Заметки о создании фильма



Скачать 416.58 Kb.
страница1/3
Дата12.06.2013
Размер416.58 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3



Не бойся темноты
ЗАМЕТКИ О СОЗДАНИИ ФИЛЬМА

Народные сказки часто рассказывают о волшебных похищениях:

феи похищают детей, младенцев, взрослых, и возвращают их обратно уже не такими, какими они были.

Они становятся оборотнями или безумцами.

Они полны темных пороков и наклонностей.

Они воют на Луну или что-нибудь в таком духе.

Феи меняют их странным образом,

и я подумал, что было бы здорово

использовать все это в сюжете»
Гильермо Дель Торо

Продюсер, соавтор сценария

СЮЖЕТ
Нечто древнее и злое скрывается в темноте особняка Блэквуд...

  

Когда юная Сэлли Херст (Бэйли Мэдисон) приехала в штат Род-Айленд навестить своего отца Алекса (Гай Пирс) и его новую подругу Ким (Кэти Холмс), живущих в отреставрированном ими викторианском особняке, она сразу почувствовала себя чужой. Богато украшенный новый дом показался ей холодной, неуютной тюрьмой.

  

Алекс поглощен работой над новым большим проектом, и целиком находится во власти своих архитекторских амбиций. Он потерял связь с дочерью, отдалился от нее, и каждая попытка Ким наладить отношения с Сэлли заканчивается неудачей. Сэлли находит утешение в том, что в одиночестве бродит по дому и исследует каждый его уголок. Она злится на запреты сторожа мистера Харриса (Джек Томпсон), постоянно делающего ей замечания. Однажды Сэлли обнаруживает тайный подвал, который не тревожили со времен таинственного исчезновения Эмерсона Блэквуда, построившего особняк в конце XIX века. Пробирающая до костей темнота старого подвала, этого «нехорошего» места, похоронила в себе немало зловещих тайн.
Любопытство Сэлли растет, и однажды она начинает слышать голоса, которые доносятся из подземных глубин. Они манят и зовут ее, умоляя о помощи. Это голоса гомункулов – злых и хитрых существ, чье происхождение теряется в глубине веков; в тех временах, когда сказки о феях и эльфах были не фантазиями, а предупреждением об опасности. Гомункулы живут в темноте, а в качестве лакомства им служат детские зубы.
Сэлли нечаянно выпускает этих монстров на свободу. Она постепенно осознает вездесущность и злые намерения гомункулов, но никто не хочет к ней прислушиваться. Алекс слишком увлечен обсуждением предстоящей вечеринки с Ким, чтобы заниматься уже отреставрированным домом. Он не обращает внимания на слезы дочери, не придает значения ее «сказкам» о зле, которое появляется из темноты. Даже когда на мистера Харриса кто-то зверски нападает, взрослые списывают все на несчастный случай.
Но Сэлли находит союзника в Ким. Молодая женщина внезапно обнаруживает в характере девочки знакомую смесь силы и хрупкости, присущую и ей самой. Ким начинает воспринимать жалобы Сэлли более серьезно, и решает найти источник ее страхов.
Это приводит ее к пониманию того, что же в действительности случилось с Эмерсоном Блэквудом.
После того, как гомункулы нападают на Сэлли в ванной, они начинают хозяйничать в доме, терроризируя всех, кто посмел оказаться на их пути. Разбитая семья должна воссоединиться, чтоб противостоять армии злых монстров.  В противном случае ей придется самим пережить трагедию, постигшую Эмерсона Блэквуда.
О СОЗДАНИИ ФИЛЬМА
В Мексике, около 30 лет назад, юный Гильермо Дель Торо играл со своими братьями и сестрами в игру, во время которой дети пугали друг друга, шепча имя «Сэээээээээээлллллллиииииии». Они посмотрели оригинальный телефильм «Не бойся темноты», снятый в 70-х годах, и он произвел на них неизгладимое впечатление.
«Для моего поколения это был самый страшный телефильм из всех, которые мы когда-либо видели», -- говорит Дель Торо. «Он перепугал всю мою семью, и навсегда остался в моей памяти».
Когда Дель Торо, спустя много лет, приехал в Америку, он начал поиски создателей оригинального сценария. Ему понадобились три или четыре года, чтобы найти автора и приобрести права.
Дель Торо вместе со своим соавтором Мэттью Роббинсом написал новый сценарий, и работая над ним, по его словам, «оттянулся по полной». «Многие элементы, которые я включил в сценарий «Не бойся темноты», я потом использовал в «Хребте дьявола» и «Лабиринте Фавна». Кое-какие эпизоды, идеи, сюжетные ходы...»
Когда Дель Торо писал сценарий нового фильма «Не бойся темноты», он с удовольствием разрабатывал темы, которые обдумывал годами – в частности, идею кошмарной «зубной феи».
««Зубные феи» овладели мои умом с тех пор, как я был ребенком. Я никак не мог понять: зачем им нужны зубы?! Они их едят, или выкладывают ими мозаики? Что они делают с теми зубами, которые у них есть? Я нигде не мог найти удовлетворительного ответа...»
Проект не мог реализоваться на протяжении долгих лет, но это дало Дель Торо и Мэттью Роббинсу возможность сильно изменить исходный материал. Главным отличием нового сценария стало то, что в нем Сэлли – девочка, а не взрослая.
«В телефильме Сэлли была взрослой (ее играла Ким Дарби). В оригинальной версии образ женщины подается очень старомодно, наподобие того, каким его видели до наступления эры феминизма. Поэтому Сэлли в телефильме – робкая, умственно нездоровая женщина. Мне это не понравилось, и я подумал, что будет куда симпатичнее, если Сэлли будет просто маленькой девочкой».
Права на экранизацию много лет принадлежали студии «Miramax» и после реструктуризации студии «Weinstein» в 2005, Дель Торо решил узнать, какова судьба его сценария.
«Я надеялся и молился, чтобы про мой сценарий забыли -- для того, чтобы самому им воспользоваться. Когда стало очевидным, что он остался у «Disney» и «Miramax», я немедленно пошел к Кери Путман и Дэниэлу Хассиду и спросил их, не хотят ли они сделать такой фильм со мной в качестве продюсера. А потом мы нашли молодого режиссера, которого и поставили у руля».
На этой стадии к проекту подключился продюсер Марк Джонсон. Они были знакомы с Дель Торо больше десяти лет, и все это время искали возможности поработать вместе.
Джонсон вспоминает: «Десять месяцев назад я ехал по Лос-Анджелесу в своей машине, когда Дель Торо позвонил мне и спросил: «Хочешь сделать фильм вместе?». И рассказал мне про «Не бойся темноты»».
Слово Дель Торо: «В итоге, весь процесс занял шестнадцать лет – с 1993 по 2009 год. Шестнадцать лет понадобилось, чтобы сделать этот фильм -- сделать так, как я хотел. И найти подходящего режиссера, который смог бы привнести в проект свою эксцентричную, причудливую индивидуальность. Думаю, мы нашли все, что искали, в Трое Никси».
РЕЖИССЕР
Перед тем, как совершить свой прорыв в кинорежиссуру, Трой Никси жил и работал в Канаде. Там он получил известность как художник-иллюстратор комиксов и графических романов. Среди его выдающихся работ «Бэтман» (вместе с Майком Миньолой), «Просто опять конец света» Нила Геймана, «Grendel: Black, White & Red, Bacon» Мэтта Вагнера, и комикс «Trout», высоко оцененный критикой.
Дель Торо был хорошо знаком с работами Никси в качестве иллюстратора: «Я любил комиксы, которые Трой сделал с Майком Миньолой, и поэтому пристально следил за ним».
Дебютом Никси в качестве режиссера стал замысловатый, но динамичный короткометражный фильм «Плач отмычки», на производство которого ушло четыре года. Фильм был по достоинсту оценен критиками на Международном фестивале в Торонто в 2007 году.
Никси выслал Дель Торо фотографии со съемок «Плача отмычки», и они произвели должное впечатление. «Когда пришло время искать режиссера для «Не бойся темноты», -- вспоминает Дель Торо, -- «наш общий друг Ник Нунзията из Chud.com, сказал: «А что насчет Троя? Посмотри его короткометражку, она просто великолепна!» Я посмотрел «Плач отмычки», и фильм мне понравился»,
Дель Торо встретился с Никси чтобы обсудить сюжет будущего фильма. «Я почувствовал, что Трой очень, очень хорошо знает тот мир, в котором живут дети, и что у него есть своя, особенная манера, которая может помочь нам сделать фильм необычным”.
Марк Джонсон в свою очередь тоже был впечатлен «Плачем отмычки». Настолько, что «нежданно-негаданно» позвонил Никси со съемок «Нарнии» в Праге, чтобы познакомиться и попросить помочь в работе над будущими проектами.
Поэтому для Джонсона не было ничего неожиданного в том, что Гильермо позвонил ему по вопросу «Не бойся темноты», и, в итоге, режиссером проекта стал Трой.
Никси быстро согласился на предложение снять первый полнометражный фильм. Он похвалил сценарий за то, что в нем «на равных присутствуют и великолепно прописанные персонажи, и темные сказочные мотивы»
Несмотря на небольшой опыт Никси в кино, Джонсон описывает его как человека с «великолепным образным мышлением». Продюсер говорит, что ему нравится работать с режиссерами-дебютантами: «Это всегда интересно --- ведь они нуждаются совсем в другом, чем те, кто снимает кино долгие годы».
Никси был уверен в том, что сможет снять полнометражный фильм. Он объясняет: «Я отточил свое умение рассказывать истории за 17 лет работы над комиксами. Когда я начал снимать «Плач отмычки», то внезапно понял: кино - самый лучший способ для этого из всех существующих. Теперь я работаю в Мельбурне и снимаю полнометражный фильм: и это как раз то, чем я всегда хотел заниматься».
Во время подготовки к съемкам фильма, опытный продюсер Билл Хорберг согласился принять участие в проекте в качестве исполнительного продюсера, чтобы оказать Никси дополнительную творческую помощь.
Слово Хорбергу: «Я готовился поехать со своей семьей на летние каникулы, но тут внезапно зазвонил телефон. Это был Марк, который сказал: «Твой чемодан уже упакован? Что ты собираешься делать летом? У меня есть один проект...» Марк рассказал мне в общих чертах о будущем фильме; рассказал, как он будет называться. Вот, в общем-то, и всё».
На тот момент Джонсон был занят производством «Нарнии» в Куинслэнде, а Дель Торо начинал съемки «Хоббита» в Новой Зеландии.
Хорберг продолжает: «Так что это была просто работа, обычная работа, как всегда. Надо было помочь всем коммуницировать друг с другом, помочь Трою озвучить его видение фильма, помочь ему найти стиль, в котором он будет снимать. Точно установить места съемок, их очередность, разработать постановочный план. И (вместе с линейным продюсером Стивеном Джонсом) попробовать успокоить студию, убедить ее в том, что у нас есть четкий план - и финансовый, и творческий».
Исполнительный продюсер Стивен Джонс подключился к работе над проектом в самом ее начале. Он курировал каждый этап производства фильма в период предсъемочной подготовки, непосредственных съемок и постпродакшна.
На вопрос о том, как продюсеры работали вместе, Джон ответил: «У каждого из нас были свои сильные стороны. На мой взгляд, я лучше прочих разбираюсь в организационной работе, распределении бюджета и снабжении, Марк - в творческой стороне процесса, а Билл - в подготовительной работе. И когда мы втроем объединились, получилась как раз та команда, которая могла сделать хороший фильм и выпустить его на экраны».
КАСТИНГ
Еще на самой ранней стадии обсуждения актерского состава, создатели фильма видели Кэти Холмс и Гая Пирса в ролях Ким и Алекса. Впрочем, они не были уверены в том, что им удастся заполучить выбранных актеров для съемок своего проекта.
Вспоминает Гильермо Дель Торо: «Первое имя, которое предложил я, было «Гай Пирс», а первое имя, которое предложил Трой, было «Кэти Холмс». И в обоих случаях мы не знали, удастся ли нам договориться. Мы полностью отдавали себе отчет в том, что они слишком занятые, слишком крутые, чтобы согласиться сыграть в небольшом фильме ужасов. Но, тем не менее, оба они отозвались на наше предложение».
Говорит Марк Джонсон: «Что касается Кэти Холмс, то мы с самого начала думали о ней, как о лучшей кандидатуре на роль Ким. Но (возможно, мне не следовало бы об этом говорить) я никогда не думал, что нам удастся заполучить ее для участия в проекте. Тогда мы сказали себе: «Ну ладно, мы никогда не узнаем об этом, пока не попробуем». В итоге, Кэти понравилась короткометражка Троя, и она согласилась на встречу. Трой и я встретились с ней в отеле Беверли Хиллз, отлично позавтракали, а потом выяснили, что Кэти и правда хочет сняться в нашем фильме».
Джонсон рассказывает, что услышал о Бэйли Мэдисон от Натали Портман. «Натали сказала мне: «Знаешь, тебе и правда стоит взглянуть на эту девочку». Бэйли оказалась удивительной, просто удивительной. Она актриса – но не осознает, что она актриса. Она просто живет, вот и все».

Дель Торо говорит, что Бэйли была послана самим Небом, «потому что каждый ребенок, который снимается в кино, послан им. Они встречаются редко, и редко когда удается найти ребенка, который был бы лишен притворства. Такие дети – интуитивные актеры, и Бэйли как раз из их числа. Она настоящее чудо, она великолепна».

МЕСТО СЪЕМОК
Когда проект был уже готов к запуску, главным было найти подходящее место для съемок, которое позволило бы перейти к предсъемочной подготовке как можно быстрее и эффективней.
В этом качестве сначала рассматривался Будапешт, но, к счастью, в австралийском Мельбурне нашлись подходящие студии постпродакшна и спецэффектов, натура, съемочная площадка, актерский состав и съемочная группа. И – плюс ко всему - великодушная помощь, которую были готовы оказать местная киноиндустрия и правительство.


ДИЗАЙН
В качестве художника-постановщика работать над фильмом был приглашен Роджер Форд, и Никси сразу же поручил ему создать библиотеку изображений; тех «кирпичиков», из которых будет построен визуальный ряд фильма.
Главным задачей для Никси было создание специфической цветовой гаммы. Он хотел при ее помощи показать на экране «теплый и гостеприимный дом» - в отличие от стандартного для хорроров особняка, когда «ты входишь в дверь и сразу понимаешь, что сейчас случится что-то страшное».
Никси хотел, чтобы Ким, которую играла Кэти Холмс, находилась в гармонии с этой цветовой гаммой. «Поэтому я использовал теплые осенние цвета и для дома, и для гардероба Кэти, чтобы она чувствовала себя комфортно внутри дома».
Алекс, персонаж Гая Пирса, наоборот, был одет в костюмы холодных и серых тонов, которые подходили для сцен, снятых на натуре. Таким образом, Алекс внутри дома выглядит «немного не на своем месте».
В качестве художника по костюмам работать над проектом была приглашена Вэнди Чак, которая работала в тесном сотрудничестве с Никси, чтобы воплотить его идеи в жизнь. Сотрудники ее мастерской большую часть времени проводили, работая над тем, чтобы точно передать цвета разработанной Никси цветовой палитры.
Никси объясняет: «Идея была в том, что снаружи на самом-то деле безопасно, но зато прохладно и немного аскетично. Мы снимали все в пасмурную погоду, и это должно заставить зрителей захотеть, чтобы герои вошли внутрь. В теплый и гостеприимный дом, где, конечно же, их поджидают сплошные мучения. Это всего лишь небольшой штрих, но эффект, который он оказывает, действительно силен».
Никси также поработал над одеждой девочки Сэлли, которую играла девятилетняя Бэйли Мэдисон. «Девочка не должна была смотреться органично ни во внутренней обстановке дома, ни на природе. Она как будто заброшена сюда откуда-то из другого мира».
С этой целью отдельные элементы внутренней обстановки дома были сделаны большими, чем обычно. «Сэлли кажется даже меньше, чем если бы она была в обычном доме, когда она бродит по коридорам или лежит в своей гигантской постели. Вся эта обстановка делает ее совсем крошечной».
Дом, в котором проходили съемки, был найден в часе езды к северу от Мельбурна. Впрочем, Форд и его дизайнерская команда преобразовали здание: построенный в 1930-е годы жилой дом в псевдотюдоровском стиле они трансформировали в викторианский особняк конца XIX века.
Слово Форду: «По идее, дом располагается неподалеку от города Провиденс, штат Род-Айленд. Это огромный загородный дом, вокруг которого – большой земельный участок. Мы не хотели делать его слишком жутким. Не хотели, чтобы он был похож на типичный готический «дом с привидениями»».
Форд объясняет это тем, что в соответствии с сюжетом, дом должен был быть очень красивым. «Суть в том, что современная семья купила дом и отреставрировала его, даже не догадываясь о мрачном прошлом их нового жилища». «Но скоро они узнают, о чем же, собственно, наш фильм!» -- усмехается Форд.
Влияние готики сказывается в витражах, скульптурах горгулий, и дизайне необычной входной двери, которую сделал Эмерсон Блэквуд (Гарри МакДональд), первый владелец дома.
Говорит Форд: «Этот человек, Эмерсон Блэквуд, был натуралистом и художником. Он рисовал дикую природу, изучал естествознание и был одним из самых известных художников своего времени. Поэтому мы получили такое удовольствие, когда оформляли главный вход в дом. Эмерсон оформил их, используя растительные орнаменты и витражи, и все это – в цветовой гамме осенних кленовых листьев».
Дизайнеры поработали и над обширным участком вокруг дома. Они добавили клумбы, озеро и необычный маленький пруд, который был спрятан в центре замкнутой, круглой живой изгороди.
Когда Форд придумал этот изысканный водоем, он распорядился построить большой пруд для разведения рыб и завез 20 японских рыб кои из Западной Австралии. Все это было сделано специально для съемок эпизода доверительного разговора между Ким и Сэлли.
Для того, чтобы создать дизайн интерьера, художникам понадобилось около 14 недель работы в двух павильонах центральной студии Мельбурна. Декорации воссоздают интерьеры викторианской эпохи, богато оформленные при помощи антикварной мебели, готических скульптур, гобеленов, персидских ковров, оленьих рогов, голов животных и больших деревянных панелей, снизу доверху покрытых причудливой резьбой.
В дополнение к интерьеру дома были созданы декорации подвала – похожей на пещеру комнаты, которую обнаруживает Сэлли в начале фильма. Из этого места и выходят на волю монстры.
Подвал был любимой площадкой актеров и съемочной группы – хотя и было неоднократно замечено, что каждый раз, когда съемки проходили там, настроение у всех становилось хуже некуда.
Говорит Трой Никси: «О, подвал! Подвал - это и есть я! Я люблю, просто обожаю эти старые кирпичные строения. Вы почти падаете в эту глубокую нору, это почти что подземелье, темный погреб. Мы сделали там лестницы, чтобы создать ощущение, будто вы спускаетесь во тьму чего-то неизведанного. Создали темные углы, где прячутся монстры. Вы видите отблески на стенах: это огромная яма для золы. Подвал куда древнее того дома, который построил Блэквуд. Его чуть не затянуло в это место, и все это нашло отражение в дизайне. Подвал похож на раскрытый рот, в который вы заглядываете с близкого расстояния. Там есть руины, неясные узоры на кирпичах, и паутина, которая свешивается отовсюду».
Кэти Холмс согласна: «Когда я впервые спустилась в подвал, мне стало по-настоящему жутко. Так и было задумано: это тревожное, пугающее место, и, по-моему, дизайнерам великолепно удалось передать эти ощущения. Когда видишь подвал, думаешь: «Вау, никто не заходил сюда очень давно, и здесь неплохо было бы сделать уборку!». Так что все было сделано как надо».
Говорит Дель Торо: « Весь этот продуманный дизайн был направлен на то, чтобы передать характер Эмерсона Блэквуда, о котором нам известно лишь то, что он был большим любителем природы. С другой стороны, Блэквуд препарировал животных, и на его картинах мы видим черепа, кровь и жестокость. Этот парень мало-помалу вторгается в мир, о существовании которого он даже не подозревал. Мир древних голодных существ, которых он обнаруживает и начинает зарисовывать».
МОНСТРЫ
На ранних стадиях разработки дизайна, Никси и Дель Торо работали вместе с Чэдом Заром и Кейтом Томпсоном над концепцией монстров, которая отсылала к гомункулусам коллективного бессознательного.
«Сначала мы обсуждали, должны ли монстры быть похожи на гремлинов? Но нет: в них не должно быть ничего смешного», -- объясняет Никси.
Процесс обсуждения был похож на «нанизывание идей на вертел» и занял чуть больше недели, прежде чем было принято окончательное решение. Модель была создана в масштабе, чтобы в последствии сохранить цвета и текстуру.
Говорит Никси: «Мы хотели, чтобы монстры были маленькими; хотели, чтобы они чем-то напоминали чудовищ из оригинального фильма. Хотели, чтобы они были как можно более страшными. Древние, старые, морщинистые маленькие создания. Мы бесконечно обсуждали их вид – до тех пор, пока не пришли к тому, что всех нас устроило. И мы надеемся, что наши создания способны перепугать до полусмерти новое поколение детей».

В самом начале работы было принято решение, что монстры появятся в фильме только на стадии послесъемочного процесса. На этот раз было решено обойтись без кукол, которые появлялись в предыдущих работах Дель Торо.
Воплотить замысел в физическую реальность, а затем и в компьютерную форму, предстояло продюсеру спецэффектов Скотту Шапиро, который присоединился к проекту еще на ранней стадии предсъемочной подготовки.

«Студия «Miramax» одобрила макет, который мы долго разрабатывали вместе с компанией «Spectral Motion» в Лос-Анджелесе», - объясняет Шапиро. «Сначала мы мотались взад-вперед между Троем, Гильермо и продюсерами, чтобы выяснить, какими должны быть монстры, а потом художники вылепили модель из пластилина».
Пластилиновая модель также были одобрена. Ее отослали в компанию «Gentle Giant» в Лос-Анджелесе, которая занимается сканированием с высоким разрешением. «Сканер оцифровал все детали, все хитросплетения дизайна, все поры, которые были в нашей модели».

Шапиро объясняет: «В самом конце мы создавали трехмерную модель головы, она очень насыщена разными деталями. Это самое главное, и мы сначала смоделировали головы в низком разрешении, для того, чтобы с ними могла работать компания «Iloura», которая завершала весь процесс. Так и возникли все наши трехмерные модели».
Было сделано восемь главных гомункулов, каждому из которых создатели фильма дали имя и придумали характер. Первый из них носил имя «Тот, Который У Нас Есть», потому что на ранних стадиях предсъемочной подготовки этот гомункул был единственным, с которым можно было работать...
Другой монстр получил имя «Челюстная Кость»: у него была деформирована челюсть. «Трою понравилась идея вернувшегося с войны ветерана и, в теории, Челюстная Кость был изуродован на поле боя, а не на операционном столе. И, да: его челюсть чудовищно изувечена», -- объясняет Шапиро
«Еще у нас есть чудище по имени Опухоль, у которого отвратительная опухоль на голове, своим видом напоминающая цветную капусту. Есть Вмятина – он в детстве выпал из кроватки, и теперь у него на голове вмятина. У нас есть Блэквуд, который похож на актера, играющего Блэквуда. Из всех наших гомункулов, он единственный похож на кого-то, кого можно увидеть в фильме. И у нас есть Палец, который «играет» его сына».
Придумывая монстров, Никси вдохновлялся несколькими источниками. Он говорит: «В них много от животных – в их движениях. В том, как они нападают».
Среди прочего, Никси вдохновлялся черно-белым документальным фильмом «Titicut Follies», снятом о пациентах Бриджуотер, государственной клиники для душевнобольных преступников. Говорит Никси: «Взгляните на людей с психическими проблемами, посмотрите на их тик и на их поведение. Прибавьте к этому, что гомункулы то ползают на четвереньках, то ходят на двух ногах. Наши монстры выглядят очень, очень страшно».
АТМОСФЕРА
Дель Торо с самого начала был непреклонен в том, что монстры не останутся лишь смутными намеками на что-то злое, спрятавшееся в темноте. Они должны, в конце концов, появиться на экране.

Он объясняет: «Мне хотелось бы подчеркнуть, что я по-настоящему люблю «фильмы с монстрами». А когда вы смотрите «фильм с монстрами», вы хотите увидеть чудовищ. По-моему, можно до поры до времени сохранять неясность и двусмысленность, но в итоге просто необходимо показать их на экране».
Вместе с тем, монстры вторичны по отношении к тому, что для создателей фильма было главным в сюжете: семейные взаимоотношения.
Дель Торо убежден, что «в основе всей драмы - семья». Или дружба. Он говорит: «Вы можете называть это и так, и так».
По словам Дель Торо, динамика фильма должна была напоминать динамику хичкоковских «Птиц».
«По одной из версий (не факт, что правильной) птицы в картине Хичкока олицетворяют напряжение и агрессивность, возникшие в семье. Думаю, это отличная идея – использовать гомункулов, маленьких ребят, чтобы воплотить напряжение в семейных отношениях».
Дель Торо говорит о том, что напряжение, возникшее между двумя женскими персонажами и отцом, доходит до той точки, «когда монстры, живущие внутри девочки и внутри дома, дают о себе знать и выходят из-под контроля»

Они начинают действовать – вовсе не так как Сэлли хотелось бы на сознательном уровне.
«Но я думаю, что в нашем фильме, как и в любом другом хорроре, мы имеем дело с чудовищами, которые появляются из подсознания, из глубины. Поэтому мне представляется важным показать динамику внутрисемейных отношений».
Слово продюсеру Марку Джонсону: «Снимая картину, мы ориентировались на «Челюсти»: фильм Спилберга так грамотно выстроен, что даже если вы уберете оттуда акулу, фильм все равно останется великолепным, увлекательным и напряженным».
СЪЕМКИ
Оператор Оливер Стейплтон быстро сказал «да», когда перед ним возник сценарий будущего проекта. «Я почувствовал, что это просто великолепный материал для съемок: с одной стороны – фильм ужасов, но на самом-то деле – психологическая драма».
Стейплтон работал бок о бок с Никси, чтобы воплотить визуальные концепции режиссера. Особое внимание оператор уделил натурным съемкам в серых тонах, теплой цветовой гамме интерьеров и лучам света, пробивающимся сквозь стекло внутрь дома и в подвал.
Фильм был снят так, чтобы казаться темным. Ночь здесь выглядит окрашенной в серый или черный цвет, а вовсе не в синий, как часто можно увидеть в других фильмах.
Никси понравилась идея тьмы, которая проникает в кадр все больше и больше по мере развития сюжета. Эта идея была по достоинству оценена Стейплтоном, хотя он и сказал, что ее трудно будет реализовать -- так, чтобы не затемнить все, что происходит по краям кадра.
Стейплтон говорит, что нерегулярные визиты Дель Торо на съемочную площадку были невероятно эффективны, и добавляет, что Дель Торо «заново открывает кинематограф».
«Он прекрасно владеет материалом и понимает жанр. То, что он делает – не драма и не экшн: в определенном смысле, Дель Торо создал свой собственный жанр, «кино Гильермо Дель Торо»».
Съемки заняли 12 недель, из которых 15 дней было потрачено на натурные съемки, а все остальные – на съемки в павильонах студии.
Австралийская директор по кастингу Кристин Кинг подобрала на оставшиеся роли разноплановую команду опытных актеров, среди которых были Гарри МакДональд, Джулия Блейк и Джек Томпсон. Режиссер и продюсеры были впечатлены.
Говорит Никси: «Они просто невероятные! Джек Томпсон (который здесь, в Австралии, настоящая легенда) – это фантастика! Милейший парень, который может бесконечно рассказывать всякие байки. И если он зайдет в офис, то обязательно оставит свой компакт-диск со стихами, свой рецепт соуса для барбекю... Он везде оставляет следы своего присутствия».
Съемка фокусировалась на «живом» действии, но оператор работал согласовано со Скоттом Шапиро и специалистами по спецэффектам. Для трудных сцен с актерами и монстрами (всего около десяти) перед началом съемок на компьютерах была сделана «предвизуализация».
Объясняет Стивен Джонс: «Предвизуализация – это простая мультипликационная версия сцены, сделанная на компьютере, которую визирует режиссер. Съемочная группа изучает ее, чтобы разобраться, как будет впоследствии снимать эту сцену».
Предвизуализация – эффективный способ понять, что понадобиться на съемочной площадке, и чем будут заниматься специалисты по спецэффектам во время съемок.
На съемках использовались и масштабированные версии монстров, которые помогали актерам понять, где в фильме будут находиться чудища, а оператору -- правильно установить границы кадра и выставить свет.
Эти масштабированные, кукольные эскизы можно было передвигать, и управлять их движениями. Разумеется, в окончательной версии фильма они были заменены сгенерированными на компьютере монстрами.
Монтажер Джил Билкок монтировала, собирая вместе фрагменты, на разных съемочных площадках на всем протяжении непосредственных съемок. Результат создатели фильма смогли оценить сразу. Джил была настоящим подарком для создателей фильма, с ее удивительным вниманием к деталям и приветливым характером.

Дель Торо объясняет, что монтажер должен быть «внимательным к актерской игре, внимательным к ритму, должен уметь создать нужный эффект на экране». Он говорит, что большинство монтажеров умеют лишь что-то одно, но «у Джил фантастически наметанный глаз на все и везде».
«Джил Билкок не только ничем не уступает всем монтажерам, с которыми я когда-либо работал. Она стоит выше большинства монтажеров, которых я когда-либо видел! Она – единственная в своем роде, и должна быть провозглашена национальным достоянием».
КЭТИ ХОЛМС
Готовясь к роли, Кэти Холмс пересматривала классические фильмы ужасов, такие как «Экзорцист» и «Ребенок Розмари». Но во время съемок она была сконцентрирована не столько на пугающих эпизодах, сколько на семейных взаимоотношениях между персонажами фильма.
«Я даже посмотрела «Крамер против Крамера». Хотя это фильм в совсем другом жанре, он тоже рассказывает о семейных взаимоотношениях, и в нем удивительная игра актеров», -- говорит Кэти.
«Роль Ким, которую я играю, важна для меня, потому что моя героиня собирается стать матерью и, по-моему, находит в себе силы рассчитывать только на себя. Думаю, это очень сильная роль».
Холмс говорит, что работать вместе с Гаем Пирсом было подлинным удовольствием. «Он замечательный актер, я его поклонница уже много лет. Было по-настоящему захватывающим встретиться с ним и работать вместе. Он необычайно умен, и с ним было очень приятно общаться».
Холмс говорит, что Пирс и его жена были очень «великодушны», помогая Холмс и ее семье в Мельбурне во время трехмесячного съемочного процесса. В итоге, все они смогли получить огромное удовольствие, живя и работая в Мельбурне.
«Люди здесь так добры... С ними легко разговаривать, они с радостью оказывают вам помощь, и они были очень приветливы со мной и членами моей семьи. Вдобавок, все мы наслаждались мельбурнским шоколадом и пирожными. Правда, потом приходилось часами бегать в местном ботаническом саду, - чтобы избавиться от последствий!».
Холмс комментирует: «Все, кто был занят в фильме, очень много работали, но при этом были очень милы, и работать вместе с ними было легко и приятно. Все закончилось очень быстро, и я чувствую себя счастливой: нам все великолепно удалось».
ГАЙ ПИРС
Гай Пирс говорит о Кэти Холмс, что она «настоящее чудо». «Она одна из самых милых людей, которых я когда-нибудь встречал, и это делало совместную работу легкой и комфортной».
«Мы нашли общий язык сразу, в тот момент, когда впервые встретились на репетициях». Пирс говорит, что он и Холмс, пока история разворачивалась вокруг юной Сэлли, прорабатывали детали отношений их персонажей в фильме.
«Наши отношения проходят проверку, потому что в дом приезжает девочка и Алекс не помогает ей в должной мере. Развитие взаимоотношений между Ким и Алексом здесь очень важна, и Кэти была просто великолепна, точно и достоверно сыграв ряд аспектов этих отношений».
Пирс говорит, что фильмы подобные «Не бойся темноты» могут служить метафорой того страха, который иногда выпадает на долю детей, «даже когда никаких настоящих монстров нет». «Они чувствуют страх, если брошены родителями, если недополучают любви, если не понимают чего-то. Нам, людям, очень просто создавать чудовищ внутри собственной головы, и, по-моему, фильм снят в том числе и об этом».
По мнению Пирса, «Не бойся темноты» это «семейная драма, которая перетекает в фильм ужасов. Такое может случиться в жизни любого человека: ведь наша жизнь так неустойчива и опасна».
БЭЙЛИ МЭДИСОН
Кэти Холмс и Гай Пирс хвалят девятилетнюю Бэйли Мэдисон за ту активность, которую она проявила в роли Сэлли. С самого начала Мэдисон очаровала создателей фильма, актеров и всю съемочную группу, и ее партнеры отмечают ее ум, обаяние, энергию и зрелость.
Кэти восторгается: «Она производит потрясающее впечатление - и как человек, и как актриса. Должна сказать, что было очень увлекательно ежедневно работать вместе с ней, потому что она полна великолепных идей, у нее невероятная интуиция, и в ней совершенно не чувствуется никакой фальши... Она чудесная, добрая и веселая девочка, так что с ней всегда было приятно общаться. И она замечательная актриса!»
Комментирует Пирс: «Она похожа на маленькую леди! В 9 лет она могла бы сойти и за девяностолетнюю: по-настоящему умная, очень зрелая и рассудительная».
Говоря об игре Бэйли, Пирс добавляет: «У нее был огромный объем работы, и она выполнила ее на фантастическом уровне. Она очаровательна, и великолепно со всем справилась. Обалдеть!»
Слово Мэдисон: «Я всегда хотела сняться в подобном фильме, где я могла бы воображать, что перепугана до полусмерти. Когда смотришь такое кино, то ерзаешь на стуле, постоянно спрашивая себя: «Ох, что же, что же будет дальше?!» Это клево, по-настоящему клево!».
Бэйли говорит о работе со специалистами по спецэффектам: «По большей части я смотрела в пустоту, но мне помогал свет, установленный специалистами по спецэффектам, который указывал, куда перемещаются монстры... Это было клево, потому что я вроде как ни на что не смотрела, а зрители будут думать, что я вижу там что-то очень страшное, которое заставляет меня пятиться и визжать!»

Мэдисон очень понравились модели гомункулов, и она говорит, что они были «милыми и жуткими».
Девочке полюбились ее партнеры: «Кэти была так ласкова со мной – и когда мы работали, и когда играли, пели и танцевали с ее дочкой. И она удивительная актриса!»
Бэйли говорит о совместной работе с Пирсом, что она была «замечательной». «Он учил меня разным штукам, он прекрасный профессионал, и было очень приятно, что в фильме он играл моего отца. Между дублями развлекались, играя в разные игры: например, называли Эмерсона Блэквуда просто «Э.Б.»,а потом придумывали всякие смешные варианты расшифровки этого сокращения».
Мэдисон говорит о семейных взаимоотношениях в картине: «В фильме Сэлли и Ким антагонисты: они хотели бы быть друзьями, но у них это не получается. Ким старается изо всех сил, но Сэлли... Сэлли игнорирует ее, потому что не хочет смириться с тем, что подружка ее папы ей не нравится».
Бэйли объясняет, что в середине фильма есть поворотный момент, когда «они начинают строить свои взаимоотношения, и становятся если не лучшими друзьями, то хотя бы приветливыми друг с другом».
Мэдисон с любовью вспоминает об опыте, приобретенном во время съемок: «Я по-настоящему счастлива, что мне довелось работать с такими замечательными людьми. Мне понравилось сниматься вместе с Кэти и Гаем, да и общаться со всеми остальными – тоже. Было клево!».
ПОСТПРОДАКШН
Непосредственный период съемок был закончен в сентябре 2009 года, после чего начался интенсивный процесс постпродакшна. Он занял около семи месяцев. Большая часть фильма была сделана именно в этот период.
Исполнительный продюсер Стивен Джонс говорит, что в фильме использовано более 200 спецэффектов, которые потребовали команды, состоящей из 300 технических специалистов. Вместе «с их компьютерами и их мастерством» они работали на студии спецэффектов «Iloura», расположившейся в Мельбурне.
Вспоминает Марк Джонсон: «Сначала мы объявили конкурс, в котором приняли участие четыре студии. Некоторые из них были достаточно большими (кое-какие базировались в Сиднее), но студия «Iloura» сделала все, чтобы победить. Они ясно дали нам понять, что готовы сделать все, чтобы работать над нашим фильмом, и при этом готовы сделать все как надо».
Джонсон говорит, что создатели фильма сразу поняли: в студии «lloura» работают «те, кто нужно». Эта студия -- «маленькая машина, которая может буквально все».
На всем протяжении послесъемочного процесса, специалистам из «Iloura» предстояло работать бок о бок со Скоттом Шапиро. Они вместе создавали все – начиная от творческой работы и заканчивая компьютерной доработкой декораций.

«Но по большей части эти ребята трястись от страха, когда смотрели наш фильм!» -- ликует Джонсон.
C другой стороны, создатели фильма старались сделать картину, которая получила бы рейтинг «PG 13».
Никси объясняет, что «Не бойся темноты» «сознательно сделан настолько страшным, насколько возможным, но все-таки это не слэшер».
Он говорит, что «фильм заставит публику ерзать на стуле, и задавать себе вопрос «Чего же мы в действительности боимся?» Как же залезть людям в голову и заставить мурашки бегать по их спинам?»
Никси говорит, что его первый опыт в качестве режиссера полнометражного фильма был «невероятным». «За один день съемок я испытывал все эмоции, которые только можно себе представить. И так – день за днем».
Напряжение совсем иного рода создавали фанаты жанра, которым не терпелось увидеть новый фильм. «Они пришли в немыслимое возбуждение от того, что смогут увидеть знакомую с детства историю, переписанную Дель Торо и снятую мной».
Никси получал удовольствие от общения с этими людьми. «Они надеются, что фильм получился, но они готовы громко возмущаться, если он им не понравится. Вы берете на себя все это давление, но это реально помогает в становлении вашего видения, в работе с теми, с кем вы работаете, помогает вам обрести уверенность в том, что вы сняли по-настоящему хорошее кино».
  1   2   3

Похожие:

Заметки о создании фильма iconИнформация о создании фильма
«В каждой сказочной стране есть добро и зло. В подземелье мне особенно нравится, что тут все немного сдвинутые, даже добрые персонажи....
Заметки о создании фильма iconДесятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения
Г. И. Брехман. Новый взгляд на неродившегося и новорожденного ребенка. Предисловие научного редактора
Заметки о создании фильма iconДесятилетний юбилей. Перспективы 203 Приложение Заметки об абортах 207 Приложение Заметки о чувстве вины у родителей 210 Источники и материалы для чтения
Г. И. Брехман. Новый взгляд на неродившегося и новорожденного ребенка. Предисловие научного редактора
Заметки о создании фильма iconАналитические заметки о политике
Аналитические заметки о политике безопасности в Центральной Азии №8 Взаимодействие сми и
Заметки о создании фильма iconКраткий пересказ фильма «белые ночи»
Персонаж Мечтателя появляется с начала фильма. Перед нами старый и грустный человек. Он прямо обращается к зрителю и рассказывает...
Заметки о создании фильма iconАлекс Экслер Непутевые заметки по Египту Непутевые заметки – 2
Пятая порция джина сыграла свое решающее действие, и я таки дал свое согласие, так как моей детской мечтой было увидеть страну, где...
Заметки о создании фильма icon«огни большой компании»
В начале программы все гости получают пригласительный билет, оформленный в стилистике начала XX века, на премьеру нового фильма:...
Заметки о создании фильма iconЛетний фестиваль музыкального фильма 5 июля, среда
Летний фестиваль музыкального фильма. Звезды в музыкальном фильме: Соня Хени и Гленн Миллер со своим оркестром
Заметки о создании фильма iconПо поводу создания «Родной» партии
...
Заметки о создании фильма iconКиномания «Балтийская жемчужина» для полуночников Три фильма за один сеанс!
Когда за стенами кинозала такая же темнота, что и внутри Именно так рассудили организаторы «Балтийской жемчужины», объявив, что 2...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org