докладе, прочитанном перед фа­шистскими главарями в 1938 году. В нём говорилось: «Было бы ошибкой рассматривать войну в Испании как войну второстепенного порядка. Испания научила нас многому, в Испании мы исправили некоторые ошибки нашей военной стратегии»; «интервенция в Испании является не только ценнейшей военной школой, но и блестящей политикой»; «тща­тельная и систематическая подготовка к войне настоятельно требует проникновения в лагерь противника, к его наземным и морским коммуни­кациям, к его торговым путям. — одним словом, всюду, где противник рас­полагаем силами, с которыми нужно будет считаться в случае войны»; «на­ша интервенция в Испании позволила нам утвердиться на основных стратегических линиях Франции и Англии... Благодаря нашим позициям в Испании мы находимся в благоприятном положении, господствуя над жизненными пунктами этого стратегического района. Мы помогли гене­ралу Франко установить дальнобойные батареи у Алхесираса и на афри­канском побережье протиз Гибралтара в окрестностях Сеуты; эти бата­реи могут быть очень полезны в случае необходимости перерезать жиз­ненно-важные франко-английские линии»; «в этом заключается высший смысл нашей интервенции в Испании» .

Для фашистской Италии участие в испанской войне являлось сред­ством удовлетворения её империалистических аппетитов, особенно уси­лившихся после завоевания Абиссинии. Фашистская Италия стремилась превратить Средиземное море в итальянское озеро, обеспечить себе гос­подствующие позиции на этом море путём завоевания Балеарских остро­вов или той части Северной Африки, которая позволяет ей господствовать над входом в Средиземное море. Эти стремления и намерения руководи­тели фашистских правительств прикрывали высокопарными фразами о защите цивилизации или о необходимости обеспечить «жизненное про­странство».

Оба фашистских диктатора — Гитлер и Муссолини — стремились к захвату Средиземного моря и его побережья, рассматривая его как плац­дарм в борьбе за мировое господство. Их кажущаяся дружба и пакты о взаимопомощи едва прикрывали тайное соперничество и антагонизм между ними. Их стремления к экспансии неизбежно должны были стол­кнуться и закончиться выходом из игры одного из претендентов на им­периалистическое господство.

Вторжение гитлеровцев в Австрию нанесло жестокий удар италь­янским мечтам о захвате некоторых районов Австрии и Югославии и открыло Гитлеру дорогу к Средиземному морю. Фашистская Италия проглотила пилюлю, пытаясь утешить себя надеждами на то, что в Испа­нии лучший кусок достанется ей. Один итальянский дипломат заявил в Париже: «То, что мы потеряли в Центральной Европе, мы вернём на Средиземном море. Испания стоит Австрии».

Действительно, внешне Муссолини казался хозяином положения. Он подписывал пакты, открыто посылал в Испанию воинские части и эска­дрильи самолётов, приветствовал итальянских лётчиков, бомбардировав­ших Басконию, и итальянские армии, занявшие Сантандер и Малагу. Но в действительности подлинными руководителями интервенции в Испании были германские империалисты и их ставленник Гитлер. Вместе с тем ответственность за войну падает на английских, французских и амери­канских империалистов, которые, допустив фашистскую агрессию, отка­зали республиканскому правительству даже в праве на самозащиту, со­здав «Комитет по невмешательству».

Преступное пособничество реакционных правящих кругов США, Франции и Англии фашистской интервенции в Испании и создание «Ко­митета по невмешательству», которым они хотели задушить сопротивле­ние Испанской республики, ярко показывают реакционную роль империа­листической буржуазии и её полное пренебрежение к пактам и соглаше­ниям, заключённым ею же самой. Демократические правительства Анг­лии, Франции и США. с которыми Испанская республика поддерживала нормальные отношения, отказали законному демократическому прави­тельству республиканской Испании в праве покупать оружие для защиты от агрессии. В 1936—1937 гг. в США был продлён и усилен закон о ней­тралитете, явившийся прямым поощрением итало-германской интервен­ции в Испании. Этот закон применялся таким образом, что республи­канская Испания не могла покупать в США оружие, в то же время фа­шистские Германия, Италия и Португалия свободно покупали его в США и вооружали им испанских фашистов

.Наиболее гнусную роль в проведении этой политики, обрекавшей на рабство героический народ Испании и облегчавшей фашистскую агрес­сию против других стран, играл Леон Блюм, один из л идеров соц нал и - стнческой партии Франции и международной социал-демократии. Он был организатором так называемого «Комитета по невмешательству», кото­рый помешал республиканскому правительству приобрести необходимое оружие в первые месяцы борьбы, когда вопрос о разгроме мятежников был, по сути дела, вопросом оружия. Французское правительство, возглав­ляемое Леоном Блюмом, разорвало торговое соглашение, заключённое в декабре 1935 г. между Испанией и Францией, по которому республи­канская Испания могла закупать оружие у Франции на сумму в 100 млн. франков в год. Правительство Блюма задержало на французской гра­нице, на мосту Беовия (который отделяет Францию от Басконии), поезд с военным снаряжением, посланный испанским правительством защит­никам города Ируна. Именно этот предательский акт был причиной па­дения Ируна (сентябрь 1936 г.) и ослабления позиций республики на севере страны.

«Мы никогда не сможем и не должны простить Блюму того, что он сделал против Испании»4, — писал впоследствии известный политический деятель Испании христианский демократ Анхель Оссорио и Гальярдо. Министр иностранных дел Испанской республики социалист Хулио Аль­варес дель Вайо, несмотря на стремление смягчить преступление своих французских единомышленников, в книге, опубликованной после падения республики, вынужден был признать роль Блюма как лакея империа­лизма. Он указывает, что «Комитет по невмешательству» родился в Лон­доне и что Блюм по приказу Форейн оффис взял на себя роль его созда­теля. Этим, по словам Альвареса дель Вайо, английские империалисты «убивали одним выстрелом двух зайцев: с одной стороны, они избегали немедленного выступления сторонников французского народного фронта, которое было бы неизбежно, если бы инициатива «невмешательства» ис­ходила от тех, кому она принадлежала в действительности, то есть от анг­лийского правительства тори, с другой стороны, ссылаясь на мнимую ини­циативу Блюма, они могли оправдать себя перед лейбористским и либе­ральным общественным мнением... Лейбористские руководители, до того времени более податливые, чем их друзья на другом берегу Ла-Манша, немедленно заявили бы. что то, "то хорошо для Блюма, хорошо и для них».

Не только французские и бельгийские социалисты и английские лей­бористы, но и вся международная социал-демократия упорно отказыва­лась, за редким исключением, от совместных действий по оказанию эф­фективной помощи испанскому народу, которые неоднократно предла­гал Коммунистический Интернационал. Предатели рабочего класса, ли­деры II Интернационала, мешали рабочему классу капиталистических стран оказывать в необходимых размерах братскую помощь трудящимся Испании. В течение всего хода воины они вели политику саботажа на­родного сопротивления в Испании, политику пособничества интересам им­периализма и фашизма.

Секретарь Коммунистического Интернационала Георгий Димитров писал тогда по адресу руководителей Социалистического Интернационала: «Огромная историческая ответственность лежит на тех, от кого теперь за­висит решение Социалистического рабочего интернационала и Междуна­родного объединения профсоюзов. Ничем нельзя оправдать того, что до сих пор были сорваны попытки организации совместных действий между­народного пролетариата в деле защиты испанского народа» 0.

Своё право жить в свободной, демократической стране испанский народ защищал в борьбе против огромного вражеского лагеря, в кото­ром объединились итальянские фашисты и немецкие нацисты, империа­листы всех стран и лидеры социалистов-реформистов, Ватикан и иерархи англиканской церкви. В этой обстановке преступных замыслов и низких устремлений, подлого предательства и трусости, гнусного попуститель­ства и мрачных намерений прозвучал голос, который, прокатившись по горам и долинам, городам и сёлам, во фронтовых окопах и в глубоком гылу, потряс до глубины души республиканских бойцов, сделавших Испа­нию передовой линией обороны демократии и мира в Европе от фашист­ской агрессии. Это был голос Советского Союза. Только Советский Союз последовательно и решительно защищал интересы испанского народа разоблачал интервентов и их пособников.

В телеграмме Генеральному секретарю Коммунистической партии Испании Хосе Диасу в октябре 1936 г. И. В. Сталин выразил мысли и чувства всего советского народа. Он отметил важность и огромное зна­чение войны испанского народа, рассматривая её как проблему, интересу­ющую все народы. «Трудящиеся Советского Союза, — писал он, — вы­полняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а — общее дело всего передового и прогрессивного человечества» 16.

Представители советского правительства неоднократно разоблачали в «Комитете по невмешательству» участие Италии и Германии в испан­ской войне и двуличную политику руководителей этого комитета — прави­телей Англии и Франции. Советский Союз указывал, что «Комитет по невмешательству» поставил республиканскую Испанию в неравное поло­жение с противной стороной, что он односторонними действиями обре­кал на смерть Испанскую республику, допуская в то же время снабже­ние мятежников и итало-германских интервентов, боровшихся против неё.

23 октября 1936 г. правительство СССР заявило о том, что оно не может считать себя связанным соглашением о невмешательстве в боль­шей мере, чем любой из остальных участников этого соглашения®. Та­ким образом, СССР оставлял за собой свободу действий в вопросах о помощи испанскому республиканскому правительству.

Решение советского правительства оказало огромную помощь уси­лению обороны республиканской Испании и укрепило стремление испан­ского народа самому решить свою судьбу. Если эта оборона могла пре­вратиться в сопротивление, удивившее мир, то этому способствовала эф­фективная помощь, оказанная Советским Союзом Испанской республике, испанскому народу.

Национально-революционная война в Испании показала миру до­стойный пример боевой солидарности демократических сил: рабочие, кре­стьяне и прогрессивная интеллигенция всех стран проводили массовые митинги и демонстрации, требуя отказа от политики так называемого невмешательства, решительного пресечения интервенции в Испании; собирали средства в пользу Испанской республики. Коммунистические партии, верные пролетарскому интернационализму, были в первых ря­дах защитников испанского народа. Антифашисты-добровольцы почти из всех стран мира прибывали в Испанию, чтобы, объединившись в «интер­национальные бригады*, с оружием в руках сражаться против фашист­ских интервентов и мятежников. В боях за свободу бойцы интернацио­нальных бригад покрыли себя неувядаемой славой, высоко подняв знамя пролетарского интернационализма и доказав кровью и жизнью твёр­дость своих убеждений. Республиканская Испания явилась примером и уроком для трудящихся и демократов всего мира, доказав, что можно

преградить дорогу фашизму и укрепить демократию и мир.


★Война в Испании развивалась с переменным успехом, пройдя не­сколько этапов. С первых месяцев войны непосредственной целью фа­шистского наступления был захват столицы Испании — Мадрида. Фран- кнстские генералы рассчитывали, что захват Мадрида будет лёгкой операцией, поскольку республика не имела регулярной армии и могла противопоставить регулярным войскам мятежников только спешно орга­низованную. плохо вооружённую и необученную народную милицию. Фа­шисты думали захватом Мадрида нанести смертельный удар республи­канским силам.

В конце октября — начале ноября 1936 г. фашистские колонны, со­стоявшие в основном из марокканских войск, перевезённых на полу­остров на итальянских и немецких самолётах, продвинулись по долине реки Тахо и, захватив Толедо и другие населённые пункты республикам ского района, к исходу 6 ноября вышли к окраинам Мадрида. Одновре­менно с севера двигались на Мадрид другие фашистские колонны. Над столицей нависла грозная опасность. Республиканское правительство пе­ренесло свою резиденцию в Валенсию.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР академия медицинских наук СССР
Фролькнс В. В., Мурадян X. К. Экспериментальные пути продления жизни. — Л.: Наука, 1988. — 248 с
Академия наук СССР iconОснование Петербургской академии наук
Императорская академия наук и художеств в Санкт-Петербурге", с 1803 г. "Императорская академия наук", с 1836 г. "Императорская санкт-петербургская...
Академия наук СССР iconСоглашение о научном сотрудничестве и обмене учеными
Академия наук СССР и Королевская Шведская Академия словесности, истории и памятников старины, ниже именуемые “Академиями”
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Редакционная коллегия кандидат философских наук Л. Е янгутов, С. П. Нестеркин, С. Ю. Лепехов
Академия наук СССР iconАкадемия педагогических наук СССР л. С. Выготский
Т. А. Власова г. Л. Выгодская в. В. Давыдов а. Н. Леонтьев а. Р. Лурия а. В. Петровский
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Т. А. Асеева, Д. Б. Дашиев, А. II. Кудрин, Е. Л. Толмачева, II. II. Федотовских, И. С. Хапкин
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Т. А. Асеева, Д. Б. Дашиев, А. II. Кудрин, Е. Л. Толмачева, II. II. Федотовских, И. С. Хапкин
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР
Кафедра русской классической литературы и теоретического литературоведения Елецкого государственного университета
Академия наук СССР iconЧудинов В. А. – Русские руны
Российская академия наук научный совет по истории мировой культуры Комиссия по истории культуры Древней и Средневековой Руси Евразийское...
Академия наук СССР iconАкадемия педагогических наук СССР
Собрание сочинений: в 6-ти т. Т. З. Проблемы развития психики/Под ред. А. М. Матюшкина.—М.: Педагогика, 1983.—368 с, ил.—
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org