К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы



Скачать 90.82 Kb.
Дата08.06.2013
Размер90.82 Kb.
ТипДокументы




К вопросу о национальной политике РКП(б)

в Татарстане в 1920 годы.
Вопросы национальной политики во все времена волновали наших соотечественников. Ведь Россия складывалась как полиэтническая и поликонфессиональная страна. Учет интересов национальных меньшинств – это та основа, благодаря которой могут существовать многонациональные государства. История не раз доказывала тот факт, что несоблюдение этих условий приводило к крушениям многонациональных империй. Справедливая национальная политика государства – это залог спокойной жизни его граждан, это основа зарождения и сохранения межэтнической толерантности.

Проблемы национальной политики широко обсуждались в кризисные моменты истории нашего государства. Так было в начале и в конце XX века. Причем вопросы, поднимаемые при этом, были во многом схожи (обретение национальной государственности, система письма для национальных языков и т.д.).

Благодатную почву для изучения проблемы национальной политики дают нам материалы двадцатых годов прошлого века. Именно в эти годы начинает складываться советская государственность, которая определила дальнейшую судьбу наших народов. При оценке национальной политики советского государства сегодня прослеживаются односторонние осуждающие оценки. Но все ли было так плохо? Благодаря советской власти национальные окраины получили свою государственность. Открылась возможность для сохранения и развития национальных культур. Происходили процессы коренизации государственного, партийного аппарата и реализации татарского языка.

Но претворение в жизнь всех этих принципов встречало на своем пути и немало преград. В условиях центробежных тенденций большевистское руководство страны вынуждено было сделать ряд уступок национальным окраинам. Этим воспользовались представители национальных партийных работников на местах, которые начали плодотворную работу по воплощению декларированных принципов большевиков по национальному вопросу.

В начале двадцатых годов в ТАССР этой работой занимались ряд государственных и партийных работников, вошедших в состав «правительства Мухтарова», которых в последующем причислили к так называемым «правым». Неоценимую помощь и поддержку в этом деле им оказывал член коллегии Наркомнаца Мирсаид Султан-Галиев.

Однако, постепенно укрепляя свои позиции, в деятельности большевистского руководства все чаще и чаще начинались проявляться диктаторские мотивы. Даже сам Сталин, характеризуя деятельность «правительства Мухтарова», отмечал, что в национальных регионах страны сформировалась целая группа руководителей, всерьез воспринимающих партийные лозунги по национальному вопросу и пытавшихся реализовать их на практике.

Смена ориентиров в национальной политике совпало с началом борьбы за власть в руководстве страны.
Историки связывают эти процессы с IV национальным совещанием ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей, состоявшимся в Москве в июне 1923 года. Напомню, что здесь была осуждена «антипартийная» работа М. Султан-Галиева.1 Здесь же Сталин отработал механизмы своей дальнейшей борьбы, которые в последующем принесли ему успех.

В резолюции Казанского совещания Татарского обкома РКП(б) и ОКК ответработников по национальному вопросу (19-21 июля 1923 г.) осуждалась «преступная работа» М. Султан-Галиева.2

Причиной осуждения М. Султан-Галиева стало то, что он выступил с критикой проектов создания союзного государства, где национальным республикам была отведена роль «пасынков». В этом же духе высказывался председатель СНК ТАССР Кашаф Мухтаров. По их мнению, предлагаемые варианты союзного государства противоречили тезисам партийной программы о равноправии всех народов. Такая дерзость не могла остаться незамеченной.

21 июля 1923 года состоялось закрытое заседание бюро областкома РКП(б), в котором слушалось дело М. Султан-Галиева.
«Протокол закрытого заседания бюро областкома РКП(б).

№21/с

21 июля 1923 г.

Присутствуют: члены Бюро т.т. Живов, Мухтаров, Сабиров, Шварц, Мансуров, канд. Галл, Багаутдинов, инструктор ЦК Струпе.

Заслушано:

Постановлено:

1. О Султан-Галиеве.

1. а). В закрытом заседании фракции, а затем в закрытом заседании сессии ТЦИКа провести исключение Султан-Галиева из членов ТЦИКа.

б). Поручить орготделу по партийной линии с соответствующими организациями исключить Султан-Галиева из почетных членов, где таковой числится.


Ответственный секретарь ОК: Д. Живов».3
За два месяца до этих событий 15 татарских ответственных работников предоставили заявление в ЦК, где выражали свое недоумение арестом М. Султан-Галиева.4

Это самовольное обращение татарских работников вызвало бурю негодования у секретаря ОК Д. Живова, который в резкой форме потребовал объяснений. Ряд партийных работников, подписавших заявление в ЦК, предоставили свои объяснения. Эти материалы приводятся в данной публикации:
«Ответственному секретарю ОК РКП(б) т. Живову.

Отчет.

На отношение Ваше от 2 июля 1923 года за №155, считаю своим долгом сообщить следующее:

Узнав от члена бюро ОК т Мухтарова об аресте Султан-Галиева, зная революционную работу названного Султан-Галиева в прошлом, во избежание могущих произойти недоразумений при разборе дела о прошлой его деятельности (каковые недоразумения иногда происходили при оценке деятельности работников из татар) я и подписал заявление.

Что же касается обхода в данном вопросе партийной организации, по моему мнению, тут и речи не может, так как в числе подписавшихся фигурирует добрая половина членов ОК, да и самое заявление направлялось в ЦК РКП(б).

Зампредсовнаркома Исхак Казаков.
В областком РКП(б).

В ответ на Ваше отношение от 2 июля 1923 года, мною полученное 4 июля, имею сообщить следующее:

  1. Мотивом, побудившим подачу заявления является исправление возможной ошибки по делу изоляции т. Султан-Галиева.

  2. В данном случае обход ОК я не вижу. Заявление, направленное в ЦК РКП(б), было подписано самими ответственными работниками вообще, и товарищами очень близко стоящими к ОК в частности.

4/VII-23 Гасым Мансуров.
В областной комитет, т. Живову.

Мое объяснение по затронутому Вами вопросу о подписании мною заявления о реабилитации Султан-Галиева сводится к следующему:

  1. Мотивы, побудившие подписать указанное заявление изложено в самом заявлении.

  2. Никакой конспирации и обхода парторганизации не вижу, так как заявление подавалось в парторганизацию, а наличие среди подписавшихся 15 товарищей шести членов областкома служило для меня полной гарантией законности своего поступка.

2/VII-23 Шамиль Усманов.

Совершенно секретно.
Секретарю ОК РКП(б) Татреспублики.

На Ваше отношение №155 от 2/VII-23 г. сообщаю, что мотивы, побудившие подписать заявление о Султан-Галиеве, мне как знающему его революционные работы в течение пяти с лишним лет, достаточно ясно изложены в самом заявлении. Что касается конспирации, этого я абсолютно не вижу. Ибо для меня подпись на этом заявлении т. Мухтарова (члена бюро ОК) вполне было достаточно и в добавок к этому заявление адресовано в ЦК РКП(б).

Ганеев.
Секретарю ОК РКП(б) ТР т. Живову.

На Ваше отношение от 2/VII сего года за №155 смогу сказать следующее:

Во-первых, мотивы подачи заявления они вполне ясно высказаны в самом заявлении.

Во-вторых, в отношении обхода я не нахожу никаких нарушений партдисциплины, так как там подписались члены ОК и бюро ОК. Кроме того, не только группа в числе 15 человек, даже каждый член партии от своего имени может подать заявление по линии партии и так же от имени группы допустимо. Между прочим, такой способ подачи имело место в партийной организации во время чистки рядов партии, начиная с самых низовых ячеек до ЦК.

Наркомпрос Микдат Брундуков.
Ответственному секретарю ОК РКП(б) т. Живову.

На Ваше отношение №155 сообщаю, что:

  1. Мотивы, побудившие подписать заявление изложены в самом заявлении, а именно круг товарищей хорошо знающих прежнюю революционную деятельность Султан-Галиева, не зная причин его изоляции, считали необходимым выяснение этих причин, не допуская мысли, чтобы он мог допустить чтолибо противопартийное.

  2. О причинах обхода сказать ничего не могу. Мне думается, что это можно объяснить особой спешностью отсылки заявления и еще тем, что в подаче в парторган заявления о парттоварище никто не мог видеть какого либо преступления.

Петров.
В бюро ОК РКП(б) ТР.

На основании постановления бюро областного комитета РКП(б) о конспиративных действиях помимо местной организации по реабилитации Султан-Галиева и дачи соответствующих подписей ответственных татарских работников могу сообщить следующее:

Неожиданно для меня было сообщено т. Брундуковым, который узнал будучи в Москве, что Султан-Галиев Контрольной Комиссией ЦК РКП(б) задержан и изолирован от внешнего мира совершенно по неизвестным для нас причинам, тогда по инициативе некоторых товарищей было написано заявление в ЦК и многим другим политическим деятелям как то т. Сталину, Троцкому, Каменеву и т.д. о причине его задержки, а также его изоляции ЦКК и в случае возможности отпустить его под ответственность (подписавших заявление) на поруки.

Зная тов. Султан-Галиева с 1918 года будучи военным работником 2 армии Восточного фронта, где он состоял членом революционного военного совета 2ой армии, в последствие в Центральной Мусульманской Военной коллегии, наконец, его работа в Москве членом коллегии Наркомнаца, все то, что он сделал для партии а также для пролетариата в течение 5 лет, ни минуты не давало мне сомневаться в серьезном его обвинении и ни в коем случае не допускал, что он будет творить контрреволюцию (как это я в последствие узнал со слов ездивших на доклад т. Мухтарова и т. Живова) не давая серьезного отчета дана была мною подпись.

Существование секретного циркуляра ЦК РКП(б) о том, что некоторые просьбы а также разъяснения обращаться помимо местной организации в ЦК нельзя и не допускается, я по крайней мере узнал только после информации т. Живова в бюро, до этого не было известно о подобных циркулярах если имеется, то сделанный шаг безусловно считаю шагом нетактичным.

Существование какой-либо вообще конспирации я отрицаю.
Багаутдинов».5

Но и эти объяснения показались областному комитету партии недостаточными. 23 июля 1923 года состоялось закрытое заседание ОК и ОКК, где осуждался нетактичный поступок татарских ответственных работников.

«Протокол закрытого заседания пленума областкома РКП(б) совместно с Контрольной Комиссией.

№23/с

23 июля 1923 г.

Присутствуют: т.т. Живов, Мухтаров, Ендаков, Сабиров, Галл, Чанышев, Забицкий, Николаев, Декапольский, Кальченко, Евстафьев, Левин, Фасхутдинов, Блудау, Габидуллин, Иванова, Лазарев, Дукальский, инструктор ЦК Струпе.

Заслушано:

Постановлено:

1. Сообщение т. Живова о заявлениях посланных без ведома ОК группой /15-ти/ татарских ответственных работников/т.т. Мухтаров, Сабиров, Мансуров, Ганеев, Брундуков, Багаутдинов, Максудов, Будайли, Болтанов, Бурнашев, Казаков, Сатаров, Усманов, Петров, Енбаев/ в ЦК по делу Султан-Галиева.

В прениях принимали участие т.т. Мухтаров, Дукальский, Галл, Шварц, Блудау, Струпе, Забицкий, Чанышев, Енбаев, Сабиров, Лазарев, Фасхутдинов.

1. Осудить нетактичный поступок товарищей, подавших коллективное ходатайство в ЦК РКП(б) по делу Султан-Галиева, обходя бюро ОК, не сообщив об этом даже ответственному секретарю Обкома.

Тов. Мухтаров остается при особом мнении, которое изложить в письменной форме.


Ответственный секретарь ОК: Д. Живов».6
Последствием всех этих событий стало то, что правительство Кашафа Мухтарова в 1924 году было отправлено в отставку. В 1929 году он был осужден в буржуазном национализме, исключен из партии и в течение восьми лет отбывал наказание в Соловецком лагере. В 1937 году К. Мухтаров был расстрелян. Такая же участь постигла практически всех, кто в свое время осмелился выступить в защиту Мирсаида Султан-Галиева.


1 Резолюция IV совещания ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей по первому пункту порядка дня («Дело Султан – Галиева»). Неизвестный Султан-Галиев: Рассекреченные документы и материалы./Султанбеков Б.Ф., Шарафутдинов Д.Р.- Казань: Татар.кн.изд-во, 2002.- С.80-81.

2 Резолюция по докладу о IV совещании ЦК с ответственными работниками национальных республик и областей. Неизвестный Султан-Галиев: Рассекреченные документы и материалы./Султанбеков Б.Ф., Шарафутдинов Д.Р.- Казань: Татар.кн.изд-во, 2002.- С.181.

3 Ф.15;Оп.1;Д.852;Л.224. Протоколы заседаний бюро обкома РКП(б) и материалы к ним.

4 Заявление группы руководящих работников ТАССР в ЦК РКП(б), копия: секретарям ЦК И.В. Сталину, В.М. Молотову, Я.Э. Рудзутаку, Членам ЦК Г.Е. Зиновьеву, Л.Б. Каменеву, Л.Д. Троцкому, Н.И. Бухарину, К.Б. Радеку, В.В. Куйбышеву,- об отмене репрессий по отношению М.Х. Султан-Галиева (8 мая 1923 г.). Неизвестный Султан-Галиев: Рассекреченные документы и материалы./Султанбеков Б.Ф., Шарафутдинов Д.Р.- Казань: Татар.кн.изд-во, 2002.- С.60-62.

5 Ф.15;Оп.1;Д.857а.;Л.149, 149 об.-156. Стенографический отчет совещания членов обкома и ОКК РКП(б) ответственных работников по национальному вопросу и материалы к нему.

6 Ф.15;Оп.1;Д.850.;Л.58. Протоколы пленумов обкома и материалы к ним.
Зиннатуллин Рамиль Ринатович,

учитель истории МБОУ «Нурлатская СОШ ЗМР РТ»

Похожие:

К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconК вопросу о языковой политике ркп(б) в 1920-е годы ( на материалах Татарстана)
Двадцатые годы прошлого века не стали исключением. События тех дней оставили свой отпечаток в газетных и журнальных публикациях....
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconК сборнику статей по национальному вопросу, изданному в 1920 году
Бунда, 1920 г.). Бунд и не подозревает, что тем самым он признал (нечаянно признал) принципиальную несостоятельность теоретических...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы icon«Новая экономическая политика»
В марте 1921г. На X ркп(б) было принято решение перейти к «новой экономической политике» (нэп). Первым шагом к новой экономической...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconУрока в 11 классе по теме: Международные отношения в 1920-1930-е годы. На путях ко Второй мировой войне
Характеризовать систему международных отношений, сложившихся в 1920-1930-е годы
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconСсср в 1920—1930-е годы СССР в 1920-е годы
На Генуэзской конференции страны Антанты отказались заключить договор с Советской Рос­сией, потому что она участвовала в создании...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconИстория России. 11 класс. Ссср в 1920—1930-е годы Ссср в 1920-е годы. Тест
На Генуэзской конференции страны Антанты отказались заключить договор с Советской Россией, потому что она участвовала в создании...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconЧетвёртое совещание ЦК ркп(б) с ответственными работниками национальных республик и областей 8-12 июня 1923
Линия партработы по национальному вопросу в смысле борьбы с отклонениями от позиции XII съезда партии должна определяться соответствующими...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы icon1918-1923 г г. – послевоенное урегулирование, создание Версальско-Вашингтонской системы; вторая половина 1920-х г г
Материалы к уроку. Международные отношения в 1920-1930-е годы: мир между войнами
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconТема 17. Внешняя политика СССР в 1920-е годы народный комиссар по иностранным делам
...
К вопросу о национальной политике ркп(б) в Татарстане в 1920 годы iconМежду сциллой универсализма и харибдой национальной самости
Дается общая характеристика того интеллектуального поиска, который прошло российское общество в ходе общественной дискуссии по вопросу...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org