© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина



страница3/6
Дата18.06.2013
Размер1.18 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6

2.2 СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЭМЫ

В тексте поэмы «Кавказский пленник» встречается множество старославянских словообразовательных моделей и соответствующие аффиксов.

Начнем наш анализ с префиксов. Наиболее распространенной старославянской приставкой является вос- (варианты вс-, вз-, воз-). Данный аффикс служит для образования глаголов со следующими значениями.

1. Поднять или подняться вверх или наверх с помощью действия, названного словами, от которых соответствующие глаголы образованы (возвести, воспарить и т.п.).

2. Резко, внезапно или интенсивно совершить или начать совершать действие, названное словами, от которых соответствующие глаголы образованы (возгордиться, возжелать, возликовать, возлюбить, возмечтать, возомнить, возроптать, восхотеть и т.п.).

3. Довести до результативного завершения действие, названное словами, от которых соответствующие глаголы образованы (возмужать, воспользоваться, воспрепятствовать.

В поэме встречается ряд случаев употребления слов с данными аффиксами:

Воспоминают прежних дней

Неотразимые набеги,

Обманы хитрых узденей
"Вот русский!" - хищник возопил.

Аул на крик его сбежался…
Воспомнил юноша свой плен,

Как сна ужасного тревоги,

И слышит: загремели вдруг

Его закованные ноги

Где бурной жизнью погубил

Надежду, радость и желанье,

И лучших дней воспоминанье

В увядшем сердце заключил…

Быть может, сон любви забытой

Боялся он воспоминать

Меж горцев пленник наблюдал

Их веру, нравы, воспитанье

Воспоминаешь прежни битвы…

Он время то воспоминал…

Воспоминанья прошлых дней…

На пленника возведши взор,

«О друг мой!» - русский возопил…

Она вздыхала, и не раз

Слезами очи наполнялись;

В степи взвивался прах летучий.

Как видим, многие слова с этой приставкой ассимилировались в русском языке (воспоминанья, воспитанье, взвиваться), однако слова воспомнил, возопил являются устаревшими и используются поэтом в стилистических целях.

Приставка ис-(из-) также является старославянской и служит для образования глаголов (а также имеет место в производных из них существительных) со следующими значениями:

1.
Уничтожить или уничтожиться, израсходовать или израсходоваться посредством действия, названного словами, от которых соответствующие глаголы образованы (исписать, исстрелять, истратить и т.п.).

2. Интенсивно совершить или с интенсивностью испытать действие, названное словами, от которых соответствующие глаголы образованы (исколоть, изрешетить, иссохнуть и т.п.); на большое пространство или на несколько объектов распространить действие, названное словами, от которых соответствующие глаголы образованы (избегать, изъездить, искусать и т.п.).

3. Довести до предельной полноты, исчерпанности, крайней степени проявления результата действия, названного словами, от которых соответствующие глаголы образованы (изваять, изжарить, изломать, измучить, изорвать, испечь, испортить, испугать и т.п.).

4. Выделить или выделиться, удалить или удалиться посредством действия, названного словами, от которых соответствующие глаголы образованы (изгнать, излить, истечь и т.п.).

В тексте поэмы мы нашли несколько слов с этим аффиксом в первых трех значениях:
Страстями чувства истребя,

Охолодев к мечтам и к лире,

С волненьем песни он внимал

Уста прекрасной ищут речи;

Глаза исполнены тоской,

И черной падают волной

Ее власы на грудь и плечи.
В печальной речи излилася:

"Ах, русский, русский, для чего,

Не зная сердца твоего,

Тебе навек я предалася!
И вдруг на долы дождь и град

Из туч сквозь молний извергались…

Стремится конь во весь опор,

Исполнен огненной отваги;
И путник, брошенный ко дну,

Глотает мутную волну,

Изнемогая, смерти просит

И зрит ее перед собой...

Слова с подобными приставками (возопил, исполнен, изнемогая), обладая торжественной стилистической окраской, способствуют созданию общего высокого стиля поэмы.

Многочисленно использование в поэме слов со старославянскими суффиксами. Одними из самых в продуктивных в «Кавказском пленнике» оказались старославянские суффиксы ань-jэ, ень-jэ (которые в современном языке соответствуют вариантам ени- jэ, ани- jэ). Данные суффиксы выделяются в именах существительных среднего рода, которые обозначают предмет или явление, характеризующиеся действиями, названными глаголами, от которых соответствующие имена существительные образованы (страданье, упованье, забвенье, мычанье, желанье, стенанья, рыданья, мечтанья и т.п.):
Где обнял грозное страданье,

Где бурной жизнью погубил

Надежду, радость и желанье,

И лучших дней воспоминанье
С волненьем песни он внимал…
Целью упованья

Не зрит он в мире ничего…
И вы, последние мечтанья,

Шум табунов, мычанье стад…
Но европейца всё вниманье

Народ сей чудный привлекал…
Меж горцев пленник наблюдал

Их веру, нравы, воспитанье…
Таил в молчанье он глубоком

Движенья сердца своего,

И на челе его высоком

Не изменялось ничего
Тебя лобзал немым лобзаньем,

Сгорая негой и желаньем
Лежала в сердце, как свинец,

Тоска любви без упованья.

Пред юной девой наконец

Он излиял свои страданья:

"Забудь меня: твоей любви,

Твоих восторгов я не стою.

Без упоенья, без желаний

Я вяну жертвою страстей…
Тебе в забвенье предаюсь,

Ты сердца слышала признанье,

Прости… дай руку – на прощанье
В забвенье дева отдыхала,

понятны мне твои рыданья,

Прости ж и ты мои рыданья


Слёзы и стенанья

Стеснили бедной девы грудь…
Прими с улыбкою, мой друг,

Свободной музы приношенье;
Где рыскает в горах воинственный разбой,

И дикий гений вдохновенья

Таится в тишине глухой?
Я рано скорбь узнал,

постигнут был гоненьем…
Мне б было сладким утешеньем,

Изгнанной лиры пенье…
И он, собрав остаток сил,

Веленью милому покорный,

Привстал - и чашей благотворной

Томленье жажды утолил
Но вы, живые впечатленья,

Первоначальная любовь,

Небесный пламень упоенья,

Не прилетаете вы вновь…
В одно мгновенье верный бой

Решит удар его могучий…
Но он с безмолвным сожаленьем

На деву страстную взирал,

И, полный тяжким размышленьем…

Обилие абстрактных существительных с указанным суффиксом является одним из признаков высокого книжного стиля.

Старославянский суффикс ств-(о) образует имена существительные со следующими значениями.

1. Отвлеченный признак, характеризующийся тем, что названо мотивирующим именем прилагательным (барство, волшебство, главенство, отцовство, пьянство, соседство и т.п.).

2. Свойство или занятие лица, названного мотивирующим именем существительным (кокетство, лихоимство, подданство и т.п.).

3. Деятельность или действие, характеризующиеся признаком, названным мотивирующим словом (животноводство, рыболовство, словопроизводство и т.п.).

4. Союз, объединение лиц, которые названы мотивирующим словом (актерство, братство, духовенство, начальство, славянство, учительство и т.п.).

5. Территория, подвластная лицу, названному мотивирующим словом (аббатство, герцогство и т.п.).

6. Лицо, которое наделено признаком, названным мотивирующим словом (сиятельство).

7. Учреждения, характеризующиеся отношением к тому, что названо мотивирующим словом (посольство, представительство).

В тексте поэмы встречаются такие слова с суффиксом –ств(о) с отвлеченным значением, как спокойство, гостеприимство, а также слово отечество (Я близ тебя еще спокойство находил; Отечество тебя ласкало с умиленьем, Как жертву милую, как верный свет надежд; Любил их жизни простоту, Гостеприимство, жажду брани; Его богатство — конь ретивый, Питомец горских табунов).

Старославянский суффикс –ость служит для образования слов со значением отвлеченного признака или состояния, названного словами, от которых соответствующие имена существительные образованы (бледность, жалость, смелость, трусость и т.п.). В тексте поэмы встречается ряд существительных с данным старославянским суффиксом, которые обозначают отвлеченные признаки, чувства, а также качественные характеристики предметов, людей и явлений (свирепость, младость, радость, меткость, вольность, жалость, легкость, резвость, смелость, сладость, нежность, ревность):
Я сердцем отдыхал — друг друга мы любили:

И бури надо мной свирепость утомили…

В страну, где пламенную младость

Он гордо начал без забот;

Где первую познал он радость,

Где много милого любил,

Где обнял грозное страданье,

Где бурной жизнью погубил

Надежду, радость и желанье…
И неожиданную радость

Еще обнимем мы не раз,

Удары шашек их жестоких,

И меткость неизбежных стрел…

Гнездо разбойничьих племен,

Черкесской вольности ограда,

С улыбкой жалости отрадной,

И легкость ног, и силу длани…

Нередко шашки грозно блещут;

В безумной резвости пиро…

Беспечной смелости его

Черкесы грозные дивились…

Восторги сердца, жизни сладость;

Твой огненный, невинный взор

Высказывал любовь и радость.
Он будет верен, он оценит

Твою красу, твой милый взгляд,

И жар младенческих лобзаний,

И нежность пламенных речей;
Измучась ревностью напрасной,

Уснув бесчувственной душой,

В объятиях подруги страстной

Как тяжко мыслить о другой!..

Поэтической необходимостью объясняется использование вариантов аффиксов, не свойственных современному литературному языку. Например, использование приставки:

1) во- вместо в-;

За днями новы дни возводит;

За ночью ночь вослед уходит;

2) со- вместо с-;

И вы, последние мечтанья,

И вы сокрылись от него.

3) с- вместо со-;

Бывало, в светлый Баиран

Сберутся юноши толпою…

И дикие питомцы брани

Рекою хлынули с холмов

И скачут по брегам Кубани

Сбирать насильственные дани.
4) суффикса –и(е) вместо –ь-е

И счастие моих друзей

Мне было сладким утешеньем.

С ним тайный ужин разделяет;

На нем покоит нежный взор;

С неясной речию сливает

Очей и знаков разговор;

Казак усталый задремал,

Склонясь на копие стальное.

5) вариант корня виj- вместо вьj-;

Младенцы смуглые, нагие

В свободной резвости шумят;

Их прадеды в кругу сидят,

Из трубок дым, виясь, синеет.

Суффикс -н- в страдательных причастиях прошедшего времени генетически свойственен прежде всего старославянским формам [16, с. 214]. Архаической чертой является также отсутствие перехода -е в -о в суффиксах прилагательных и страдательных причастий прошедшего времени: енн- вместо ённ-:

Пепел разоренных сёл…

Меж них уединенный путь

В дали теряется угрюмой

Могучий ток его несёт

Вдоль берегов уединенных,

Где на курганах возвышенных…

И падает казак

С окровавленного кургана

Оставь же мне мои железы,

Уединенные мечты,

Воспоминанья, грусть и слезы.

При рассмотрении морфологических особенностей поэмы «Кавказский пленник» в первую очередь обращают на себя старославянские формы причастий настоящего и прошедшего времени и деепричастий, которые являются устаревшими для современного русского языка и придают поэме возвышенный, торжественный оттенок.

Наблюдения над морфологическими особенностями поэмы «Кавказский пленник» позволяют отметить случаи употребления архаичных форм деепричастий. А.С. Пушкин регулярно использует формы деепричастий совершенного вида с суффиксом -а(-я):

В мечтах любви безумный сон,

Наскуча жертвой быть привычной

Давно презренной суеты,

И неприязни двуязычной,

И простодушной клеветы…
Страстями чувства истребя,

Охолодев к мечтам и к лире,

С волненьем песни он внимал.

Он раб. Склонясь главой на камень,

Он ждет, чтоб с сумрачной зарей

Погас печальной жизни пламень…

К луке склонясь, на стремена

Ногою стройной опираясь,

Летал по воле скакуна…

И вдруг, внезапною стрелой,

Завидя путника, стремится,

Склонясь на копия, казаки

Глядят на тёмный бег реки;

Измучась ревностью напрасной,

Уснув бесчувственной душой,

В объятиях подруги страстной

Как тяжко мыслить о другой!..
Главу склонив, потупя взор

Они в безмолвии расстались

И человека зверь почуя,

В пустыню темную бежит.

В великорусском языке деепричастия с суффиксами -а(-я) образуются преимущественно от глаголов совершенного вида. [16, с.353].

В современном же русском языке этот суффикс присоединяется к основе настоящего времени глаголов несовершенного вида (сравн. Читая, рисуя, крича). [17, с. 672], поэтому пушкинские формы завидя, потупя, почуя воспринимают как устаревшие.

В современном русском языке в данных случаях используются формы наскучив, истребив, склонив, завидев, измучившись, потупив, почуяв.

Также устаревшими являются использованные в поэме деепричастия нашед, возведши:

В сердцах друзей нашед измену,

В мечтах любви безумный сон,

Наскуча жертвой быть привычной

Давно презренной суеты,

И неприязни двуязычной,

И простодушной клеветы,

Отступник света, друг природы…

Покинул он родной предел…

На пленника возведши взор,

"Беги,- сказала дева,-

Нигде черкес тебя не встретит.

В современном русском языке такие формы являются устаревшими или разговорными и на их месте используются формы найдя, возведя.

Старославянской особенностью является устаревшее ныне использование суффикс -ну- в форме прошедшего времени в глаголах воздвигнуть, умолкнуть:

И видит: неприступных гор

Над ним воздвигнулась громада

И постепенно шум нестройный

Умолкнул; все в ночной тени

Объято негою спокойной…

Елени дремлют над водами,

Умолкнул поздний крик орлов,

И глухо вторится горами

Далекий топот табунов.

В современном русском языке в подобных случаях используются формы воздвиглась, умолк.

Еще одной яркой старославянской морфологической особенностью является использование окончания -ою (-ею) вместо -ой (-ей) в формах творительного падежа существительных и прилагательных женского рода, а также личных местоимений ты, я:
С волненьем песни он внимал,

Одушевленные тобою,

И с верой, пламенной мольбою

Твой гордый идол обнимал…
И постепенно шум нестройный

Умолкнул; все в ночной тени

Объято негою спокойной
Сбегая с каменной стремнины;

Оделись пеленою туч

Кавказа спящие вершины...


Луною чуть озарена,

С улыбкой жалости отрадной

Колена преклонив, она

К его устам кумыс прохладный

Подносит тихою рукой
Он ловит жадною душой

Приятной речи звук волшебный

И взоры девы молодой
Когда же рок луны сребристой

Блеснет за мрачною горой…
На стремена Ногою стройной опираясь…
И вдруг, внезапною стрелой,

Завидя путника, стремится…
Когда на холмах пеленою

Лежит безлунной ночи тень,

Черкес на корни вековые,

На ветви вешает кругом…

Свои доспехи боевые.
Когда же с мирною семьёй

Черкес в отеческом жилище

Сидит ненастною порой…
Сберутся юноши толпою,

Игра сменяется игрою
Черкесы грозные дивились,

Щадили век его младой

И шепотом между собой

Своей добычею гордились
Скрываться рада я в пустыне

С тобою, царь души моей!

Люби меня; никто доныне

Не целовал моих очей…
Черкес младой и черноокой

Не крался в тишине ночной;

Слыву я девою жестокой,

Неумолимой красотой…
Твоих восторгов я не стою.

Бесценных дней не трать со мною,

Другого юношу зови…
Без упоенья, без желаний

Я вяну жертвою страстей…

И пленник, тихою рукою

Подняв несчастную, сказал:

"Не плачь: и я гоним судьбою,

И муки сердца испытал.
И дикие питомцы брани

Рекою хлынули с холмов

Сюда же относится и использование лексикализованной формы существительного украдкою, которая подвергается адвербиализации (идёт, украдкою ступая. В тех случаях, когда используется современный вариант флексии (-ой, -ей), это вызвано поэтической необходимостью соблюдения ритмики поэмы.

В поэме встречается устарелая и исчезнувшая форма существительного в винительном падеже колена (Колена преклонив) наряду с современной формой множественного числа колени (Одна, обняв его колени, она едва могла дохнуть). Использование устаревшей формы данного слова можно объяснить стилистическими целями, поскольку, будучи использовано в сочетании с глаголом преклонить (с церковнославянской приставкой пре-), оно образует выражение, обладающее высокой экспрессивностью и торжественностью.

В поэме мы встречаем использование устаревшего ныне варианта глагольного постфикса -ся, развившегося из энклитической формы возвратного местоимения (Влачася меж угрюмых скал; В печальной речи излилася, тебе навек я предалася).

Архаичной морфологической особенностью поэмы «Кавказский пленник» являются также случаи использования падежей, не свойственных современному русскому литературному языку, например, использование родительного падежа вместо винительного после предлога сквозь (И вдруг на долы дождь и град Из туч сквозь молний извергались), родительного падежа вместо дательного после предлога вслед (Мы в жизни розно шли: в объятиях покоя Едва, едва расцвел и вслед отца-героя В поля кровавые, под тучи вражьих стрел, Младенец избранный, ты гордо полетел.), винительного падежа вместо дательного после глагола внимать (С волненьем песни он внимал), а также употребление существительного постеля как относящегося к типу склонения на -а, -я. В дательном падеже в соответствии с этим типом существительное имело окончание :

К моей постеле одинокой

Черкес младой и черноокой

Не крался в тишине ночной;

Использование слово соты в единственном числе (Ульев сот душистый) также является устаревшим. В современном русском литературном языке это слово используется всегда только во множественном числе.

Характерной старославянской особенностью, свойственной языку Пушкина, является использование окончания -ой вместо -ий в формах именительного и винительного падежей имен прилагательных единственного числа (И дом отцов, и тихой Дон; Черкес младой и черноокой; На дикой брег выходит он).

В глаголе излиял (Он излиял свои страданья) использована устаревшая форма суффикса несовершенного вида вместо -ва.

Поэтической необходимостью можно считать и использование варианта наречия заране вместо заранее (Летал по воле скакуна, К войне заране приучаясь), а также многократное использование формы сочинительного союза иль (Иль ухватив рогатый пень …; Не то – найду кинжал иль яд).
1   2   3   4   5   6

Похожие:

© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconТема Лингвистический анализ помет А. С. Пушкина к переводу В. А. Жуковского «Слова о полку Игореве»
Лингвистический анализ помет А. С. Пушкина к переводу В. А. Жуковского «Слова о полку Игореве»
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconНекоторые аспекты преподавания художественной речи на примере языка поэмы а. С. Пушкина «медный всадник»
Некоторые аспекты преподавания художественной речи на примере языка поэмы а. С. Пушкина
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина icon«Анализ поэмы «Медный всадник»
Цели урока: выявить историко-литературное и жанровое своеобразие «Медного всадника»; определить композицию произведения; помочь осмыслить...
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconУрок внеклассного чтения в 5 классе по поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» Тема урока «Путь героев к счастью»
Сегодня на уроке мы обратимся к страницам замечательной сказочной поэмы А. С. Пушкина мечом раздвинувший пределы богатых киевских...
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconПетербург в поэме А. С. Пушкина «Медный всадник»
Слово учителя: Мы учимся у Пушкина с самого раннего детства. Читаем его сказки, потом стихи, поэмы, узнаем его биографию, знаем по...
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconТема исследования: Математический анализ произведений А. С. Пушкина
Тема моего исследования: “Математический анализ произведений А. С. Пушкина”. В настоящее время существует разнообразное множество...
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconЛингвостилистический анализ стихотворения А. С. Пушкина
Учитель: Ребята, сегодняшний урок – это продолжение разговора о пушкинской лирике. Нам предстоит дать лингвостилистическое описание...
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconУрок практикум в 11 классе Образ лирического героя в поэзии В. Маяковского «Облако в штанах». (Анализ I главы поэмы)
На основе текста I главы провести анализ и поэтики раннего творчества В. Маяковского
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconБрянского государственного университета им. Ак. И. Г. Петровского
Лингвистический Вестник (лингвистический научно-практический вестник). – Выпуск Брянск: ладомир, 2008
© А. Чернова лингвистический анализ поэмы А. С. Пушкина iconИсторико-лингвистический анализ татарских мужских личных имен 10. 02. 02 Языки народов Российской Федерации (татарский язык)

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org