Академия наук СССР



страница5/21
Дата08.06.2013
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Глава правительства (он же военный министр) Ларго Кабальеро, большинство министров и некоторые высшие военные чины считали, что столицу Испании невозможно защитить и что республиканские силы нужно отвести на новую линию обороны, оставив фашистам Мадрид и весь Мадридский район. Положение было спасено коммунистической партией. Она выступила против этой пораженческой политики и мобил и - ювала все силы на организацию обороны Мадрида. Преодолевая пора­женческую политику Ларго Кабальеро, предательство троцкистов, анар­хистов и прочих враждебных республике элементов, коммунистическая партия сплотила народ в крепкую силу, отстоявшую столицу. Мадрид­ские трудящиеся, вдохновлённые и мобилизованные коммунистами, пре­вратили город в крепость. Регулярные военные соединения, организован­ные коммунистической партией, прославленный 5-й полк прикрывали наиболее опасные участки. Оборона Мадрида стала колыбелью новой Народно-республиканской армии.

Тогда же в столицу Испании прибыли первые части интернациональ­ных бригад и появились первые республиканские самолёты и танки, сы­гравшие большую роль в защите Мадрида. В те решающие дни испан­ский народ убедился в братской солидарности СССР и коммунистических партий всех стран. Эта солидарность вместе с героизмом мадридских трудящихся, руководимых коммунистами, спасла столицу Испании. У во­рот Мадрида фашистские войска потерпел и крупное поражение.

Война вошла в новую фазу. Военная прогулка, какой представляли себе интервенцию мятежные генералы, превратилась в длительную, же­стокую и трудную для них войну. После провала первого наступления на Мадрид фашистские государства расширили военную интервенцию. В ян­варе 1937 г. интервенты предприняли второе наступление на Мадрид, с северо-запада, но потерпели поражение и были отбиты с тяжёлыми для них потерями. Тогда в Испанию был направлен итальянский корпус, и 8 мар­та интервенты начали третье наступление на Мадрид. То, чего не смогли достичь франкистские марокканские войска, попытались сделать диви­зии чернорубашечников Муссолини.

Опасность вновь нависла над Мадридом. И вновь коммунистическая партия мобилизовала народ. Военные части под командованием глав­ным образом коммунистов остановили фашистские иностранные колон­ны, двигавшиеся с северо-востока. В 50 километрах от Мадрида, под Гвадалахарой, фашистские захватчики, несмотря на своё превосходство в вооружении, потерпели новое поражение. Республиканские войска захватили тысячи пленных и большое количество оружия и военной техники

.Обстановка в республиканском лагере в этот период была трудной. Значительная группа лидеров социалистической партии под руководством Хулиана Бестейро, Ларго Кабальеро и Индалесно Прнето, анархистские главари и некоторые буржуазно-республиканские и националистические деятели отчаянно противились, то открыто, то тайно, продолжению со­противления и правильному ведению войны.
Республика не имела нала­женной военной промышленности, не успела создать необходимые ре­зервы и оборонительные рубежи, а также надёжные органы охраны госу­дарственной безопасности. Ларго Кабальеро всячески старался сорвать осуществление мероприятий, на которых настаивала коммунистическая партия.

С первого же дня войны коммунистическая партия выработала ши­рокую программу мероприятий, направленных на мобилизацию всех ре­сурсов страны и всех сил народа для достижения победы над фашист­скими мятежниками и интервентами. Требованиями коммунистической партии были: организация регулярной народной армии с твёрдой дисцип­линой и единым командованием вместо существовавших в первые меся­цы отрядов, организованных отдельными партиями и группами; создание резервов, очищение фронта и тыла от агентов врага; развитие военной промышленности; обеспечение снабжения фронта посредством политики помощи крестьянам и удовлетворения их вековых чаяний—осуществле­ния коренной аграрной реформы и передачи крестьянам земли помещи­ков; организация партизанской борьбы в районах, оккупированных врагом.

Однако осуществление этих мер наталкивалось на большие труд­ности. Разлагающая контрреволюционная деятельность реакционных ли­деров социалистической партии, анархистских вожаков и троцкистских банд, опиравшихся на отдельные профсоюзные организации анархо-енн- дикалпстской Национальной конфедерации труда и на анархистские группы, ставила под серьёзную угрозу продолжение сопротивления.

Вместе с тем в Испании 1936 г., боровшейся против фашизма и за­щищавшей свою национальную независимость против итало-германской интервенции, осуществлялась та же политика регионализма и раздроб­ленности, которую проводили испанские анархисты в 1873 г., во зррмя кантонального восстания, и которую так резко критиковал Энгельс \ Эга политика усугублялась контрреволюционными махинациями троцкист­ских бандитов. В 1936 г., как и в 1873 г., каждая маленькая или большая область боролась на свой страх и риск, считая своим долгом уничтоже­ние фашистских сил в пределах её границ. То, что возникло вначале как необходимая реакция трудящихся масс на вызов, брошенный мятеж­никами, то, что было понятно в условиях, когда правительство прояв­ляло колебания и нерешительность, превратилось в дальнейшем в прак­тику, наносившую ущерб защищаемому делу. Сопротивление распыли­лось. Каждый район, каждая провинция, каждый город или селение, а внутри них каждая партия, группа или профсоюзная организация имели свою маленькую армию, свою военную промышленность, своё интендант­ство. Их руководители не понимали необходимости совместных действий и отказывались подчиняться единой дисциплине и выполнять военные планы центрального правительства.

Правительство, возглавлявшееся в первые месяцы войны доктором Хиралем, вооружило народ для защиты республики тем небольшим коли­чеством оружия, которым располагало государство. Но оно было бес­сильно изменить создавшееся положение, хотя честно хотело сделать это. Наиболее печальным было то. что такое положение продолжалось и после создания в сентябре 1936 г. правительства Народного фронта, возглав­ляемого Ларго Кабальеро. В это правительство вошли представители республиканских, социалистической и коммунистической партий. Несмот­ря на требования коммунистов. Ларго Кабальеро противился созданию регулярной армии, считая, что Испания — «страна партизан, которая не нуждается в армии для своей обороны». После образования армии он от­казался от утверждения единого командования, от централизации руко­водства военными действиями, от создания резервов и от развёртывания

См. К. Маркс и Ф Энгельс. Соч. Т. XV. стр. 105—124 военной промышленности. Всё это было наруку врагу. Генерал Франко и мятежники не могли и желать лучших условий для развития агрессии про­тив республики. Причиной такой позиции главы правительства и военного министра была его враждебность к коммунистической партии, рост влия­ния которой приводил его в ярость.

Ларго Кабальеро и другие псевдолевые руководители социалистиче­ской партии опирались на троцкистов и анархистов, принимая их точку зрения и широко содействуя авантюризму специфических групп анархи­стов, которые в 1936 г., как м в 1873 г., столкнувшись с революционной ситуацией, обнаружили всю мелкобуржуазную, антнпролетарскую и антнреволюцнонную сущность анархизма. Объявляя себя стоящими вне политики, анархисты превратились в заядлых политиканов. Они требо­вали включения их в центральное и автономные правительства и даже пытались создать профсоюзные правительства под своим руководством. Эти «противники» государства вместо того, чтобы уничтожить его и объявить «свободное согласие», создали целый ряд мелких государств с советами министров, полицией, армией и даже с собственной денежной системой.

Типичным примером анархистской государственной организации бы­ли «порядки», созданные в Арагоне. Там анархисты установили нечто вроде «царства грабежа», управлявшегося советом под председатель­ством старого бандита анархиста Аскасо. Он терроризировал насилиями и грабежами всё население области, состоявшее в основном из крестьян. Крестьяне в Арагоне обязаны были сдавать в анархистские комитеты скот, продукты сельского хозяйства, сельскохозяйственные орудия, дра­гоценности. Они вынуждены были также передать землю в общее поль­зование. Анархисты отменили деньги, которые население должно было сдать агентам совета. Взамен республиканских денежных знаков анар­хистское государство выпустило бумажные деньги, не имевшие ценно­сти. Всё это доводило крестьян до отчаяния, и они бежали во франкист­ский лагерь, стремясь освободиться от анархистской «свободы».

В Каталонии и в других районах троцкисты и анархисты превратили предприятия промышленности и транспорта в свои вотчины. Захвачен­ные ими металлургические заводы и текстильные фабрики работали не для нужд фронта, а производили то, что, по мнению анархистов, могло дать наибольшую прибыль. Новые собственники и анархисты-капитали­сты создали торговую организацию по экспорту фруктов и других про­дуктов с целью получения иностранной валюты, лишив правительство этого источника доходов, необходимого в любое время, а тем более в период, когда испанский народ, связанный «Комитетом по невмешатель­ству», вёл тяжёлую войну с внутренними и внешними врагами.

Такое положение продолжалось до мая 1937 года. В начале мая анархисты и троцкисты, чувствуя растущую враждебность к ним со сто­роны населения, решили силой установить свою власть и с этой целью оголили Арагонский фронт, перебросив в Барселону часть своих войск и военного снаряжения. В Барселоне они устроили 3—4 мая 1937 г. путч против республиканского правительства в тот момент, когда положе­ние республики, особенно на Баскском фронте, после потери Ируна и разрушения Герники было очень опасным, ибо мятежники продвигались к основным промышленным районам страны.

Комnj^hисты, прилагавшие огромные усилия к тому, чтобы улуч­шить обстановку, потребовали от главы правительства Ларго Кабальеро положить конец этому преступному и позорному положению, обуздать анархистов и выправить положение на фронте. Одновременно они разъ­ясняли массам реальную обстановку и указывали на меры, которые были необходимы для продолжения сопротивления. Глава правительства от­казался приспушаться к требованиям коммунистов, и министры-комму­нисты ушли из правительства. Возник правительственный кризис. Под давлением народных масс Ларго Кабальеро в мае 1937 г. был вынужден подать в отставку.

Во главе нового правительства встал другой социалист, Хуан Не- грнн. В это правительство анархисты не вошли, и оно начало, хотя и с большим опозданием, проводить в жизнь некоторые неотложные меры, на которых давно настаивали коммунисты, и исправлять нетерпимое поло­жение, приведшее к потере Малаги и Басконии. Всё же правительство Негрина недостаточно настойчиво и последовательно очищало тыл и ар­мию Испанской республики от троцкистских, анархистских предателей, провокаторов и других враждебных элементов.

В Басконии, в основном промышленном районе Испании, где поли­тическое, экономическое и военное руководство находилось в руках баск­ской националистической партии, не было регулярной армии и народные силы не были мобилизованы на борьбу в такой степени, как в остальных районах республиканской Испании. Земля не была передана крестья­нам, не были осуществлены соответствующие обстановке революционно- демократические преобразования. Остались неиспользованными богатые возможности организации мощной военной промышленности: ведь в Ба­сконии в основном сосредоточена чёрная металлургия страны, находят­ся крупные заводы по изготовлению точных приборов, а также большие заводы взрывчатых веществ.

Ларго Кабальеро не оказывал серьёзной помощи баскам, оправды­вая своё бездействие существованием автономного правительства. Это способствовало развитию сепаратистских тенденций в Басконии. Дело дошло до того, что в среде басконских сепаратистов раздавались призы­вы к прекращению войны и передаче страны под покровительство ино­странного флага.

  1. июня 1937 г. интервенты и мятежники предприняли крупное на­ступление на Северном фронте и 20 июля заняли город Бильбао, столи­цу Басконии. Наступление поддерживалось массированными налётамн немецкой и итальянской авиации и сопровождалось блокадой побережья Бискайского залива германским флотом при содействии английского и французского флотов. Однако ни варварские бомбардировки незащищён­ных городов, ни зверское уничтожение немецкой авиацией города Гер- ники 26 апреля 1937 г., ни огромное численное превосходство армии интервентов, ни блокада не приносили им решающих успехов. В Стране Басков интервенты и мятежники встретили ожесточённое сопротивление республиканских войск и всего народа.

Баскская народная милиция и народные силы Басконии, особенно в Сан-Себастьяне и во время обороны Ируна, показали свой боевой дух и мужество. Тем более резким контрастом с их героическими усилиями выглядело намерение баскских националистических лидеров прекратить борьбу, чтобы не нанести ущерба крупным промышленным предприятиям и интересам крупных баскских капиталистов, которые были на стороне мятежников. После оккупации Басконии фашистами баскские капитали­сты нашли свои предприятия невредимыми и готовыми снабжать фран­кистскую армию. Баскские капиталисты не замедлили это сделать. Таким образом, именно капитулянтская политика буржуазно-националистиче­ских лидеров автономного правительства Страны Басков привела к тому, что Баскония была занята интервентами.

  1. июля 1937 г. пал Бильбао, столица Басконии, а несколько меся­цев спустя весь угольный и металлургический север оказался в руках мятежников. 22 октября пал последний оплот республиканцев на севе­ре— Хихон (Астурия). Потеря индустриального севера была тяжё­лым ударом для республики. На фронте создалось угрожающее поло­жение.

После поражения республиканцев на Северном фронте им пришлось отражать ожесточённые атаки на Восточном (Арагонском) фронте, где интервенты стремились выйти к Средиземному морю и захватить Ката­лонию. Обстановка осенью 1937 г. на Восточном фронте была неблаго­приятной для республиканцев. В Каталонии долгое время бесконтрольно хозяйничали анархисты и троцкисты, которые мешали созданию там крепкой регулярной армии, разваливали дисциплину в воинских частях, поощряли мародёрство, провоцировали выступления населения против республики.

Ещё до операций на Северном и Восточном фронтах, в которых при­нимали активное участие крупные силы немецкой авиации и итальян­ских воздушных и наземных войск, ещё до нападения на Альмерию не­мецкой эскадры в мае 1937 г. немецкие и итальянские представители предусмотрительно вышли из «Комитета по невмешательству», заявив, что и в дальнейшем будут поступать сообразно своей воле в отношении Испанской республики. Они предполагали, что после этих угроз, после жестоких ударов, нанесённых республиканской Испании, она не сможет долго сопротивляться. Но гитлеровцы ошиблись. Фашистские зверства, наоборот, ешё более укрепили в защитниках республики волю к борьбе

В декабре 1937 г. республиканская армия предприняла наступление в районе Леванта и освободила Теруэль. Наступление состоялось вопреки пораженческой политике министра обороны, правого социалиста Инда- лесио Прието, пессимизм и капитулянтские настроения которого вносили деморализацию п разложение в среду руководителей армии и в прави­тельство, поощряя деятельность тех, кто в тесной связи с французской и английской разведками сговаривался о сдаче Испании Франко.

В марте 1938 г., сконцентрировав свои основные силы на Арагон­ском фронте, фашистская армия начала наступление на Теруэль. Рес­публиканская армия, ослабленная предательской тактикой Прието, вы­нуждена была покинуть город. Это позволило врагу осуществить свой замысел и прорваться к Средиземному морю, расколов республиканскую территорию на две части и изолировав Каталонию от остальной рес­публиканской Испании. Военное и политическое положение республики значительно ухудшилось.

Агенты врага усилили свою деятельность; пораженцы и капиту­лянты, спекулируя на страданиях народа и военных неудачах, старались сорвать сопротивление республиканцев. Коммунистическая партия моби­лизовала народ против этих капитулянтских попыток. Опираясь на на­родные массы и на союз со всеми честными, патриотическими группами различных политических партий, коммунисты поддержали правитель­ство в его борьбе с врагами республики.

Попытка фашистов наступать на Каталонию была отбита. Тогда в июне 1938 г. фашисты, собрав 20 дивизий, усиленных артиллерией и танками, при поддержке многочисленной авиации начали крупное на­ступление на юге с целью захвата Валенсии. Для защиты Валенсии рес­публиканское командование в конце июля предприняло наступательную операцию на фронте Эбро. Республиканцы форсировали реку и, атако­вав врага, нанесли ему тяжёлое поражение. Однако цель республикан­ского наступления не была достигнута полностью, так как агенты врага, пробравшиеся при фактическом содействии Прието в различные штабы и в правительственные учреждения, добились срыва предварительных операций на фронтах южно-центральной зоны, которые должны были поддерживать операцию фронта Эбро. Более трёх месяцев республиканцы защищали от превосходящих сил врага плацдарм на южном берегу Эбро, препятствуя фашистской армии расширить клин, разделивший республи­ку на две части. Операция на реке Эбро имела огромное морально-поли­тическое значение. Она продемонстрировала растущую боеспособность республиканской армии, возросшее мастерство её командиров.

Своим героизмом и боевым духом, правильностью своей политики на всём протяжении войны коммунистическая партия завоевала привя­занность и любовь тысяч рабочих, крестьян и представителей интелли­генции, а также уважение и симпатии всех честных республиканцев. Коммунистическая партия боролась в первых рядах защитников респуб­лики и отдавала фронту своих лучших сынов. Вместе с тем она стреми­лась всемерно углубить социальные преобразования и укрепить единство демократических сил. Благодаря упорным усилиям коммунистов, поддер­жанных массами, за время войны были созданы основы для установле­ния в Испании народно-демократической республики.

Правительство Народного фронта экспроприировало землю у круп­ных помещиков и отдало её бедным крестьянам и батракам, предоставив им кроме того кредиты и семена. Были взяты под контроль банки и промышленные предприятия, покинутые хозяевами. Над банками и пред­приятиями был установлен совместный контроль рабочих и государства. Признание права наций на самоопределение, создание автономного пра­вительства Басконии, укрепление каталонского правительства, подготовка к разрешению вопроса об автономии Галисии после её освобождения — всё это явилось значительным шагом в разрешении национального во­проса.

Широкие мероприятия были проведены в социально-культурной об­ласти. Двери институтов и университетов открылись для рабочих и кре­стьян. Им была оказана материальная помощь в учёбе. На заводах была установлена равная плата за равный труд для женщин и мужчин. Особое внимание обращалось на помощь матерям и детям.

Влияние коммунистов возросло по всей республиканской Испании, особенно на фронте. Под руководством коммунистов была создана На­родная армия. Коммунисты вынесли на своих плечах основную тяжесть войны. К их помощи прибегали всякий раз, когда нужно было выйти из трудного положения.

После начала войны в Каталонии в результате слияния, на основе признания марксистско-ленинских принципов, каталонской коммунисти­ческой партии, каталонской социалистической федерации, социалистиче­ского союза Каталонии и пролетарской партии Каталонии образовалась Объединённая социалистическая партия Каталонии. Вместе с Испанской коммунистической партией эта партия играла большую роль в организа­ции и политическом воспитании каталонского рабочего класса, мобилизуя

его на борьбу с фашистскими агрессорами.



Смелые революционно-демократические преобразования, осуще­ствлённые в Испанской республике в годы войны, вызвали ещё большую ненависть к республике со стороны внутренней и международной реак­ции. Правящие круги Англии и Франции и стоявшие за ними США, после сговора с гитлеровской Германией в сентябре 1938 г. в Мюнхене, повели ещё более враждебную по отношению к Испанской республике политику и взяли курс на скорейшее её удушение руками германских и итальянских интервентов. Закрытие в нюне 1938 г. французским реак­ционным правительством франко-испанской границы и задержание французскими властями военного снаряжения, особенно самолётов, за­купленных и ожидаемых с нетерпением республиканским правитель­ством, непосредственно способствовали потере Каталонии.

Враги республики ещё больше активизировались. Агенты меж­дународного империализма — троцкисты, анархисты, правые социалисты и прочие предатели — усилили борьбу против коммунистической партии и Народного фронта. Весть о заключении Мюнхенского соглашения сильно подорвала моральный дух испанских бойцов. Они видели, что с каждым днём растут фашистские армии Италии и Германии, увеличивается по­мощь им англо-французских империалистов, взбешённых длительностью сопротивления республики.

В этих условиях 23 декабря 1938 г. интервенты начали новое на­ступление в Каталонии, в котором участвовало около 300 тыс. итальян­ских, немецких и франкистских солдат, а республиканская армия насчи­тывала всего 100—120 тыс. солдат, на которых приходилось 37 тыс. винтовок. На каждый республиканский самолёт приходилось 15—20 фа­шистских; соотношение сил в танках соответственно было 1 : 35, в пуле­мётах — 1 : 15, в артиллерии — I : 30. В то время как слабо вооружённые республиканские солдаты, истекая кровью, сдерживали натиск воору­жённого до зубов врага, во Франции лежали закупленные испанским республиканским правительством пулемёты, орудия и самолёты, кото­рые французские власти не разрешали перевезти в республиканскую Испанию.

Чтобы выправить положение на Каталонском фронте, республикан­ский генеральный штаб организовал операции большого масштаба в районе Эстремадуры и Андалузнн. Однако штаб Центральной зоны, в котором орудовали агенты французской разведки — подполковники Муэдра и Гарихо — и английский ставленник полковник Касадо, саботи­ровал эти операции. В то же время Касадо в сотрудничестве с анархи­стами, с английскими шпионами, проникшими в генеральный штаб, и с группой правых социалистов, возглавляемой X. Бестейро, разработал из­меннический план сдачи Мадрида фашистам. Чтобы отвести от себя подозрения, Касадо предпринял на .Мадридском фронте так называемую «неожиданную операцию», которая вовсе не была неожиданностью для врага. Касадо позаботился о том, чтобы о дне и часе назначенной опе­рации знал весь Мадрид. 'При помощи этой операции Касадо хотел унич­тожить главные силы республиканцев, способных противостоять пре­ступным планам сдачи Мадрида, предать их «славной» смерти на поле боя. Частям, состоявшим в основном из коммунистов, командование пре­доставило «честь» быть в авангарде операции. Перейдя в наступление, эти части натолкнулись на стену огня, их ряды были сметены. Именно в это время реформист Хулиан Бестейро после поездки в Лондон и встре­чи с Иденом пытался устранить Негрнна с поста главы правительства, чтобы создать капитулянтское правительство. Его попытка получила на­звание «заговора болота».

26 января 1939 г. испанские предатели из числа англо-франко-аме- риканских агентов, пробравшиеся на посты в республиканском генераль­ном штабе, сдали врагу Барселону, а 11 февраля фашисты, захватившие всю Каталонию, вышли на франко-испанскую границу. В то же время предатель Убнетта, занимавший пост командующего военно-морской ба­зой на острове Менорка, сдал остров франкистам. Представитель Франко прибыл на остров на борту английского крейсера «Девоншир».

Свыше 300 тыс. испанцев, не пожелавших остаться на занятой фа­шистами территории и искавших убежища во Франции, были брошены французским правительством в концентрационные лагери, а затем часть их была выдана палачу Франко. Правительства Англии и Франции офи­циально признали главаря мятежников Франко «главой испанского пра­вительства» и потребовали от правительства республиканской Испании безоговорочной капитуляции перед Франко.

Однако правительство республики решительно отвергло этот уль­тиматум. После потери Каталонии правительство переехало в феврале 1939 г. в Мадрид, чтобы организовать сопротивление в этом районе и продолжать борьбу. Вместе с правительством в Мадрид прибыло много военных и среди них командиры-коммунисты, показавшие в войне свой героизм, свою верность делу республики, свой боевой дух и твёрдость.

Дальнейшее сопротивление республики было вполне возможно. В районе Мадрида, в центрально-южной зоне фронта, занимали прочную оборону ещё пять республиканских армий. Республика к этому времени уже имела хотя и небольшую, но крепнувшую военную промышленность

.Народ был полон решимости под руководством коммунистической пар­тии продолжать борьбу до победного конца. Узнав о разложении, ца­рящем в результате происков врага на Центральном фронте, Негрин по­пытался исправить положение, назначив коммунистов, которым доверяли партия и народ, командирами наиболее опасных участков фронта.

Движение международной солидарности с испанским народом в это время достигло высшего подъёма. Трудящиеся всего мира видели, что героическая борьба испанского народа сковывает крупные силы фашист­ских государств и тем самым препятствует развязыванию мировой войны. Народное движение во всём мире против преступной внешней политики правительств Англии, Франции и США приняло широкий размах.

Чтобы сломить сопротивление испанских республиканцев, правящие круги Англии, Франции и США решили нанести новый удар в спину сражавшемуся испанскому народу: успеху этого удара способствовали усилившиеся в этой трудной обстановке колебания главы правительства республики — Негрина. Его нерешительность позволила заговорщикам осуществить свои планы против республики; когда Негрин решил на­значить коммунистов на ответственные участки обороны республики, бы­ло уже поздно. Заговор зашёл уже далеко. Заговорщики поняли, что проиграют, если коммунисты возглавят руководство фронтом, и поторо­пились с восстанием.

3 марта 1939 г. в военно-морской базе Испанской республики — Картахене — был поднят фашистский мятеж. Командование эскадры, со­стоявшее из изменников (комиссаром эскадры был правый социалист), увело республиканский флот в Бизерту, лишив республику важ­нейшего средства обороны. Одновременно в Мадриде была создана так называемая хунта обороны во главе с полковником Касадо и правосоциа­листическим лидером Хулианом Бестейро, поддержанным главарём анархистов Сиприано Мера. Хунта повела открытую борьбу против рес­публиканского правительства Негрина и 5—6 марта захватила власть в Мадриде. Пойдя на чудовищное преступление, она открыла фронт врагу. 18 марта хунта обратилась к Франко с предательской просьбой о «почётном и достойном» мире. Капитулянтская, предательская хунта освободила из тюрем фашистов, а её агенты занялись охотой за комму­нистами и другими испанскими патриотами, убивая их или выдавая Франко.

Рост влияния коммунистов чрезвычайно беспокоил не только врагов, находившихся по другую сторону окопов, и их империалистических по­собников, но также и старых главарей испанского политиканства и апо­литизма, особенно руководителей социалистической партии и анархист­ских лидеров. Они покрыли себя вечным позором как члены предатель­ской хунты полковника Касадо, отдавшей Испанию в руки фашизма.

За короткий период существования предательской хунты, в которой активно участвовали социалистические и анархистские главари, тесно связанные с английской разведкой, полностью обнаружилась ненависть этих главарей к достижениям демократической революции, которых ком­мунисты, вдохновлённые великим учением Маркса — Энгельса - Ленина — Сталина, добились и стойко защищали. Хунта убила сотни коммунистов, тысячи их арестовала и передала Франко одновременно со сдачей Мадрида. Деятельность хунты Касадо. служившей англо- франко-американским империалистам, была естественным продолжением политики «невмешательства» и явилась постыдным эпилогом действии международной реакции, которая удушила Испанскую республику и на­несла тяжёлый удар испанскому народу, поднявшемуся на героическую борьбу за свободу и независимость своей родины.Члены хунты, открыв фронт врагу и уничтожив всякую возможность сопротивления, которое коммунисты тщетно пытались организовать, сами бежали затем из Испании. К их услугам английским правительством был предоставлен для этой цели специальный военный корабль. 28 марта фашисты ворвались на улицы Мадрида. Только предательство хунты Касадо дало им возможность топтать улицы неприступной испанской столицы.

Так закончилась война испанского народа против фашистского мя­тежа и итало-германской интервенции, которая продолжалась тридцать

два месяца и явилась героической эпопеей народа в борьбе за свободу.



Мужественная борьба испанского народа, в течение трёх лет сдер­живавшего натиск сил международной реакции, имеет большое истори­ческое значение. Борьба испанского народа задержала гитлеровскую агрессию против других народов. В то же время она показала, что навя­занная Испании фашистская диктатура не может иметь сколько-нибудь прочной опоры в стране и держится только при поддержке сил между­народной реакции и в особенности новых хозяев Франко — империали­стов США, стремящихся превратить Испанию в свою колонию и плац­дарм для подготовляемой ими новой мировой войны.

Национально-революционная война испанского народа явилась важ­нейшим этапом многолетней революционной и патриотической борьбы трудящихся Испании против полуфеодальной монархии, за республику, за национальную независимость и демократические свободы для всех трудящихся. Несмотря на временное поражение испанского народа, эта война оставила глубокий след в его сознании. Уроки национально-рево­люционной войны, богатый опыт, приобретённый народными массами в этот период, играют огромную роль в борьбе народов против империали­стических поработителей, за мир и национальную независимость

.ИЗ ИСТОРИИ ПОДГОТОВКИ И РАЗВЯЗЫВАНИЯ воины

НА ТИХОМ ОКЕАНЕ

Г. Н. Севастьянов

Современная реакционная историография всячески пытается скрыть от народов всего мира истинные причины происхождения второй миро­вой войны. Буржуазные лжеучёные стремятся объяснить её возникно­вение биологическими и психическими особенностями отдельных рас, мальтузианскими реакционными «теориями» борьбы люден за существо­вание или случайными ошибками одних и злой волей других буржуаз­ных государственных деятелей. Реакционные историки, в частности исто­рики США, прилагают немало усилий к тому, чтобы фальсифицировать историю подготовки и развязывания войны на Тихом океане, которая являлась составной, неотъемлемой частью второй мировой войны.

Американская буржуазная историография изображает политику США на Дальнем Востоке в предвоенные годы как политику «дружбы» по отношению к Китаю и борьбы против японской агрессии. Эта лжи­вая версия нашла своё отражение прежде всего в двухтомном сборнике документов «Японо-американские отношения в 1931 — 1941 годах»s, из­данном государственным департаментом США в 1943 г., в официаль­ной публикации документов правительства США «Мир и война»в Белой книге «Отношение США к Китаю» *\ изданной государственным департаментом США в 1949 году. Опубликование столь обширной и крайне тенденциозной документации понадобилось американской бур­жуазии для того, чтобы скрыть от народа агрессивную сущность поли­тики американского империализма на Дальнем Востоке, политики поощ­рения японской агрессии против китайского народа, борьбы за моно­польное господство США в Китае, натравливания Японии против Совет­ского Союза.

Наряду с официальной публикацией документов в США издано множество псевдонаучных трудов и мемуаров политических деятелей, дипломатов, военных разведчиков, журналистов. Назначение всей этой литературы — оправдать агрессивную политику США. показать, будто Соединённые Штаты проводили «миролюбивую» политику в Тихоокеан­ском бассейне и в Восточной Азии, выступали против японской агрес­сии. Особое место в этой связи отводится американо-японским перегово­рам 1941 г., которые изображаются фальсификаторами истории как по­следняя попытка правительства США предотвратить войну и установить «мир» на Дальнем Востоке.

В советской историографии вопрос о происхождении войны на Ти­хом океане ещё не получил всестороннего освещения. В опубликованной по этому вопросу литературе, например, в книге Б. Родова «Роль США и Японии в подготовке к развязыванию войны на Тихом океане», недо­статочно вскрыты причины возникновения воины на Дальнем Востоке, слабо показано, как по мере расширения агрессии японского империа­лизма происходило нарастание японо-американских противоречий, об­острение борьбы между Японией и США за установление господства в Азии и на Тихом океане. В работе, к сожалению, почти не показано влия­ние миролюбивой политики Советского Союза и героической националь­но-освободительной борьбы китайского народа на развитие событий на Дальнем Востоке. В книге В Лварнна «Борьба за Тихий океан» (1947) и во второй его одноименной книге, изданной в 1953 г., автор, исследуя проблему происхождения войны на Тихом океане, не освещает вопроса об американо-японских переговорах 1941 г., ограничиваясь только упо­минанием о них. Между тем они занимают важное место во взаимоот­ношениях между США и Японией накануне событий у Пирл-Харбора.

В настоящей статье сделана попытка проанализировать обострение империалистических противоречий между США и Японией накануне нападения Японии на Пирл-Харбор, разоблачить на конкретно-истори­ческом материале японских и американских фальсификаторов, показать, как в ходе американо-японских переговоров в 1941 г. шла дипломати­ческая и военная подготовка войны со стороны США и Японии на Ти­хом океане.



Вторая мировая война возникла как неизбежный результат разви­тия мировых экономических и политических сил на базе современного монополистического капитализма. Она была порождена углублением кризиса капиталистической системы мирового хозяйства, подготовлена силами международной империалистической реакции и развязана на Востоке милитаристской Японией, на Западе — гитлеровской Германией.

Марксизм-ленинизм учит, что при капитализме, особенно в эпоху империализма, войны неизбежны. Неизбежность войн при капитализме вытекает из действия закона неравномерности и скачкообразности раз­вития капитализма. Неравномерность развития приводит с течением времени к резкому нарушению равновесия внутри мировой системы ка­питализма, к обострению борьбы империалистических государств за гос­подство на мировых рынках, за новые сферы приложения капитала, за новый передел мира с целью получения максимальных прибылей.

В результате неравномерности развития капиталистических стран к началу второй мировой войны произошло серьёзное изменение в соот­ношении сил в лагере капитализма. Так. с 1919 по 1937 г. доля США в мировом производстве капиталистического мира упала: по ч\туну—с 55.3% до 37.4%, по стали —с 56,1% до 42,8%, по углю —с 42,2% до 31,9%, доля же Германии увеличилась по чугуну с 12,7% до 19%, по ста­ли—с 13,6% до 17,9%, по углю —с 18,7% до 24% За 30-е годы Гер­мания по добыче каменного угля и выплавке стали, производству элек­троэнергии и вооружений значительно обогнала Англию. К 1939 г. Гер­мания по производству чугуна опередила, а по производству стали срав­нялась с Англией и Францией, вместе взятыми17

.Изменения в соотношении сил капиталистических стран происходи­ли и на Дальнем Востоке. Промышленная продукция Японии возросла в денежном выражении с 6 млрд. иен в 1930 г. до 30 млрд. иен в 1941 г., то есть в 5 раз. Производство стали повысилось с 1,8 млн. т в 1931 г. до 6.8 «.млн. т в 1941 году. За тот же период в 2 раза увеличились добыча угля и выработка электроэнергии, а производство автомашин — более чем в 90 раз. Если в 1930 г. Япония производила всего 500 авто­машин, то в 1941 г. она произвела их 48 тысяч. В 1930 г. японская про­мышленность произвела 400 самолётов, а в 1941 г. — 5 тысяч. Индекс промышленного производства в Японии составлял в 1939 г. 182,5 в сравнении с 1929 г., а в США — 98,2. К 1941 г. Япония заняла третье место после Великобритании и США по тоннажу военно-морского флота. Оборот внешней торговли возрос с 2,3 млрд. иен в 1931 г. до 7,1 млрд. иен в 1940 году.

Таким образом, Германия и Япония превратились в опасных конку­рентов США, Англии и Франции на мировом рынке.

В результате углубления общего кризиса капитализма, усиления неравномерности капиталистического развития и резкого обострения свойственных империализму противоречий в начале 30-х годов возникло два очага войны — в Европе и Азии. В ходе дальнейшей ожесточённой борьбы за передел мира в лагере империализма образовались две ка­питалистические коалиции, каждая из которых стремилась к завоеванию мирового господства. «Каждая из двух капиталистических коалиции, вцепившихся друг в друга во время войны, — указывал И. В. Сталин,— рассчитывала разбить противника и добиться мирового господства. В этом они искали выход из кризиса. Соединённые Штаты Америки рас­считывали вывести из строя наиболее опасных своих конкурентов, Германию и Японию, захватить зарубежные рынки, мировые ресурсы сырья и добиться мирового господства» 0. Блок фашистских государств — Германия, Япония, Италия,— поставив своей целью завоевание мирово­го господства путём порабощения и истребления народов, расширял агрессию в Европе, Азии и Африке, захватывая новые страны и порабо­щая новые народы. А правительства США, Англии и Франции прово­дили в это время политику поощрения агрессии фашистских государств, стремясь направить эту агрессию против Советского Союза. Они рассчи­тывали на то, что взаимная борьба ослабит как фашистский блок, так и Советский Союз.

Обе империалистические группировки стремились к переделу мира путём войны, которую они считали лучшим средством для извлечения максимальных прибылей. Политика каждого империалистического госу­дарства определялась действием основного экономического закона совре­менного капитализма — обеспечения максимальной прибыли путём экс­плуатации, разорения и обнищания большинства населения данной стра­ны, путём закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых, наконец, путём войн и милитаризации народ­ного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей. Действие основного экономического закона современного капитализма вело и ведёт к углублению общего кризиса капитализма, к взрыву всех противоречий в лагере империализма.

В обстановке подготовки и развязывания второй мировой войны только Советский Союз в интересах всех миролюбивых народов реши­тельно и последовательно выступал против фашистской агрессин, за со­здание коллективной безопасности, за коллективный отпор агрессин. Ком­мунистическая партия и Советское правительство неуклонно проводили политику мира, политику сотрудничества с другими странами. Выступая за поддержку народов, ставших жертвами агрессии, правительство Со­ветского Союза неоднократно вносило конкретные предложения об орга­низации коллективного отпора агрессин фашистских государств, о мерах укрепления коллективной безопасности. Однако все эти предложения отвергались капиталистическими странами

.Объединённый общими интересами в борьбе против Советского Союза, империалистический лагерь в то же время раздирался всё воз­раставшими внутренними противоречиями. Поэтому попытки нмперна- листов иайти выход из противоречий путём организации единого фронта против Советского Союза терпели провал. Глубокие противоречия меж- IV капиталистическими странами оказывались практически сильнее, чем противоречия между лагерем капитализма и лагерем социализма. Это привело к тому, что фашистские государства — Германия, Япония, Ита­лия — направили свою агрессию в первую очередь против англо-франко- амернканского блока.

Милитаристская Япония, внимательно следившая за ходом войны в Западной Европе и Северной Африке, расширяла свою агрессию в Азии, в частности в Китае. Выдвинув агрессивный лозунг создания под эгидой Японии «великой восточноазиатской сферы совместного про­цветания», японские агрессоры разрабатывали планы захвата Индо-Кп- тая, Малайи, Голландской Индии, Филиппин, Таи. Они заключили с гит­леровской Германией и фашистской Италией пакт о разделе мира на сферы влияния, подписав 27 сентября 1940 г. тройственный пакт. Под видом установления так называемого «нового порядка» пакт этот был направлен на уничтожение демократии, на порабощение народов всех стран фашистскими державами.

Тройственный пакт предусматривал вместе с тем агрессию против Советского Союза. Ещё в марте 1940 г. японским генеральным штабом был разработан подробный оперативный план нападения на советский Дальний Восток а в декабре гитлеровским генеральным штабом было закончено составление оперативного плана войны против СССР, «плана Барбароссы»

В 1940 г. вторая мировая война была в полном разгаре. Финансо­вая олигархия капиталистических стран использовала её для своего обо­гащения. Если в 1938 г. прибыли американских крупных корпораций составляли 3,3 млрд. долларов, то уже в 1939 г. они составили 6,5 млрд. долларов, а в 1941 г.— 17,1 млрд. долларов, то есть увеличились более чем в 5 раз по сравнению с 1938 годом18. Военные прибыли Германии в 1940 г. возросли на один миллиард марок по сравнению с 1939 годом. В десятки раз увеличились доходы германских горнопромышленных тре­стов. Прибыли крупных японских компаний, даже по официальным, не­сомненно заниженным данным, достигли в 1941 г. 229% по отношению к прибылям 1937 года19. Общая сумма прибылей финансовой олигархии Англии увеличилась с 1938 по 1944 г. почти на 80%, составив треть на­ционального дохода страны

Стремясь к получению максимальных прибылен, империалисты рас­ширяли войну за передел уже поделённого мира. Гитлеровская Германия оккупировала одну страну за другой в Европе, милитаристская Япония расширяла свою агрессию в Азии. Соединённые Штаты Америки осуще­ствляли широкую экономическую и политическую экспансию против на­родов многих стран мира. Под предлогом «обороны» США совершали захваты, создавая базы для завоевания мирового господства и ослабляя своих «союзников». Стремясь укрепить свои позиции в Атлантике и на­нести удар по военной мощи Англии в Западном полушарии, американ­ское правительство 2 сентября 1940 г. подписало с Англией соглашение, по которому США за 50 старых эсминцев получили в аренду на 99 лет базы на островах Ньюфаундленд, Бермудских, Ямайка, Тринидад, Ба­гамских, а также в Британской Новой Гвиане. США упрочивали свои по­зиции также и в латино-американских странах. Вытесняя из этих стра

нАнглию и Германию, они превращали Латинскую Америку в источник снабжения стратегическим сырьём. Если в 1938 г. на страны Латинской Америки приходилось 23% импорта США, то в 1940 г.— 40% . США предприняли меры и к захвату богатейших владений разбитых гитлеров­цами Франции и Голландии, расположенных в Юго-Восточной Азии. Но здесь они встретили сильное противодействие со стороны Японии. Япон­ские империалисты захватили вооружённым путём Французский Индо- Китай и готовились к оккупации Индонезии. Вследствие этого борьба мо­нополистов в Восточной Азии достигла необычайной остроты, особенно в связи с расширением японской агрессии в южном направлении, вторже­нием Японии в Индо-Китай.

Ожесточённая борьба между США и Японией за господство в Азии неумолимо вела к войне. В. И. Ленин ещё в 1920 г. указывал, что «из-за Тихого океана и обладания его побережьями уже многие десятилетия идет упорнейшая борьба между Японией и Америкой, и вся дипломати­ческая, экономическая, торговая история, касающаяся Тихого океана и его побережий, вся она полна совершенно определенных указаний на то, как это столкновение растет и делает войну между Америкой и Япо­нией неизбежной...» ,3.

Тридцатые годы явились годами развёртывания японской агрессии против Китая. Империалисты США поощряли и поддерживали эту агрес­сию: они широко снабжали милитаристскую Японию военно-стратегиче­скими материалами. Вместе с тем магнаты Уолл-стрита вкладывали в Японию свои капиталы, чтобы нажить на этом большие прибыли и по­ставить Японию в большую зависимость от себя. Усилия империалистов США направлялись также к тому, чтобы активизировать японскую агрес­сию против Советского Союза, столкнуть Японию с Советским Союзом и ослабить обе эти страны. Американские монополисты были уверены в том, что такая политика обеспечит им установление безраздельного гос­подства на Тихом океане и в странах Юго-Восточной Азии.

Однако вопреки расчётам американских монополистов начавшаяся война на том её этапе не ослабляла, а укрепляла экономические позиции Японии.

Япония, в сущности, закрыла пути для проникновения в оккупиро­ванную ею территорию иностранных, в частности американских товаров; она ликвидировала принцип «открытых дверей» и в 1938 г. установила высокие таможенные тарифы на оккупированной территории Китая. В 1939 г. по её настоянию был запрещён экспорт из оккупированного Китая железа, угля, сурьмы, цинка, вольфрама во все страны, кроме Японии. В 1941 г. Япония вывозила из Китая 48 млн. т угля, 49% железной руды, большое количество чугуна, стали, цветных металлов и ферросплавов20. В результате этого империалистическим интересам США в Китае был нанесён серьёзный удар. С 1937 по 1939 г. американский экспорт в Китай сократился на одну треть, а импорт из Китая — на две трети. США теряли богатейший рынок сбыта товаров и источник сырья, каким являлся Китай и потенциальные возможности которого, как ука­зывал американский вице-консул в Китае, «достаточны для того, чтобы полностью загрузить на десятилетие такие фирмы, как Дженерал Моторс, Болдуин Локомотив Уоркс, Юнайтед Стейтс Стил и др» .Японская агрессия в Китае наносила одновременно большой удар по империалистическим интересам Англии, капиталовложения которой в Китае составляли более 1 300 млн. американских долларов. Английский империализм занимал важные командные высоты в финансовой и эко- чомнческой жизни Китая. Английские банки имели широко разветвлён­ную сеть филиалов в большинстве крупных городов Китая. Промышлен* ные предприятия английских колонизаторов находились в Шанхае. Гон­конге, Кантоне, Ханькоу. Оккупируя Китай, японские монополисты за­хватывали экономические позиции английского капитала, устанавливали безраздельное господство на оккупированной территории. Японцами бы­ли захвачены многие железные дороги, промышленные предприятия, банки, находившиеся под контролем англичан. Кроме того под угрозой захвата Япрнией оказались и другие английские колонии на Дальнем Востоке. Это привело к обострению противоречий между Англией и Япо­нией. к усилению стремлений империалистов Англии и США объеди­ниться в целях защиты своих империалистических интересов в Азии.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР академия медицинских наук СССР
Фролькнс В. В., Мурадян X. К. Экспериментальные пути продления жизни. — Л.: Наука, 1988. — 248 с
Академия наук СССР iconОснование Петербургской академии наук
Императорская академия наук и художеств в Санкт-Петербурге", с 1803 г. "Императорская академия наук", с 1836 г. "Императорская санкт-петербургская...
Академия наук СССР iconСоглашение о научном сотрудничестве и обмене учеными
Академия наук СССР и Королевская Шведская Академия словесности, истории и памятников старины, ниже именуемые “Академиями”
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Редакционная коллегия кандидат философских наук Л. Е янгутов, С. П. Нестеркин, С. Ю. Лепехов
Академия наук СССР iconАкадемия педагогических наук СССР л. С. Выготский
Т. А. Власова г. Л. Выгодская в. В. Давыдов а. Н. Леонтьев а. Р. Лурия а. В. Петровский
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Т. А. Асеева, Д. Б. Дашиев, А. II. Кудрин, Е. Л. Толмачева, II. II. Федотовских, И. С. Хапкин
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР сибирское отделение
Т. А. Асеева, Д. Б. Дашиев, А. II. Кудрин, Е. Л. Толмачева, II. II. Федотовских, И. С. Хапкин
Академия наук СССР iconАкадемия наук СССР
Кафедра русской классической литературы и теоретического литературоведения Елецкого государственного университета
Академия наук СССР iconЧудинов В. А. – Русские руны
Российская академия наук научный совет по истории мировой культуры Комиссия по истории культуры Древней и Средневековой Руси Евразийское...
Академия наук СССР iconАкадемия педагогических наук СССР
Собрание сочинений: в 6-ти т. Т. З. Проблемы развития психики/Под ред. А. М. Матюшкина.—М.: Педагогика, 1983.—368 с, ил.—
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org